<<
>>

Становление и эволюция уголовно-правовой категории возраста субъекта преступления в уголовном законодательстве России в дореволюционный и советский периоды

Возраст как признак субъекта преступления в дореволюционный период

Первое упоминание возраста ответственности имеется в Салической Правде (Lex Salica), составление которой датируется VI-IX веками: «Если мальчик, возрастом до 12 лет, совершит какую- нибудь вину, с него не взыскивается никакого "fretus"».40 В комментарии к XXV главе давалось уточнение: «Об этой главе порешили, что если дитя, возрастом ниже 12 лет, несправедливо схватит чужое имущество, должен платить за них положенную пеню, за исключением "fretus", и также вызывается в суд...»37.

Таким образом, ответственность по Салической Правде могла наступать и до достижения указанного законом 12-летнего возраста, и четкий возрастной порог ответственности в ней не устанавливался.

Аналогичным образом Устав Ярослава о земских делах содержит упоминание о том, что лица, не достигшие 12-летнего возраста, могли быть подвергнуты различным наказаниям наравне с совершеннолетними, но применение к ним смертной казни подлежит замене другим наказанием.38 Такой широко известный источник древнего права, как Русская Правда, тоже не содержит указания на возрастной ценз субъектов преступления. Можно заключить, что право Древней Руси не устанавливает четкой возрастной границы «малолетня».

Судебники 1497 и 1550 гг. также не содержат нормы о достижении определенного возраста как основании и условии наступления ответственности.39

Литовским Статутом 1529 г. установлен 7-летний возраст как минимальный возрастной порог наступления ответственности за совершение преступления.

Не регламентирует возраст установления ответственности и первый русский свод узаконений - Соборное Уложение 1649 г. Некая возрастная граница установлена только одним из положений о судебном процессе: «...а меньше пятнадцати лет никому креста целовати, а целовати за них крест тем, кто за них в суде будет». Единственное указание на возраст, содержащееся в данной норме, на наш взгляд, не позволяет с уверенностью говорить о достижении 15-летнего возраста как возрастной границе уголовной ответственности.

Другой законодательный акт второй половины XVII века, а именно Новоуказные статьи Сыскного приказа о татебных, разбойных и убийственных делах 1669 г., закрепил правило, в соответствии с которым «если отрок семи лет убьет кого ..., то неповинен есть смерти» (ст.79).

Таким образом, можно утверждать, что в допетровский период в российском законодательстве практически не содержится положений, закрепляющих взаимосвязь возраста и уголовной ответственности.

В период правления Петра I нормативные акты также практически не упоминают о возрасте лица, совершившего преступление. Лишь в толковании к артикулу 195 Воинского устава говорится об учинении воровства «младенцем», который может, «дабы заранее его от сего отучить, от родителей своих лозами наказан быть»40. Указание на возраст «младенца» отсутствует, однако ученые полагают, что под «младенцем» данный акт подразумевает лицо младше 10 лет41.

Для правильной оценки законодательства рассмотренного исторического периода является значимым мнение В.А. Рогова, утверждающего, что отсутствие среди норм средневекового права положений, закрепляющих возраст наступления уголовной ответственности, «нельзя понимать как проявление произвола»42. Более тогр, сложившаяся в праве того времени ситуация имела вполне убедительное объяснение. Попытки светского законодательства установить возраст наступления уголовной ответственности имеют место только во второй половине XVII века, вслед за крупнейшими религиозными потрясениями, религиозным расколом и «обмирщением» жизни.43 В предыдущий период вопрос о возрасте рассматривался как религиозный, а не светский. Человек считался творением Бога, развивающимся по установленным последним законам.

Преступление отождествлялось с грехом; ответственность, следовательно, наступала за содеянное способностью грешить. Государственная власть, таким образом, не была правомочна по своему усмотрению определять возрастные границы уголовной ответственности.

Пожилой возраст субъекта преступления уголовное законодательство начала XVIII в.

не выделяет. Тем не менее анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет установить, что таковым считается достижение 70 лет. В соответствии с Кратким изображением процессов и судебных тяжб 1716 г., лица старше указанного возраста не могли быть подвержены пыткам.

Одним из первых шагов в законодательном разрешении вопроса о минимальном возрасте ответственности явилось принятие Сенатом Указа от 23 августа 1742 г., определившего, что малолетство по уголовным делам продолжается до 17 лет. Лица, не достигшие указанного возраста, не могли быть подвергнуты пытке, сечению кнутом и смертной казни. Телесные наказания применялись к преступникам «смотря по летам».

Впервые возрастной порог, исключающий всякую вменяемость, - 10 лет - введен Указом Екатерины II от 26 июня 1765 г. «О производстве дел уголовных, учиненных несовершеннолетними, и о различии наказания по степени возраста преступников». В нем также получила закрепление норма о смягчении наказания для лиц в возрасте от 10 до 17 лет. Фактически устанавливалась трехступенчатая градация возраста наступления уголовной ответственности: до 10 лет - безусловная невменяемость, от 10 до 15 и от 15 до 17 лет - периоды смягченной ответственности. Соответственно за совершение деяний, предусматривающих наказания менее суровые, чем смертная казнь, лица от 10 до 15 лет подлежали наказанию розгами, а лица от 15 до 17 лет за аналогичные деяния наказывались плетьми.

Важным документом, регламентирующим уголовную политику государства в отношении несовершеннолетних, явился Свод законов 1832 г. Согласно этому законодательному акту, дети до 10 лет по-прежнему приравнивались к невменяемым, однако остальные возрастные периоды несколько конкретизируются: для преступлений большей важности - 10-14 и 14-17 лет, меньшей важности - 10-15 и 15-17 лет. Малолетне и несовершеннолетие относились к обстоятельствам, уменьшающим вину и наказание. По обеим категориям преступлений суд был обязан в первую очередь рассмотреть вопрос о наличии «разумения» в действиях лица.

В том случае если малолетнее лицо действовало «с разумением», оно подлежало наказанию, хотя и менее суровому, чем предусмотренное для взрослого; таким образом, Свод законов исходил из того, что мера наказания должна соответствовать мере вины субъекта преступления44.

XIX век ознаменован установлением в российском законодательстве градации возраста ответственности, свойственной европейскому уголовному праву, в соответствии с которой законодателем установлены три возрастных периода: 1)

период безусловной невменяемости (лицо не подлежит уголовной ответственности); 2)

период условной вменяемости (лицо подлежит ответственности, если суд придет к выводу, что оно осознавало преступный характер своих действий; в противном случае лицо от ответственности освобождается); 3)

период безусловной вменяемости (вопрос о степени психической зрелости не рассматривается, лицо подлежит уголовной ответственности на общих основаниях).

В соответствии со ст. 94, 137 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., в издании от 1885 г.45 установили минимальный возраст наступления уголовной ответственности - достижение 7 лет. В то же время, согласно ч.І ст. 137 Уложения, лица в возрасте от 7 до 10 лет не подвергались определяемым в документе наказаниям, а передавались родителям для домашнего исправления. Таким образом, фактическим порогом уголовной ответственности являлось достижение лицом 10 лет. Верхней границей смягченной ответственности являлся 17-летний возраст; смягчение наказания, однако, возможно по Уложению до достижения совершеннолетия (21 года). Характерной позитивной чертой данного документа является четкая система смягчения наказаний по виду и размеру в зависимости от достигнутого лицом возраста.

С конца XIX - начала XX в. вопрос об уголовной ответственности малолетних рассматривается в несколько иной плоскости. Если ранее внимание уделялось «разумению» или «вменяемости малолетнего», то теперь приоритетно рассматривалась возможность воспитательного воздействия на него на основании имеющихся у судьи данных о его характере и его прошлом; при наличии такой возможности малолетний подлежал воспитательным мерам, при отрицательном - наказанию.46

Следует отметить, что Уложение уже использует понятие пожилого субъекта преступления.

Так, для лиц, достигших 70 лет, как и для несовершеннолетних, смертная казнь и каторга подлежат замене поселением. В связи с тем что суровое наказание пожилому лицу заменяется из соображений гуманизма, по причине тяжести его исполнения, достижение указанного в Уложении возраста «влияет на такую замену одинаково, исполнился ли указанный в законе предельный срок в момент учинення преступного деяния или в момент постановления приговора, или даже по отношению, например, к смертной казни в момент исполнения приговора»47.

В соответствии с Уголовным уложением 1903 г., сохраняется градация порогов уголовной ответственности. Согласно ст.40, лицу, не достигшему 10 лет, не вменяется в вину совершенное им преступное деяние. Применительно к лицу в возрасте от 10 до 17 лет судом в каждом случае разрешается вопрос о понимании им свойств и значения совершаемого и способности руководить своими поступками. При установлении неспособности лица указанного возраста к пониманию и руководству своими действиями преступное деяние не вменялось ему в вину48. Такое положение представляется более удачным по сравнению с нормами Уложения о наказаниях 1845 г., обязывающими устанавливать разумение в действиях лица. «Разумение» отражает только интеллектуальную способность к осознанию характера своих действий, в то время как незрелость подростка зачастую выражена не в интеллектуальной, а в волевой сфере. Аналогичным образом, в соответствии со ст.97 Уложения, не могли вменяться в вину «преступления и проступки, учиненные лицами, потерявшими умственные способности и рассудок от дряхлости или старости».

Таковы первые законодательные начала о малолетних в русском уголовном праве. Как видим, «ступенчатый» подход к установлению возраста наступления уголовной ответственности, свойственный современному уголовному законодательству, сложился исторически и оправдывает себя на практике. Специфика же русского уголовного права, вплоть до 1917 г., заключалась в том, что малолетство рассматривалось в нем как обстоятельство, исключающее вменяемость, а не основание для так называемой «уголовной безответственности»49, что с позиций современной науки нельзя признать правильным.

Законодательная регламентация возраста в советский период

После Октябрьской революции все законы царской России были отменены, и новая власть «с чистого листа» формировала советское законодательство, в том числе и уголовное. Первые шаги в указанной сфере были направлены на смягчение уголовной политики в отношении несовершеннолетних. Декрет СНК РСФСР от 14.01.1918 г. «О комиссиях по делам несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях» отменил процедуру судебного разбирательства в отношении несовершеннолетних и запретил применение к ним тюремного заключения. Дела лиц обоего пола, не достигших 17 лет, совершивших общественно опасные деяния, были переданы в ведение комиссии по делам несовершеннолетних. Лица, достигшие 17 лет, подлежали уголовной ответственности в судебном порядке.50

С принятием руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г. взгляды советского законодателя на порядок привлечения к ответственности несовершеннолетних изменились. Так, отныне не подлежали суду и уголовному наказанию за совершенные преступления только лица, не достигшие 14 лет. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, совершившие общественно опасные деяния, могли быть привлечены к уголовной ответственности. Решение этого вопроса зависело от наличия у них «разумения» по отношению к совершаемым ими деяниям. Если было установлено, что лицо в возрасте от 14 до 18 лет действовало «без разумения», к нему, как и к лицу, не достигшему 14 лет, могли быть применены исключительно воспитательные меры. При этом «действовать с разумением» означало понимать, то есть «поступать, отдавая себе отчет в своем поведении».

Декретом СНК РСФСР от 4 марта 1920 г. «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях»51 были внесены некоторые уточнения в отношении лиц, достигших 14, но не достигших 18 лет. По общему правилу, все дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими 18 лет, рассматривались комиссиями по делам несовершеннолетних. В соответствии с указанным Декретом, если указанная комиссия считала недостаточным применение мер медико-педагогического характера по отношению к лицу, достигшему 14 лет, дело передавалось для рассмотрения в судебном порядке. Однако, как следует из текста Инструкции комиссии по делам несовершеннолетних, утвержденной Постановлением НКПроса и НКЮ РСФСР, передача дел несовершеннолетних в суд для привлечения к уголовной ответственности была крайне редким явлением и практиковалась в случаях совершения лицами в возрасте от 14 до 18 лет посягательств на жизнь, причинения тяжких ранений, изнасилования и некоторых других, явно опасных для общества преступлений.52

С введением в действие Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. безусловный возрастной порог уголовной ответственности был понижен с 18 до 16 лет. Дела о преступлениях лиц, не достигших 16 лет, также рассматривались комиссиями по делам несовершеннолетних; в отдельных случаях дела несовершеннолетних, совершивших преступления в возрасте от 14 до 16 лет, могли быть переданы в суд.53

Основными началами по уголовному праву 1924 г. в ст. 8 закреплялось применение мер медико-психологического характера к малолетним, а в случаях, когда соответствующие органы констатировали невозможность применения к несовершеннолетним наказания, - и к лицам данной категории. Основные начала, введя термины «малолетний» и «несовершеннолетний», не устанавливали границ указанных возрастных периодов, оставив решение данного вопроса на усмотрение законодательных органов союзных республик.

Статья 12 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. повторяла положения УК РСФСР 1922 г.: малолетними признавались лица, не достигшие 14 лет. Статья 50 устанавливала порядок назначения наказания несовершеннолетнему лицу, достигшему возраста наступления уголовной ответственности. Так, при назначении наказания в виде исправительных работ или лишения свободы для несовершеннолетних от 14 до 16 лет срок смягчался наполовину, а для* лиц достигших 16, но не достигших 18 лет, - на треть. Назначенная мера наказания не должна была превышать половину максимального наказания, предусмотренного соответствующей нормой УК РСФСР за данное преступление.54

С изданием ВЦИК и СНК РСФСР 30 октября 1929 г. Постановления «Об изменении ст. 12 и 50 Уголовного кодекса и ст. 47 и 174 Исправительно-трудового кодекса РСФСР» возраст уголовной ответственности вновь претерпел изменения. Статья 12 УК РСФСР 1926 г. в редакции указанного Постановления закрепила положение о том, что наказание может применяться только к лицам, достигшим 16 лет. Несовершеннолетние более раннего возраста наказанию не подлежали; дела о совершенных ими преступлениях не относились к компетенции суда и были переданы в ведение комиссий по делам несовершеннолетних, единственным орудием которых в борьбе с подростковой преступностью являлось применение мер медико-психологического характера.55 Соответственно минимальный возраст наступления уголовной ответственности был повышен до 16 лет. При этом в ст.48 было особо указано, что недостижение лицом совершеннолетия выступает смягчающим обстоятельством при определении меры социальной защиты.

Таким образом, первые годы установления власти Советов ознаменованы многократным пересмотром и изменением норм об уголовной ответственности несовершеннолетних. Характерной чертой уголовного права данного периода являлось установление приоритета применяемых к несовершеннолетним воспитательных мер по отношению к мерам уголовной ответственности.

Законодательство 30-х годов XX века в целом характеризуется усилением уголовной ответственности в отношении несовершеннолетних, выразившейся в снижении за совершение ряда деяний возраста ответственности и ужесточении последней. Так, в соответствии с Постановлением ЦИК СНК СССР от 07.04.1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», которым была обозначена задача «быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних»56, по ряду статей УК, отнесенных законодателем к числу составов повышенной опасности, - убийство, попытка к убийству, кража, насилие, причинение телесных повреждений, увечий - лицо подлежало уголовной ответственности с 12 лет. За совершение остальных уголовно наказуемых деяний ответственность наступала, как и прежде, с 16 лет. Практически сразу, Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. «О мерах ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», упраздняются комиссии по делам несовершеннолетних.57

Следует отметить, что основной проблемой, с которой столкнулись советские суды в ходе реализации Постановления ЦИК

СНК СССР от 07.04.1935 г., явилось отсутствие в его тексте указания на то, подлежит ли 12-летнее лицо уголовной ответственности за неосторожное причинение смерти и телесных повреждений, или имеется в виду только совершение умышленных деяний. В соответствии с разъяснением, данным Президиумом Верховного Совета СССР от 07.07.1941 г., уголовная ответственность устанавливается Постановлением и за неосторожное совершение рассматриваемых деяний. Как пояснил Верховный Суд, такое толкование нормы, при которой ответственность применяется лишь за умышленные деяния, «не соответствует тексту закона, вводит не предусмотренные законом ограничения и находится в противоречии со ст.6 "Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик", согласно которой уголовная ответственность наступает как в случаях совершения преступлений умышленно, так и по неосторожности...»58. Таким образом, за неосторожное совершение перечисленных в тексте Постановления деяний несовершеннолетние также привлекались к ответственности с 12-летнего возраста. В дальнейшем, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г., представленный в Постановлении перечень преступлений был дополнен совершением деяний, которые могут повлечь крушение поезда.

Л Следующим шагом на пути ужесточения ответственности несовершеннолетних явилось снижение общего возрастного порога уголовной ответственности. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1941 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних» за преступления, не названные в рассмотренных выше нормативных актах, предусмотрена уголовная ответственность для лиц, достигших 14 лет.

Исследователями в данной сфере дается неоднозначная правовая оценка рассмотренным законодательным актам довоенного периода. Ряд ученых усматривает в них преувеличение роли уголовного наказания в борьбе с преступностью несовершеннолетних и полагает, что указанные законодательные акты перечеркнули многолетний опыт борьбы с преступлениями в среде несовершеннолетних путем приоритетного применения мер предупреждения и перевоспитания.59 Другие авторы утверждают, что законодателем на указанном этапе допускается произвол: определение возрастного критерия уголовной ответственности и, следовательно, сама ответственность, ее пределы и объемы не обоснованы научно, и никакими объективными и субъективными условиями снижение возрастной «планки» уголовной ответственности несовершеннолетних сразу на 4 года, с 16 до 12 лет, объяснить нельзя.60 Некоторые ученые считают, что законодательные акты 1935-1941 гг. были направлены на повышение ответственности несовершеннолетних за свои поступки, а не на расширение репрессий в отношении несовершеннолетних.61 С последней точкой зрения можно отчасти согласиться; тем не менее привлечение лиц, достигших 12 лет, к уголовной ответственности за совершение ряда неосторожных деяний нельзя признать обоснованным.

Законодательство периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет не внесло существенных изменений в положения о возрасте ответственности. Вместе с тем Указами Президиума Верховного Совета СССР от 04.06.1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» и «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества»62 за совершение хищений была ужесточена уголовная ответственность для всех категорий граждан, включая несовершеннолетних лиц, достигших 12 лет. Последние за хищение государственного имущества, совершенное повторно, группой лиц либо в крупном размере, могли быть осуждены к длительным - до двадцати пяти лет - срокам лишения свободы.

Как обоснованно указывает А.А. Пионтковский, лица в возрасте от 12 до 16 лет еще не приступили либо только приступают к трудовой деятельности; нельзя соответственно рассматривать отдельные случаи совершения ими хищений как проявление паразитических стремлений, уклонение от общественно полезной трудовой деятельности, на борьбу с которыми были призваны бороться указы «о колосках». Зачастую хищения в этом возрасте совершаются из простого озорства, а потому не обладают той повышенной общественной опасностью, которая требует применения столь суровых наказаний.63 На наш взгляд, отсутствие в тексте указа оговорки о нераспространении их действия на лиц, не достигших общего возраста наступления уголовной ответственности, или хотя бы о смягчении наказания по отношению к указанной группе не объяснимо никакими разумными доводами.

«Изъятие» лиц в возрасте от 12 до 16 лет из сферы действия рассматриваемых указов осуществил Пленум Верховного Суда СССР своим Постановлением от 17 февраля 1948 г. «О применении Указов от 4 июня 1947 года в отношении несовершеннолетних». В соответствии с ним, «суды в случае совершения хищений незначительных размеров несовершеннолетними в возрасте от 12 до 16 лет должны ставить на обсуждение вопрос о прекращении дела в уголовном порядке за нецелесообразностью применения мер уголовного наказания и о направлении обвиняемых в трудовые воспитательные колонии МВД».64 В тех случаях, когда дело в отношении лица от 12 до 16 лет не подлежало прекращению, при наличии смягчающих обстоятельств суд мог назначить наказание ниже низшего предела карательной санкции либо применить условное осуждение, обосновав в приговоре мотивы смягчения наказания. Что касается лиц, достигших 16, но не достигших 18 лет, то, в соответствии с нормами Указов «о колосках», за совершение мелкого хищения они по-прежнему осуждались к длительным срокам лишения свободы.

С принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и действовавшего на протяжении тридцати шести лет Уголовного кодекса РСФСР в 1960 г. начался новый этап развития советского уголовного законодательства. Важной особенностью названных выше нормативных актов является то, что возрастной порог уголовной ответственности ими повышен на два года и составил соответственно: общий - 16 лет, а за ограниченный перечень уголовно наказуемых деяний, указанных в ч.2 ст. 10 УК РСФСР (всего 26 составов преступлений), - 14 лет. Лица до 14 лет уголовной ответственности не подлежали. В соответствии со ст.38, совершение преступления несовершеннолетним признавалось смягчающим ответственность обстоятельством. Кроме того, в соответствии с ч.З ст. 10 УК РСФСР, суд, при наличии возможности исправления лица, совершившего в возрасте до 18 лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, без применения мер уголовного наказания, мог применить к такому лицу принудительные меры воспитательного характера, предусмотренные ст.63 УК РСФСР, не являющиеся наказанием. Таким образом, существующие в УК РФ 1996 г. положения, касающиеся возраста наступления уголовной ответственности, нашли свое закрепление в отечественном законодательстве еще полвека назад и с тех пор не претерпели особых изменений.

В дальнейшем Основами уголовного законодательства СССР и союзных республик 1991 г. сформирован новый подход к регламентации ответственности несовершеннолетних. Названный документ содержал самостоятельный раздел (раздел VIII), посвященный особенностям уголовной ответственности лиц данной категории. По мнению некоторых авторов, одним из наиболее серьезных недостатков советского уголовного законодательства являлась рассредоточенность положений об ответственности несовершеннолетних, препятствовавшая формированию целостной и единой системы регулирующих ее норм и приводившая к тому, что не все специфические аспекты указанной ответственности находили свое законодательное разрешение.65 С разрозненностью норм этой группы в законе исследователи связывали и сравнительную распространенность судебных ошибок, выражавшихся то в необосно- ванно существенных «скидках» на юный возраст, то, напротив, в отказе от учета специфических особенностей несовершеннолетних66.

Еще одной заслуживающей внимания новеллой Основ явилась норма, согласно которой несовершеннолетний, достигший установленного в законе возраста, не подлежит уголовной ответственности, если вследствие задержки психического развития, не связанной с болезненным психическим расстройством, он был не способен осознавать фактический характер либо общественную опасность своих действий или руководить ими (ч. 2 ст. 60). Хотя Основы 1991 г. в связи с распадом Союза ССР так и не вступили в законную силу, оба отмеченных позитивных нововведения были восприняты российским законодательством при разработке Уголовного Кодекса РФ 1996 г.

<< | >>
Источник: Байбарин, А. А.. Уголовно-правовая дифференциация возраста [Текст]: монография / А.А. Байбарин. М.: Высшая школа. 252 с.:. 2009

Еще по теме Становление и эволюция уголовно-правовой категории возраста субъекта преступления в уголовном законодательстве России в дореволюционный и советский периоды:

  1. 1. Понятие и признаки правовых поощрений.
  2. Становление и эволюция уголовно-правовой категории возраста субъекта преступления в уголовном законодательстве России в дореволюционный и советский периоды
  3. Социально-экологическая доктрина России (разработка)
  4. Цели и задачи дисциплины, её место в учебном процессе
  5. ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  6. РЕФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА И ЭВОЛЮЦИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  7. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -