<<
>>

§ 2. Развитие международно-правовой борьбы с терроризмом

Создание планетарной системы террористического движения повлекло формирование универсальной правовой базы, посвященной борьбе с ним. Логично предположить, что исторические особенности терроризма на каждом этапе его эволюции оказали влияние на процесс становления и развития международно-правовых антитеррористических механизмов.

Представляется возможным рассмотреть развитие международно-правовой борьбы с терроризмом в контексте выделенных этапов международного варианта терроризма. Отметим, что связь между качеством мировой террористической угрозы и степенью разработанности антитеррористических норм не носит линейного характера. На их развитие оказали влияние, в том числе, общий уровень развития системы международного права и комплекс историко-политических факторов.

На первом этапе (XIX - начало ХХ в.) правовая борьба с терроризмом велась, в основном, путем принятия соответствующих национальных законов. Так, в 1878 г. в Германии появился «исключительный закон против социалистов». Антианархистские и специальные законы, карающие за хранение и употребление взрывчатых средств, были приняты во Франции, Бельгии, Великобритании, Швейцарии, Испании, Италии, Аргентине. После убийства президента У.

МакКинли в 1901 г. США разработали ряд федеральных статутов, запрещавших въезд анархистов в страну, дозволявших их депортацию[74].

Российское дореволюционное антитеррористическое законодательство в целом находилось на таком же уровне, как и в остальных странах европейской цивилизации: Уголовное Уложение 1903 г. предусматривало уголовную ответственность за преступления против верховной власти, членов императорской семьи[75]. Специальные главы были посвящены деяниям, порождающим составы преступлений «государственная измена», «смута»[76].

Несмотря на явное преобладание национально-правового компонента в борьбе с терроризмом, в это время появляются первые антитеррористические международные документы.

В 1898 г. состоялась Римская международная конференция, посвященная борьбе с анархизмом. Инициатором ее созыва стала Россия, ее участниками - крупнейшие государства Европы: Германия, Австро- Венгрия, Дания, Швеция, Норвегия и др. Основными вопросами, согласованными в ходе конференции и выраженными в итоговом Решении, стали полицейское сотрудничество государств в борьбе с актами анархического террора и выдача преступников - анархистов[77]. В дальнейшем державы - участницы соглашения неоднократно подтверждали свое участие, призывали другие государства присоединиться к нему[78].

После террористического акта Г. Принципа правительство АвстроВенгерской империи 23 июля 1914 г. вышло с инициативой заключения многостороннего договора, предусматривающего меры, направленные на недопущение подобных инцидентов в будущем. Вена требовала запретить организации, целью которых является нарушение территориальной целостности государства; согласиться на сотрудничество специальных полицейских органов в деле их подавления; открыть судебное содействие против участников подобных группировок; помешать содействию перевозки взрывчатых веществ и оружия через границу и др[79]. Эти идеи по духу соответствуют положениям современного международного права и направлены на формирование более безопасного мира, на недопущение роста транснациональных криминальных сообществ. В связи с началом Первой мировой войны данная инициатива не получила своего развития.

Во время второго этапа (20-е - конец 50-х гг. прошлого века) наблюдается рост научных исследований в сфере борьбы с терроризмом. Преимущественно они осуществлялись в рамках деятельности Международной ассоциации уголовного права (Association internationale de droit penal). Данная организация имела выраженную антикоммунистическую и антисоветскую направленность, уделяла повышенное внимание согласованию позиций западных стран по вопросу борьбы с «советским терроризмом» и унификации уголовного законодательства[80].

Тем не менее в рамках деятельности Ассоциации была осуществлена объемная работа, подготовившая правовую почву для создания международно-правовых предписаний в антитеррористической сфере.

В 20-30 гг. ХХ века международным сообществом начали предприниматься попытки признать терроризм международным уголовным преступлением. Association internationale de droit penal, подводя итоги своей многолетней работы, предложила для Копенгагенской конференции 1935 г. проект резолюции, в котором назвала основные признаки терроризма: «... необходимо, чтобы определенные действия были наказаны как особо тяжкие преступления, независимо от меры уголовного преследования, которые они предусматривают в соответствии с законодательством государства, когда такие акты создают общественную опасность или состояние ужаса, вызывают изменения или препятствия для функционирования государственных органов или нарушают международные отношения, в том числе угрожают миру ...»[81].

Вопросы борьбы с терроризмом входили в повестку деятельности Лиги Наций, предпринявшей попытку принятия первой международной конвенции, посвященной борьбе с терроризмом. Совет Лиги Наций отреагировал на марсельский теракт (октябрь 1934 г.), в результате которого были убиты король Югославии Александр I и французский министр иностранных дел Луи Барту, резолюцией, в которой отметил, что: «нормы международного права, касающиеся осуждения террористической деятельности, являются в настоящее время недостаточно точными, не гарантируют эффективное международное сотрудничество»[82]. На основании резолюции была создана экспертная комиссия (CIRT), задачей которой стала разработка конвенции, предусматривающей ответственность против заговоров или преступлений, совершенных с политической и террористической целями[83].

В ноябре 1937 г. на Международной конференции текст конвенции был окончательно согласован и подписан двадцатью четырьмя государствами. Ее ратификация осуществилась лишь одним членом Лиги Наций - колониальной Статс-Индией, имеющей право самостоятельного участия в данной организации. Дальнейшая возможная ратификация не состоялась в связи с началом Второй мировой войны. Поэтому конвенция 1937г. не вступила в силу, но послужила прототипом для всех последующих антитеррористических соглашений. В связи с этим ее анализ представляется актуальным.

Конвенция 1937 г. «О предупреждении терроризма и наказании за него» требует от государств криминализировать террористические деяния и предусмотреть экстрадицию для политических преступлений. Статья 1(1) устанавливает важное предписание международного права: «обязанность каждого государства воздерживаться от любых действий, направленных на поощрение террористической деятельности, направленной против другого государства, и предотвращать акты, из которых такая деятельность складывается»[84].

Статья 1 (2) Конвенции определяет «акты терроризма» как «преступные действия, направленные против государства и рассчитанные на создание обстановки террора в умах конкретных лиц или группы лиц или широкой общественности». Статья 2 устанавливает признаки преступного деяния, подлежащего криминализации в государствах-членах Конвенции: совершение на территории этого государства и направленность против другого договаривающегося государства; и принадлежность деяния к террористическим актам.

Конвенция не содержит специальных правил о субъекте террористического преступления. Отсутствие конкретизации в этой части было вызвано, видимо, соображениями политического характера: это давало возможность признавать террористическим поведение не только частных субъектов, но и государств, например, СССР. Не конкретизированы в Договоре мотивы деятельности террористов, в частности под определение подпадали действия, совершенные против государства как с политической мотивацией, так и с экономической.

Конвенция 1937 г. положила начало совместному международному сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Ее положения носили достаточно общий, слабо разработанный характер[85]. Тем не менее Конвенция сыграла важную роль в развитии международно-правовой борьбы с терроризмом. Б. Сол считает, что этот не вступивший в силу международный договор представляет интерес как источник, «... иллюстрирующий политические споры, окружающие определение и выяснение основных черт терроризма»[86].

По мнению И. Броунли, нератифицированный договор может рассматриваться «как доказательство общепринятых норм»[87]. Думается, что нормы Конвенции 1937 г. «О предупреждении терроризма и наказании за него» относятся к категории общепринятых. В пользу этого свидетельствует факт, что определение терроризма, разработанное в этом международном договоре, длительное время служило как базовое в международных антитеррористических документах[88]. Решением английского суда 1996 г.[89] было дано прецедентное значение определению терроризма, разработанному Лигой Наций в целях ограничения сферы применения положений Конвенции о статусе беженцев[90].

Одновременно с Конвенцией «О предупреждении терроризма и наказании за него» Лига Наций приняла «Конвенцию о создании Международного Уголовного Суда», в которой предлагалось создать механизм привлечения к ответственности за преступления, предусмотренные международными

соглашениями[91]. Как и антитеррористическое соглашение, она не была

ратифицирована необходимым количеством государств и не вошла в силу.

Назовем основные тенденции развития международно-правовой борьбы с терроризмом на этом этапе. Таковыми можно считать попытку выработки определения терроризма, признание за ним преступного характера, сформировавшуюся международную позицию о необходимости совместных, межгосударственных усилий по борьбе с терроризмом, политизированную оценку террористических деяний и применение к ним двойных стандартов.

Третий этап (60 - начало 90 -х гг. прошлого века) характеризуется активной работой по выработке международно-правовых документов, криминализирующих терроризм, в том числе многосторонних договоров, посвященных борьбе с его определенными аспектами и формами.

Существенное увеличение количества терактов в мире обусловило повышенный интерес к вопросам борьбы с ними. Прежде всего, отметим деятельность ООН и ее специализированных учреждений по созданию различных международно-правовых документов антитеррористической направленности. Разнообразные формы терактов стали причиной разработки многочисленных конвенций, носящих секторальный характер и посвященных различным вариантам террористического поведения. Самый ранний международный договор - Токийская Конвенция, посвященная преступлениям, совершаемым на борту воздушного судна, относится к 1963 г[92].

В дальнейшем принимаются конвенции, посвященные незаконному захвату воздушных судов (1970 г.), предотвращению преступлений против лиц, пользующихся международной защитой (1973 г.), о борьбе против захвата заложников (1979 г.), о борьбе против безопасности морского судоходства (1988 г.). Всего в 60-х - начале 90-х гг. ООН и ее специализированные учреждения разработали 10 международных соглашений, являющихся юридическими инструментами противодействия терроризму (8 конвенций и 2 протокола)[93]. Все они обязывают участников установить в национальных законодательствах уголовную ответственность за конвенционно запрещенные акты, а также вводят в практику межгосударственных отношений принцип aut dedere aut judicare.

Работа по созданию и принятию антитеррористических конвенций в этот период времени сопровождалась политическим противоборством государств социалистического и капиталистического лагерей, что усложняло выработку конструктивных решений по борьбе с терроризмом. Так, СССР не раз блокировал в ООН и на европейском уровне принятие антитеррористических документов. Например, СССР отказался подписать Европейскую конвенцию по борьбе с терроризмом (1977 г.), аргументируя свое решение тем, что конвенция направлена на подавление коммунистического и рабочего движения под видом борьбы с крайне левыми группировками; отдельные ее формулировки декриминализируют деятельность крайне правых и вуалируют уголовную сущность их акций[94]. Этот документ был ратифицирован Россией только в 2000 г[95].

С 1972 г. ГА ООН включилась в создание универсальной правовой базы, посвященной борьбе с терроризмом. С этого времени Ассамблея систематически принимает резолюции, в которых звучат призывы противодействовать этому злу[96].

Различные форумы и конференции, организуемые в рамках ООН, практически всегда включают вопросы борьбы с терроризмом в свою повестку. Например, Декларация и Программа действий, принятая на Всемирной конференции ООН по правам человека в 1993 г.[97], определила, что «акты, методы и практика терроризма во всех его формах и проявлениях являются деятельностью, которая направлена на уничтожение прав, основных свобод и демократии, создает угрозу территориальной целостности и безопасности»[98].

Совет Безопасности ООН на этом этапе специально не уделяет внимания проблемам борьбы с терроризмом. Б. Сол обонованно указывает, что начиная с 1986 г. СБ ООН использует механизм резолюций как официальную международную реакцию на военные конфликты и политические кризисы, в том числе и на террористические атаки[99]. Например, после войны в Персидском заливе 1991 г. СБ ООН неоднократно обвинял правительство Ирака в поддержке, организации и непосредственном участии в актах международного терроризма, не уточняя при этом какие именно действия позволяют дать именно такую квалификацию, почему они не могут считаться актом международной агрессии[100]. В дальнейшем США и Великобритания неоднократно и безуспешно пытались доказать связь между правительством Ирака и Аль-Каидой[101]. Таким образом, анализ документов этого периода позволяет сделать вывод о политизированном заказном характере ряда антитеррористических резолюций СБ ООН[102].

На этом этапе предпринимаются попытки придать терроризму статус преступления, подсудного международным уголовным трибуналам[103].

В это время появляются первые международные региональные антитеррористические договоры. На волне насильственных выступлений, прокатившихся по Латинской Америке на рубеже 60-70 гг., была принята Конвенция Организации Американских государств (ОАГ) о предупреждении и наказании актов терроризма (1971)[104]. В Европе первая региональная и, по мнению И. Димитриу[105], самая успешная попытка создания документа, посвященного борьбе с терроризмом, - это Европейская Конвенция о пресечении терроризма (1977 г.).[106] Также отметим конвенцию Ассоциации регионального сотрудничества стран Южной Азии (СААРК) о пресечении терроризма (1987г.)[107].

Подводя итог развития международно-правовой борьбы с терроризмом на этом этапе, отметим его наиболее значимые черты. Во-первых, в создание международных антитеррористических норм активно включается ООН. Теракты систематически осуждаются в резолюциях ГА ООН. Формируется система универсальных антитеррористических конвенций. Во-вторых, отмечается догоняющая модель международно-правовой борьбы с терроризмом. Как правило, все документы принимаются в ответ на уже совершенные террористические преступления. В-третьих, все антитеррористические конвенции носят секторальный характер. В-четвертых, обращает на себя внимание, что на этом этапе у международного сообщества отсутствует четкое понимание правовой природы терроризма. В связи с этим пока не сформулирована программа действий по борьбе с ним, не ведется работа по выявлению его причин и условий. Отметим, что все выявленные специфические черты проявляются и на современном этапе его развития.

Четвёртый этап (начало 90-х гг. ХХ в.- настоящее время) отмечается, прежде всего, масштабной и многоплановой деятельностью в сфере борьбы с терроризмом. В ООН продолжается работа по принятию универсальных антитеррористических конвенций и протоколов к ним. В последние несколько лет были подписаны нескольких международных договоров, имеющих непосредственное отношение к борьбе с терроризмом[108]. Сейчас находятся на стадии сбора необходимых для вступления в силу ратификаций Конвенция о взаимной правовой помощи и выдаче в целях борьбы с терроризмом (2008 г.), Конвенция о борьбе с незаконными актами в отношении международной гражданской авиации (Пекинская конвенция, 2010 г.), Протокол, изменяющий Конвенцию о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Монреаль, 2014 г.)[109]. Указанные соглашения либо направлены на борьбу с терроризмом, либо создают правовые механизмы для оптимизации межгосударственного сотрудничества.

Необходимость межгосударственного взаимодействия для борьбы с терроризмом стали хорошо осознаваться международным сообществом. За последние два десятилетия подавляющее большинство государств взяли на себя обязательство принять конвенционно предусмотренные меры по борьбе с террором. Всего, как это отмечается в докладе 2012 года Шестого (правового) комитета Г А ООН, «в систему международно-правовых документов по борьбе с терроризмом включены более 170 стран мира, что способствует целям эффективного осуществления положений этих документов»[110].

На современном этапе СБ ООН рассматривает борьбу с терроризмом как одно из важных направлений своей деятельности. Начиная с 90-х гг. прошлого века было создано внушительное количество резолюций, посвященных различным аспектам антитеррористической деятельности. Первоначально в резолюциях СБ ООН сохраняется свойственный предыдущему этапу

политизированный характер предписаний, выраженный в признании государственной формы терроризма, создании правовых условий для военизированных международных акций крупных держав, например, в Персидском заливе и в Афганистане. В дальнейшем, после событий 11 сентября 2001 г., акценты смещаются в сторону признания терроризма преступлением, исчезает понятие «государственный терроризм», практически не встречаются политизированные, голословные оценки государственного поведения как поддерживающего терроризм и создающего условия для него.

После событий 11 сентября 2001 г. борьба с терроризмом становится приоритетным направлением деятельности СБ ООН. Так, Совет призвал государства работать вместе для предотвращения и пресечения всех террористических актов, стать участником всех международных

антитеррористических конвенций, принять Всеобъемлющую конвенцию о международном терроризме[111]. Наиболее значимая резолюция СБ ООН, содержащая в себе программу действий против терроризма, была принята 28 сентября 2001 г[112]. В ней на государства-члены ООН возлагаются обязанности по созданию институциональной и правовой базы для предотвращения и пресечения финансирования, подготовки и совершения террористических актов, а также по сотрудничеству с другими государствами по этим направлениям. По обоснованному мнению Д. Моэкли, Резолюция 1373 представляет пример наиболее полного и «далеко идущего», новаторского решения в истории СБ ООН: «Резолюция направлена не против конкретного конфликта, а в отношении общей системы международного терроризма; она является совокупностью правил общего применения, что характеризует ее как вариант законодательного акта» [113]. Таким образом, на современном этапе СБ ООН взял на себя всеобъемлющие правотворческие функции в отношении борьбы с терроризмом.

На этом этапе изменяется характер участия в антитеррористической деятельности ГА ООН. От декларативного осуждения актов терроризма в своих резолюциях Генеральная Ассамблея переходит к практически ориентированным действиям по выстраиванию системы противодействия. Одним из значимых результатов работы Ассамблеи стало принятие в 1994 г. Декларации «О мерах по ликвидации международного терроризма», которая, впервые сформулировав понятие «международный терроризм», заложила дефинитивную основу для последующих универсальных и региональных антитеррористических актов. В 2006 г. ГА ООН приняла Г лобальную контртеррористическую стратегию ООН, в которой закреплено решение провести ряд важных действий по предотвращению угрозы терроризма и борьбе с террористическими преступлениями. В 2008 и в 2010 гг. Ассамблеей принимались новые редакции Стратегии[114].

В целях функционирования универсального антитеррористического правового механизма ООН создала уполномоченные органы. В 1997 г. по инициативе ГА ООН начал работать Специальный комитет по терроризму[115]. К 2000 г. в рамках работы Комитета был разработан проект Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме, призванной дополнить и объединить существующую систему универсальных конвенций, посвященных различным аспектам борьбы с терроризмом[116].

По инициативе СБ ООН был создан ряд вспомогательных органов для мониторинга соблюдения государствами, взятых на себя обязательств по борьбе с терроризмом. Примерами таких структур являются Группа по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями[117], Комитет, созданный по поводу АльКаиды и Талибана, Комитет 1540 (группа экспертов)[118]. Важнейшим элементом универсального антитеррористического механизма стал Контртеррористический Комитет, основанный СБ ООН вскоре после событий 11 сентября, и осуществляющий генеральный мониторинг и координацию межгосударственной деятельности в сфере международной безопасности и борьбы с терроризмом[119]. Всего в системе ООН антитеррористическими полномочиями более 40 органов и организаций системы ООН[120].

Рост мировой террористической угрозы обусловил повышенный интерес к борьбе с терроризмом во всех международных региональных организациях, в уставных целях которых предусмотрены вопросы сотрудничества по

международной безопасности и в уголовно-правовой сфере. В 2005 г. Совет Европы принял Конвенцию о предупреждении терроризма, которая расширила перечень деяний, признаваемых террористическими, предусматривая как уголовное преступление вербовку террористов, подстрекательство к терроризму, публичное подстрекательство к терроризму[121]. Основой антитеррористической базы Европейского Союза (далее - ЕС) являются Регламент Совета ЕС № 2580/2001[122] о специальных ограничительных мерах, направленных против

определенных лиц и связанных с борьбой с терроризмом, и Рамочное Решение Совета ЕС о борьбе с терроризмом от 13 июня 2002г. (в редакции 2008 г.)[123]. Регламент Совета ЕС № 2580/2001 принят с целью борьбы, прежде всего, с террористическими организациями в ЕС и в третьих странах. Одним из основных векторов развития антитеррористического законодательства ЕС стала гармонизация национальных законодательств государств-участников и создание условий для выработки единых подходов для создания общеевропейского уголовного кодекса, в котором предполагается представить, наряду с прочими, террористические преступления.

В течение последних двух десятилетий были приняты

антитеррористические конвенции в Организации африканского единства (ОАЕ), в Лиге арабских государств (ЛАГ), в Организации Исламская конференция (ОИК)[124], в Шанхайской организации сотрудничества (далее - ШОС), в

Содружестве Независимых Государств (далее - СНГ)[125]. Все эти конвенции предназначены для расширения сотрудничества в антитеррористической сфере, содержат различные конкретные меры, которые государства-члены должны принять для борьбы с терроризмом, в том числе: активизация сотрудничества правоохранительных органов, оказание друг другу взаимной правовой помощи по вопросам борьбы с терроризмом и по предотвращению финансирования терроризма. В 2002 г. ОАГ приняла Межамериканскую конвенцию по борьбе с терроризмом[126].

Опыт борьбы с терроризмом показывает, что условием положительного результата являются совместные действия международных организаций и государств. В основополагающем антитеррористическом документе Совета Безопасности - резолюции 1373 (2001г.) - установлено, что именно государства являются основными участниками борьбы с терроризмом. Так, государства обязаны осуществлять меры по привлечению к уголовной ответственности террористов, а также тех, кто их укрывает, помогает им и поддерживает. Особая роль государств - участников ООН в данной сфере неоднократно подчеркивалась в докладах СБ ООН и Шестого комитета ГА ООН[127]. Таким образом, в настоящее время деятельность по предотвращению и расследованию преступлений террористического характера, наказанию лиц, виновных в их совершении, продолжает быть частью суверенных государственных полномочий.

На этом этапе предпринимаются попытки признать террористические преступления подсудными международным судебным учреждениям[128].

Подводя итог анализа четвертого этапа развития международно-правовой борьбы с терроризмом, отметим его наиболее значимые черты. Во-первых, назовем преемственность в развитии исследуемого правового института. Сущностные характеристики, заложенные в 60-90-е гг., проявляются и на современном этапе международно-правовой борьбы с терроризмом. Во-вторых, стала очевидной руководящая роль ООН и ее организаций в формировании и реализации норм международно-правовой борьбы с терроризмом. Основными направлениями деятельности ООН в этой сфере становятся разработка универсальной правовой модели борьбы с терроризмом, создание условий для унификации национальных антитеррористических законодательств, мониторинг международной деятельности по вопросам безопасности и противодействия глобальной преступности. В-третьих, в антитеррористическую борьбу активно включаются международные региональные организации. В-четвертых, начинается оформление международного институционального механизма борьбы с терроризмом. В-пятых, международное сообщество осознает необходимость предупреждения терроризма и его профилактики и предпринимает попытки создания соответствующих международно-правовых норм.

* * *

Таким образом, подводя итоги параграфа, отметим, что международноправовая борьба с терроризмом насчитывает более чем столетнюю историю. За этот период разработан масштабный механизм противодействия терроризму, который и в настоящее время продолжает совершенствоваться и развиваться.

Диссертант предлагает выделить четыре этапа развития международно-правовой борьбы с терроризмом.

Социально-политическая изменчивость и многовариантность феномена терроризма, сложность историко-политической обстановки, распространение политики двойных стандартов обусловили неравномерный и условно успешный вектор формирования норм, связанных с международно-правовой борьбой с терроризмом. Проведенный анализ показал, что постепенно международное сообщество накапливает эмпирический опыт борьбы с терроризмом, вырабатывает сначала узкоспециализированные, а потом и более универсальные механизмы борьбы с ним. Можно сказать, что постепенно складывается opinio juris в отношении правовой природы терроризма, правовых механизмов противодействия ему.

На всех этапах своей истории международно-правовая борьба с терроризмом традиционно включает в себя деятельность в двух основных направлениях: во-первых, создание межгосударственных соглашений,

посвященных отдельным вопросам борьбы с терроризмом; во-вторых, неоднократные попытки создания международного уголовно-правового механизма привлечения к ответственности за терроризм (либо как самостоятельное преступление, либо как военное преступление, либо как преступление против человечности).

На универсальном уровне роль регулятора антитеррористической сферы взяла на себя ООН. Сейчас создана система антитеррористических конвенций, (всего 15 конвенций и четыре протокола к ним), ведется работа по созданию Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме. Остается нерешённой важнейшая проблема - согласование международно-правовой дефиниции «терроризм». Отсутствие таковой влечет за собой проблемы в международной криминализации террористических преступлений, препятствует систематизации существующего антитеррористического международно-правового комплекса.

Особая роль в создании антитеррористической правовой базы принадлежит Совету Безопасности ООН, который уполномочен принимать меры против государств, отдельных лиц и группировок, в случае их участия в террористической деятельности. Кроме того, СБ ООН вправе обязывать государства совершать конкретные антитеррористические мероприятия.

Помимо универсального уровня, международный антитеррористический механизм включает в себя разветвленную систему региональных структур и межгосударственных соглашений. Всего на февраль 2018 г. действует 37 международных конвенций (универсальных и региональных), предметом которых является борьба с терроризмом. В целом можно сделать вывод, что все они формируют единую международную правовою систему борьбы с терроризмом, представляют собой звенья общего антитеррористического правового механизма.

<< | >>
Источник: ЧЕРНЯДЬЕВА Наталья Алексеевна. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Развитие международно-правовой борьбы с терроризмом:

  1. § 1. Международно-правовые формы военного сотрудничества
  2. I. Международные акты.
  3. §2. Международно-правовые основания ответственности за незаконную трудовую миграцию
  4. § 3. Развитие форм международного сотрудничества в борьбе с преступностью и международный правопорядок
  5. 4.1. Ответственность за международный терроризмКонцептуально-правовые вопросы борьбы с терроризмом
  6. 3.1. Механизмы международно-правового регулирования в сфере обеспечения информационной безопасности.
  7. § 3. Развитие ферм международного сотрудничества в борьбе с преступностью и международный правопорядок
  8. ЧЕРНЯДЬЕВА Наталья Алексеевна. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2018, 2018
  9. РАЗДЕЛ 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ
  10. §1. Генезис международной формы терроризма в контексте глобализационного развития
  11. § 2. Развитие международно-правовой борьбы с терроризмом
  12. §1. Проблема обособления комплекса норм международно-правовой борьбы с терроризмом в международном праве
  13. §2. Тенденция институционального оформления комплекса норм о международно-правовой борьбе с терроризмом
  14. §2. Тенденции развития международно-правовой борьбы с терроризмом в проекте Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме
  15. §1. Особенности международно-правовой борьбы с терроризмом в международных судах ad hoc
  16. § 1. Международно-правовая ответственность государств за террористические деяния
  17. §2. Международно-правовые основания применения вооруженных сил против террористов
  18. §1. Становление международно-правового механизма противодействия неправомерным деяниям на воздушном транспорте
  19. § 7. Соотношение преступлений против отправления правосудия и доктринальных категорий «международное преступление» и «преступление международного характера»
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -