<<
>>

9.4. Качество медицинских услуг в гражданском праве.

  Роль качества медицинской помощи в гражданском праве обусловлена его значением в договорных правоотношениях и обязательствах, связанных с причинением вреда в процессе оказания медицинской помощи.
Следует обратить внимание на то, что применительно к гражданско-правовому регулированию вместо понятия «качество медицинской помощи» используют термин «качество медицинских услуг».

Согласно ч. 2 ст. 779 ГК РФ правовое регулирование договоров на оказание медицинских услуг осуществляется нормами, изложенными в гл. 39 ГК РФ. Однако эта глава не содержит специальных норм, регламентирующих качество услуг в договорных отношениях. В данной ситуации для ликвидации правового пробела необходимо воспользоваться методом законодательной аналогии, позволяющим применять нормы, регулирующие сходные правоотношения (ст. 6 ГК РФ). К таким нормам можно отнести общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, не противоречащие предмету договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

Вопросам качества при выполнении подрядных работ посвящена ст. 721 ГК РФ, положения которой вполне приемлемы и для договоров по оказанию медицинских услуг. Однако нормы о бытовом подряде, к сожалению, не регламентируют вопросы качества. При этом дается ссылка на Закон РФ «О защите прав потребителей», так как в нем вопросам качества товаров, работ и услуг зелено самое пристальное внимание (ст. 4.13-15, 18-22, 29). Суммируя положения ст. 721 ГК РФ и ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителя», применительно к качеству медицинской услуги можно выделить следующие соответствия:

  • оказываемой услуги условиям качества, указанным в договоре, или конкретным целям, оговоренным при заключении договора;
  • услуги требованиям, обычно предъявляемым к подобным услугам, или целям их обычного использования, если в договоре отсутствуют условия о качестве и целях такой услуги;
  • требованиям стандарта, если им предусмотрены обязательные требования к качеству оказываемой услуги.

Следует обратить внимание па то, что при определении качества медицинской услуги необходимо исходить из стандарта, устанавливающего минимальные требования к ее объему и содержанию.

Стандарт должен быть выполнен в обязательном по - рядке, а это значит, что соглашение между исполнителем услуги (ЛПУ или иной медицинской организацией, а также частнопрактикующим врачом) и ее потребителем (пациентом), игнорирующее требование стандарта, является ничтожным.

В то же время согласно ст. 721 ГК РФ исполнитель может принять на себя по договору обязанность оказать услугу, отвечающую более высоким требованиям к ее качеству по сравнению с установленными стандартами. В данном случае, если исполнитель не выполнит принятые на себя обязательства, он может понести гражданско-

правовую ответственность даже в случае соблюдения им требований стандарта. Данное положение подтверждает мнение о том, что одним из критериев качества медицинской помощи является удовлетворенность нациста уровнем предоставленной ему услуги. Однако требования паписта не могут быть бесконечными. Медицинская организация обычно гарантирует только то качество услуги, достигнуть которое она в состоянии. В то же время пациент чаще всею настроен на получение максимально возможного уровня качества. В случае возникновения такой ситуации, если компромисс не будет найден, договор не должен заключаться.

Заключение договора с указанием ожидаемого сторонами качества медицинских услуг означает, что неудовлетворенность пациента качеством медицинской помощи приобретает юридическое значение только в случае невыполнения условий договора. В противном случае услуга считается качественной независимо от тою, остался пациент удовлетворенным или нет.

Приведенная модель в целом является идеальной, однако в настоящее время она недосягаема. Это связано с тем, что, с одной стороны, медицинские услуги, особенно сложные и комплексные, могут иметь весьма широкое содержание, не позволяющее учесть все их нюансы на страницах договора. С другой стороны, потребитель медицинской услуги — пациент, как правило, не разбирается в тонкостях лечебного процесса, что не позволяет ему вести квалифицированные переговоры с медицинской организацией.

Данная проблема решается законодателем путем введения понятия «цель использования услуги». Подобная цель может быть легко сформулирована потребителем медицинской услуги и подчиняет себе большое число профессиональных требований. В этом случае при опенке качества медицинской услуги пациент исходит из того, достигнута ее цель или нет, оставляя без внимания уровень лечебно-диагностических технологий и их ресурсное обеспечение. Следовательно, цель услуги должна быть сформулирована достаточно широко, включая, например, не только «удаление аппендицита и осуществление восстановительного лечения», но и такие параметры, как «минимизация болевых ощущений», «незаметность следов операции на коже», «комфортное пребывание в стационаре», «отсутствие послеоперационных осложнений».

Наконец, последним критерием оценки качества медицинской услуги с точки зрения гражданского законодательства является соответствие услуги требованиям, предъявляемым к подобным услугам или целям их обычного использования. Такой критерий используется достаточно широко, поскольку нормативные требования относительно качества ряда видов медицинских услуг попросту отсутствуют, а большое количество пациентов не позволяет медицинским учреждениям осуществлять детальную проработку условий каждого договора.

Указанная ситуация не относится к особенностям рынка медицинских услуг и является характерной для гражданско-правовых отношений. В самом широком смысле речь идет о правовых обычаях, или деловых обыкновениях, которые не только учитываются участниками гражданского оборота, но и являются источниками права, т.е. используются судами в гражданском процессе наряду с правовыми нормами.

Так, в п. 4 Постановления пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от I июня 1996 i. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в качестве примера обычая названы традиции исполнения тех или иных обязательств. В медицинской деятельности подобные традиции связаны с лечебно-диагностическими технологиями, которые признаны медицинским сообществом, широко применяются, соответствуют канонам медицинской науки и позволяют достичь максимально положительного результата, исходя из реальных возможностей врачей и медицинских организаций.

Следовательно, договор на оказание медицинских услуг может и не содержать требований к их качеству даже при отсутствии стандартов медицинской помощи, так как пациент не

только вправе рассчитывать на применение традиционных лечебно-диагностических методик и достижение обычного в данных условиях результата лечения, но и имеет возможность защитить это право во внесудебном и судебном порядке.

Предоставление потребителю медицинских услуг ненадлежащего качества влечет наступление гражданско-правовой ответственности. Согласно ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителя» при обнаружении недостатков оказанной услуги потребитель вправе по своему выбору потребовать:

  • безвозмездного устранения недостатков оказанной услуги;
  • соответствующего уменьшения цены оказанной услуги;
  • безвозмездного повторного выполнения работы;
  • возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков оказанной услуги своими силами или третьими лицами.

Кроме того, потребитель вправе расторгнуть договор об оказании услуги и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок ее недостатки не устранены исполнителем. Потребитель также может расторгнуть договор об оказании услуги, если им обнаружены ее существенные недостатки или иные существенные отступления от условий договора. Наступление гражданско- правовой ответственности исполнителя за нарушения им договорных обязательств предусматривается, как правило, в случае наличия его вины (умысла или неосторожности).

Оказание медицинских услуг ненадлежащего качества нередко приводит не только к нарушению условий договора, но и к причинению вреда здоровью пациента. Поскольку во втором случае нарушаются не только экономические права потребителя, но и его важнейшие конституционные права на жизнь и охрану здоровья, гражданское законодательство предусматривает более широкие основания наступления гражданско- правовой ответственности. В частности, согласно ст.

1095 ГК РФ причиненный жизни и здоровью гражданина вследствие недостатков услуги вред подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от его вины, что накладывает дополнительные требования к ЛПУ по обеспечению качества медицинских услуг.

Более подробно рассмотрим место качества медицинской услуги в структуре гражданско-правовой ответственности, а также в процессе гражданского судопроизводства. Как известно, основанием любого вида ответственности является состав правонарушения, который включает объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону правонарушения.

Объект правонарушения в гражданском процессе презюмируется и доказательству не подлежит. Субъект правонарушения в случае оказания медицинской помощи в рамках одной медицинской организации также не является существенным для наступления гражданско-правовой ответственности, поскольку такая ответственность налагается не на медицинского работника, а на юридическое лицо, т.е. его работодателя (ст. 402 и 1068 ГК РФ). Субъективная сторона правонарушения в гражданском процессе (вина субъекта) имеет значение только для наступления ответственности за нарушения договорных обязательств. При этом отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (ст. 401 ГК РФ), т.е. исполнителем. В случае причинения вреда жизни и здоровью пациента доказательства вины не требуется, поскольку ГК РФ предусматривает наступление ответственности и в случае его отсутствия.

Указанные обстоятельства свидетельствуют об усеченном характере состава гражданского правонарушения, единственным постоянным элементом которого, требующим доказательства в гражданском процессе, является объективная сторона. К объективной стороне правонарушения относится факт противоправно-то действия, наличие неблагоприятных последствий, а также причинно-следственная связь между ними.

Противоправность действий медицинских работников в случае нарушения условий договора или причинения вреда здоровью пациента может быть установлена судом, если нарушены требования законодательства, стандартов медицинской помощи или ус-

ловия договора.

Однако если стандарты отсутствуют, а в договоре требования пациенту к качеству медицинских услуг не определены, противоправность действий (или бездействия) медицинского персонала можно установить, исходя из несоблюдения им деловых обыкновений, т.е. традиционных лечебно-диагностических методик. Однако суд, не обладая специальными познаниями в медицинской сфере, не может самостоятельно решить, какие методики должны были использоваться и соблюдены они или нет. В данном случае в судебное разбирательство вступает важнейшее процессуальное лицо — эксперт, который, обладая специальными познаниями, способен сделать профессиональное заключение относительно рассматриваемого вопроса.

В тех случаях, когда исковые требования направлены на возмещение вреда здоровью пациента, причиненною в результате невиновных действий медицинского персонала, эксперт должен установить не противоправность сто действий, а наличие недостатков оказанной услуги (ст. 1095 ГК РФ). Согласно Закону РФ «О защите прав потребителя» под недостатком услуги понимается ее любое несоответствие обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора, или целям, для которых услуга такого рода обычно используется, или целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении договора.

Заключение эксперта играет в судебном процессе весьма большую роль, однако не стоит его переоценивать. Подобное заключение расценивается судом не как факт или свидетельские показания, которые должны быть обязательно учтены, а лишь как субъективное мнение специалиста. Суд может принять к сведению такое мнение, а может его не принимать, мотивировав при этом свое решение (ст. 187 ГПК РФ). Кроме того, по требованию любой из сторон процесса может быть назначена дополнительная или повторная экспертиза.

Если экспертиза относительно противоправности действий медицинского персонала может быть поручена любому лицу, обладающему специальными познаниями в медицине, то установить неблагоприятные последствия в виде причинения вреда здоровью человека поручают, как правило, особому специалисту — судебно- медицинскому эксперту. Поскольку констатация повреждений, причиненных в процессе лечения, имеет существенное значение в структуре доказательства и оценивается не как мнение специалиста, а как факт, она проводится в рамках СМЭ, которая является государственной некоммерческой структурой, наделенной специальными правами и обязанностями. Судебно-медицинский эксперт должен не только обладать специальными познаниями в области судебной медицины, но и быть независим от представителей органов управления здравоохранением и руководителей медицинских организаций.

При смерти пациента экспертное установление факта неблагоприятных последствий не требуется, если они являются очевидными. Причинно-следственная связь, объективно обусловившая наступление неблагоприятных последствий в результате противоправных действий, на судебном процессе, предметом которого является ненадлежащее качество медицинских услуг, может быть установлена только на основании заключения эксперта. В данном случае экспертиза основывается на глубоком понимании анатомии, физиологии и патологии человека и доступна лишь специалисту высокого класса. Нередко для установления причинно-следственной связи привлекают несколько специалистов, мнения которых могут быть диаметрально противоположными. Однако в большинстве случаев суд опирается на мнение судебно-медицинского эксперта. При этом следует отметить, что и любом случае суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности (ст. 67 ГПК РФ).

Приведенные положения не исчерпывают значение качества медицинской помощи в гражданско-правовых отношениях, возникающих в системе здравоохранения. Подобные правоотношения складываются также между ЛПУ и СМО и регулируются не

только законодательством о медицинском страховании, но и заключаемыми между ними договорами.

Подобные договоры, как правило, содержат значительный перечень условий, касающихся качества медицинской помощи и возлагающихся на медицинскую организацию. Для контроля выполнения подобных условий СМО осуществляет периодическую и выборочную экспертизу, по результатам которой к ЛПУ и иным медицинским организациям могут быть применены различные штрафные санкции.

<< | >>
Источник: О.Ю. Александрова и др. Ответственность за правонарушения в медицине: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / [О.Ю. Александрова и др.]. — М.: Издательский центр «Академия»,2006. — 240 с.. 2006

Еще по теме 9.4. Качество медицинских услуг в гражданском праве.:

  1. 3. Метод гражданского права
  2. § 3. «Корпоративные отношения» в современной науке гражданского права•
  3. Статья 1. Качество медицинской помощи.
  4. Статья 1. Экспертиза качества медицинской помощи
  5. Статья 8. Основания возникновения гражданских прав и обязанностей
  6. 6. ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ И ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ: МЕЖСИСТЕМНЫЕ СВЯЗИ
  7. Понятие гражданского права.
  8. Глава I. Медицинские услуги как объект гражданских прав
  9. 2. Медицинские услуги как объект гражданских прав
  10. 1. Сфера деятельности гражданско-правового договора по оказанию медицинских услуг
  11. 5. Исполнение медицинских услуг
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -