<<
>>

Применение иных специальных начал назначения наказания

1.

В ст. 72 УК РФ предусмотрены особенности назначения наказания, если лицо содержалось под стражей. В ч. 3 названной статьи указано на зачет содержания под стражей в срок наказания, в ч.

4 — на аналогичный зачет, а также зачет времени отбытия лишения свободы при совершении преступления вне пределов Российской Федерации, в ч. 5 — на смягчение назначенного наказания.

На основании ч. 3 ст. 72 УК РФ «время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день, ограничения свободы — один день за два дня, исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за три дня, а в срок обязательных работ — из расчета один день содержания под стражей за восемь часов обязательных работ». Это означает, что размер назначенного судом наказания пропорционально уменьшается на время содержания лица под стражей

Аналогичный подход законодатель избрал и в ч. 4 ст. 72 УК РФ- В соответствии с ней «время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу и время отбытия лишения свободы, назначенного приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, в случае выдачи лица на основании статьи 13 настоящего Кодекса засчитывается из расчета один день за один день».

Однако в глаза бросается отличие засчитываемых в наказание сроков содержания под стражей. В ч. 3 ст. 72 УК РФ сказано о зачете срока содержания под стражей до судебного разбирательства542, а в ч. 4 — до вступления приговора суда в законную силу. Разница не объясняется даже уголовно-процессуальным регулированием. В ч. 1 ст. 308 УПК РФ говорится, что в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны решения о «зачете времени предварительного содержания под стражей, если подсудимый до постановления приговора был задержан, или к нему применялись меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, или он помещался в медицинский или психиатрический стационар» (п.

9), и «мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу» (п. 10). Несоответствия ч. 3 ст. 72 УК РФ очевидны.

Все равно вне зачета остается мера пресечения после постановления приговора до вступления последнего в законную силу, время домашнего ареста и помещения в медицинский стационар. Вместе с тем зачет помещения в психиатрический стационар предусмотрен в ст. 103 УК РФ. В соответствии с ней время применения принудительного лечения в данном стационаре засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в нем за один день лишения свободы.

Во избежание неясностей законодателю в ст. 72 УК РФ, наверное, не было смысла уточнять период применения мер пресечения. Наоборот, в ней следовало предусмотреть зачеты домашнего ареста и помещения в медицинский стационар.

По уровню ограничений домашний арест (ст. 107 УПК РФ) примерно соответствует такому наказанию, как ограничение свободы (ст. 53 УК РФ). Эквивалент его и содержания под стражей в ч. 1 ст. 72 УК РФ предусмотрен в размере два дня к одному дню. Это соотношение и можно взять за основу при зачете домашнего ареста.

Помещение подозреваемого или обвиняемого, не содержащегося под стражей, в медицинский стационар, как и в психиатрический, осуществляется по судебному решению (ч. 2 ст. 203 УПК РФ). Отсюда вряд ли должны отличаться последствия этого в отношении зачетов того и другого.

В соответствии с ч. 5 ст. 72 УК РФ «при назначении осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание...». Очень неопределенное решение, ибо нет ясности с объемом смягчения, а также отграничением последнего от полного освобождения от отбывания наказания как альтернативы смягчению. В литературе даже отмечено, что вопрос о смягчении наказания или освобождении наказания «оставляется законодателем на усмотрение суда»543.

Нормальным такое положение считать нельзя.

Для единообразного подхода к смягчению штрафа можно предложить методику, в основе которой лежит соотношение максимальных пределов штрафа в качестве основного наказания и лишения свободы, предусмотренных в санкции статьи Особенной части уголовного законодательства. В ч. 2 ст. 291 УК РФ штраф как основное наказание установлен, в частности, в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет, а лишение свободы на срок до шести лет. В ч. 2 ст. 291 УК РФ штраф как основное наказание установлен, в частности, в размере до пятисот тысяч рублей, а лишение свободы на срок до восьми лет. Получается, что одному месяцу лишения свободы примерно соответствует штраф в размере пяти тысяч рублей либо заработка или иного дохода осужденного за период в один месяц. С учетом законодательного соотношения лишения свободы и содержания под стражей (один день за один день) время последнего должно засчитываться в размер назначенного штрафа из расчета один месяц содержания под стражей за

пять тысяч рублей либо заработок или иной доход осужденного за один месяц.

Сложнее с зачетом времени содержания под стражей в срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Если взять за основу методику, предложенную для штрафа, то получится соотношение один день за один день. Дело в том, что максимальное их соотношение содержится в ч. 2 ст. 136 УК РФ, в которой и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как основное наказание, и лишение свободы установлены на срок до пяти лет. В то же время занятие соответствующей деятельностью и работа по должности, по общему правилу, продолжаются не весь день и не всю неделю. В ч. 2 ст. 91 ТК РФ установлено, что нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать сорока часов в неделю. При таких условиях реальное соотношение времени лишения свободы, а тем самым и содержания под стражей, и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может быть не менее чем четыре дня за один день.

Приведенные подсчеты в конкретном случае могут привести к перекрытию размера назначенного наказания. Тогда и должна применяться отраженная в ч. 5 ст. 72 УК РФ альтернатива смягчения наказания — освобождение от отбывания наказания (по терминологии закона — полное). 2.

Помимо предусмотренных в главе 10 УК РФ, как отмечалось, в уголовном законодательстве отражено еще два специальных начала назначения наказания. Они установлены в ч. 1 ст. 12 и ч. 4 ст. 78 УК РФ.

В ч. 1 ст. 12 УК РФ сказано, что «при осуждении указанных (соответствующих граждан Российской Федерации и постоянно проживающих в ней лиц без гражданства. — Е. Б.) лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление». В результате законодатель ограничил нака- * зуемость преступлений, совершенных вне территории Российской Федерации. Это означает льготный подход исключительно к тем лицам, которые совершили преступления, наказуемые в Российской Федерации более строго, чем за ее границей. Причем виды и размеры наказаний, не превышающие верхнего предела указанной санкции, применяются без всяких ограничений в полном объеме.

Следует обратить внимание на использование в ч. 1 ст. 12 УК РФ двух понятий, одно из которых — «совершение преступления вне пределов Российской Федерации», другое — «совершение преступления на территории иностранного государства». Однако первое вовсе не равнозначно второму544. В ч. 3 ст. 11 УК РФ упомянуто еще открытое водное и воздушное пространство. Получается, что совершение преступления в нем вообще не охватывается уголовным законодательством Российской Федерации. Ведь деяние совершается вне ее пределов, но не на территории иностранного государства. Последнее исключает признание совершенного деяния преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено. При отсутствии же так называемой двойной преступности545 деяния соответствующее лицо в силу ч. 1 ст. 12 УК РФ даже не подлежит уголовной ответственности.

В ч. 4 ст. 78 УК РФ говорится, что «если суд не сочтет возможным освободить указанное (совершившее преступление наказуемое смертной казнью или пожизненный лишением свободы. — Е. Б.) лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются». Выходит, что все особенности назначения наказания в приведенном случае законодатель сводит лишь к ограничению наказуемости совершенного преступления. Вместе с тем он ничего не говорит о том, что следует учитывать при решении вопроса, освобождать лицо от уголовной ответственности за истечением сроков давности или не освобождать. Рекомендации исходить при решении этого вопроса «из учета целей наказания (ст. 43 УК РФ) и общих начал назначения наказания (ст. 60 УК РФ)»546 или всей совокупности обстоятельств, характеризующих преступление, личность и поведение лица после совершения преступления547, слишком общи.

На первый взгляд в число обстоятельств, подлежащих принятию во внимание при решении упомянутого вопроса, нельзя включать относящиеся к общим началам назначения наказания. Причиной является то, что они, если суд не сочтет возможным освободить лицо от уголовной ответственности, потом могут учитываться при назначении наказания. В то же время помимо личности виновного искать упомянутые обстоятельства просто негде. Только его поведение после совершения преступления способно дать суду указующую нить. Если оно свидетельствует о том, что цели наказания достигнуты без его применения, то лицо следует освободить от уголовной ответственности. Если же поведение лица свидетельствуют об обратном, то, с одной стороны, оно освобождению от уголовной ответственности не подлежит, но, с другой — это поведение уже нельзя принимать во внимание при назначении ему наказания. В противном случае одни и те же данные будут учтены дважды, что недопустимо, ибо ведет к повторному влиянию на уголовную ответственность: сначала путем отказа в освобождении от нее, затем — увеличения наказания.

В ч. 4 ст. 78 УК РФ произведено ограничение пределов назначения наказаний, содержащихся в санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса, за счет исключения применения всего двух наказаний. Поскольку оно относится только к смертной казни и пожизненному лишению свободы, все остальные наказания, имеющиеся в санкции, могут быть определены в полном объеме. 3.

По существу еще одно специальное начало назначения наказания урегулировано вместо уголовного законодательства в уголовно-процессуальном. Речь идет о ранее упоминавшемся назначении наказания при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением. Понятно, что оно распространяется на ограниченную категорию уголовных дел.

Специфика регламентации назначения наказания в данном случае заключается в двух предусмотренных в главе 40 УПК РФ предписаниях. Одним из них является совершение преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы (ст. 314 УПК РФ). Другим — назначение наказания, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ст. 316 УПК РФ).

Первое предписание имеет форму, которая не принята в уголовном законодательстве. Оно связывает соответствующие юридические последствия с определенными преступлениями либо их категориями, а не с санкциями за них.

Не свыше десяти лет лишения свободы законодатель предусмотрел за совершение преступлений, относящихся к категориям преступлений небольшой тяжести, средней тяжести и тяжким (ст. 15 УК РФ). Отсюда с названными категориями преступлений и следует связать назначение наказания при согласии с предъявленным обвинением.

Второе предписание имеет недостатки, свойственные ранее рассмотренным специальным началам назначения наказания. Лучше его изложить следующим образом: основное наказание не может превышать половины наиболее строгого наказания, которое предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса и может быть назначено лицу; половина наказания определяется путем деления на два суммы значений нижнего и верхнего пределов данного наказания.

Специфики учета обстоятельств дела при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением уголовно-процессуальный закон не предусматривает. Возможно, есть смысл задуматься о запрете в этом случае принимать во внимание отягчающие обстоятельства, а также данные, повышающие степень общественной опасности преступления и отрицательно характеризующие личность виновного. Ведь назначение наказания при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением очень сходно по основным параметрам с вердиктом присяжных заседателей о снисхождении.

Назначение наказания при согласии подсудимого с предъявленным ему обвинением предложено урегулировать в ст. 62-1 или 66-1 УК РФ548 Однако в результате нарушается действующая система регламентации специальных начал назначения наказания. Место предполагаемой новеллы в Уголовном кодексе следует определять с учетом как названного обстоятельства, так и очередности уголовнопроцессуального регулирования соответствующих производств.

Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением предусмотрен в главе 40 УК РФ, а производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей — в главе 42. Значит, особенности назначения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением целесообразно поместить до регламентации особенностей назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении.

4. В действующем уголовном законодательстве вообще не предусмотрено никаких правил назначения наказания для неоднократности и повторности преступлений. Оно, конечно, и понятно в силу неурегулированности в нем данного вида деяний. Однако по изложенным ранее причинам их следует легализовать, а, значит, регламентировать и особенности назначения наказания. При этом, разумеется, они, с одной стороны, не должны повторять (дублировать) общие начала, с другой — наоборот, должны отражать специфику именно неоднократности и повторности преступлений.

При неоднократности преступлений наказание назначается сразу за несколько деяний. Отсюда, во-первых, чем их больше, тем больше страдает объектов уголовно-правовой охраны и тем выше общественная опасность неоднократности. Во-вторых, преступления, входящие в неоднократность, могут иметь тенденцию к увеличению или уменьшению их общественной опасности. В-третьих, время между совершением отдельных преступлений бывает небольшим либо более или менее значительным, отражает тенденцию к сокращению или увеличению. Все отмеченное сказывается на общественной опасности лица, которая способна стать большей (при увеличении числа и общественной опасности преступлений и уменьшении времени между их совершением) или меньшей (при обратной картине).

Учет названных обстоятельств не следует путать с принятием во внимание при назначении наказания по совокупности преступлений внешне таких же факторов. Последние имеют значение для деяний, квалифицируемых самостоятельно, и влияют на назначение только окончательного наказания. Первые же относятся к преступлениям, не квалифицируемым самостоятельно, и влияют на назначение наказания в рамках санкции соответствующей статьи Особенной части уголовного законодательства.

В отличие от обычных преступлений, состоящих из одного деяния, неоднократность включает два или более деяний. Поэтому, наверное, целесообразно повысить нижний предел ее наказуемости в сравнении с санкцией соответствующей статьи Особенной части уголовного законодательства. В то же время вряд ли данное повышение должно быть таким же, как и при особо опасном рецидиве преступлений. Неоднократность преступлений в целом менее злостна, чем такой рецидив, ибо при ней лицо может осуждаться впервые. Поскольку же оно осуждается сразу за несколько преступлений, неоднократность способна соответствовать опасному рецидиву, при котором лицо уже подвергалось реальному лишению свободы за совершение ранее соответствующего преступления и имеет судимость, но эти обстоятельства не оказали должного влияния на его поведение.

В ч. 3 ст. 68 УК РФ установлены исключения, позволяющие не повышать наказуемость рецидива преступлений. Значит, аналогичное правило нельзя не включить и в особенности назначения наказания при неоднократности преступлений.

Повышение наказания при неоднократности преступлений может сочетаться с наличием оснований для его понижения. В таких случаях следует определиться с очередностью применения названных правил назначения наказания. Как и при рецидиве преступлений, необходимо сначала руководствоваться правилами понижения наказания и исчислять наказание за неоднократность, исходя уже из пониженных пределов санкции статьи Особенной части уголовного законодательства.

Итак, особенностями назначения наказания при неоднократности преступлений вполне способны стать следующие правила:

а) учет числа совершенных преступлений, сочетания их общественной опасности и времени, прошедшего между их совершением;

б) основное наказание не должно быть ниже одной трети наиболее строгого исчислимого наказания, которое предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса и может быть назначено лицу (при этом одна треть наказания определяется путем прибавления к минимальному размеру данного наказания значения поделенной на три разницы между максимальным и минимальным размерами данного наказания);

в) при сочетании неоднократности преступлений и признания присяжными заседателями лица заслуживающим снисхождения или неоконченного преступления наказание назначается по изложенным правилам, исходя из размеров, предусмотренных ч. 1 ст. 65 и ч. 2 и 3 ст. 66 Уголовного кодекса;

г) при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 Уголовного кодекса, наказание назначается по правилам ст. 62, а при наличии иных смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 61 Уголовного кодекса, наказание может быть назначено в размере менее одной трети соответствующего наиболее строгого исчислимого наказания, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса; при наличии исключительных и других обстоятельств, предусмотренных ст. 64 Уголовного кодекса, назначается более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Соблюдение сформулированных правил назначения наказания должно способствовать правильности применения санкций норм уголовного права. Правда, подобное регулирование назначения наказания при неоднократности преступлений вызвало критику. Она сводится к следующему: «В первой части указывается на то, что суды и в настоящее время учитывают при назначении наказания. Поэтому эта запись будет излишней. Что касается второй части, то... полной дифференциации ответственности при неоднократности достигнуто не будет... А главное, это не решит проблемы повышения ответственности тех лиц, которые совершают те или иные пре-

305

ступления множество раз» .

Приведенная критика сама вряд ли выдерживает серьезную критику. Не исключено, что какие-то суды действительно учитывают при назначении наказания за неоднократность преступлений соответствующие обстоятельства. Однако, чтобы так поступали все, без уголовно-правового регулирования не обойтись. Возможно, сформулированные правила не до конца решают проблемы дифференциации наказания при неоднократности преступлений. Вместе с тем они идут в рамках современной уголовно-правовой политики, а для иного подхода необходима кардинальная перемена в области пена- лизации случаев совершения одним лицом нескольких преступлений.

Имеется предложение сформулировать правила назначения наказания в случае неоднократности преступлений следующим образом:

«1. При назначении наказания за неоднократность преступлений учитываются число совершенных преступлений, характер и степень их общественной опасности, продолжительность времени с момента совершения преступлений. 2.

Срок наказания при неоднократности преступлений не может быть менее двух третей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. 3.

Если при наличии исключительных обстоятельств в порядке ст. 64 УК РФ наказание назначается ниже низшего предела с применением дополнительного вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного или без такового, либо более мягкий вид, чем предусмотрен статьей Особенной части, наказание при неоднократности назначается без учета правил, предусмотренных частью вто-

V* 306 тт

рои настоящей статьи» . При принципиальной правильности подхода приведенное предложение имеет ряд погрешностей. Одной из них является указание на учет характера и степени общественной опасности преступлений, что должно приниматься во внимание еще в рамках общих начал назначения наказания (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Другой выступает неконкретизированное требование учета продолжительность времени с момента совершения преступлений. Представляется также завешенным нижний предел наказуемости неоднократности преступлений, которая может состоять всего из двух деяний, причем с минимальной общественной опасностью. Наконец, вряд ли есть смысл в статье об особенностях назначения наказания при неоднократности преступлений дублировать предписания ст. 64 УК РФ. Вполне достаточно сделать к ней отсылку.

Повторность преступлений имеет неоднородный характер, ибо охватывает случаи, не отраженные неоднократностью и рецидивом. При этом, как отмечалось, нужно иметь в виду, что по сравнению с рецидивом в целом (когда лицо совершает новое умышленное преступление, уже имея судимость за умышленное преступление) и тем более неоднократностью (когда речь идет о совершении нескольких преступлений) повторность является менее общественно опасной. В то же время при сопоставлении с совершением преступления лицом, ранее не совершавшим преступлений, она, несомненно, выглядит более общественно опасной. Виновный в таком случае отличается повышенной общественной опасностью (дерзостью), ибо идет на преступление не в первый раз.

Отмеченное не способно не накладывать отпечаток на предполагаемое уголовно-правовое регулирование назначения наказания при повторности преступлений. В ее рамках могут учитываться те же обстоятельства, что и при неоднократности и рецидиве преступлений. Для гарантирования же усиления уголовной ответственности в каждом случае наличия повторности преступлений в специальной статье Уголовного кодекса желательно отразить конкретное воздействие данного обстоятельства на наказание. В целом оно вполне может соответствовать простому рецидиву преступлений. С учетом положений ст. 68 УК РФ о влиянии на наказание рецидива, а также изложенных правил назначения наказания при неоднократности, в предлагаемой законодательной новелле целесообразно зафиксировать следующее:

а) при наличии повторности преступлений основное наказание не должно быть ниже одной четверти наиболее строгого исчислимого наказания, которое предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса и может быть назначено лицу (одна четверть наказания определяется путем прибавления к минимальному размеру данного наказания значения поделенной на четыре разницы между максимальным и минимальным размерами данного наказания);

б) при сочетании повторности преступлений и признания присяжными заседателями лица заслуживающим снисхождения или неоконченного преступления наказание назначается по изложенным правилам, исходя из размеров, предусмотренных ч. 1 ст. 65 и ч. 2 и 3 ст. 66 Уголовного кодекса;

в) при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 Уголовного кодекса, наказание назначается по правилам ст. 62, а при наличии иных смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 61 У головного кодекса, наказание может быть назначено в размере менее одной трети соответствующего наиболее строгого исчислимого наказания, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса; при наличии исключительных и других обстоятельств, предусмотренных ст. 64 Уголовного кодекса, назначается более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Соблюдение приведенных правил назначения наказания должно способствовать точности применения санкций норм уголовного права. Однако их необходимо отграничивать от предложенных для неоднократности и отраженных в ст. 69 УК РФ для совокупности преступлений. В отличие от них сформулированные относятся исключительно к назначению наказания за последнее преступление, т. е. не за несколько, а за одно деяние.

Место правил назначения наказания при повторности и неоднократности преступлений предопределяется предложенным их расположением в главе 3 Уголовного кодекса. Потому первые следует поместить в ст. 67-1 УК РФ, а вторые — в ст. 67-2.

<< | >>
Источник: Благов Е. В.. Применение уголовного права (теория и практика). — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс» —505 с.. 2004

Еще по теме Применение иных специальных начал назначения наказания:

  1. § 2. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  2. Статья 70. Назначение наказания по совокупности преступлений
  3. Статья 60. Общие начала назначения наказания
  4. Статья 87. Уголовная ответственность несовершеннолетних Статья 89. Назначение наказания несовершеннолетнему
  5. ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  6. Статья 60. Общие начала назначения наказания
  7. Статья 87. Уголовная ответственность несовершеннолетних Статья 89. Назначение наказания несовершеннолетнему
  8. Статья 173. Прекращение отбывания наказания и порядок освобождения
  9. § 1. Основания и порядок освобождения от наказания
  10. Общие начала назначения наказания
  11. Применение общих начал назначения наказания
  12. Специальные начала назначения наказания
  13. Применение специальных начал назначения наказания (общие вопросы)
  14. 14. Применение иных специальных начал назначения наказания
  15. Применение иных специальных начал назначения наказания
  16. § 3. СОЦИАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ И ЦЕЛИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ
  17. § 5. ЛИЧНОСТЬ ВИНОВНОГО И ЕЕ УЧЕТ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  18. § 1. ЗНАЧЕНИЕ ПРИНЦИПА ГУМАНИЗМА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -