<<
>>

§ 2. «Закон» в правовой терминологии X - XII вв.

С конца X в. начался особенный период изменений языческих правовых понятий, во время которого они трансформируются под влиянием христианского мировоззрения. В государственном законодательстве термины получают книжное значение.

Недостаток внимания к данным проблемам со стороны историков права ведет к тому, что за дело берутся философы, филологи и лингвисты. Вместе с правильными наблюдениями появляются, однако, и ошибки, неверные фактически выводы. Правильно подмечено отсутствие термина «закон» в Русской Правде, до известной степени справедливо указывается на то, что он на несколько столетий «ушел из светского законодательства». Но ошибочно утверждение, что термин «закон» имеет в последующем лишь церковное и богословское значение и не имеет национального происхождения.133 В договорах Руси с Византией X в. употребление терминов определяется лексикой языческого времени и некоторым византийским влиянием. Тесные контакты с Византией Русь имела уже к середине IX в.134 Влияние византийской правовой культуры еще более усилилось в X в., когда проходило становление и развитие национальной, пока ещё языческой правовой терминологии. Уже с первых веков христианства Подвижники и теоретики Восточной Церкви понимали под «законом» своеобразный синтез христи- анско-юридических установлений, с акцентом на первую составляющую. Сюда включались, прежде всего, ветхозаветные заповеди, «закон Божий», что дозволено и не дозволено делать человеку. Это прослеживается у Отцов Церкви уже во II-III вв.135 Вместе с употреблением термина «закон» в смысле Божественного установления, Отцы Восточной Церкви выделяли и его светское значение. Св. Иоанн Дамаскин (VIII в.) писал, что закон не только заповедь Бога, но и проявление его воли, направляющей людей на благо в земной жизни. А этим занимается земная власть. Отклонения от закона в таком совокупном понимании есть грех, в который толкает людей враг рода человеческого.136 Можно полагать, что сакрализация понятия «закон» началась в глубокой древности и имела место в языческое время.

Языческая сакральность закона трансформировалась в христианскую са- кральность на этапе ранней государственности. Летописные сведения о нем в «полухристианском» X в. свидетельствуют о религиозной окраске понятия. При заключении договора с Византией в 911 г. клятва с оружием «по закону нашему», «по закону русскому» имеет сакральную подоплеку.137При крещении кн. Ольги в Царьграде она отказывает императору в замужестве, поскольку «нет закона» о женитьбе на крестницах.138 Здесь очевидно религиозно-юридическое отношение к брачному союзу. Древние книжники относились к закону как аналогу божественного завета. В литературных произведениях Древней Руси Ветхий и Новый Завет именуются зако-

17

ном.

Уже в языческий период Руси понятие «закон» занимает в иерархии правовых терминов ведущее значение не без влияния традиций византийского (т.е. развитого римского) права. В дальнейшем эта традиция укрепляется. Хорошо известные на Руси «Пандекты» Никона Черногорца в переводе XII в. содержит массу юридических терминов для характеристики установлений права в широком смысле: «правило», «канон», «устав». Термин «закон» употребляется лишь для характеристик понятий высшего порядка - «закон Христов», «закон христианский», «закон Святых Отцов».139

В договорах Руси с греками 911 и 944 гг., по содержанию в главном языческих, под «законом» понимаются нормативно установленные правила. В договорах не обнаруживается черт XI в., определяющих закон как широко понимаемые христианские установления, когда «закон Божий» употребляется во всеобъемлющем значении. Употребляемое в договорах понятие «закон русский» вызвало широкую полемику в литературе.140 Разногласия о том, является ли «закон русский» обычаем или письменным законом, на наш взгляд, лишены достаточной основы. Русское правосознание X в. хорошо понимало разницу между обычаем и законом. Будучи записанным властью, обычай становился законом обязательным для исполнения. Следовательно в X в. в языческом понимании «закон» это явление, исходящее от государственной власти.

В ст. 3 договора 944 г. понятие «законная цена» означает точно фиксированную, единообразную установленную стоимость челядина. Закон в этом договоре выступает как национал ь- ное нормативное установление. В ст. 6 штрафы за совершенные кражи ус-

t.

i.i. , г

20

танавливаются по «закону греческому» и «по закону русскому».

Логическим следствием влияния христианства является расширение смысловых значений производных от понятия закон терминов, но в договорах 911 и 944 гг. влияние византийского богословия еще не велико. В церковном уставе князя Владимира оно уже очевидно: виновным здесь угрожают кары «по закону Божию».141 Однако процесс деформации традиционных значений под влиянием византийского права и восточного богословия проходит сложно. Первое летописное упоминание о законе (955 г.), хотя и связано непосредственно с христианством, но включает синтетический момент. Пребывая в Византии, княгиня Ольга отвергла свадебные притязания кесаря, будучи его крестницей: «А в христианех того несть за- кона». В освещении эпизода высказано понимание летописцем того, что закон существует у равных народов, его установления незыблемы и обязательны и одновременно тесно связаны с религией. В другом эпизоде под 986 г., послы магометан к Владимиру I говорят: «Не ведаешь закона, но уверуй в закон наш и поклонись Бахмету». Владимир обращается к другим

23

послам: «Каков закон Ваш». Связь закона с религиозным бытом народов осознается вполне четко. Одновременно в первых церковных документах термин «закон» сохраняет некоторые черты явления чисто светского. Можно полагать, что в догосударственный период, наряду с сакральным пониманием закона, формировалось отношение к нему как исходящему от власти явлению. В IX-X вв. такая черта имела почву для укоренения. В церковном уставе князя Ярослава (XI в.) за б лудо действо с сестрой устанавливается (ст. 11), наряду с церковным штрафом, казнь «по закону» (т.е. наказание от князя).

Вместе со старыми значениями в условиях христианизации Руси понятие «закон» приобретает и новые черты, обозначает широкий спектр понятий и значений: установления государства, составляющие «греческого закона», церковного права, «закон Божий» (правила Св. Писания), а вместе с тем - эклектическую систему чисто русских национальных церковных штрафов и постановлений. Церковный устав Ярослава устанавливает, что наказание за двоеженство не освобождает от обязанности «жить по закону с первой женой». Здесь термин охватывает всю совокупность бытовых и правовых правил семейной жизни. Здесь же соседствует и чисто церковное смысловое значение - «епитимья по закону» или чисто светская кара за побои чужой жены (ст. ст. 11, 13, 17, 20, 26). Есть и упоминание в смысле светско-церковно-божественного суда для нарушителей устава (ст. ст. 19, 29). В различных редакциях устава значения термина «закон» не совпадают. В одних случаях это может быть чисто светским вариантом, в других - чисто церковным. В теоретическом плане в княжеских церковных уставах «закон» определяет всю совокупность понятий и категорий, с которыми связано наступление ответственности перед земной властью и перед Богом в запредельном мире. На наш взгляд, такое положение возможно лишь при «столкновении» понимания закона из языческого прошлого и нового его значения в христианскую эпоху.

Языческий смысл «закона» со времени церковных уставов стал угасать. Обозначая широкую систему новых правил, он противопоставляется разовому императивному велению. К сожалению, летописи не позволяют с достаточной основательностью установить, в каких направлениях проходят эти коллизии язычества и христианства. ПВЛ, составленная в XII в. монахом христианином, отражала воззрения последнего. Однако государственная власть и управленческая прослойка общества вполне осознанно переходили к новым трактовкам уже с конца X в. Сразу после крещения Руси (989 г.) отмечается, что Владимир I жил уже в «законе христианском».24 Все имеющиеся в летописи для XI в. производные от слова «закон» даются в библейско-христианском значении. Под 1015 г. убийца князей Бориса и Глеба князь Святополк «Окаянный» «исполнився беззаконья,

каинов смысл приим». Называя вообще всех убийц «законопреступника-

26

ми», летопись подразумевает нарушение ими Божьих заповедей. По версии летописи, «законы» прямо исходят от Бога, а потому не могут быть явлением только юридическим. Под 1068 г. в летописи словами самого Боже сказано: «Но уклонисте законы моя и не схранисте ихъ».27 «Закон» - прямое установление Бога: «Яко законъ от мене изыдеть». Он тесно связан с

Божьей «правдой», Божьим «заветом», судом Божьим, установлением бо-

28

гоугодного порядка. В Патерике XI в. закон равнозначен религиозной вере. «Моисей закон принял от Бога».29

В русском государственном правосознании уже в языческом X в. оформилось понимание огромного значения «закона». Переход к христианству только укрепил это понимание. Но лишенная старого обобщающего значения «закона» русская теоретическая и практическая юриспруденция пошли по пути детализации понятий, обозначающих выразителей правовых норм. Мерило, правило, заповедь, приговор, судебник, десятки вариантов различного рода грамот (жалованная, правая и т.д.), характеристики которых давались обязательно с точной атрибутикой, уложение и др. - все эти наименования входили постепенно в русскую практику и отразили тенденцию к исключительной точности правовых определений. В язы- 24

ПВЛ, с. 54. ? 25

Там же, с. 59. > 26

Там ЖЄ, С. 60.

'

Там же, с. 73. 27

Там же, с. 45. 28

Древнерусские мтершль'к! 1999, с. 23, 24, 37.

ческий период вероятно не было расхождений бытовой и официально- государственной юридической лексики. Словоупотребление на теоретическом и на бытовом уровне было идентичным. С конца X в. размежевание способов выражения усилилось. Теоретики богословия использовали старые бытовые выражения на теоретическом уровне в новых значениях и новом понимании. Это определило разночтения и разнобой в употреблении бытового и теоретического словарного фона в летописях и документах XI- XVI вв. Разноголосица по данному вопросу наблюдается в теоретической и практической юриспруденции XI столетия. Краткая Правда закрепила ситуацию на перепутье старых и новых понятий. Термин «закон» в ней отсутствует. В связи с изменением значения термина (слова) закон возникают вопросы о соотношении его с термином (понятием) обычай. Более подробно это будет рассмотрено в § 4 данной главы. Пока же отметим следующее. В литературе отмечалась глубокая древность возникновения слова (понятия) закон, уходящая в глубь веков до нашей эры.142 К моменту распада праславянской общности слова закон и обычай существовали у славянских народов и выражали различные направления нормативности. Применительно к X в. письменные источники позволяют говорить о двух процессах влияния на деформацию смысла термина закон языческого периода. Первый процесс связан с укреплением государственности и переориентацией юридических понятий в область государственных велений. Второй связан с определенным процессом понимания закона в византийском юридическом обиходе. Хотя в XI в. термин закон исчезает как легальное слово из юридических законодательных текстов, он применяется в трудах русских мыслителей теоретиков в измененном значении. Это проявляется в творчестве Илариона Киевского.

<< | >>
Источник: Рогов В.А., Рогов В.В.. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX - середины XVII вв.). - М.: МГИУ. - 269с.. 2006

Еще по теме § 2. «Закон» в правовой терминологии X - XII вв.:

  1. §3» Особый порядок производства по уголовным делам в системе правовых преимуществ
  2. § 1. Понятие и содержание административно-правового статуса организаций
  3. 1. Понятие и правовая природа третейского (арбитражного) соглашения
  4. §1.1. Категория «правовой статус».
  5. «ЗАКОН И ОБЫЧАЙ» В ПРАВОВОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ IX - СЕР. XVII ВВ. И ЗНАЧЕНИЕ ЭТИХ КАТЕГОРИЙ ДЛЯ ТЕОРИИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ПРАВА
  6. § 5. Общие вопросы правовой терминологии XIII - сер. XVII вв.
  7. Административно-правовой статус органов управления удельными крестьянами
  8. § 4. Содержание регулятивных уголовно-правовых отношений
  9. § 1. Конституционно-правовая ответственность в избирательном праве
  10. Порядок опубликования нормативных правовых актов и вступления их в силу
  11. Юридическая техника систематизации нормативных правовых актов
  12. § 1. Предпосылки актуализации понимания юридической технологии нормативных правовых актов
  13. §2. Правовой мониторинг и концепция проекта нормативного правового акта как составляющая часть юридической стратегии
  14. § 1. Провокация преступления на современном этапе: международный, оперативно-розыскной и уголовно-правовой аспекты
  15. § 3. Индивидуальный договор в механизме правового регулирования
  16. § 2. Правовая природа и понятие права на общее землепользование
  17. Проблема отношения права и морали в современных деонтологических естественно-правовых концепциях
  18. Параграф 2.1. Международный договор и/или федеральный закон как правовое основание признания иностранных судебных решений в РФ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -