<<
>>

Позиция Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в решении по делу


С доводами заявителей о том, что информационное обеспечение выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва проводилось с такими грубыми нарушениями вышеприведенных положений избирательного законодательства, выражавшимися в преимущественном освещении в средствах массовой информации де
ятельности одной политической партии и выдвинутых ею кандидатов, что это не позволяет выявить действительную волю избирателей, суд согласиться не может.
Во-первых, законодательство о выборах не предусматривает каких-либо ограничений количества предвыборных мероприятий, проводимых политическими партиями, избирательными блоками в ходе избирательной кампании, и количество таких мероприятий зависит от самих политических партий и избирательных блоков (единственным исключением является предельная сумма расходов средств избирательных фондов, которая по закону едина для всех политических партий, избирательных блоков, участвующих в избирательной кампании). В то же время от объема предвыборных мероприятий политических партий, избирательных блоков зависит и объем освещения предвыборных мероприятий данных партий и блоков в средствах массовой информации.
Во-вторых, заявители не учитывают, что информирование избирателей о политических партиях, избирательных блоках осуществляется не только пятью телевизионными каналами, но и другими организациями, выпускающими средства массовой информации (в частности, организациями радиовещания, редакциями периодических печатных изданий).
В-третьих, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 30 октября 2003 г. № 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С.А. Бунтмана, К.А. Катаняна и К.С. Рожкова» положение п. 5 ст. 45 Закона о гарантиях (являющееся аналогичным п. 5 ст. 54 Закона о выборах), согласно которому в информационных программах телевидения и радио не должно отдаваться предпочтение какому бы то ни было кандидату, избирательному объединению или блоку, не может толковаться как запрещающее представителям организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, высказывать собственное мнение, давать комментарий за пределами отдельного информационного блока, поскольку только в таком блоке не должно содержаться комментариев и не должно отдаваться предпочтение кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку по времени освещения предвыборной деятельности, объему печатной площади и соотношению ее предоставления бесплатно и за плату. Иное было бы неоправданным ограничением прав, гарантированных ст. 29 (ч. 4) Конституции Российской Федерации.
Заявители также не учитывают, что согласно ст. 3 Федерального закона «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» под информационными программами следует понимать ежедневные теле- и радиопрограммы новостей, за исключением ав
торских информационно-аналитических программ. Между тем заявителями был осуществлен хронометраж не только ежедневных информационных программ, но и еженедельных авторских информационно-аналитических программ.
В-четвертых, доводы заявителей о наличии объективной связи между объемом информации, распространенной на каналах телевидения о той или иной политической партии, избирательном блоке, и количеством голосов избирателей, проголосовавших за эту партию, блок на выборах депутатов Государственной Думы, фактически основаны на предположениях и опровергаются в том числе ими же составленными расчетами о количестве информации, уделенной телеканалами различным политическим партиям.

Так, из имеющейся на странице 55 заявления в суд таблицы суммарного и процентного распределения объема обнародованной информации между политическими партиями и избирательными блоками следует, что СПС по объему распространенной на каналах информации опережает КПРФ, ЛДПР, блок «Родина». При этом объем информации о СПС превышает объем информации о блоке «Родина» более чем в два раза. Кроме того, и партия «Яблоко» опережала по этим данным блок «Родина». Между тем ни СПС, ни партия «Яблоко» не получили 5% голосов избирателей, принявших участие в голосовании, и не были допущены к распределению депутатских мандатов, а КПРФ, ЛДПР и блок «Родина» в Государственной Думе представлены.
Такой же вывод следует из данных, приведенных заявителями в таблице распределения объема информации по отдельным телеканалам в процентах. В таблице отмечено, что объем информации о ЛДПР на Первом канале составил 3,6%, а о СПС — 4,2%. В то же время согласно протоколу об итогах голосования по федеральному избирательному округу число голосов избирателей, поданных за ЛДПР, составило 11,45% от числа избирателей, принявших участие в голосовании, а за СПС соответственно — 3,97%. По данным вышеуказанной таблицы, на партию «Яблоко» на телеканале РТР приходилось 9,3% обнародованной информации, на СПС — 10%, в то время как на блок «Родина» — 3,2%, а на ЛДПР — 3,7%. На канале НТВ объем информации о СПС более чем в два раза превышал объем информации о партии «Единая Россия» и КПРФ, более чем в четыре раза — о блоке «Родина» и более чем в пять раз — о ЛДПР.
В-пятых, исследование в судебном заседании представленных заявителями транскриптов новостных и информационно-аналитических передач пяти телеканалов показало, что отнесение телевизионных сюжетов к информации о той или иной политической партии, избирательном блоке осуществлялось заявителями на основании собственных субъективных представлений, в том числе ошибочного предположения о том, что все избиратели, безусловно, знают о принадлежности к конкретным политическим партиям, избирательным блокам лиц, которым посвящены эти сюжеты.

Конституционный Суд Российской Федерации в вышеупомянутом Постановлении от 30 октября 2003 г. № 15-П отметил, что не может быть признано агитацией информирование избирателей через средства массовой информации, в том числе об имевших место агитационных призывах голосовать за или против кандидата или о других агитационных действиях без выявления соответствующей непосредственно агитационной цели, наличие либо отсутствие которой во всяком случае подлежит установлению судами общей юрисдикции и/или иными правоприменителями при оценке ими тех или иных конкретных действий как противозаконной предвыборной агитации.
Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.5 (нарушение порядка участия средств массовой информации в информационном обеспечении выборов, референдумов), 5.10 (проведение предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума вне агитационного периода и в местах, где ее проведение запрещено законодательством о выборах и референдумах), 5.13 (непредставление возможности обнародовать опровержение или иное разъяснение в защиту чести, достоинства или деловой репутации) названного Кодекса, отнесено к подсудности мировых судей.
Утверждая, что имела место незаконная предвыборной агитация всероссийскими организациями телевещания в ходе избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы, заявители не представили суду ни одного постановления суда или иного правоприменителя, которым бы этот факт был установлен в отношении указанных в заявлении организаций.
При рассмотрении дела установлен лишь единичный случай привлечения к административной ответственности по ст. 5.5 и 5.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Федерального государственного унитарного предприятия «Государственная телевизионная и радиовещательная компания "Ярославия"».
В судебном заседании были исследованы транскрипты новостных и информационно-аналитических передач пяти телеканалов за 13 дней телеэфира в период с 3 сентября по 7 декабря 2003 г., причем 5 из них были предложены заявителями именно для подтверждения наиболее явных, по их мнению, фактов незаконной агитации, допущенных организациями телевидения.
Изучение указанных материалов также не позволяет согласиться с утверждением заявителей о том, что в ходе избирательной кампании организации телевидения под видом информационного обеспечения распространяли материалы о кандидатах и политических партиях, которые квалифицируются как предвыборная агитация.
Например, не усматривается наличие агитационной цели по склонению избирателей голосовать против списка кандидатов, выдвинутого КПРФ, при освещении телевизионными каналами 18 ноября 2003 г. деятельности Государ
ственной Думы по направлению двух парламентских запросов в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. Данные сюжеты носят характер информирования граждан о работе Государственной Думы.
Аналогичным образом, нет объективных данных, подтверждающих, что при освещении в этот день предвыборных поездок лидеров партии «Единая Россия» организации телеканалов имели намерения своими сюжетами склонить избирателей к голосованию именно за указанную партию.
Приведенные доводы применимы при характеристике и других телесюжетов, исследованных в рамках настоящего дела, в том числе связанных с освещением выступления Президента Российской Федерации В.В. Путина на съезде партии «Единая Россия» 20 сентября 2003 г., его интервью журналистам по подведению итогов работы Государственной Думы третьего созыва 28 ноября 2003 г., а также в день голосования 7 декабря 2003 г.
Суд считает необходимым отметить, что в соответствии со ст. 6 Федерального закона «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» государственные аудиовизуальные средства массовой информации должны включать в информационные программы в день, когда состоялось соответствующее событие, сообщения о заявлениях, обращениях и пресс-конференциях Президента Российской Федерации, а также об иных общественно значимых фактах деятельности федеральных органов государственной власти.
При этом суд не может согласиться с доводами заявителей о том, что в указанные дни со стороны Президента Российской Федерации имела место незаконная предвыборная агитация в пользу партии «Единая Россия».
Так, при просмотре в ходе судебного заседания видеозаписей Первого канала о голосовании В.В. Путина на выборах депутатов Государственной Думы установлено, что Президент Российской Федерации отказался отвечать на вопрос журналиста, за кого он голосовал. Название какой-либо политической партии, что могло быть расценено как агитация, в его словах не прозвучало[46].
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: А.В. ИВАНЧЕНКО. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОТКРЫТОСТИ ОРГАНОВ ВЛАСТИ ДЛЯ ГРАЖДАН И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ. 2007

Еще по теме Позиция Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в решении по делу:

  1. § 2. Система органов государственной власти, призванных разрешать противоречия между федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации
  2. 2.3. Роль судебных органов в разрешении налоговых споров в Российской Федерации »
  3. 1.2. Назначение Председателя Правительства Российской Федерации: специфика российской модели
  4. $1. Методологические основы механизма реализации субъективных политических прав и свобод в Российской Федерации.
  5. § 1. Правовое качество законов о выборах в субъектах Российской Федерации
  6. Источники электорального права и система избирательного законодательства Российской Федерации
  7. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  8. Позиция кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  9. § 4. Анализ практики государственных арбитражных судов по делам, связанным с оспариванием решений международных коммерческих арбитражей, вынесенных на территории Российской Федерации
  10. § 3. Анализ и оценка природоресурсного законодательства Российской Федерации
  11. §1. Конституционные основания выработки и применения права арбитражными судами в Российской Федерации
  12. §1. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в системе российского права
  13. §3. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и правовые позиции Европейского Суда по правам человека
  14. §4. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации
  15. §5. Конституционно-правовое значение деятельности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа
  16. §1. Конституционно-правовые допустимость и целесообразность упразднения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
  17. § 1. Центральный банк Российской Федерации как орган государственной власти в денежно-кредитной и банковской сферах
  18. Параграф 2.3. Конвенция «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г. как правовое основание признания и исполнения иностранных судебных решений в Российской Федерации.
  19. 4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  20. § 2. Особенности влияния «права ВТО» на правовую систему Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -