<<
>>

21. Понятие и признаки субъекта преступления. Специальный субъект преступления. Понятие субъекта преступления

Субъектом преступления по уголовному праву признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность.

Субъект преступления - это один из элементов состава преступления, без которого уголовная ответственность невозможна.

Лицо, совершившее преступление, способно нести за содеянное уголовную ответственность, если оно обладает следующими признаками: 1) это должно быть только физическое лицо, т. е. человек; 2) лицо должно быть вменяемым; 3) лицо должно достигнуть установленного уголовным законом возраста.

Указание на то, что субъектом преступления может быть лишь физическое лицо, вытекает из ряда статей УК. Так, в ст. 11-12 УК говорится о том, что уголовной ответственности подлежат только граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства. В ст. 19 УК прямо указано на то, что уголовной ответственности подлежит только физическое лицо. Ограничение круга возможных субъектов преступления физическими лицами означает, что субъектами преступления не могут быть юридические лица, т. е. , например, предприятия, учреждения, организации, партии. Так, традиционно для отечественного уголовного права этот вопрос решен на законодательном уровне (в УК РФ). Однако в теоретическом плане проблема ответственности юридических лиц в уголовном праве остается дискуссионной. В российской науке уголовного права предложения о возможности признания юридического лица субъектом преступления стали всерьез обсуждаться с 1991 года*. Положительно этот вопрос был решен и в обоих предварительных проектах УК, положенных в основу нового Уголовного кодекса РФ**. Однако при обсуждении и голосовании проекта в первом чтении в Государственной Думе данное предложение не прошло, и новый УК остался в этом отношении на прежних позициях.

Следует отметить, что уголовная ответственность юридических лиц (в первую очередь корпораций) закреплена в законодательстве многих стран с развитой рыночной экономикой (США, Канада, Франция, Голландия и др.

).

Субъектом преступления должно быть обязательно вменяемое лицо, т. е. способное осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Невменяемые лица (ст. 21 УК), лишенные такой способности вследствие расстройства психики, не могут быть субъектами преступления. Вместе с тем, очевидно, что даже у психически здорового человека указанная способность сознания и воли возникает только по достижении определенного возраста. В связи с этим уголовный закон устанавливает определенный возраст (ст. 20 УК), по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за совершенное преступление.

Указанные три признака являются общими юридическими признаками состава любого преступления, и отсутствие одного из них означает отсутствие в деянии состава преступления.

Вместе с тем в ряде случаев в Особенной части УК предусматривается ответственность лиц, обладающих помимо общих признаков субъекта еще и какими-то дополнительными признаками, характеризующими субъекта соответствующего преступления. Например, субъектом преступлений против военной службы (ст. 331 УК) могут быть только военнослужащие, проходящие военную службу по призыву или контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Эти дополнительные признаки превращают соответствующее лицо в специального субъекта преступления. Так, субъектом государственной измены может быть лишь гражданин Российской Федерации (ст. 275).

От понятия субъекта преступления необходимо отличать понятие личности преступника. И то и другое понятия относятся к одному и тому же лицу - человеку, совершившему преступление. Однако содержание этих понятий и, главное, - их юридическое (уголовно-правовое) значение не совпадают. Как уже отмечалось, субъект преступления - это совокупность тех признаков, без которых нет и не может быть либо никакого состава преступления (общие признаки), либо определенного состава преступления (признаки специального субъекта преступления).

Отсутствие любого из этих признаков означает и отсутствие в конкретном случае состава преступления, а, следовательно, и невозможность привлечения лица к уголовной ответственности.

Признаки личности преступника не сводятся к признакам состава преступления, так как, например, социально-психологические и биологические признаки лица, совершившего преступление, не охватываются конструкцией состава преступления. Проблема личности преступника изучается криминологией с привлечением методов и методик самых различных наук, как социальных, так и естественных (медицины, биологии, в том числе и генетики, и т. д. ). В криминологии признаки личности принято сводить к трем основным компонентам: 1) социальному статусу личности, что определяется принадлежностью лица к определенной социальной группе (или классу) и социально-демографической характеристикой (пол, возраст, образование, семейное положение и т. д. ); 2) социальным функциям (роли) личности, включающим совокупность видов деятельности лица в системе общественных отношений как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина и т. д. ; 3) нравственно-психологической характеристике личности, отражающей ее отношение к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям* (например, случайные преступники, профессиональные преступники и т. д. ).

Признаки личности преступника также могут иметь уголовно-правовое значение, влияя в ряде случаев на индивидуализацию наказания либо на освобождение от него. Так, личность виновного учитывается при определении вида и размера наказания (ст. 60 УК), в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (ст. 61-64 УК), при решении вопроса об условном осуждении (ст. 73 УК) и условно-досрочном освобождении (ст. 79 УК), при решении вопроса об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного (ст. 81 УК). Однако признаки личности (в отличие от признаков субъекта преступления) могут и не иметь уголовно-правового значения. Так, для большинства преступлений безразличными являются пол виновного, его возраст в рамках совершеннолетия, его образование и род занятий.

Все эти признаки, как правило, не влияют на уголовную ответственность и наказание. Для криминологической же характеристики, как преступлений, так и лиц, их совершающих, эти признаки не только не безразличны, но и имеют важное значение. Именно с учетом этих признаков могут быть, например, определены меры предупреждения соответствующих преступлений.

Возрастные признаки субъекта преступления

Как уже отмечалось, субъектом преступления может быть не любое физическое и вменяемое лицо, а только достигшее определенного возраста. Малолетние, которые в силу своего возраста не способны осознавать опасность совершаемых ими действий (бездействия) или руководить ими, не могут быть признаны субъектами преступления и не несут уголовной ответственности за совершенные ими общественно опасные деяния.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 УК уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления возраста 16 лет. Лица в возрасте от 14 до 16 лет согласно ч. 2 ст. 20 УК подлежат уголовной ответственности за убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), похищение человека (ст. 126), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), кражу (ст. 158), грабеж (ст. 161), разбой (ст. 162), вымогательство (ст. 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 167), терроризм (ст. 205), захват заложника (ст. 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 213), вандализм (ст. 214), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст.

267).

Устанавливая общий возраст уголовной ответственности с 16 лет, а за отдельные преступления - с 14 лет, уголовный закон учитывает, что с достижением такого возраста несовершеннолетний в полной мере способен оценивать свое поведение, в том числе и преступное. Вместе с тем новый УК вводит правило (которого не было в прежнем УК), позволяющее освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности даже по достижении им возраста уголовной ответственности. В соответствии с ч. 3 ст. 20, если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния был неспособен в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

В этих случаях речь, по сути дела, идет о своеобразной возрастной "невменяемости"*. О настоящей невменяемости в этих случаях говорить не приходится из-за отсутствия ее медицинского критерия. Задержка в психофизиологическом развитии несовершеннолетнего вызывается не его психическим заболеванием или расстройством, а индивидуальными возрастными особенностями психофизиологического развития несовершеннолетнего, проявляющимися, например, в его социальном инфантилизме.

С несовершеннолетним возрастом субъекта преступления уголовный закон связывает многие особенности уголовной ответственности и наказания, которые будут рассмотрены в главе 19, поскольку УК в особый раздел Общей части выделил проблему ответственности несовершеннолетних.

УК называет два показателя возрастного предела, влияющего на способность лица нести уголовную ответственность, - 16 и 14 лет. Однако это вовсе не значит, что за все преступления, кроме перечисленных в ч. 2 ст. 20 УК, уголовная ответственность наступает с 16-летнего возраста. Фактически за многие преступления она наступает не с 16 лет, а по достижении более зрелого возраста. Например, за должностные преступления, такие, как злоупотребление должностными полномочиями (ст.

289 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК), получение взятки (ст. 290 УК) и др. , ответственность возможна лишь с 18-летнего возраста (а практически субъектами этих преступлений являются лица старше и этого возраста). Субъектом преступлений против правосудия, совершаемых, например, судьями, может быть лишь лицо, достигшее возраста 25 лет в соответствии с Законом "О статусе судей в Российской Федерации".

Следует отметить, что УК знает еще один возрастной показатель субъекта преступления, имеющий важное уголовно-правовое значение. В соответствии со ст. 59 УК смертная казнь не может быть применена к мужчинам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет и достигшим возраста 65 лет к моменту вынесения приговора.

Вменяемость. Понятие невменяемости

Как уже отмечалось, нести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут лишь вменяемые лица, т. е. обладающие сознанием и волей. Только такие лица способны сознавать содеянное ими и руководить своими деяниями. Лица, лишенные такой способности, т. е. те, кто не осознает опасность содеянного, а если и осознает, то не может руководить своими действиями (бездействием), признаются невменяемыми и не подлежат уголовной ответственности. К ним могут быть применены только принудительные меры медицинского характера.

Понятие невменяемости раскрывается в ч. 1 ст. 21 УК: "Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики".

Понятие невменяемости складывается из двух критериев, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического (психологического) и медицинского.

Юридический критерий определяется двумя признаками: интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как фактическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл. Непонимание содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непонимание им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями (не сознает, что лишает потерпевшего жизни, отнимает у него имущество, и т. д. ). Однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла своего деяния, т. е. в отсутствии понимания его общественно опасного характера. В связи с этим вполне возможны случаи, когда лицо, сознавая фактическую сторону своего поведения, не осознает его общественной опасности. Так, страдающий определенным психическим заболеванием (допустим, шизофренией) может осознавать, что лишает жизни человека, например, путевого рабочего, производившего осмотр или ремонт железнодорожного полотна, но воспаленное психической болезнью воображение субъекта связывает это не с совершением преступления (убийства), а с предупреждением, как ему кажется, акта терроризма (крушения поезда). В связи с этим лицо считает свои действия выполнением им своего общественного долга, а не совершением преступления.

Другим признаком юридического критерия является волевой, т. е. неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Подобное бывает при некоторых видах болезненного расстройства психической деятельности. Например, расстройство волевой сферы при относительной способности осознавать общественную опасность своего действия (бездействия) наблюдается у наркоманов в состоянии абстиненции, т. е. наркотического голодания. В этих случаях лицо осознает уголовную противоправность, допустим, незаконного проникновения в аптеку и завладения лекарством, содержащим наркотические средства, но не может воздержаться от совершения этих действий. Подобное расстройство волевой сферы возможно также при таких заболеваниях, как эпидемический энцефалит, эпилепсия и др. Уголовный закон для признания наличия юридического критерия требует установления не обязательно обоих признаков, а хотя бы одного из них - либо интеллектуального, либо волевого.

Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым. Необходимо установить, чтобы юридический критерий был следствием медицинского критерия, т. е. чтобы лицо не осознавало опасности своего действия (бездействия) или не могло ими руководить по причинам, относящимся к медицинскому критерию. Последний представляет собой обобщенный перечень психических расстройств и заболеваний, способных привести к наличию у лица юридического критерия. Это хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики (ч. 1 ст. 21 УК).

Хроническое психическое расстройство представляет наличие у лица прогрессирующего психического заболевания, не поддающегося или трудно поддающегося излечению. Болезнь может протекать и приступообразно (т. е. с улучшением или ухудшением психического состояния), однако всегда оставляет после себя стойкий психический дефект. К таким психическим заболеваниям относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики. Временное психическое расстройство - это психическое заболевание, продолжающееся тот или иной срок (относительно быстро) и заканчивающееся выздоровлением. Сюда относятся: патологическое опьянение (белая горячка), реактивные симптоматические состояния, т. е. расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями.

Слабоумие - это различного рода снижение или полный упадок психической деятельности, связанный с поражением интеллектуальных способностей человека. Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным либо приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания. Различаются три степени слабоумия: легкая (дебильность), средняя (имбицильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

Иное болезненное состояние психики - это те болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в точном значении этого понятия, но, тем не менее, также сопровождаются нарушениями психики. Так, ни брюшной, ни сыпной тиф не являются заболеваниями психическими. Однако и они могут сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности. Подобное может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других в принципе не психических заболеваниях.

Само по себе наличие медицинского критерия также не является достаточным для признания лица невменяемым. Например, не всегда та или иная степень слабоумия предполагает обязательное наличие юридического критерия. Если, допустим, слабоумие у лица не выражено столь значительно, чтобы оно не осознавало опасности своего поведения и не могло руководить своими поступками, такое слабоумное лицо может быть признано вменяемым в связи с отсутствием именно юридического критерия. Точно так же возможны и случаи, когда лицо не осознает опасности своих действий (бездействия) и не может руководить ими вследствие, например, опьянения. Такое лицо не может быть признано невменяемым и освобождено от уголовной ответственности. Только совокупность юридического и медицинского критериев дает основание для признания лица невменяемым и не подлежащим уголовной ответственности.

Как вменяемость, так и невменяемость - юридические (уголовно-правовые) понятия. В связи с этим вывод о вменяемости или невменяемости лица по конкретному уголовному делу делает суд (а при производстве предварительного расследования - орган дознания, следователь или прокурор). Правда, свой вывод юристы основывают на заключении судебно-психиатрической экспертизы. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством проведение такой экспертизы обязательно для оценки психического состояния обвиняемого или подозреваемого в случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или их способности к моменту производства по делу отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Однако это заключение, как и любое заключение эксперта, вообще, не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Они могут не согласиться с заключением судебно-психиатрической экспертизы, но такое несогласие должно быть ими мотивировано.

Состояние невменяемости лица определяется только на момент совершения им преступления. Ввиду того что это лицо не может быть признано субъектом преступления, оно не подлежит уголовной ответственности, но в соответствии с ч. 2 ст. 21 УК ему могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, не являющиеся наказанием (ст. 99 УК). Такие же меры могут быть назначены и лицу, совершившему преступление в состоянии вменяемости, но после этого заболевшим психическим расстройством, делающим невозможным исполнение в отношении него уголовного наказания (содержание и порядок применения таких мер будут рассмотрены в главе 20).

Законодатель впервые в российском уголовном праве сформулировал норму об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22). В соответствии с ч. 1 ст. 22 УК вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. Вместе с тем в соответствии с ч. 2 этой же статьи такое психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Таким образом, под указанным психическим расстройством понимается существенно уменьшенная способность лица, совершившего преступление, осознавать опасность содеянного или руководить своим поведением в силу таких психических расстройств и отклонений, которые в принципе дают возможность признать лицо вменяемым. В этих случаях речь идет о степени вменяемости, определяемой в рамках общей вменяемости. Следует отметить, что исследования, проведенные юристами и психиатрами, подтверждают: среди лиц, совершивших преступления и признанных вменяемыми, значительный процент составляют лица, страдающие психическими аномалиями (хронический алкоголизм, органические поражения головного мозга и т. д. ). То, что эти обстоятельства необходимо учитывать при назначении наказания, в советской и российской уголовно-правовой науке признавалось и ранее. Однако степень и порядок такого учета понимались по-разному. Одни авторы (И. К. Шахриманьян, А. А. Хомовский) исходили из того, что суд вправе учесть влияние психических аномалий наряду с другими обстоятельствами дела. Другие (например, Г. И. Чечель) считали, что психические аномалии должны быть включены в перечень смягчающих обстоятельств, с тем, чтобы имелась легальная возможность смягчения наказания, и применения в этих случаях наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Указание на смягчение наказания лицу, совершившему преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, содержится в уголовном законодательстве ряда зарубежных стран, например в УК ФРГ, где соответствующая вменяемость называется уменьшенной.

Вместе с тем и в юриспруденции, и в психиатрии высказывались и противоположные взгляды, отрицавшие необходимость выделения в уголовном законе ограниченной (уменьшенной) вменяемости. Такой позиции придерживались видные русские психиатры В. Х. Кандинский и В. П. Сербский. Выдвинутые ими еще в начале века возражения против уменьшенной вменяемости до сих пор используются ее противниками в научном споре по данной проблеме. Эти возражения в основном сводятся к следующим аргументам: трудности установления конкретных критериев для определения уменьшенной вменяемости; возможности ошибок и даже злоупотреблений в этом деле; возможности снижения при этом наказания опасным преступникам. Однако современные исследователи, опираясь на новейшие научные рекомендации судебных психиатров, справедливо говорят о том, что указанные трудности явно преувеличены. С. В. Бородин, опровергая аргумент относительно отсутствия якобы четких клинических критериев, убедительно доказывает, что последнее связано с ошибочным представлением об ограниченной вменяемости как промежуточном состоянии между вменяемостью и невменяемостью. Между тем речь должна идти об ограниченной вменяемости как разновидности вменяемости и о том, что ее юридический и медицинский критерии вполне определимы. Лица, ограниченно вменяемые, страдают психическими аномалиями, но при этом сохраняют способность (хотя и ослабленную) отдавать отчет своим действиям (бездействию) и руководить своим поведением (юридический критерий). Медицинский же критерий этой разновидности вменяемости заключается в так называемых пограничных состояниях, которые в настоящее время (в отличие от начала века) достаточно исследованы в общей и судебной психиатрии. Достаточно мотивированные возражения выдвинуты и в отношении других случаев выделения в уголовном законе понятия ограниченной вменяемости*.

Согласно ч. 2 ст. 22 УК состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, не связывается с обязательным смягчением наказания лицу, совершившему преступление в указанном состоянии, и, следовательно, формулировка УК РФ лишена "прямолинейности" формулировок, например УК ФРГ и уголовных кодексов некоторых других стран. Это представляется правильным, поскольку при назначении наказания суд должен исходить из всех обстоятельств дела и личностных характеристик преступника. И в тех случаях (только в тех случаях!), когда психические аномалии, указывающие на его "ограниченную" вменяемость, явились решающим звеном в общей цепи причинной связи, объективно приведшей к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание этому лицу может быть смягчено, и формулировка ч. 2 ст. 22 УК позволяет сделать это.

К проблеме невменяемости примыкает вопрос об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения. Уголовно-правовому значению этого обстоятельства посвящена статья 23 УК: "Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности".

Данная статья УК имеет в виду обычное (не патологическое) опьянение, вызванное употреблением алкоголя, наркотических или других одурманивающих веществ. Такое обычное опьянение даже в том случае, если оно влечет за собой утрату лицом способности осознавать характер своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в рамках невменяемости. В этом случае отсутствует медицинский критерий, т. е. наличие у лица психического расстройства, парализующего или существенно ограничивающего способности его сознания и воли. Обычное (в том числе и наиболее распространенное алкогольное) опьянение, как правило, возникает в результате произвольного употребления алкоголя и наркотических веществ, дозы которых в значительной степени определяют поведение виновного в состоянии опьянения. Последнее обусловливается также и другими факторами, связанными с воспитанием лица, его культурным уровнем, привычками и т. д. Все это не позволяет отождествлять опьянение с разновидностью психического заболевания.

От обычного опьянения (простого, физиологического) необходимо отличать опьянение патологическое. Оно заключатся не в степени тяжести опьянения, а в качественно отличном от обычного опьянения болезненном состоянии, также возникающим в связи с употреблением чаще всего алкоголя. Этот вид опьянения психиатрия признает разновидностью психического расстройства (к ним относятся белая горячка, алкогольный галлюциноз, алкогольный параноид и т. д. ). Совершение опасных действий при указанных расстройствах исключает уголовную ответственность в связи с тем, что в этих случаях налицо сочетание юридического и медицинского критериев, поэтому лицо признается невменяемым, и к нему вместо наказания могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Специальный субъект преступления

В теории уголовного права существует понятие не только общего субъекта преступления, но и так называемого специального субъекта. Этот вид субъекта преступления кроме признаков, характеризующих его как физическое, вменяемое и достигшее определенного возраста лицо, характеризуется еще и дополнительными признаками, предусмотренными нормами Особенной части УК. Эти признаки могут быть классифицированы следующим образом:

1) по гражданству субъекта: субъектом государственной измены (ст. 275 УК) может быть только гражданин Российской Федерации, а субъектом шпионажа (ст. 276 УК) - только иностранный гражданин или лицо без гражданства;

2) по полу: непосредственным исполнителем изнасилования (ст. 131 УК) может быть только мужчина;

3) по возрасту: например, субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК) может быть только совершеннолетний;

4) по семейно-родственным отношениям: субъектом злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей могут быть только родители, а нетрудоспособных родителей - совершеннолетние и трудоспособные дети (ст. 157 УК);

5) по должностному положению и профессиональным обязанностям: субъектом нарушения правил по технике безопасности или иных правил охраны труда может быть только лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил (ст. 143 УК);

6) по отношению к воинской обязанности: субъектом уклонения от несения военной или альтернативной службы может быть только лицо, в законном порядке призываемое на военную или альтернативную службу (ст. 328 УК), субъектами преступлений против военной службы могут быть лишь военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ, или граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов (ст. 331 УК);

7) по другим основаниям (например, свидетели, эксперты и переводчики - ст. 307 УК).

Признаки специального субъекта - это дополнительные признаки состава преступления. Их специфика, как и факультативных признаков, характеризующих другие элементы состава преступления (объективную и субъективную сторону преступления), выражается в том, что они:

а) могут выступать конструктивными признаками состава преступления, без которых данный состав отсутствует (например, субъектом неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК) может быть лишь руководитель или собственник предприятия, а равно индивидуальный предприниматель. Если же действия совершены иным служащим предприятия - данный состав преступления отсутствует);

б) могут выступать квалифицирующим признаком, образующим состав преступления при отягчающих обстоятельствах. Так, если присвоение чужого имущества, вверенного виновному, совершается с использованном своего служебного положения, такие действия квалифицируются по ч. 3 ст. 160 УК;

в) могут иметь значение для индивидуализации наказания, выступая в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего наказание (например, п. "м" ч. 1 ст. 63 УК в качестве отягчающего обстоятельства предусматривает совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора).

<< | >>
Источник: Ответы к госэкзамену по уголовному праву РФ. 2013

Еще по теме 21. Понятие и признаки субъекта преступления. Специальный субъект преступления. Понятие субъекта преступления:

  1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. 4. Понятие и основные признаки хищения
  3. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  4. 9. Соотношение понятий «субъект преступления» и «налогоплательщик» (плательщик сборов) при расследовании уголовных дел
  5. 2.3. Субъективные признаки преступлений, предусмотренных ст. 170 УК РФ
  6. §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления
  7. §2. Посягательство на специальный объект
  8. §3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления
  9. §4. Проблема ненадлежащего специального субъекта преступления
  10. §1. Правовые основания ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -