<<
>>

Применение специальных начал назначения наказания (общие вопросы)

Применение специальных начал назначения наказания должно основываться на собственных для каждых из них правилах. В то же время при применении всех их возникает вопрос о соотношении 1) е общими началами и 2) друг с другом.

1.

Ясно, что общие и специальные начала назначения наказания являются двумя группами правил одной и той же деятельности. Отсюда и первые и последние в принципе могут быть относительно самостоятельными и не дублировать друг друга. Специфика же их взаимодействия заключается в том, что специальные начала — правила, развивающие или конкретизирующие общие начала и применяемые наряду с последними83. Если общие начала используются в части того, что характерно для любого случая назначения наказания, то специальные начала — в части того, что отражает особенности определенных категорий таких случаев.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 19 постановления от 11 июня 1999 г. № 40, при назначении наказания «лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, необходимо руководствоваться общими началами назначения наказания с соблюдением положений, предусмотренных статьей 65 УК РФ». Аналогичный подход выработан в постановлении от 14 февраля 2000 г. № 7, согласно п. 12 которому при назначении наказания несовершеннолетним следует иметь в виду «не только требования, изложенные в статье 60 УК РФ (характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание), но и условия, предусмотренные статьей 89 УК РФ (условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития, иные особенности личности, влияние старших по возрасту лиц)» • Значит, специальные начала назначения наказания должны применяться совместно с общими.

Наиболее наглядно отмеченное прослеживается при сочетании назначения наказания по правилам ст.

62 УК РФ и ст. 65 — 70 и 88 УК РФ. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 и 15 постановления от 11 июня 1999 г. № 40 указал, что при назначении наказания «за неоконченное преступление при наличии оснований, предусмотренных статьей 62 УК РФ, следует исчислять три четверти максимального срока или размера наиболее строгого наказания от максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление...», и по правилам ч. 2 или 3 ст. 69 УК РФ «назначается окончательное наказание... когда за одно или несколько преступлений, входящих в совокупность, назначено наказание в соответствии со статьей 62 УК РФ»411.

Правда, при сочетании некоторых из изложенных правил назначения наказания иногда говорят об их конкуренции412. И с точки зрения буквы закона она действительно имеется. Однако его дух — в пользу разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. В противном случае наблюдается несправедливость при сравнении назначения наказания только при наличии смягчающих обстоятельств, а также их и еще хотя бы одного основания к понижению или повышению наказания. Наказание все равно якобы должно назначаться в одинаковых пределах.

В то же время ошибку допустила Военная коллегия Верховного Суда РФ, указав в определении по делу Ковалева, что «в силу требований ст. 62 УК РФ суд не мог назначить по ст. 102 УК РСФСР и по совокупности преступлений наказание, превышающее три четверти от максимального срока»413. Правила ст. 62 УК РФ нельзя применять повторно, ибо это означает двойное понижение наказания при учете одних и тех же данных.

Отсюда полной конкуренции между рассматриваемыми началами возникать не должно. И ее в самом деле нет в той части, где идет речь о развитии специальными началами общих. Вместе с тем частичная конкуренция вполне может быть и действительно имеется, когда речь идет о конкретизации специальными началами общих. Причем она бывает оправданной и неоправданной.

Во-первых, конкуренция налицо между предписаниями общих начал «о назначении наказания в пределах санкций статей Особенной части и нормами Общей части, запрещающими применять в некоторых случаях определенные виды наказания полностью либо свыше установленного предела»88 или ниже его.

Так, обязательные и исправительные работы в соответствии с ч. 4 ст. 49 и ч. 4 ст. 50 УК РФ не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим воинскую службу по призыву, а также по контракту, но на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

Ограничение свободы в соответствии со ст. 53 УК РФ не назначается лицам, признанным инвалидами первой и второй группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста, мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, а также военнослужащим, проходящим военную службу по призыву (ч. 3), кроме того, осужденным, не достигшим к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста (ч. 1), и лицам, осужденным за совершение умышленных преступлений и имеющим судимость (п. «а» ч. 2). Арест в соответствии с ч. 2 ст. 54 УК РФ не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, а также беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет. Лишение свободы в соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

08 Горелик А. С. Положения Общей части уголовного права и назначение наказания. С. 81.

Пожизненное лишение свободы и смертная казнь в соответствии с ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ не назначаются женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста. Последние наказания также не применяются, если суд не сочтет возможным освободить от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности лицо, совершившее преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы (ч.

4 ст. 78 УК РФ).

Наказание лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, либо не применяются смертная казнь и пожизненное лишение свободы (ст. 65 УК РФ). Наказание лицу за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление, а за покушение на преступление — трех четвертей того же срока или размера, либо не применяются смертная казнь и пожизненное лишение свободы (ст. 66 УК РФ). В ст. 88 УК РФ несовершеннолетним предписано назначать штраф, обязательные и исправительные работы, арест и лишение свободы только в указанных в ч. 2-6 пределах (соответственно в размере до пятидесяти тысяч рублей или дохода за период до шести месяцев, до ста шестидесяти часов, до одного года, до четырех месяцев, до шести лет при совершении преступления в возрасте до шестнадцати лет и до десяти лет при совершении особо тяжкого преступления в возрасте до шестнадцати лет и остальным несовершеннолетним). Наказание гражданам Российской Федерации и постоянно проживающим в ней лицам без гражданства, совершившим преступление вне ее пределов, не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление (ч. 1 ст. 12 УК РФ).

Наконец, последний вариант. Наказание при рецидиве преступлений не может быть менее одной третей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ст. 68 УК РФ).

Во-вторых, конкуренция имеется между положениями общих начал о назначении наказания в названных пределах и правилами, требующими применять в некоторых случаях определенные виды и размеры наказаний, не указанные в санкции.

Так, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного наказания, ограничение по военной службе и содержание в дисциплинарной воинской части допустимо назначать, а лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград всегда подлежит назначению, если они не отражены в санкции соответствующей статьи Особенной части уголовного законодательства (ч. 3 ст. 47, ст. 48, ч. 1 ст. 51, ч. 1 ст. 55 УК РФ). В ст. 64 УК РФ установлено назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление, а в ст. 69 и 70 — более строгого. Несовершеннолетнему осужденному штраф назначается от одной тысячи рублей (ч. 2 ст. 88 УК РФ), обязательные работы — от сорока часов (ч. 3), а при назначении лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, сокращается наполовину (ч. 6-1).

В-третьих, конкуренция имеется между общими требованиями ч. 3 ст. 60 УК РФ об учете личности виновного, а также смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, и конкретными требованиями специальных начал. Так, в ч. 3 ст. 46 УК РФ говорится об учете при назначении наказания имущественного положения осужденного и его семьи, а также возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода при назначении штрафа, а в ст. 89 — условий жизни и воспитания, уровня психического развития, иных особенностей личности несовершеннолетнего и влияния на него старших по возрасту лиц. В ч. 1 ст. 64 УК РФ при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, предписано принимать во внимание исключительные обстоятельства, связанные с определенными факторами, друг**® обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления, и активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления.

Существование описанной конкуренции вполне оправданно в силу типичности приведенных особых предписаний закона.

Она вызывается закономерностями законодательной техники. В противном случае пришлось бы постоянно оговаривать в Особенной части У головного кодекса вопросы назначения наказания отдельным категориям осуждаемых лиц.

При применении санкции уголовно-правовой нормы данная конкуренция преодолевается легко. Она имеет форму конкуренции общей и специальной нормы. Отсюда приоритет, естественно, отдается специальным началам, как раз и рассчитанным на особенности назначения наказания по отдельным категориям уголовных дел.

Однако действующий уголовный закон приводит и к неоправданной, порождаемой недостатками законодательной техники конкуренции общих и специальных начал. Ее преодоление необходимо для исключения возможности двойного учета одного и того же при назначении наказания и в конечном счете требует вмешательства законодателя.

Неоправданная конкуренция общих и специальных начал назначения наказания имеется при дублировании предписаний ст. 60 УК РФ об учете характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного в ч. 3 ст. 47. Вполне очевидно, что принятие во внимание перечисленного не отражает особенностей назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в сравнении с общими началами. Для исключения же данной конкуренции следовало бы из ч. 3 ст. 47 УК РФ изъять требование, содержащееся в ч. 3 ст. 60, которое рассчитано на любой случай назначения наказания.

В ч. 1 ст. 68 УК РФ повторяется требование ст. 60 об учете характера и степени общественной опасности преступления. В то же время ничего специфичного здесь назначение наказания при рецидиве преступлений не обнаруживает. Отсюда конкуренция явно излишня и может быть легко отменена путем соответствующего изменения редакции ч. 1 ст. 68 УК РФ.

Такого же плана, но завуалированная использованием другого термина, конкуренция имеет место между учетом характера и степени общественной опасности преступления по ч. 3 ст. 60 УК РФ и тяжести совершенного преступления — по ч. 3 ст. 46. Для устране- ния данной конкуренции достаточно изъять из ч. 3 ст. 46 УК РФ требование учета тяжести совершенного преступления, не способного обозначать что-либо отличное от учета характера и степени общественной опасности преступления.

При назначении лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, содержания в дисциплинарной воинской части, когда это не предусмотрено в статье Особенной части уголовного законодательства, и определении режима отбывания лишения свободы с отступлением от обычного правила требуется упитывать личность виновного (ст. 48, ч. 1 ст. 55 и п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ). Вместе с тем и здесь простого дублирования соответствующего общего предписания ч. 3 ст. 60 УК РФ для отражения специфики назначения наказания в приведенных случаях явно недостаточно. Говоря иначе, конкуренция опять-таки налицо, и она ничем не оправдана. Все будет безупречно лишь при изъятии из ст. 48, ч. 1 ст. 55 и п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ указания на учет личности виновного.

Во всех перечисленных ситуациях преодоление конкуренции при применении санкции нормы уголовного права теряет смысл. Казалось бы, предпочтение следует отдать специальным началам. В то же время ничего не изменит и применение общих начал назначения наказания. Не должно только одно и то же учитываться дважды.

Однако имеется неоправданная конкуренция общих и специальных начал назначения наказания и другого плана. Так, в ст. 67 УК РФ содержится требование учета при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, характера и степени фактического участия лица в совершении преступления, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Одновременно совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), а также особо активная роль в совершении преступления предусмотрены п. «в» и «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ как отягчающие обстоятельства, принятие во внимание которых при назначении наказания урегулировано в ст. 60. Ясно, что учет всего отмеченного составляет специфику именно соучастия в преступлении, т. е. в упомянутом случае конкуренция общих и специальных начал является действительно неоправданной. В то же время ее преодоление в зависимости от того, что следует принимать во внимание по данному уголовному делу, будет в пользу либо специальных, либо общих начал. Логикой правоприменения такое преодоление конкуренции не объяснить. Для ее устранения достаточно перенесения предписаний п. «в» и «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ в ст. 67. 2.

В конкретном случае назначения наказания может применяться сразу не одно специальное начало назначения наказания. Например, если лицо совершило несколько преступлений, часть из которых являются оконченными, часть — неоконченными, причем в одних из них оно было исполнителем, в других — иным соучастником, должны совместно применяться начала, предусмотренные ст. 66-69 УК РФ и соответствующей статьей, регулирующей вид назначаемого наказания. Поскольку специальные начала назначения наказания допускают одновременное применение, важно, чтобы их регламентация не приводила к недостаткам уголовно-правового регулирования. В то же время они имеются.

Так, в ч. 4 ст. 56 УК РФ содержатся положения о том, что в случае частичного или полного сложения максимальный срок лишения свободы не может быть в соответствующих случаях более двадцати пяти или тридцати лет. Вместе с тем это уже особенность назначения окончательного наказания по совокупности преступлений и приговоров (ст. 69 и 70 УК РФ), а не особенность назначения вида наказания за совершенное преступление. Отсюда положения ч. 4 в ст. 56 УК РФ излишни. Они создают как бы конкуренцию общей и специальной нормы там, где ее быть не должно, ибо названные специальные начала определяют особенности назначения наказания по таким категориям дел, которые способны противостоять лишь общим началам, а не друг другу.

Более того, между предписаниями ч. 4 ст. 56 УК РФ и ч. 3 ст. 69 возникла прямая несогласованность. В соответствии с последней окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок этого наказания, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Если последним будет особо тяжкое преступление, то окончательное наказание способно достигнуть тридцати лет (20 + 20 : 2 = 30) . Устранить приведенную несогласованность под силу исклю-

Бриллиантов А. Новые законодательные подходы к назначению наказания // Законность. 2004. №3. С. 13.

чительно законодателю. Сейчас же приоритет следует отдавать ст. 69 УК РФ414 как регулирующей особенности назначения наказания именно по совокупности преступлений.

Мнимую же конкуренцию создают положения ст. 54 УК РФ, в которой сказано, что арест устанавливается на срок от одного месяца и не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, и ч. 5 ст. 88, в которой предусмотрено, что арест назначается несовершеннолетним осужденным, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, на срок от одного месяца. Все упомянутое — особенности назначения ареста со всеми вытекающими из данного факта последствиями.

В ст. 56 УК РФ регулируется лишение свободы на определенный срок, а в ст. 57 — пожизненное лишение свободы. Однако данное различие совершенно не принимается во внимание в ст. 69 и 70 УК РФ. В них использован родовой термин — лишение свободы, которое при совокупности преступлений не может превышать более чем наполовину максимальный срок, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, а по совокупности приговоров — тридцати лет. Отмеченное должно приводить к парадоксальным решениям при назначении за одно из преступлений или по одному из приговоров пожизненного лишения свободы: окончательному наказанию надлежит быть мягче, чем назначенному за одно из преступлений или по одному из приговоров.

Точно так же правила назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров не отражают возможности назначения смертной казни и ее замены в порядке помилования пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет (ст. 59 УК РФ) и назначение за одно из преступлений или по одному из приговоров максимально возможного наказания. Все это требует поглощения менее строгого наказания более строгим, но такого варианта ст. 70 УК РФ не предусматривает вообще, а ст. 69 — если хотя бы одно из деяний, входящих в совокупность, является тяжким или особо тяжким преступлением.

Чтобы не противоречить букве приведенных законоположений, названные наказания вообще нельзя назначать по совокупности преступлений и приговоров. Другим вариантом, по которому и идет практика, является смысл закона. Он предписывает не обращать внимания на недостатки уголовно-правовой регламентации и действовать по его логике. Конечно, последний подход с точки зрения принципа законности (ст. 3 УК РФ) уязвим. Отсюда ст. 69 и 70 УК РФ следует привести в соответствие с правилами назначения нака-

91

зании отдельных видов .

При применении нескольких специальных начал назначения наказания может возникнуть наличие двух или более оснований для его а) понижения, б) повышения, в) и понижения и повышения. Как в таких случаях поступать, законодатель не урегулировал. Вместо него это разъясняют практика и теория.

Наличие двух или более оснований для понижения наказания возникает при любом сочетании вердикта присяжных заседателей о снисхождении, неоконченного преступления и несовершеннолетнего субъекта преступления. Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 постановления от 11 июня 1999 г. № 40 отметил, что «при назначении наказания за приготовление или покушение на совершение преступления при вердикте присяжных заседателей о снисхождении следует исчислять две трети от максимального срока или размера наиболее строгого вида или размера наказания, предусмотренного за неоконченное преступление (то есть две трети от одной второй — за приготовление и две трети от трех четвертей — за покушение)». В п. 10 того же постановления разъяснено, что при назначении наказания лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, с применением ст. 66 УК РФ «следует исходить из того, что срок или размер наказания за оконченное преступление не может превышать максимальных сроков или размеров, установленных статьей 88 УК РФ»415.

Во-первых, приведенные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ с позиции буквы действующего закона спорные и оправданны только тем, что направлены в благоприятную для виновного сторону. Ведь в ст. 65 и 66 УК РФ говорится о наказании, предусмотренном за совершенное преступление или предусмотренном соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса. Не случайно в теории справедливо сетовали на то, в частности, что в силу ст. 66 УК РФ «исчисление срока наказания несовершеннолетнему, осуществившему покушение на особо тяжкое преступление... должно... производиться исходя из максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией...».416

Во-вторых, разъяснения даны не по всем возникающим вопросам. Так, при вердикте присяжных заседателей о снисхождении в случае совершения несовершеннолетним неоконченного преступления следует исходить из того, что наказание за приготовление к преступлению не может превышать половины, а за покушение на преступление — трех четвертей сроков или размеров, установленных ст. 88 УК РФ, с исчислением двух третей от выведенного таким образом наказания.

Наличие двух или более оснований для повышения наказания возникает при сочетании рецидива преступлений и совокупности преступлений или приговоров. В этих случаях, как правильно отмечается в литературе, наказание назначается сначала за соответствующее преступление с учетом пределов, обозначенных в ч. 2 ст. 68 УК РФ, и затем — окончательное по совокупности преступлений или приговоров в пределах, установленных ст. 69 или 70417. По такой же линии пошла и практика. Так, приговор в отношении ранее дважды и четырежды судимых за умышленные преступления Лалетина и Булата был отменен 21 октября 1998 г. Президиумом Верховного Суда РФ, в частности, в связи с тем, что при назначении наказания за входящие в совокупность преступления суд не учел требования ч. 2 ст. 68 УК РФ418. Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 постановления от 11 июня 1999 г. № 40 разъяснил, что при совершении не-

скольких преступлений в случае наличия рецидива наказание «назначается за каждое преступление с учетом правил части второй статьи 68 УК РФ, если нет оснований для ее неприменения в силу части третьей той же статьи, а окончательное наказание по совокупности преступлений или совокупности приговоров — в соответствии со статьей 69 УК РФ или статьей 70 УК РФ)»96.

Наличие двух или более оснований для понижения и повышения наказания возникает при любом сочетании, с одной стороны, исключительных или иных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, вердикта присяжных заседателей о снисхождении, неоконченного преступления либо несовершеннолетнего возраста субъекта преступления, а с другой — рецидива преступлений и совокупности преступлений и приговоров. В этих случаях наказание должно назначаться сначала в пределах, определенных ст. 64-66 или 88 УК

РФ, а затем — в пределах, названных в ст. 68-70. Аналогичные ре-

97

шения уже находили отражение в литературе , в том числе в ней правильно отмечалось, что «при ином решении вопроса окажется невыполненным либо требование закона об обязательном смягчении наказания, либо требование об обязательном его усилении»98.

Практика не сразу пошла по указанному пути. Так, суд первой инстанции назначил Баринову по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР три года лишения свободы, по ст. 15 и п. «з» ст. 102 УК РСФСР — одиннадцать лет, по совокупности преступлений на основании ст. 40 УК РСФСР — тринадцать лет лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, изменяя меру наказания, назначенную по совокупности преступлений, указала, что в силу ч. 3 ст. 66 УК РФ срок наказания по ст. 15 и 102 УК РСФСР не должен превышать трех четвертей максимального срока наказания в виде лишения свободы, предусмотренного за оконченное преступление, и поэтому суд при назначении наказания по совокупности преступлений не мог назначить окончательное наказание свыше одиннадцати лет и трех месяцев лишения свободы". Изменен также приговор Верховного Суда Республики Татарстан в отношении Фахрутдино- ва, осужденного по ст. 15, п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР к восьми годам лишения свободы, по п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 146, ч. 2 ст. 218 УК РСФСР — к шести годам лишения свободы и по совокупности преступлений — к десяти годам лишения свободы. Фахрутдинов совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, вследствие чего на основании ст. 66 УК РФ Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ снизила ему наказание по ст. 15, п. «а», «н» ст. 102 УК РФСР и по совокупности преступлений до семи лет и шести месяцев лишения свободы419.

На несоответствие закону указанной практики обоснованно обращалось внимание в теории420. В то же время он не всегда дает достаточные основания для адекватных выводов.

Так, нередко считается, что в случае частичного или полного сложения сроки лишения свободы при назначении наказания несовершеннолетним по совокупности преступлений и приговоров способны достигать соответственно двадцати пяти и тридцати лет421. При этом нельзя не признать, что положения ст. 56, 69, 70 и 88 УК РФ содержат основания для подобного вывода. Если подходить к закону формально, «несовершеннолетним, совершившим преступления, может быть назначено наказание либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия, а при освобождении от наказания судом они могут быть также помещены в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием» (ч. 2 ст. 87 УК РФ), а не оговоренные в главе 14 УК РФ виды освобождения от уголовной ответственности и наказания не применимы. С учетом же общего направления смягчения уголовной ответственности несовершеннолетних и использования в ч. 6 ст. 88 УК РФ словосочетания «лишение свободы назначается...» вместо «лишение свободы устанавливается...» в ч. 2 ст. 56 несложно прийти и к иному решению: десятилетний срок лишения свободы для несовершеннолетних — максимальный. Имеется и другой подход к назначению наказания несовершеннолетним. Порой считается, что, если оно «после применения правил статей 62, 66, 69 и 70 УК превышает максимальные пределы, установленные статьей 88 УК РФ, наказание подлежит сокращению (смягчению) в этих пределах»103. При таких условиях все несовершеннолетние могут быть подвергнуты только одинаковому наказанию, что противоречит необходимости его индивидуализации.

В постановлении от 11 июня 1999 г. № 40 Пленум Верховного Суда РФ по изложенным проблемам пришел, скорее всего, к правильным выводам. Так, в п. 9 названного постановления разъяснено, что «при назначении наказания за неоконченное преступление... при наличии рецидива преступлений, следует, применяя правила статьи 68 УК РФ, исходить из максимального срока наказания, который может быть назначен с учетом требований статьи 66 УК РФ»; в п. 10 — «... при назначении наказания лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, с применением статей 66, 69 и 70 УК РФ следует исходить из того, что срок или размер наказания за оконченное преступление не может превышать максимальных сроков или размеров, установленных ст. 88 УК РФ», а «по совокупности преступлений или по совокупности приговоров окончательное наказание не может превышать десяти лет лишения свободы»; в п. 15 — «Если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со статьей 66 УК РФ, однако окончательное наказание по совокупности преступлений должно определяться по правилам части второй или третьей статьи 69 УК РФ»; в п. 21 — «Согласно статье 65 УК РФ... судья, назначая наказание за каждое из преступлений, учитывает решение суда присяжных и при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений может назначить окончательное наказание в пределах максимального срока... указанного в части третей статьи 69 УК РФ»104.

103 _

Степашин В. М. Смягчение наказания по Уголовному кодексу России. С. 10. См. также: Камынин И., Колесников А. Особенности назначения наказания за неоконченные преступления и преступления, составляющие множественность // Законность. $99. № 4. С. 33.

В то же время в литературе высказаны сомнения по поводу разъяснения о назначении окончательного наказания при совокупности неоконченных преступлений в связи с тем, что «в любом случае лишение свободы не может при его назначении по совокупности преступлений быть более двадцати пяти лет», а потому «специфика назначения наказания за совершение двух или даже более неоконченных преступлений должна тем или иным образом отражаться и на смягчении окончательной меры наказания»105. Вместе с тем здесь прав все-таки Пленум Верховного Суда РФ. Правила ст. 66 УК РФ распространяются лишь на преступления, входящие в совокупность, и не могут относиться к определению окончательного наказания. И то и другое — самостоятельные специальные начала назначения наказания.

В заключение нельзя не заметить, что предпочтительнее ситуации, связанные с сочетанием нескольких оснований для понижения и (или) повышения наказаний, урегулировать на законодательном уровне. Это, несомненно, будет способствовать повышению значимости Уголовного кодекса как нормативного регулятора назначения наказания. Так, в ст. 68 УК РФ желательно ввести еще одну часть, в которой предусмотреть, что при сочетании рецидива преступлений и признания присяжными заседателями лица заслуживающим снисхождения или неоконченного преступления наказание назначается по изложенным правилам, исходя из размеров, предусмотренных ч. 1 ст. 65 и ч. 2 и 3 ст. 66 Уголовного кодекса. 6.

<< | >>
Источник: Благов Е. В.. Применение уголовного права (теория и практика). — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс» —505 с.. 2004

Еще по теме Применение специальных начал назначения наказания (общие вопросы):

  1. Статья 60. Общие начала назначения наказания
  2. Статья 60. Общие начала назначения наказания
  3. 2.1. Назначение уголовного наказания в виде ареста
  4. § 1. Общие вопросы назначения наказания
  5. Применение общих начал назначения наказания
  6. Специальные начала назначения наказания
  7. Применение специальных начал назначения наказания (общие вопросы)
  8. Особенности назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
  9. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление
  10. Особенности назначения наказания при рецидиве преступлений
  11. Особенности назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров
  12. Применение иных специальных начал назначения наказания
  13. § 1. ПОНЯТИЕ ПРИНЦИПОВ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
  14. § 3. ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
  15. НРАВСТВЕННЫЕ НАЧАЛА B УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ (Общие черты судебной этики
  16. НРАВСТВЕННЫЕ НАЧАЛА B УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ (Общие черты судебной этики
  17. § 2. Государственное принуждение: понятие, особенности и общие вопросы специализации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -