<<
>>

§3 Субъект преступления

Субъектом злоупотребления должностными полномочиями является физическое вменяемое лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста и обладающее специальным признаком - должностным положением.

Другими словами, как правильно указывает В.М. Лебедев: «Субъектом преступления является только должностное лицо, работающее в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в Вооруженных Силах и других воинских формированиях РФ»[33].

Согласно примечанию 1 к ст. 285 УК РФ, должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административнохозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Таким образом, общие признаки субъекта преступления не вызывают затруднения, а понятие должностного лица дано в примечании достаточно полно. Но, к сожалению, на практике и в теории, часто в должностных преступлениях именно определение субъекта преступления как должностного лица вызывает споры и дискуссии.

Так, в 2003 году в ходе проведения служебной проверки сотрудником отдела собственной безопасности Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу гр. А. в отношении сотрудника оперативноразыскного бюро Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу гр. В. было установлено нарушение законности, в результате чего в резолютивной части заключения служебной проверки полагалось наложить на гр. В. дисциплинарное взыскание «строгий выговор». Данное заключение было утверждено прямым руководителем гр. В. Спустя семь суток гр.

В. в помещении Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу совершает нападение с оружием в месть за результаты служебной проверки на сотрудника отдела собственной безопасности, чем причиняет последнему легкий вред здоровью. По данному факту прокуратурой Центрального района г. Новосибирска было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти», но спустя шесть месяцев уголовное дело прекращено по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - отсутствие в деянии состава преступления. В постановлении о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) заместитель прокурора Новосибирской области П.К. Афанасьев указал, что «факт драки достоверно установлен и сторонами не оспаривается, однако гр. В. не может быть привлечен к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 318 УК РФ поскольку не является субъектом данного преступления. В соответствии с примечанием к ст. 318 УК РФ - представителем власти признается должностное лицо, наделенное в установленном законе порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся у него в служебной зависимости. Распорядительные полномочия реализуются в праве должностного лица отдавать в пределах своей компетенции указания, которые обязательны и подлежат исполнению должностными лицами и гражданами. Гр.

В.              и гр. А. оба являются представителями власти. Установить наличие у гр. А. распорядительных полномочий по отношению к гр. В. в ходе следствия не представилось возможным»1.

С данным решением стоит не согласиться, так как в ходе изучения материалов уголовного дела, в должностной инструкции сотрудника отдела собственной безопасности Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу указано, что гр. А. имеет право «готовить поручения и запросы в другие органы внутренних дел о предоставление необходимой информации и выяснения обстоятельств, подлежащих установлению, исполнение которых обязательно для всех должностных лиц», что трактуется согласно законоположению как распорядительные полномочия.

На данный момент решение вопроса о привлечении гр. В. к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 318 УК РФ находится в Верховном Суде Российской Федерации.

В теории определению понятия «должностное лицо» посвящено достаточно много как кандидатских, так и докторских диссертационных исследований1.

Определение понятия должностного лица данное в примечании к ст. 285 УК РФ позволяет выделить три блока признаков, которые лежат в основе признания лица должностным:

  1. характер выполняемых лицом полномочий и обязанностей;
  2. правовое основание наделения его этими функциями;
  3. принадлежность тех органов, в которых трудится лицо.

Определяющим признаком является характер выполняемых

должностным лицом функций. Указание в законе на характер выполняемых функций позволяет четко очертить круг лиц, признаваемых должностными, и исключает возможность расширительного толкования субъекта этой группы преступлений. Этот признак позволяет отличить его от иных лиц, хотя и занятых на работе в государственных органах, государственных и муниципальных учреждениях, органах местного самоуправления и т.д., но выполняющих иные, технические функции.

Содержание функции власти, а, следовательно, и характер действий представителя власти, определяется задачами, стоящими перед органом, который он представляет.

Как указал О.П. Трибунов: «...не каждое должностное лицо является представителем власти и не всех представителей власти следует приравнивать к

должностным лицам»1.

Содержание понятия представителя власти, применительно ко всем случаям использования этого понятия в статьях Уголовного кодекса РФ раскрыто в примечании к ст. 318 УК РФ: представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Это определение нельзя признать удачным.

При сопоставлении его с определением должностного лица обнаруживается идентичность: представитель власти является должностное лицо, а должностное лицо - это лицо, осуществляющие функции представителя власти, т.е. функции должностного лица. К тому же не всякое должностное лицо правоохранительного органа может считаться представителем власти. Например, начальник службы связи органа внутренних дел - конечно же, должностное лицо, но не представитель власти. На этот момент обращает внимание Б.В. Волженкин: «при сопоставлении этих двух определений обнаруживается очевидная тавтологичночть: представитель власти является должностное лицо, а должностное лицо - это лицо, осуществляющие функции представителя власти, то есть, иначе говоря, функции должностного лица»[34].

Вскоре, после принятия УК РФ 1996 г., к толкованию понятия представителя власти обратился и Пленум Верховного Суда РФ. Так, п. 2. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указано, что «к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся о них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности»[35].

В данном определении отражены основные отличительные признаки представителя власти, которые подчеркиваются специалистами в области административного права. Деятельность представителя власти строится на взаимоотношениях с лицами, не находящимися в его служебном подчинении. Многие представители власти вообще не имеют подчиненных им по службе лиц, но обладают властными полномочиями по отношению к широкому, неопределенному кругу лиц (например, сотрудник ГИБДД).

В данном случае емкое и всеохватывающее, основываясь на постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, дает определение представителя власти Н.В.

Бугаевская: «Представитель власти - это лицо, наделенное в законодательной, судебной и исполнительной (в том числе правоохранительной, контролирующей, надзорной) сферах деятельности распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости»[36].

На наш взгляд, в указанной дефиниции отсутствует тавтология при указании на должность и раскрыты все сферы применения указанных полномочий.

Некоторые ученые, давая определения представителя власти, характеризуют его по признакам. Так, О.П. Трибунов указал: «это должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа государства; выступает от имени органа государственной власти; он осуществляет полномочия общего, публичного характера, то есть ко всем гражданам, организационно не подчиненным им по службе; обладает полномочиями распорядительного характера; осуществляет служебные полномочия на профессиональной или выборной должности; могут не иметь подчиненных по службе лиц»1.

В большинстве случаев вывод о том, что тот или иной сотрудник государственного органа является представителем власти, следует делать исходя из анализа его полномочий в соответствии с законами и положениями, регламентирующими права и обязанности сотрудников различных государственных органов, служб, комитетов и т.п.

Так, согласно Закону РСФСР «О милиции» представителями власти являются сотрудники криминальной милиции и милиции общественной безопасности .

Таким образом, представителям власти присуще:

  1. обладание властными полномочиями;
  2. не связанность их действий и решений ведомственными рамками;
  3. право совершать действия и принимать решения, обязательные для граждан и организаций.

Вторая группа лиц, разделяемых по характеру выполняемых полномочий и обязанностей, и являющихся субъектом злоупотребления должностными полномочиями, выполняет организационно-распорядительные функции.

Согласно, п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 «организационно-распорядительные функции включают в себя руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложения дисциплинарных взысканий»1.

Всякий служащий государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, а также служащий Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, имеющий в своем подчинении других людей, руководящий их деятельностью, направляющий и организующий их работу (службу), является должностным лицом в связи с наличием у него организационно-распорядительных функций. Поэтому не вызывает сомнений наличие указанных функций у руководителей министерств, агентств, ведомств, управлений государственных и муниципальных учреждений, командиров частей и подразделений в Вооруженных Силах РФ.

На практике, также не вызывает затруднение определение субъекта злоупотребления должностными полномочиями в связи с исполнением организационно-распорядительных обязанностей.

Так, предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 285 УК РФ судебному приставу- исполнителю Кировского района г. Новосибирска гр. 3., которая являясь должностным лицом, наделенная организационно-распорядительными полномочиями - принимать от должников в пользу взыскателей наличные денежные суммы, выдавать должникам квитанции, вопреки интересам службы, умышленно присвоила 39530 рублей .

Третья группа лиц, разделяемых по характеру выполняемых полномочий и обязанностей, и являющихся субъектом злоупотребления должностными полномочиями, выполняет административно-хозяйственные функции.

Согласно, п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 «к административно-хозяйственным функциям отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организациях и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.»1.

Суть административно-хозяйственных функций должностных лиц заключается в распоряжении и управлении имуществом государственных органов или органов местного самоуправления, имуществом государственных или муниципальных учреждений, Вооруженных Сил, других войск или воинских формирований РФ. Все работники названных структур, независимо от занимаемого ими положения в служебной иерархии, в функции которых входит распоряжение материальными ценностями, учет и контроль над их расходованием, организация отгрузки, получения и отпуска материальных ценностей, получение              и выдача денежных средств              с оформлением

соответствующих документов, учет произведенной работы и начисления вознаграждения за труд и т.п., являются должностными лицами по признаку наличия у них административно-хозяйственных функций. Такими полномочиями, к примеру, обладает начальник финансово-экономического отдела.

Многие должностные лица выполняют одновременно и организационнораспорядительные, и              административно-хозяйственные              функции. Так,

предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 285, ст. 292 УК РФ начальнику ФЭО НССШМ МВД РФ              гр. Н., который используя              организационно

распорядительные и административно-хозяйственные функции обеспечил

'Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» № 6 от 10 февраля 2000 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации - 2000. № 4. - С.6 возможность бесплатного проезда своей матери гр. Н. по воинским перевозочным документам, предназначенных для перевозки выпускников НССШМ МВД РФ, причинив ущерб государственному учреждению на сумму 5579 руб. 40 коп.1.

Однако, для признания субъекта должностным лицом, ответственным за злоупотребление должностным положением, достаточно наличия у лица правомочий, относящихся хотя бы к одной из этих функций.

По мнению некоторых ученых, данное положение, в течение многих лет бывшее бесспорным, сейчас может быть взято под сомнение. Дело в том, что в определении должностного лица по УК РСФСР 1960 г. говорилось о выполнении данным лицом «организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей», а вот в определении должностного лица в примечании 1 к ст. 285 УК РФ разделительный союз «или» или «и» при перечислении функций должностного лица отсутствует. Думается, что отмеченная особенность не свидетельствует о стремлении законодателя подчеркнуть необходимость осуществления должностным лицом тех и других функций одновременно, а всего лишь является законодательной ошибкой.

Другие признаки должностного лица, указанные в законе, не являются определяющими. Для признания лица «должностным» не имеет значения, постоянно, временно или по специальному полномочию оно выполняет возложенные на него обязанности, назначено на должность или избрано, работает за плату или бесплатно.

Как отметил в своей работе В.И. Динека: «Субъектом должностного преступления может быть лишь тот, кто обладает правосубъектностью (конкретные права, обязанности, полномочия, статус), означающей способность лица быть участником определенного круга правоотношений, иметь

!См.: Архив прокуратуры Новосибирской области, уголовное дело № 20006, по обвинению Носова М.Н.

возможность выполнять конкретные функции, причиняя вред противоправным деяниям данным правоотношениям»[37].

По мнению А.В. Галаховой, правовым основанием наделения лица соответствующими функциями является закон, устав, инструкция или иные нормативные правовые акты, приказ о назначении на должность, в которых сформулированы права и обязанности лица, занимающего конкретную должность[38].

Диаметрально противоположенную точку зрения высказывает В.И. Динека: «Правовое положение должностного лица определяется законами, принятыми органами представительной власти федерального уровня, субъектами федерации. Нормативные акты, носящие подзаконный характер не могут быть источником формирования полномочий лица по должности, они определяют лишь содержание направлений конкретных действий лица по службе, отступление от требований которых влечет дисциплинарную, а не уголовную ответственность»[39].

Здесь стоит согласиться с точкой зрения В.И. Динека, так как действительно нарушения должностными лицами инструкций и приказов, которые основаны не на законе, а на желании вышестоящих руководителей, не может служить основанием привлечения к уголовной ответственности. В данном случае инструкции, приказы и уставы для должностных лиц являются основополагающим началом их деятельности.

Для решения вопроса об ответственности важно знать, с какого момента лицо считается должностным.

По мнению В.В. Прудникова, лицо становиться должностным со времени, когда оно приобретает комплекс должностных прав и обязанностей1. С данной точкой зрения трудно не согласиться, ведь если должностное лицо не наделено полномочиями, то оно не является таковым.

Лицо приобретает комплекс должностных прав и обязанностей со дня, указанного в приказе о зачислении на работу или акте выборов, даже в тех случаях, когда необходимо последующее утверждение назначения. Если же вышестоящий орган выразил несогласие с назначением, то лицо все-таки признается должностным, но лишь на период с момента издания приказа о зачислении на работу до момента выражения несогласия.

Лицо, выполняющее должностные обязанности во время болезни, отпуска, командировки должностного лица, признается таковым лишь в силу акта назначения. К нему приравнивается акт перемещения с одной должности на другую, в соответствии с которым лицо, ранее не являвшееся должностным, может приобрести комплекс прав и обязанностей должностного лица. Данный вопрос на практике не вызывает затруднения.

Лица, принятые на работу, связанные с выполнением организационнораспорядительных или административно-хозяйственных функций с испытательным сроком, признаются субъектами должностных преступлений, если преступление совершено в этот период. Также решается вопрос о признании «должностными» лиц, проходящих обязательную стажировку.

Должностным лицо считается до момента прекращения трудовых отношений. Они прекращаются вследствие наступления определенных юридических фактов (к примеру, наступление смерти).

На практике вызывает затруднение вопрос о признании возможным субъектом злоупотребления должностными полномочиями лица, которое хотя и не назначено на соответствующую должность, но фактически выполняет функции должностного лица. В соответствии с примечанием с ст. 285 УК РФ оно признается должностным, если выполняет обязанности по специальному полномочию.

Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10 февраля 2000 г. «выполнение функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом, нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой»1.

Данное положение Пленума достаточно ясно дает определения специальных полномочий и, думается, впредь не будет двоякого толкования указанной нормы.

Самостоятельным признаком должностного лица является принадлежность тех органов и учреждений, в которых трудится лицо. По законоположению это могут быть:

  1. государственные органы (к примеру, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации);
  2. органы местного самоуправления (к примеру, мэрия г. Новосибирска);
  3. государственные учреждения (к примеру, Главное управление МВД России по Сибирскому федеральному округу);
  4. муниципальные учреждения (к примеру, Комитет жилищнокоммунального хозяйства мэрии г. Новосибирска);
  5. Вооруженные Силы РФ (к примеру, Воздушно - десантные войска);
  6. другие войска Российской Федерации (к примеру, пограничные войска Федеральной службы безопасности Российской Федерации);
  7. воинские формирования Российской Федерации.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ не могут быть отнесены к должностным лицам, занимающие должности в общественных объединениях различной ориентации, коммерческих организациях. Их ответственность наступает по ст. ст. 201 - 204 УК РФ.

На практике данный признак вызывает затруднение, так как до принятия УК РФ 1996 г. в УК РСФСР 1960 г. отсутствовала самостоятельная глава «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях».

Так, 18.10.2002 г. прокуратурой Ленинского района г. Томска было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК РФ в отношении заместителя директора Томского Коммунально-строительного техникума гр. П., который в декабре 2001 г. - январе 2002 г. незаконно проводил по ведомостям заработной платы лиц, которые фактически в техникуме не работали. В результате расследования дело направили в суд. Суд вынес постановление о прекращении уголовного дела, так как заместитель директора техникума не является должностным лицом государственного учреждения1.

С целью обострения внимания практических работников к данному признаку должностного лица, можно порекомендовать детальное изучение уставов предприятий и организаций.

Исполнителем преступления - злоупотребления должностными полномочиями, как уже отмечалось, может быть, лицо обладающее специальным признаком. В качестве организаторов, подстрекателей и пособников могут выступать и иные лица. Их действия следует квалифицировать по ст. 285 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Так, была привлечена к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 285 УК РФ начальник отдела по жилищным вопросам администрации Кировского района г. Новосибирска гр. 3, которая совершила подстрекательство путем уговора гр. Е, директора техникума, к злоупотреблению должностными полномочиями за незаконную регистрацию в четырех комнатную секцию общежития техникума с целью последующей реализации указанной квартиры1.

Уголовный закон особо не оговаривает случаи совершения злоупотребления должностными полномочиями группой должностных лиц, действующих по предварительному сговору, хотя такое вполне возможно и встречается на практике.

Так, приговором федерального суда общей юрисдикции Заельцовского района г. Новосибирска в 2003 году осуждены по ч. 1 ст. 285 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года, сотрудники патрульно-постовой службы Заельцовского района г. Новосибирска гр. Н, гр. 3 и гр. К., которые пытались вернуть за вознаграждения документы гр. Т, ранее обнаруженные в автопатруле2.

В ходе анализа уголовных дел по ст. 285 УК РФ установлено, что 18,9 % всех уголовных дел совершены должностными лицами в группе по предварительному сговору. Однако, согласно действующему законодательству, имело место соисполнительство в преступлении и влекло ответственность для всех его участников по ч. 1 или ч. 3 ст. 285 УК РФ в зависимости от последствий.

Уголовный кодекс Российской Федерации также не оговаривает случаи совершения злоупотребления должностными полномочиями организованной группой, хотя теоретически это вполне возможно. В данном случае участники организованной группы несут ответственность по ст. 285 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Подводя итоги рассмотрения субъекта преступления - злоупотребления должностными полномочиями, можно сделать вывод, что в целом у практических работников на данный момент указанный признак не вызывает затруднений. Однако, для исключения в будущем двусмысленных трактовок и неопределенных формулировок, целесообразно изменить и изложить в следующей редакции примечание 1 к ст. 285 УК РФ: «Должностное лицо это лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также представитель законодательной или судебной власти, либо наделенный распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, представитель исполнительной власти».

<< | >>
Источник: АВДЕЕВ СЕРГЕИ ВЛАДИМИРОВИЧ. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ: УГОЛОВНО - ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ. 2006

Еще по теме §3 Субъект преступления:

  1. Квалификация по признакам субъекта преступления
  2. 14. Понятие и признаки субъекта преступления. Специальный субъект преступления.
  3. СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  4. Статья 18. Субъект преступления
  5. ЛИЦО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ (СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  6. 8. Субъект преступления
  7. 9. Соотношение понятий «субъект преступления» и «налогоплательщик» (плательщик сборов) при расследовании уголовных дел
  8. Становление и эволюция уголовно-правовой категории возраста субъекта преступления в уголовном законодательстве России в дореволюционный и советский периоды
  9. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ВОЗРАСТА СУБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  10. Пожилой возраст субъекта преступления
  11. §3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления
  12. §4. Проблема ненадлежащего специального субъекта преступления
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -