<<
>>

1. Уголовное законодательство ЕС и западноевропейских стран.

1.1. Экологическое законодательство Европейского Союза подробно ре­гламентирует вредное воздействие на природу. В Европейском Союзе защита окружающей среды является важнейшей целью общества, что обусловлено таки­ми факторами, как потребность в унификации национального законодательства членов ЕС, экологическая взаимозависимость небольших по размеру сопре­дельных государств, густонаселенность, примат ценности человека.

Нормативными актами ЕС являются директивы, регламенты, заключения, решения и рекомендации. Регламенты и директивы принимаются совместно Европейским парламентом и Советом Европы либо только Советом Европы и только Европейской комиссией. Сборник нормативных актов - источников экологического права Европейского Сообщества - включает 8 разделов[95].

До недавнего времени относительно уголовно-правового регулирования во­просов защиты природы «преимущественно отрицалось, что договор о создании

Европейского Союза признает компетенцию ЕС на издание уголовно-правовых ак­тов»1. Ситуация изменилась, когда 13 сентября 2005 г. Европейский Суд признал верховенство законодательства Европейского Союза в уголовно-правовой сфере (EuGH, Urteil vom 13. 9. 2005 - C-176/ 03)1.После принятия названного судебного акта в научной литературе развернулись жаркие дискуссии относительно компе­тенции ЕС и будущего уголовно-правового регулирования защиты природы в Ев­ропе. Профессор Р. Хефендел (Roland Hefendehl)[96][97][98]даже задался вопросом: «Не яв­ляется ли это решение Брюссельским путчем?» Обозначенная проблема широко обсуждалась в мае 2006 г. на международной научной конференции в г. Солоники (Греция), которую организовали Мюнхенский университет Людвига- Максимилиана (Ludwig-Maximilians-Universitat) и Университет Аристотеля в Со- лониках (Греция)[99].

Даже после принятия Европейским судом решения некоторые ученые оспаривали компетенцию ЕС в области уголовного права. Так, профессор Р. Хефендел утверждал, что европейское уголовное право из-за отсутствия компе­тенции у ЕС на издание уголовно-правовых норм не является ни наднациональной Особенной частью материального права, ни соответствующей Общей частью[100].

С 1 декабря 2009 г. вступил в силу Договор о реформе, «подписанный 13 декабря 2007 года в столице Португалии и потому названный Лиссабонским договором»[101], который урегулировал спорные вопросы компетенции. Он изме­нил название основополагающего акта ЕС - Договора об учреждении Европей­ского сообщества (стал именоваться - Договор о функционировании Европей­

ского Союза) - и закрепил полномочия Европейского парламента и Совета в уголовно-правовой сфере (ст. ст. 82 и 83)1.

Распространение компетенции Европейского Союза на уголовно-правовую сферу привело к принятию Европейским Парламентом и Советом Европейского Союза Директивы 2008/99/ЕС от 19 ноября 2008 г. «Об уголовно-правовой охране окружающей среды»[102][103]. Она обязала государства-члены имплементировать ее поло­жения в свое внутреннее законодательство и предусмотреть уголовное наказание в случаях серьезного нарушения законодательства Сообщества о защите окружающей среды. «Дефиниции из регулирования ЕС должны в любом случае быть перенесены во внутригосударственное право, в противном случае могут возникнуть неточности из-за правового или фактического содержания перенесенных положений»[104].

Статья 3 Директивы содержит описание запрещенных деяний. Проведем сравнительное исследование норм данного правового акта и уголовного законода­тельства Российской Федерации (табл. 2).

Таблица 2 - Сравнительный анализ норм Директивы 2008/99/ЕС и УК РФ

Директива 2008/99/ЕС УК РФ
(а) высвобождение, эмиссия или занесение большого количества веществ или ионизирую­щей радиации в воздух, почву или воду, по­влекшие смерть, либо угрозу смерти или при­чинившие серьезный вред любому лицу либо существенный ущерб качеству воздуха, каче­ству почвы, качеству воды или сохранению жи­вотного и растительного мира Преступные последствия в виде причине­ния смерти человеку по неосторожности в результате загрязнения окружающей среды предусматриваются чч.
3 ст. ст. 250, 251, 252 и 254
(b) сбор, транспортировка, переработка и утили­зация отходов, включая надзор за такой дея­тельностью и восстановление среды мест ути­лизации отходов и включая деятельность диле­ров или брокеров (по управлению отходами), повлекшие смерть либо угрозу смерти или при­чинившие серьезный вред любому лицу либо существенный ущерб состоянию воздуха, со­стоянию почвы, состоянию воды, сохранению Эта норма соответствует ст. 247, которая предусматривает уголовное наказание за производство запрещенных видов опасных отходов, транспортировку, хранение, захо­ронение, использование или иное обращение радиоактивных, бактериологических, хими­ческих веществ и отходов с нарушением установленных правил, если эти деяния со­здали угрозу причинения существенного

животного и растительного мира вреда здоровью человека или окружающей среде
(с) транспортировка отходов, если эта деятель­ность подпадает под действие ст. 2 (35) Регла­мента Европейского парламента и Совета (ЕС) от 14 июня 2006 г. № 1013/2006 о транспорти­ровке отходов и осуществляется с некритиче­ским количеством на основе единичной транс­портировки или нескольких транспортировок, явно связанных между собой Часть 2 ст. 247 содержит наказание за дея­ния, повлекшие загрязнение, отравление или заражение окружающей среды, причи­нение вреда здоровью человека либо мас­совую гибель животных, а ч. 3 - за причи­нение смерти человеку по неосторожности
(d) эксплуатация завода, осуществляющего опасные виды деятельности либо использующе­го, либо хранящего вещества, которые за преде­лами завода причиняют либо создают угрозу причинения смерти или серьезного вреда любо­му лицу либо существенного ущерба состоянию воздуха, состоянию почвы, состоянию воды, со­хранению животного и растительного мира Этот состав напоминает ст.
246 в части эксплуатации промышленных и иных объ­ектов, если это повлекло существенное из­менение радиоактивного фона, причинение вреда здоровью человека, массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия

Продолжение таблицы 2

Директива 2008/99/ЕС УК РФ
(е) производство, переработка, хранение, ис­пользование, транспортировка, экспорт и им­порт расщепляемых материалов или других опасных радиоактивных веществ, которые по­влекли или способны повлечь смерть или серь­езный вред любому лицу, или существенный ущерб состоянию воздуха, состоянию почвы, состоянию воды, сохранению животного и рас­тительного мира Статья 220 запрещает незаконное приобре­тение, хранение, использование, передачу или разрушение ядерных материалов или радиоактивных веществ. Квалифицирую­щим признаком является причинение по неосторожности смерти человеку или иные тяжкие последствия.

Понятие «переработка» радиоактивных веществ может охватываться категорией «использование». Производство радиоак­тивных веществ подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 247

(f) убийство, разрушение среды обитания, со­держание или поимка защищаемых видов дикой флоры и фауны, за исключением случаев, если эта деятельность касается незначительного ко­личества этих видов или имеет незначительное воздействие на защищаемый статус объектов Статьи 256, 258, 259, 260, 261, 262
(g) торговля защищаемыми видами дикой фло­ры и фауны либо их частями или продукцией из них, за исключением случаев, если эта деятель­ность касается незначительного количества этих видов или имеет незначительное воздействие на защищаемый статус объектов Статья 2581
(h) любая деятельность, причиняющая значи­тельный вред местам обитания защищаемых видов дикой флоры и фауны Статьи 259, 261, 262
(i) производство, импорт, экспорт, торговля и использование озоноразрушающих веществ Ответственность за такие деяние не преду­смотрена уголовным законодательством России

Сравнительный анализ норм Директивы и главы 26 УК РФ выявил сходство и различия нормативных актов Европейского Союза и Российской Федерации.

ЕС рекомендует вводить уголовную ответственность за наступление существенного вреда природной среде и ее компонентам, здоровью человека. В некоторых соста­вах преступлений предлагается устанавливать ответственность за угрозу причи­нения вреда. Отличие имеет частный характер: Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит нормы об ответственности за производство, импорт, экс­порт, торговлю и использование озоноразрушающих веществ. Директивой запре­щается торговля защищаемыми видами дикой флоры и фауны либо их частями или продукцией из них. Этот запрет основан на положениях Конвенции ООН от 3 марта 1973 г. по международной торговле видами дикой фауны и флоры, нахо­дящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС)1. Поскольку Конвенция вступила в силу для СССР 8 декабря 1976 г., то она обязательна и для России как правопре­емницы СССР. С введением Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 150-ФЗ в Уголовный кодекс ст. 1581 устранен пробел, существовавший долгое время в оте­чественном уголовном законодательстве.

Директива не устанавливает санкций за ее нарушение. Согласно ст. 5 Ди­рективы, государства-члены обязаны предпринять необходимые меры для обес­печения наказуемости деяний, перечисленных в ней, эффективными, соразмер­ными и устрашающими мерами уголовной ответственности. Другими словами, члены ЕС обязаны привести в свое внутреннее законодательство в соответствие с нормами Директивы и установить санкции за их нарушение. Это так называемый метод гармонизации, посредством которого сближаются правовые системы чле­нов ЕС, но не вводится полное единообразие[105][106]. В этом просматривается общий подход, существующий во взаимоотношениях ЕС и стран-участниц, согласно ко­

торому нормы законодательства ЕС должны переноситься во внутригосудар­ственное право1.

В связи с этим представляет интерес существующее уголовное законода­тельство государств-членов ЕС, которое в настоящий исторический период харак­теризуется активной деятельностью европейских стран по совершенствованию экологического и уголовного законодательства.

1.2. В первую очередь, интересен опыт Германии, успехи которой в вопро­сах восстановления природы впечатляют. Природоохранные отношения в этом государстве имеют стройную систему и подробную регламентацию наряду с за­конодательством ЕС. Общественность уделяет большое значение вопросам охра­ны природы, созданию благоприятных с экологической точки зрения условий для жизни, что отражается на осознании немцами значения природы как основы жиз­ни. Так, согласно исследованию, проведенному Федеральным министерством окружающей среды и Федеральным агентством природы Германии (UBA), 91% населения относит защиту окружающей среды к важным вопросам. В связи с этим Государственный секретарь Федерального министерства окружающей среды Германии А. Клуг (Astrid Klug)заявила: «Это проявление оптимизма усиливает основу экологической политики. Я счастлива, что все больше и больше людей осознают, что защита природы формирует наше будущее, для этого требуется си­стематическая экологическая модернизация», а доктор Г. Лехманн (Harry Lehmann), глава отдела стратегий экологического планирования и устойчивости UBA, констатировал: «Желание общественности действовать существует»[107][108].

За последние 25 лет, писал в 1995 г. доктор П.-К. Шторм (Peter-Christoph Storm),правовая система Германии приобрела экологический оттенок. Принято множество нормативных актов, регулирующих взаимоотношение общества и природы. Вредное воздействие на природу строго регламентировано[109].

Возглавляет иерархию экологических нормативных актов Конституция Германии, которая в ст. 20а требует от государства защищать окружающую среду как основу жизни[110]. В Германии в сфере охраны природы и природопользования существует множество законов (Gesetz) и подзаконных нормативных актов (Verordnung). Среди этого массива следует выделить несколько комплексных фе­деральных законов: Закон о защите от опасных веществ от 25 июля 1994 г. (Gesetz Schutz vor gefahrlichen Stoffen (Chemikaliengesetzes - ChemG), новая редакция За­кона принята 2 июля 2008 г.; Закон о защите окружающей среды от вредного вли­яния, осуществляемого посредством загрязнения воздуха, акустического загряз­нении, сотрясений и сходных процессов, от 14 мая 1990 г. (Gesetz zum Schutz vor schadlichen Umwelteinwirkungen durch Luftverunreinigungen, Gerausche, Erschutterungen und ahnliche Vorgange (Bundes-Immissionsschutzgesetz - BImSchG), новая редакция от 26 сентября 2002 г., последние изменения от 26 ноября 2010 г.; Закон об организации водного хозяйства от 23 сентября 1986 г. (Gezetz zur Ordnung des Wasserhaushalts (Wasserhaushaltsgesetz - WHG), новая редакция от 31 июля 2009 г., последние изменения от 11 августа 2010 г.; Закон о порядке по­лучения разрешений на сброс сточных вод в водные объекты от 3 ноября 1994 г. (Gesetz uber Abgaben fur das Einleiten von Abwasser in Gewasser (Abwasserabgabengesetz - AbwAG), новая редакция от18 января 2005 г., послед­ние изменения внесены 11 августа 2010 г.; Закон о защите природы и заботе о ландшафте от 12 марта 1987 г. (Gesetz uber Naturschutz und Landschaftspflege (Bundesnaturschutzgesetz - BNatSchG), редакция от29 июля 2009 г.; Закон о пре­дупреждении и ликвидации ущерба окружающей среде от 10 мая 2007 г. (Gesetz uber die Vermeidung und Sanierung von Umweltschaden (Umweltschadensgesetz - USchadG), изменения от31 июля 2009 г.; Закон о защите животных (Tierschutzgesetz - TierSchG), новая редакция от18 мая 2006 г.; изменения от 15 июля 2009 г.; Федеральный закон об охоте от 29 сентября 1976 г. (Bundesjagdgesetz), изменения от 26 марта 2008 г. и др.

Указанные нормативные акты подробно регламентируют процедуру воздей­ствия человека на окружающую среду в ходе хозяйственной деятельности, уста­навливают порядок получения разрешения на сброс и выброс загрязняющих ве­ществ, раскрытия информации о вредном с экологической точки зрения воздей­ствии на природу. Вместе с тем в германской литературе отмечается, что законо­дательные правила часто значительно отличаются в различных областях, даже там, где предметы регулирования сопоставимы. Поэтому существует проект со­единения воедино всех федеральных экологических законов под общим названи­ем «Экологический кодекс»1. Но насколько известно, к моменту написания насто­ящей работы этот акт не был принят, хотя проект был разработан еще в конце 1990-х гг.

Для целей квалификации преступлений значение природоохранного зако­нодательства заключается в том, что лишь при нарушении норм экологического законодательства следует вывод о противоправности деяния. Поскольку экологи­ческое законодательство ФРГ включает в себя не только законы, но и подзакон­ные нормативные акты, их нарушение также ведет к уголовной ответственности. Другими словами, законодатель не сам вводит предпосылки наказуемости деяний, а делегирует это исполнительным органам. В немецкой научной литературе дан­ная проблема получила название административной акцессорности (Verwaltungsakzessorietat). В связи с этим говорится о кризисе уголовного права окружающей среды (Krise des Umweltstrafrechts)[111][112]. Недостаток видят в большой зависимости уголовного права от административного и в его применении админи­стративными органами. Административная акцессорность отражает преимуще­ство экологического административного права, ведь, согласно Доктрине, уголов­ное право является только “ultima-ratio” (последним доводом). Но есть и положи­тельные аспекты: административная акцессорность дает возможность уголовному экологическому праву соответствовать техническому прогрессу и новейшим научным достижениям. Вместе с тем в юридической литературе выдвигается тре­

бование ограничить административную акцессорность, чтобы не делать наказуе­мость столь зависимой от действий административных органов1. В российской науке уголовного права подобная проблема рассматривается с точки зрения блан- кетности уголовно-правовых норм.

Уголовную ответственность за посягательство на природу в Доктрине рас­сматривают в большей степени как инструмент сдерживания, устрашения (общей превенции), поскольку уголовное право не может быть использовано напрямую для предотвращения экологического ущерба или устранения его последствий[113][114].

В Германии «к источникам уголовного права относятся как собственно уго­ловно-правовые предписания, так и (с определенной долей условности) нормы смежных отраслей права»[115]. Некоторые федеральные законы прямо вводят уголов­ную ответственность за нарушение норм такого закона. Так, ChemG содержит ст. 27, согласно которой установлено наказание до двух лет лишения свободы или денежный штраф. Статья 66 BNatSchG предусматривает наказание до трех лет лишения свободы; ст. 17 TierSchG - до трех лет лишения свободы или денежный штраф; ст. 38 Федерального закона об охоте (Bundesjagdgesetz - BJagdG) - до пя­ти лет лишения свободы или денежный штраф; § 39 Закона о защите растений (PflanzenSchutzGesetz - PflSchG) - до пяти лет лишения свободы или денежный штраф.

Уголовное наказание закреплено также в § 39 Закона о генной инжене­рии (Gentechnikgesetz - GenTG), § 13 Закона о защите от радиации (Strahlenschutzvorsorgegesetz - StrVG), а также в § 21 Закона об ответственности в сфере окружающей среды (Umwelthaftungsgesetz - UHG). Названные федеральные законы устанавливают наказание до одного года лишения свободы или денежный штраф.

Существование уголовных норм за пределами Уголовного уложения ФРГ (далее - StGB)1обусловлено историческими причинами. Ранее уголовные нормы, возлагающие ответственность, вводились вместе с принятием специальных зако­нов, регулирующих определенные экологические отношения, и содержались в по­следней главе таких законов. С принятием 18-го Закона о борьбе с преступностью в сфере окружающей среды от 28 марта 1980 г. (вступившего в силу с 1 июля 1980 г.) часть составов из этих специальных законов была перенесена в бывший 28-й раздел StGB, переименованный в 1994 г. в 29-й раздел StGB. Однако отдель­ные уголовно-правовые нормы сохранились в экологических законах, о чем ска­зано выше.

Ответственность за посягательство на природу предусмотрена также ст. 11 Кодекса международных преступлений от 26 июня 2002 г. (Volkerstrafgezetzbuch - VStGB). Наличие данного нормативного акта в системе уголовного законодатель­ства Германии обусловлено тем, что «статья 25 Основного Закона ФРГ препят­ствует прямому применению международного уголовного права на территории Германии. Собственно, в связи с этим, а также различиями немецкого и междуна­родного уголовного права и был принят Международный уголовный кодекс»[116][117]. Названная норма устанавливает наказание за причинение серьезного вреда воз­действием на природную среду в ходе международного вооруженного конфликта не ниже трех лет лишения свободы.

Посягательства на природную среду, не охватываемые StGB, составляют значительную долю в экологической преступности. Например, в 2004 г. зареги­стрировано 21 409 преступлений, подпадающих под раздел 29 StGB «Преступле­ния против природной среды»; 43 преступления в отношении окружающей среды, квалифицируемых по другим параграфам StGB, а также 7708 таких преступлений,

наказываемых согласно нормам федеральных экологических законов (UHG, ChemG и др.)1.

Центральное место в системе уголовного законодательства Германии зани­мает Уголовное уложение (StGB) от 15 мая 1871 г., которое содержит раздел 29 StGB «Преступления против окружающей среды». За более чем столетнюю исто­рию Уголовное уложение претерпело значительные изменения: в исследуемой нами области существенные внесены Законом от 28 марта 1980 г. «О преступных деяниях против окружающей среды», когда в StGB были интегрированы в моди­фицированном виде составы преступлений из федеральных законов о регулиро­вании водного режима (Wasserhaushaltsgesetz - WHG), о защите окружающей среды от вредных эмиссий (Bundes-Immissionsschutzgesetz - BImSchG) и закона об отходах (Abfallgesetz - AbfG).

В 1994 г. произошла реструктуризация 28-го раздела StGB в связи с приня­тием 31-го Закона от 27 июня 1994 г. «О борьбе с преступностью, связанной с по­сягательствами на окружающую среду», который ввел также несколько ранее не­известных составов. В StGB добавлен § 324a (загрязнение почвы), а прежде ком­плексный состав преступления § 325 StGB (загрязнение воздуха и шум) разделен на § 325 StGB (загрязнение воздуха) и § 325a StGB (причинение шума, вибрации и неионизирующего излучения). Также внесены изменения в § 326-330 StGB. Как заметил профессор Л. Кнопп (Lothar Knopp),с введением нового регулирования уголовного права окружающей среды была достигнута плотная система положе­ний, которые значительно увеличивают количество «ловушек» для предприятий в сфере окружающей среды[118][119]. Шестой Закон о реформе уголовного права от 26 ян­варя 1998 г., вступивший в силу с 1 апреля 1998 г., внес изменения в раздел 28 StGB (общественно опасные преступления). Отдельные составы преступлений были полностью отменены (§ 320 StGB), или нумерация преступлений измени­лась (например, § 308 StGB в старой редакции стал § 306 StGB в новой редакции).

Раздел 29 StGB претерпел незначительные изменения: здесь следует упомянуть введение ч. 2 в § 330.

Доля преступлений против природной среды в общей массе выявленных преступлений (aufgeklarten Falle) в Германии невысока и имеет отрицательную тенденцию к росту. В немецкой экологической литературе отмечается, что с 1998 г. количество зарегистрированных преступлений против природной среды неуклонно снижается1.

В настоящее время раздел 29 StGB содержит 13 параграфов (статей), из ко­торых только 10 направлены на защиту природы, а три носят «технический» ха­рактер - определяют общие понятия раздела 29 StGB (§ 330d), предусматривают основание освобождения от ответственности в связи с деятельным раскаянием (§ 330b), изъятие предметов и средств совершения преступления (§ 330c). Как пишет Х. Матейко (Christian Matejko),составы преступлений раздела 29 StGB сформулированы в большинстве случаев в деталях по-разному. Законодатель классифицирует составы преступлений частично вследствие правового уточнения (поправок), а также в результате порой жесткой борьбы в парламенте за формули­ровки определений, частично из-за склонности к перфекционизму во все большем количестве вариантов составов преступлений2. Следует провести сопоставление норм StGB и УК РФ (табл. 3).

Таблица 3 - Сравнительный анализ норм StGB и УК РФ

StGB УК РФ
Загрязнение водоемов (§ 324) Статья 250, 252
Загрязнение почвы (§ 324а) Статья 254
Загрязнение воздуха (§ 325) Статья 251
Создание шума, сотрясений и высвобождение неионизи­рующего излучения (§ 325а) Аналогичная норма отсутствует
Неразрешенное обращение с опасными отходами (§ 326) Статья 247
Незаконная эксплуатация установок (§ 327) Статьи 216, 246
Незаконное обращение с радиоактивными материалами и иными опасными веществами и ресурсами (§ 328) Статья 220
Нарушение режима нуждающейся в защите территории (§ 329) Статья 262, чч. 2 ст. ст. 247, 250 и

254

1 Meyerholt U. Op. cit. S. 135.

2 Matejko C. Die allgemeine Irrtumsdogmatik vor neuen Herausforderungen - der Variantenirr- tum im Rahmen der Umweltschutztatbestande // Zeitschrift fur Internationale Strafrechtsdogmatik (ZIS). 2006. № 5. S. 205.

Особо тяжкие случаи экологического преступного деяния (§ 330) Статья 246, чч. 2, 3 ст. ст. 247, 250,

251 и 252, ч. 3 ст. 254, ст. ст. 259 и

262

Тяжкая угроза посредством высвобождения ядов (§ 330а) Частично ст. 234

Статья 330а StGB хотя и содержится в разделе «Преступления против окру­жающей среды», но по своей сути предусматривает преступление против здоро­вья населения, так как устанавливает ответственность за распространение или вы­брос веществ, содержащих яды, которые создают опасность причинения смерти или вреда здоровью другого человека или вреда большого числа людей. Часть со­ставов, которые в российском законодательстве считаются экологическими, нахо­дятся в иных разделах StGB. Например, § 292 StGB «Браконьерство» и § 293 StGB «Браконьерский лов рыбы» - в разделе 25 «Корыстные преступления». Указанные нормы предусматривают наказание за нарушение чужого права на охоту или лов рыбы. Также за пределами раздела 29 StGB расположены преступления, связан­ные с радиоактивными и ионизирующими излучениями (раздел 28 StGB «Обще­опасные преступные деяния»). Все же в научной литературе их воспринимают как преступления против природы[120]. За создание взрывоопасной ситуации при исполь­зовании ядерной энергии уголовное наказание возлагает § 307 StGB. В § 309 StGB установлена ответственность за злоупотребление ионизирующим излучением; в § 310 StGB - за подготовку преступных деяний, связанных с использованием взрывчатых и ядерных веществ; в § 311 StGB - за умышленное и неосторожное высвобождение ионизирующего излучения или процесса ядерного расщепления, если они причинили вред жизни и здоровью другого лица или чужой вещи, име­ющей значительную стоимость. Лишением свободы от одного года до десяти лет карается лицо, отравившее воду в колодцах, источниках минеральной воды, водо­проводах или хранилищах питьевой воды (§ 314 StGB).

Рассмотрим составы раздела 29 StGB. Ответственность за преступное за­грязнение водоемов установлена в § 324 StGB. Согласно диспозиции указанной статьи наказание возлагается на того, кто незаконно загрязняет водоем или иным

образом невыгодно изменяет его свойства. Данный состав, в смысле российской правовой доктрины, является формальным, поскольку не требуется доказывать причинение вреда окружающей среде. Достаточно установить факт загрязнения водоема с нарушением правил, закрепленных в других природоохранных законах, таких как Закон об организации водного хозяйства (WHG) либо Закон о порядке получения разрешений на сброс сточных вод в водные объекты (AbwAG). Как отмечается в немецкой литературе, основание ответственности кроется в система­тическом (регулярном) процессе загрязнения сточными водами. Если загрязнение вызвано опасными для окружающей среды отходами, то ответственность насту­пает согласно § 326 StGB1.

Ввиду такой формулировки закона под угрозой уголовной репрессии оказа­лись практически все организации, осуществляющие хозяйственную деятель­ность, оказывающую влияние на природу. Это стало отчетливо видно после при­говора, вынесенного Верховным Судом Германии 7 ноября 1990 г., которым были осуждены по § 324 StGB руководитель организации и его заместитель за загряз­нение вод промышленными стоками. В комментариях отмечалось: последствия приговора для юридических лиц весьма значительны, учитывая тот факт, что пре­ступления против природной среды выступают следствием неосторожного пове- дения[121][122]. Ученые-правоведы указывают, что этим решением в уголовном праве был признан принцип генеральной ответственности и всесторонней юрисдикции руко­водства предприятием. Генеральная ответственность руководства означает, что ор­ганизационные, надзорные и контрольные функции руководителя являются кон­кретизацией «основных обязанностей» по организации надлежащим образом про­изводственного процесса в целях недопущения причинения вреда. Делегация, т. е. передача обязанностей руководством среднему звену, не освобождает руко­водство от «первичных» обязанностей. Если руководство узнает, что в каком-то секторе возникло особое положение вещей, уже не регулируемое обычными орга­низационными мерами, то оно должно вмешаться и принять необходимые меры

или по крайней мере убедиться, что они были приняты. Генеральная ответствен­ность и всесторонняя юрисдикция руководства ставят перед каждым членом руко­водства задачу сформировать собственное мнение в рамках своих оценочных воз­можностей о рассматриваемом прецеденте. В сомнительном случае это мнение должно соизмеряться с уголовно-правовыми последствиями. Такой подход на практике оборачивается тем, что при подозрении в совершении преступления про­тив природной среды действия прокуратуры направляются против владельца пред­приятия или против членов коллегиального органа управления, или против едино­личного органа управления (руководителя предприятия), или против всех вместе взятых[123].

Нормы § 324 StGB, в отличие от норм ст. 250 УК РФ, предусматривают от­ветственность за загрязнение как поверхностных водных объектов, так и моря. Этот вывод следует из анализа ст. 330d. Абзац 1 данной статьи гласит, что под вод­ным источником понимаются наземные водные ресурсы, грунтовые воды и море.

Ответственность, согласно § 324а, наступает в случае загрязнения почвы веществами, которые могут причинить вред здоровью человека, животным, рас­тениям или другим предметам, имеющим значительную стоимость, либо в значи­тельном объеме, вследствие нарушения административно-правовых обязанностей. В отличие от ст. 254 УК РФ, указанный параграф содержит состав угрозы. Ста­тья 254 УК РФ - материальный состав - требует доказать причинение вреда здо­ровью человека или окружающей среде. Часть 2 рассматриваемого параграфа вменяет наказание при значительном загрязнении почвы.

Параграф 325 StGB «Загрязнение воздуха» также содержит состав угрозы. Ответственность наступает за нарушение административно-правовых обязанно­стей при эксплуатации установок, агрегатов, в результате чего изменяется состав воздушной среды, и такие изменения могут причинить вред здоровью человека, животным, растениям или другим предметам, имеющим значительную стоимость. Верным для правильного понимания сути запрещаемого деяния считается уточ­нение, данное в § 325 StGB, о том, что вредные последствия должны создать угро-

зу причинения вреда вне пределов производственной территории, на которой находится загрязняющая установка.

Согласно § 325а StGB, наказуемо создание шума и сотрясений. Ответствен­ность несет тот, кто при эксплуатации установки, особенно производственного агрегата или машины, нарушая административно-правовые обязанности, создает шум, который может вне прилегающей к установке территории причинить вред здоровью другого человека. Следует отметить, что в уголовном законодательстве Российской Федерации подобная норма отсутствует.

Статистические данные показывают, что § 326 StGB «Неразрешенное обра­щение с опасными отходами» - наиболее часто применяемая статья из числа пре­ступлений против природной среды[124]. Ее нормы во многом сходны с содержащи­мися в ст. 247 УК РФ. Наказывается тот, кто, не имея соответствующих полномо­чий или значительно отклоняясь от предписанной и проверенной процедуры, об­рабатывает, складирует, сваливает, сливает или иным образом устраняет опасные отходы.

Параграф 328 StGB предусматривает наказание за нарушение специальных правил обращения с радиоактивными материалами. В § 327 StGB запрещена не только эксплуатация ядерной установки без соответствующего разрешения, но и владение таким объектом либо ее демонтаж. Менее тяжкое наказание установлено за неразрешенную эксплуатацию иных опасных объектов, например трубопрово­дов, предназначенных для транспортировки опасных для водных объектов ве­ществ, и т. п.

Преступления, описанные в разделе 29 StGB, могут быть как умышленны­ми, так и неосторожными. Параграф 15 StGB гласит: наказуемо только умышлен­ное действие, если закон прямо не предусматривает наказания за неосторожное действие. В разделе 29 StGB неосторожность выделена в отдельную часть каждой статьи, и наказание за нее менее строгое (ч. 3 § 324, п. 2 ч. 1 § 324а, ч. 3 § 325, ч. 3 § 325а, ч. 5 § 326, ч. 3 § 327, ч. 5 § 328, ч. 4 § 329 StGB).

В научной литературе отмечается, что когда загрязнение окружающей сре­ды опасными веществами причиняет вред человеку или имуществу, тогда ответ­ственность может наступать по так называемым общеуголовным нормам (напри­мер, причинение по неосторожности смерти (§ 222 StGB) или неосторожных те­лесных повреждений (§ 229 StGB)1, нанесение телесных повреждений (§ 223), нанесение повреждений опасным способом (§ 224), общественно опасного повре­ждения вещей (§ 304), допущение брака при изготовлении ядерной технической установки (§ 312))[125][126]. Если умышленное загрязнение природы повлекло смерть че­ловека, то наказание составит до 10 лет лишения свободы (п. 2 ч. 4 § 330 StGB).

Составы раздела 29 StGB являются составами угрозы (с точки зрения рос­сийской доктрины), в отличие от УК РФ, где только ч. 1 ст. 247 относится к со­ставу угрозы.

Изучение раздела 29 StGB привело к выводу, что в ФРГ, в отличие от Рос­сийской Федерации, уголовно-правовые нормы в сфере защиты окружающей сре­ды рассредоточены по многим федеральным законам. Центральное место в си­стеме уголовного законодательства Германии занимает Уголовное уложение ФРГ (Strafgesetzbuch). Нормы раздела 29 StGB устанавливают запрет причинения по­следствий первого уровня (загрязнение, засорение и иные негативные послед­ствия). Ответственность не связывается с нарушением правил взаимодействия общества и природы. Деяние становится преступлением, если наступили послед­ствия второго уровня - причинен вред окружающей среде и ее компонентам, либо создана угроза такого вреда.

Несмотря на большое число выявляемых в ФРГ экологических преступле­ний, особенно в пересчете на количество жителей, в немецкой литературе отме­чаются недостатки в правоприменительной практике, которые связаны с недоста­точной информированностью правоохранительных органов. В связи с этим вы­сказывается предложение ввести обязанность должностных лиц сообщать о фак­тах совершения экологического преступления, имеющего существенное значение.

Неисполнение такой обязанности могло бы влечь ответственность должностного лица согласно § 258a StGB «Воспрепятствование наказанию при исполнении должностных обязанностей»1. Кроме того, имеются недочеты в квалификации и оснащенности правоохранительных органов, а также проблемы в координации деятельности правоохранительных и административных органов.

1.3. Уголовный кодекс Австрии[127][128](Das osterreichische Strafgesetzbuch - oStGB) содержит раздел VII «Общеопасные преступные деяния и преступные де­яния против окружающей среды». Указанный раздел включает в себя большой блок преступлений, связанных с использованием ядерной энергии и ионизирую­щего излучения: § 171 предусматривает ответственность за умышленное создание опасности в результате высвобождения ядерной энергии или ионизирующего из­лучения, § 172 - за то же деяние, совершенное по неосторожности; § 175 - за при­готовление к совершению преступления с использованием ядерной энергии, ионизирующего излучения или взрывчатых веществ; § 177а - за изготовление и распространение оружия массового уничтожения; § 177b - за неразрешенное об­ращение с ядерным материалом или радиоактивными веществами. Цель вышена­званных норм УК Австрии - оградить жизнь и здоровье населения от вредного воздействия радиационного излучения.

К преступлениям против природной среды следует отнести § 180 oStGB, ко­торый устанавливает уголовную ответственность за умышленное загрязнение природы. Новая редакция § 180 oStGB[129]состоит из двух частей. Часть 1 § 180 oStGB содержит четыре пункта. Уголовной ответственности подлежит тот, кто вопреки правовым предписаниям или административным постановлениям загряз­няет водный источник или иным способом наносит ему вред, или загрязняет поч­ву и воздух таким образом, что в результате возникает опасность для жизни или тяжелых телесных повреждений, а также для здоровья или телесного поврежде­

ния большого числа людей (п. 1 ). В пункте 2 говорится об опасности для состоя­ния животного и растительного мира на большой территории. Как отмечается в одном из Решений Верховного Суда Австрии, для квалификации деяния доста­точно, чтобы эти конкретные опасности могли наступить вследствие загрязнения. Данный вид абстрактной опасности относится к так называемым потенциальным деликтам создания опасности1. Пункт 3 вводит ответственность за создание опас­ности продолжительного загрязнения водного объекта, земли, воздуха, а п. 4 - за угрозу нанесения указанным объектам вреда, когда загрязнение остается навсегда или на длительное время, поскольку устранение последствий невозможно или экономически нецелесообразно, или размер вреда превышает 50 тыс. евро. Как отмечают доктор Д. Кинапфель (Diethelm Kienapfel)и доктор К. Шмоллер (Kurt Schmoller), ответственность по обозначенной норме должна возлагаться, если нанесение вреда окружающей среде не могло представлять опасности ни для че­ловека, ни для животных и (или) растений, но само нанесение вреда окружающей среде имеет особо тяжелые последствия, т. е. длительное ухудшение одного из компонента окружающей среды. В каких случаях нанесение вреда окружающей среде «длится долго», в науке является спорным вопросом. Предлагается исхо­дить из срока, по крайней мере, от года и более[130][131]. Однако в литературе высказыва­ется и другая точка зрения, согласно которой во внимание должен приниматься только естественный процесс регенерации (восстановления). Подобного мнения придерживаются профессор К. Бертель (Christian Bertel)и профессор К. Швайгхофер (Klaus Schwaighofer)[132].

Наказание за эти деяния установлено до трех лет лишения свободы. Если же опасные последствия наступили, то ответственность возлагается на основании ч. 2 § 180 oStGB, и установлено наказание в виде лишения свободы от 6 месяцев до

пяти лет. Если же названные деяния совершены по неосторожности, то, согласно § 181 oStGB, наказание предусматривается в виде лишения свободы на срок до одного года или денежный штраф.

Норма, аналогичная ст. 247 УК РФ, закреплена в § 181b oStGB. В соответ­ствии с ней всякий, кто, вопреки правовым предписаниям или административным постановлениям, так обращается с отходами, хранит или складирует их, отправля­ет или иным способом ликвидирует, что в результате может возникнуть опасность загрязнения или причинения вреда водоему, почве или воздуху, подлежит наказа­нию в виде лишения свободы на срок до двух лет или денежному штрафу. В ча­сти 2 установлен запрет на ввоз на территорию Австрии отходов и их транспорти­ровку в нарушение правовых предписаний и административных постановлений. Параграф 181с oStGB вводит ответственность за неосторожное обращение с отхо­дами, наносящее вред окружающей среде. В параграфе 181d oStGB предусмотрен запрет на умышленное использование установок, наносящих вред окружающей среде, в результате чего может возникнуть опасность загрязнения или причинения вреда для жизни и здоровья большого количества людей, для состояния животного и растительного мира на большой территории или тяжкого, длительного и в боль­шом объеме загрязнения и иного нанесения вреда водоему, почве или воздуху.

Изучениеosterreichische Strafgesetzbuch выявило его особенности. В первую очередь, обращает на себя внимание тот факт, что нормы, направленные на защи­ту водных объектов, воздуха, земли, содержатся в одной статье Уголовного ко­декса (§ 180 oStGB), ч. 1 которой устанавливает ответственность за создание опасности (угрозы) причинения вреда, а ч. 2 - за факт наступления вредных по­следствий. Ответственность за умышленные и неосторожные преступные посяга­тельства на природу предусматривается разными статьями Кодекса, что позволяет менее строго наказывать за неосторожные преступления. Также вызывает интерес установление денежного критерия криминализации деяния: уголовная ответ­ственность наступает в случае причинения или создания угрозы причинения вре­да, расходы на устранение которого могут превысить 50 тыс. евро (если при этом

не было причинено или не создана угроза причинения вреда жизни и здоровью людей, животным, растениям).

1.4. Уголовный кодекс Испании[133], так же как и УК РФ, содержит отдельную главу об экологических преступлениях. УК Испании, являясь одним из новейших уголовных кодексов, включает в себя многие передовые уголовно-правовые идеи современной Европы, которые можно было бы применить в целях совершенство­вания российского уголовного законодательства.

УК Испании содержит две главы, посвященные экологическим преступле­ниям, которые помещены в разделе XVI «О преступлениях, связанных с управле­нием территориями и защитой исторического наследия и окружающей среды»: главу III «О преступлениях против естественных ресурсов и окружающей среды» и главу IV «О преступлениях, связанных с охраной флоры и фауны». Принцип построения уголовно-экологических норм в УК Испании и УК РФ отличаются: в УК РФ - путем защиты каждого природного объекта отдельной уголовно­правовой нормой, а в УК Испании выделены два крупных объекта, которые под­верглись уголовно-правовой охране: 1) естественные ресурсы, включающие такие природные компоненты, как: вода (в том числе морские и грунтовые воды), атмо­сфера, земля, недра; 2) флора и фауна.

В статье 325 УК Испании указаны способы вредного воздействия на при­родные объекты и природные объекты, которые могут подвергаться вредному воздействию: атмосфера, земля, недра, наземные, морские или грунтовые воды. Такой подход к изложению диспозиции статьи отвечает принципу экономии пра­вовой нормы и вполне разумен. Если проанализировать нормы, изложенные в ст. ст. 250, 251, 252 и 254 УК РФ, то можно прийти к выводу, что способы воздей­ствия на защищаемые компоненты природы идентичны. Причем и квалифициру­ющие признаки имеют много общего. Санкции указанных статей соизмеримы. Различие состоит только в непосредственном объекте и предмете преступления,

т. е. названные нормы вполне могли бы существовать в рамках одной статьи (по примеру ст. 325 УК Испании).

Недостатком изложения ст. 325 УК Испании, по нашему мнению, является подробное перечисление способов совершения преступлений против природы, поскольку всегда может возникнуть иной способ преступного воздействия, не учтенный законодателем. В этом случае более правильно оставление расшири­тельного списка, что дает правоохранительным органам оперативно пресекать но­вые виды преступных посягательств.

Статья 325 УК Испании - бланкетная, поскольку связывает наступление уголовной ответственности с нарушением законов и других общих положений о защите окружающей среды. Сама уголовная норма относится к составу угрозы: уголовная ответственность возлагается при наличии угрозы причинения тяжкого ущерба. За риск тяжкого вреда здоровью человека наказание ужесточается.

Глава IV «О преступлениях, связанных с охраной флоры и фауны» содер­жит шесть статей. В статье 332 УК Испании установлен запрет на незаконное изъ­ятие или повреждение растений или зоны их распространения. Статьей 333 УК защищается устойчивый биологический баланс природной среды Испании, по­скольку наказывается ввоз или выпуск на свободу неместных видов растений или животных, которые вредят биологическому равновесию. Статьей 334 УК Испании запрещены рыбная ловля, охота на животных, находящихся под угрозой исчезно­вения, а также занесенных в каталог животных, находящихся под угрозой исчез­новения. В статье 335 УК Испании запрещены рыбная ловля и охота без соответ­ствующего разрешения на животных, не занесенных в каталог, но находящихся под угрозой исчезновения. Статьей 336 УК Испании наказывается использование запрещенных способов охоты и рыбной ловли: ядов, взрывчатых средств и других орудий массового уничтожения животных.

1.5. Уголовное законодательство Дании полностью не кодифицировано. Кроме того, УК Дании[134] не имеет отдельной главы, посвященной экологическим

преступлениям. Норма, аналогичная ст. 248 УК РФ, содержится в ст. 192 главы 20 УК Дании. Однако ответственность установлена только за нарушение положений, предусмотренных законом, повлекшее опасность передачи или распространения среди домашних животных и культивированных или приносящих иную пользу растений.

В главе 21 УК Дании «Различные деяния, причиняющие общественный вред» находится ст. 196. Согласно нормам указанной статьи, уголовной ответ­ственности подлежит любое лицо, которое в нарушение Закона об Окружающей Среде: 1) загрязняет воздух, воду, почву или недра, таким образом вызывая зна­чительный вред или непосредственную угрозу вреда окружающей среде, или 2) хранит или устраняет отходы или аналогичные вещества, таким образом вызы­вая значительный вред или непосредственную угрозу вреда окружающей среде. Из юридического анализа данной нормы вытекает, что она направлена на охрану окружающей природной среды как целостного объекта, включающего все при­родные компоненты. Для привлечения к уголовной ответственности достаточно доказать причинение или угрозу причинения значительного вреда окружающей природной среде.

1.6. Уголовное законодательство Швеции полностью не кодифицировано, поскольку действуют и другие нормативные акты, устанавливающие уголовную ответственность. В УК Швеции[135] преступления, которые можно отнести к деяни­ям, посягающим на природную среду, помещены в главе 12 «О преступлениях, причиняющих ущерб» и главе 13 «О преступлениях, представляющих обществен­ную опасность». Статья 2 главы 12 УК Швеции наказывает лицо, которое в лесу или в поле незаконно берет растущие деревья или траву либо берет с растущих деревьев ветки, сучья, бересту, кору, листья, лыко, желуди, орехи или смолу, либо берет упавшие деревья, камень, гравий, дерн или подобные предметы, не подго­товленные для использования. Такое преступление посягает на чужое имуще­ственное право.

1.7. В Уголовном кодексе Голландии1 деяния, которые могут причинить вред природе и человеку, помещены в разделе VII «Преступления, ставящие под угрозу общую безопасность людей или собственность». Статья 161quarter преду­сматривает ответственность за умышленное воздействие на людей, животных, растения или имущество ионного излучения либо заражение людей, животных, растений, имущества, почвы, воды или воздуха радиоактивными материалами, а ст. 161quinquies - за те же действия, совершенные по неосторожности. В ста­тье 1 73а установлена ответственность за умышленное и незаконное внесение ка­кого-либо вещества на почву или введение его в почву, в воздух или в поверх­ностные воды (в ст. 173b - по неосторожности).

1.8. В Уголовном кодексе Норвегии нормы о защите природы находятся в главе 14 «Преступления против общественной безопасности». Согласно § 152b, наказание в виде тюремного заключения может достигать 10 лет за умышленное или неосторожное загрязнение воздуха, воды или почвы, хранение, выбрасывание отходов или других веществ, когда такие деяния причинили или создали угрозу причинения значительного ущерба. В случае наступления смерти или существен­ного вреда жизни и здоровью наказание может достигать 15 лет лишения свободы. Умышленное или неосторожное уничтожение охраняемых живых организмов, кото­рым грозит уничтожение в национальном или международном плане, наносит зна­чительный ущерб на особо охраняемых природных территориях, причиняет значи­тельный ущерб памятникам культуры или культурной среде, имеющим особое национальное и международное значение, влечет лишение свободы до шести лет.

1.9. Наиболее слабо защищены природа и ее компоненты уголовными ко­дексами Бельгии, Швейцарии, Франции, которые не имеют отдельных глав или параграфов, посвященных борьбе с преступлениями против природной среды.

В разделе 8 «Преступления и проступки против общественного здоровья» УК Швейцарии 1937 г.[136][137] содержится ст. 232, устанавливающая ответственность за

распространение эпизоотий. Однако, в отличие от ст. 249 УК РФ, она предусмат­ривает ответственность только за их умышленное распространение (в УК РФ воз­можна и неосторожность) и лишь в отношении домашних животных (в ст. 249 УК РФ такого ограничения нет, но оно подразумевается). Только в ч. 2 ст. 232 УК Швейцарии закреплена ответственность за неосторожность (в ч. 1 ст. 233 УК Швейцарии установлено наказание за умышленное распространение опасных для сельского или лесного хозяйства вредителей, а в ч. 2 - за неосторожное). Стать­ей 234 УК Швейцарии ответственность предусмотрена только за преступное за­грязнение питьевой воды, предназначенной для людей или домашних животных, вредными для здоровья веществами.

Законом от 10 июля 1996 г. в УК Бельгии 1874 г.1 внесена ст. 488 bis, со­гласно которой наказывается тот, кто умышленно и не имея полномочий, выдан­ных компетентным органом, или с нарушением условий, установленных при наделении полномочиями, распоряжается выдать себе, приобретает, хранит у се­бя, использует, видоизменяет, передает, оставляет в ненадлежащих местах, пере­возит или рассыпает ядерные материалы. Более строгая ответственность преду­смотрена, если эти действия повлекли неизлечимое заболевание, утрату трудо­способности, полную потерю функционирования какого-либо органа или его се­рьезное повреждение. Этим же Законом введены ст. ст. 510 и 511 УК Бельгии, ко­торые устанавливают ответственность за поджог, помимо других объектов, также леса, пиломатериалов, лесосек или урожая на корню. В статье 539 УК Бельгии со­держится наказание для того, кто сбросит в реку, канал, ручей, пруд, живорыбный садок или резервуар вещества, способные погубить рыбу (именно с этой целью).

Уголовный кодекс Франции 1992 г.[138][139], несмотря на свою новизну, не содер­жит специальной главы о преступлениях против природной среды. Складирова­ние, оставление или выбрасывание в каком-либо общественном или частном ме­сте мусора, отбросов, материалов или любых других предметов, если такое скла­

дирование осуществлено лицом, имеющим право пользования этим местом или с его разрешении, влечет ответственность, установленную ст. R. 632-1 УК Фран­ции. В статье R. 635-8 УК Франции установлена ответственность за складирова­ние отходов в не отведенном для этого месте, но в том случае, когда они перево­зились при помощи транспортного средства. Особенностью УК Франции является то обстоятельство, что его нормами предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц.

Изучение уголовного законодательства западноевропейских стран, за ис­ключением Федеративной Республики Германия, Австрии и Испании, выявило слабую нормативно-правовую регламентацию борьбы с преступлениями против природы. Нормы, касающиеся этих преступлений, рассредоточены по различным главам кодифицированных уголовных нормативных актов, которые не охватыва­ют всех возможных видов посягательств на природу. В связи с этим весьма акту­ально предписание Директивы Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2008/99/ЕС от 19 ноября 2008 г. «Об уголовно-правовой охране окружаю­щей среды» о введении государствам-членам ЕС в свое национальное законода­тельство норм о преступлениях против природной среды, перечисленных в Ди­рективе. Уголовное законодательство Российской Федерации в целом отвечает требованиям Европейского Сообщества.

<< | >>
Источник: Попов Игорь Владимирович. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург - 2014. 2014

Еще по теме 1. Уголовное законодательство ЕС и западноевропейских стран.:

  1. § 2. Антитрестовское законодательство
  2. § 5. Уголовное право и процесс
  3. §2.1. Угроза терроризма и ужесточение иммиграционной политики стран-членов ЕС
  4. § 2. Антитрестовское законодательство
  5. Феодальный тип уголовного процесса
  6. Новые направления в буржуазной уголовно-процессуальной теории
  7. Военно-уголовный процесс в правовой системе царской России
  8. II. Основные Законы и смежные с ними акты переходного времени в свете типического конституционного права
  9. Гражданское законодательство
  10. 4. ГраждаНское закоНодательство
  11. § 2. Антитрестовское законодательство
  12. § 3. Развитие законодательства Российской Федерации о защите деловой репутации юридических лиц
  13. § 3. Зарубежный опыт предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  14. §2. Перспективы включения преступления «терроризм» в Римский статут Международного уголовного суда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -