<<
>>

§ 1 Эволюция отечественного уголовного законодательства о противодействии недобросовестной конкуренции

Уже в XVIII веке Адам Смит обращал внимание на постоянные угрозы конкуренции, исходящие от участников рынка. Ученый отмечал: «...даже там, где предприниматели никогда не были объединены в цехи, цеховой дух, ревность по отношению к чужакам, нежелание принимать учеников или сообщать свои тайны производства другим, обычно преобладали в их среде, обучая их уничтожать свободную конкуренцию, которую они не могли выключить, ссылаясь на законодательные предписания...»'.

Полагаем, что недобросовестная конкуренция как социально-экономическое явление, возникла задолго до капиталистического способа производства и была известна феодальному обществу.

Как справедливо отмечал выдающейся российский специалист в области торгового права, В. Н. Шретер, «уже в Средние века, в эпоху господства цехового строя и феодальных регалий, в тесных рамках дозволенной конкуренции, при сравнительной немногочисленности соперников, погоня за покупателем вызывала приемы подчас весьма недобросовестные как в отношении публики, так и конкурентов»2.

Смит А Исследование о природе и причинах богатства народов М Соцэкгиз, 1962 С 63 ‘ Шретер В Н Недобросовестная конкуренция // Сборник статей по гражданскому и торговому праву Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича М Статут, 2005 С 1

Сегодня конкуренция, бесспорно, является важнейшим элементом экономических отношений любого государства, позволяющим улучшить качество производимых товаров и оказываемых услуг, тем самым защищая интересы потребителей. В этой связи защита добросовестной конкуренции является важным направлением деятельности российского государства, которая может и должна осуществляться уголовно-правовыми средствами.

Отечественное уголовное законодательство, направленное

на противодействие недобросовестной конкуренции, стало формироваться в конце XIX - начале XX вв. Так, в ст. ст. 1354, 1356, 1357 главы 14

«О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.1 была впервые установлена уголовная ответственность за незаконное использование средств

индивидуализации юридического лица; индивидуализации продукции, выполнения работ, оказания услуг.

Согласно ст. 1354 Уложения 1845 г. ответственность наступала в случае подделки чужого клейма или знака, прикладываемого с дозволения правительства к изделиям или произведениям мануфактуры, фабрики или завода.

В соответствии со ст. 1356 Уложения 1845 г. лица, виновные в употреблении на изданиях знака, установленного для ограждения права пользования рисунком или моделью, без предварительной заявки рисунка или модели в предписанном для этого порядке, подвергались денежному взысканию не свыше пятидесяти рублей.

В свою очередь ст. 1357 Уложения 1845 г. предусматривала ответственность, в виде денежного взыскания от пятидесяти до двухсот рублей за самовольное, без разрешения владельца, воспроизведение заявленных законным порядком рисунков или моделей, независимо от вознаграждения

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных // Российское законодательство Х-ХХ веков В девяти тонах Т 6 Законодательство первой половины XIX века М Юрид лит, 1988

за вред н убытки, причиненные самовольным употреблением заявленного рисунка или модели.

Кроме того, Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в редакции 1885 г.) была впервые предусмотрена уголовная ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну. Так, согласно ст. 1355 подлежит наказанию тот, кто огласит какое-либо содержимое в тайне и вверенное ему в виде тайны средство, употребляемое при изготовлении или отделке произведений фабрик, заводов или мануфактур, без согласия лиц, которым эта тайна принадлежит по праву, и следственно наносит им ущерб.

В качестве уголовно наказуемой формы недобросовестной конкуренции уголовным законодательством конца XIX - начала XX вв. выделялось и введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товаров. При этом обман потребителей, по общему правилу, квалифицировался по ст. 1665 Уложения 1845 г. как мошенничество. Вместе с тем, рядом норм была предусмотрена уголовная ответственность за отдельные виды обмана. Например, ст. ст. 697 и 698 Уложения 1845 г. предусматривали ответственность за «продажу пит ей с вредною для здоровья примесью».

Статья 892 Уложения 1845 г. устанавливала ответственность за обман потребителя, связанный с приготовлением лекарств и лекарственных составов не по правилам фармацевтики, за составление лекарств из веществ не того качества или веса, как указано в рецепте, а равно за приготовление лекарств

в нечистых или вредных для здоровья сосудах.

Статьи 1175 и 1176 Уложения 1845 г. предусматривали ответственность за использование при торговле весов или меры, не имеющих установленного клейма (ст. 1175) либо использовании с умыслом обмана клейменных, но неверных весов или мер (ст. 1176).

Таким образом, Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривалось наступление уголовной ответственности за такие формы недобросовестной конкуренции, как незаконное использование средств

индивиду алш алии юридического лица; индивидуализации продукции, выполнения работ, оказания услуг; разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну и обман потребителя.

В конце XIX в. ученые стали говорить о необходимости замены Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. на более совершенный закон. По мнению Н. С. Таганцева: «Уложение 1845 г. отжило свой век, разошлось с современными принципами, взглядами и чаяниями науки уголовного права,

несостоятельна и даже вредна его карательная система, велики его грехи с точки зрения практической применимости его постановлений, парализована юридическая техника его статей»1.

В результате кропотливой работы, в период с 1881 г. по 1902 г., 22 марта 1903 г. было утверждено новое Уголовное уложение2, которое, как и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., предусматривало

ответственность за незаконное использование средств индивидуализации (ст. 272, ст. ст. 356-359).

Так, ст. 272 Уголовного уложения устанавливала ответственность дня фабриканта, ремесленника или торговца виновного: 1) в самовольном выставлении на изготовленном им или находящемся у него для продажи товаре ярлыка, клейма или иного знака, точно воспроизведенных или ясно сходственных с таковыми же товарными знаками, заявленными в установленном порядке и принадлежащими, заведомо для виновного, чужой фабричной, торговой или промышленной фирме; 2) в хранении в мастерской или в торговом помещении, или в продаже товара с незаконно выставленным знаком; 3) в самовольном наложении на слиток золота или серебра клейма, принадлежащего другому мастеру или аффинеру.

Статья 356 Уголовного уложения предполагала наказание дня промышленника и торговца виновных: 1) в самовольном выставлении

'ТаганцевН С Русское уголовное право Лекции Часть Общая Т 1 М Наука. 1994 С 105 i Новое уголовное уложение. Высочайше утвержденное 22 нарта 1903 года СП Изд В П Анисинова, 1903 250 с - Далее по тексту Уголовное уложение

на изготовленном им или находящемся у него для продажи товаре, или на упаковке или посуде, в коей хранятся товары, или на коммерческом объявлении, прейскуранте или бланке товарного знака, точно воспроизведенного или явно сходственного с таким же товарным знаком, состоящим заведомо

в исключительном пользовании другого промышленника или торговца; 2) в хранении для продажи или в продаже товара с заведомо выставленным знаком или в выпуске в обращение такого товара для торговых целей.

Статьей 357 предусматривалась уголовная ответственность за самовольное выставление промышленником или торговцем на товаре или на упаковке или посуде, в коей хранятся товары, или на коммерческом объявлении, прейскуранте или бланке товарного знака с запрещенными надписью или изображением, или в хранении для продажи, или продаже товара с таким знаком.

Статья 358 Уголовного уложения, дублируя ст. 1356 Уложения 1845 г., устанавливала ответственность за употребление на изделии знака, используемого для ограждения прав пользования рисунком или моделью, без предварительной заявки рисунка или модели в предписанном порядке.

Новеллой Уголовного уложения 1903 г. являлась регламентация ответственности за незаконное использование фирменного наименования Согласно ст. 359, подлежит уголовному наказанию виновный в употреблении без надлежащего разрешения в торговле, при провозе предметов, при производстве всякого рода сборов, на вывесках или объявлениях торговых или промышленных заведений, знака, присвоенного учрежденному в установленном порядке обществу.

Заметим, что Уголовное уложение во многом дублирует положения Уложения 1845 г. в части защиты потребителей от обмана.

Во-первых, обман потребителей по-прежнему квалифицируется как разновидность мошенничества. Так, ст. 591 Уголовного уложения гласит, что к мошенничеству следует относить похищение чужого имущества с целью

присвоения, посредством обмера, обвеса или иного обмана в количестве или качестве предметов при купле-продаже или иной возмездной сделке1.

Во-вторых, как и Уложение 1845 г. Уголовное уложение в ст. 363 в качестве уголовно-наказуемого деяния признает применение в торговле неверных (неклейменых) измерительных приборов (весов и мер).

В-третьих, в Уголовном уложении, как и в Уложении 1845 г., существовал ряд специальных норм, устанавливающих ответственность за выпуск в оборот продукции, представляющей угрозу для здоровья человека (ст. ст. 200, 211, 212, 216, 217, 219). Например, ст. 200 Уголовного уложения устанавливала

ответственность дня управляющего аптекой или служащего в аптеке фармацевта или ученика, виновного в отпуске из аптеки лекарства, изготовленного

из материала ненадлежащего качества, или в нечистых или вредных для здоровья сосудах, или с ненадлежащей укупоркой.

Таким образом, Уголовное уложение 1903 г. во многом дублировало нормы Уложения 1845 г., регламентирующие ответственность за отдельные формы

недобросовестной конкуренции. Пожалуй, единственным достижением Уголовного уложения в сфере борьбы с недобросовестной конкуренцией является установление уголовной ответственности за незаконное использование фирменного наименования

В целом, дореволюционное уголовное законодательство достаточно детально регламентировало ответственность за различные формы недобросовестной конкуренции и являлось эффективным инструментом борьбы с ней.

Октябрьская революция 1917 г. обусловила переход к экономике нового типа - плановой административно-командной. В качестве ее характерных особенностей можно выделить отмену частной собственности на землю;

Корниенко В Т Уголовно-правовая охрана добросовестной конкуренции на потребительском рынке дис канд юрид наук 12 00 08 / Корниенко Валерий Тарасович Ростов н/Д , 2004

С 33

национализацию всех сфер общественной жизни, включая промышленность и торговлю; контроль экономической деятельности государством.

Вместе с тем, введение новой экономической политики способствовало упорядочению экономических отношений, в том числе посредством регулирования и охраны конкурентных отношений. Указанное обстоятельство побудило советского законодателя расширить круг экономических преступлений и выделить в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г.1 ряд деяний, посягающих на добросовестность конкуренции.

Ответственность за данные деяния регламентировалась главой VI «Имущественные преступления» УК РСФСР 1922 г. В частности, ст. 199 УК РСФСР 1922 г. устанавливала ответственность за самовольное пользование в целях недобросовестной конкуренции чужим товарным, фабричным или ремесленным знаком, рисунком, моделью, а равно и чужой фирмой или чужим

наименов ани ем.

Особенностью УК РСФСР 1922 г. являлось то, что обман покупателей как самостоятельный состав преступления в его структуре отсутствовал. Тем не менее, данный нормативный правовой акт предусматривал ответственность за фальсификацию предметов потребления Так, ст. 190 УК РСФСР 1922 г. устанавливала ответственность за фальсификацию с корыстной целью вида или свойства предметов, предназначенных для сбьпа или общественного употребления, а равно и за сбьп таких предметов.

Статья 191 УК РСФСР 1922 г., по сути, являлась квалифицированным составом ст. 190, выделенным в самостоятельную правовую норму, и предусматривала ответственность за то же деяние, но вызвавшее фактическое наступление или реальную возможность наступления тяжких последствий (вреда здоровью), а равно за сбьп таких предметов.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г // СУ РСФСР 1922 № 15 Ст 153 - Далее по тексту

УК РСФСР 1922 г

Своеобразным нововведением УК РСФСР 1922 г. была ст. 192. Данная норма устанавливала ответственность за сбьн негодного семенного материала. По нашему мнению, введение этой нормы связано с приоритетностью аграрного сектора в экономике России того периода, следовательно, реализация некачественного семенного материала представляла реальную опасность как для

государства, так и населения

С позиции юридической техники, в качестве недоработки УК РСФСР 1922 г., можно выделить отнесение указанных ранее норм к группе имущественных преступлений. Мы считаем, что преступные деяния, ответственность за которые установлена ст. ст. 190, 191, 192, 199 УК РСФСР 1922 г., посягали не на отношения собственности, а на добросовестность

конкурентных отношений. Подтверждая наше мнение, еще раз обратим внимание на диспозицию ст. 199, где указано следующее: «самовольное пользование в цепях недобросовестной конкуренции чужим товарным, фабричным или ремесленным знаком., .карается...». Примечательно, что и принятый в 1926 г. новый Уголовный кодекс РСФСР1 во многом сохранил этот подход к систематизации преступлений, посягающих на добросовестность конкуренции.

УК РСФСР 1926 г. принимался во времена усиления планово-регулирующих начал в отечественной экономике, исключивших конкуренцию из экономической жизни общества.

В это время особое внимание законодателя уделялось борьбе с преступными посягательствами на социалистическую собственность. Изначально в качестве таковых рассматривались деяния, связанные с выпуском недоброкачественных изделий промышленными и торговыми предприятиями, а также деяния, связанные с несоблюдением стандартов качества товаров2.

1 Уголовный кодекс РСФСР 1926 г // СУ РСФСР 1926 № 80 Ст 600 - Далее по тексту

УК РСФСР 1926 г

2 См Постановление ЦИК и СШС СССР от 23 1 1 1929 г // Собрание Законодательства СССР

1930 № 2 Ст 9 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 07 1940 г //

Ведомости Верховного Совета СССР 1941 №8

В дальнейшем государство предприняло попытку обеспечить уголовно-правовую охрану интересов не только государства, но и потребителей. С этой целью было принято Постановление ЦИК и СНК СССР «Обворовывание потребителя и обман Советского государства»1. Согласно Постановлению: «В целях искоренения из практики советской торговли случаев обвешивания, обмеривания покупателей, пользования в торговле неисправными весами, гарями, метрами и другими измерительными приборами, продажи товаров низшего качества по цене высшего, а также нарушения установленных розничных цен, Центральный исполнительный комитет и СНК СССР постановляют: предложить правительствам союзных республик дополнить Уголовные кодексы республик соответствующими статьями». Так в главе пятой «Преступления хозяйственные» УК РСФСР 1926 г. появились статьи 128-аи 128-в.

Статья 128-а УК РСФСР 1926 г. устанавливала ответственность за выпуск недоброкачественной и некомплектной промышленной продукции и за выпуск продукции с нарушением обязательных стандартов. В свою очередь ст. 128-в УК РСФСР 1926 г. предусматривала ответственность за обвешивание и обмеривание покупателей, пользование при продаже неверными весами, гирями и прочими неправильными измерительными приборами, а также нарушение установленных розничных цен на товары широкого потребления в магазинах, лавках, ларьках, столовых, буфетах и т.п., продажу товаров низшего сорта по цене высшего, сокрытие от покупателей прейскурантных цен товаров.

Помимо ранее указанных норм в УК РСФСР 1926 г. существовала еще одна норма, направленная на охрану интересов потребителей. Речь идет о ст. 171 главы седьмой «Имущественные преступления», устанавливающей ответственность за обманное изменение с корыстной целью вида или свойства предметов, предназначенных для сбьпа или общественного употребления, если это имело или могло иметь последствием причинение вреда здоровью, а равно сбыт таких

См Постановление ЦИК и СНК СССР от 25 06 1934 г // Собрание Законодательства СССР 1934 №4 1 Ст 325

предметов. Можно заметить, что данная статья практически дублирует ст. ст. 190 и 191 УК РСФСР 1922 г.

Статьей, заимствованной из УК РСФСР 1922 г., являлась и ст. 178 УК РСФСР 1926 г. Ее диспозиция полностью совпадала с диспозицией ст. 199 УК РСФСР 1922 г. «самовольное пользование в целях недобросовестной конкуренции чужим товарным, фабричным или ремесленным знаком, рисунком, моделью, а равно и чужой фирмой или чужим наименованием». Единственным различием между указанными статьями являлось то, что санкция ст. 178 УК РСФСР 1926 г. была мягче санкции ст. 199 УК РСФСР 1922 г. Так, санкция ст. 178 УК РСФСР 1926 г. предусматривала наказание в виде принудительных работ до шести месяцев или штрафа до трех тысяч рублей, а санкция ст. 199 УК РСФСР 1922 г. определяла наказание в виде принудительных работ на срок до одного года или штрафа в тройном размере против извлеченной от самовольного пользования выгоды

Заметим, что ст. 178 УК РСФСР 1926 г., как и ст. 199 УК РСФСР 1922 г., была помещена в главу «Имущественные преступления». Это обстоятельство свидетельствует о том, что законодатель при разработке УК РСФСР 1926 г. ошибочно придерживался подхода к систематизации преступлений, посягающих на добросовестность конкуренции, использовавшегося при разработке УК РСФСР 1922 г. Возможно, по этой причине УК РСФСР 1926 г. «унаследовал» не только отдельные нормы УК РСФСР 1922 г., но и некоторые недочеты

Следующим этапом развития отечественного уголовного законодательства в сфере охраны конкурентных отношений является принятие Верховным Советом РСФСР Уголовного кодекса 1960 г.[20]

Изначально указанный нормативный правовой акт в главе шестой «Хозяйственные преступления» предусматривал ответственность за такие преступные проявления недобросовестной конкуренции, как выпуск

недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции (ст. 152); незаконное пользование товарным знаком (ст. 155); обман покупателей и заказчиков (ст. 156); выпуск в продажу недоброкачественных, нестандартных и некомплектных товаров (ст. 157).

В дальнейшем переход на новую модель рыночных отношений способствовал внесению ряда изменений в УК РСФСР 1960 г. Так, Законом РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1 из УК РСФСР была исключена ст. 152. Кроме того, в новой редакции, предусматривающей ответственность за изготовление и сбьп недоброкачественных товаров, заведомо не соответствующих государственным стандартам и требованиям, обеспечивающим их безопасность дня жизни и здоровья граждан, была изложена ст. 157[21]. Однако предложенную редакцию статьи трудно назвать успешной по ряду причин. Во-первых, устранялась уголовная ответственность за выпуск недоброкачественной продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления. Во-вторых, вводилась уголовная ответственность за изготовление только недоброкачественных товаров. В-третьих, изменялось содержание состава преступления - вместо выпуска в продажу недоброкачественных товаров вводился их сбьп[22]. Возможно, эти обстоятельства заставили законодателя вернуться к установлению уголовной ответственности за выпуск и продажу товаров, оказание услуг, заведомо не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей[23].

Редакции подверглась и ст. 156 УК РСФСР 1960 г. Во-первых, она стала по-другому именоваться - «Обман потребителей». Во-вторых, по-новому была

изложена диспозиция. В прежней редакции ответственность предусматривалась за обман в магазинах или на предприятиях (торговых, общественного питания, бьпового обслуживания, коммунального хозяйства), находившихся в государственной или общественной собственности, а в новой редакции ответственность наступала за обман в магазинах или на предприятиях, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги, независимо от форм собственности. В-третьих, в прежней редакции субъектом данного преступления являлся только работник магазина или предприятия, в новой редакции субъектом, помимо указанных, является и гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью в сфере торговли либо оказания услуг. Вместе с тем, санкция за обман потребителей осталась прежней. Сохранение в санкции такого наказания как лишения свободы выполняет превентивную функцию. Не секрет, что для большинства населения именно наказание в виде лишения свободы играет роль барьера, удерживающего от совершения преступления.

Несомненным достоинством УК РСФСР 1960 г. является отнесение деяний, связанных с проявлением недобросовестной конкуренции (ст. ст. 155, 156, 157), к группе хозяйственных преступлений. На наш взгляд, это решение является весьма разумным и устраняет характерное для предыдущих Кодексов противоречие, связанное с их систематизацией. Напомним, что в УК РСФСР 1922 г. преступления, посягающие на добросовестность конкуренции, относились к группе имущественных преступлений, что, по нашему мнению, является некорректным, а в УК РСФСР 1926 г. одна часть преступлений, посягающих на добросовестность конкуренции, относилась к группе имущественных, а другая часть - к группе хозяйственных, что противоречит основам юридической

техники.

Резюмируя изложенное ранее, отметим, что советское уголовное законодательство достаточно детально регламентировало ответственность за такие формы недобросовестной конкуренции, как незаконное использование товарного знака и иных средств индивидуализации, а также за обман

потребителей. Однако в отличие от дореволюционного уголовного законодательства, советское уголовное законодательство, в связи с упразднением частной собственности, практически не регламентировало ответственность за посягательства на коммерческую тайну. Указанное обстоятельство способствовало стагнации не только правовой охраны коммерческой тайны, но и теоретических исследований данной проблемы.

<< | >>
Источник: Серебруев Игорь Владимирович. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ КОНКУРЕНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ГЕНЕЗИС, СИСТЕМА, УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2016. 2016

Еще по теме § 1 Эволюция отечественного уголовного законодательства о противодействии недобросовестной конкуренции:

  1. Эволюция групповой идентичности крестьянства
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. Введение
  4. § 1 Эволюция отечественного уголовного законодательства о противодействии недобросовестной конкуренции
  5. Заключение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -