<<
>>

§ 2 Правил внутреннего распорядка ИУ, содержание которых прямо устанав- ливает запреты для осужденных.

Представляется, что подзаконное норма- тивное регулирование не может ограничивать законодательно закрепленные

1 Зельдов С.

И. О правовом статусе судимых лиц // Советское государство и право, 1979.

№6. С. 97.

права лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, вводить не преду- смотренные законом запреты для них. На наш взгляд, на это необходимо сделать прямое указание в действующем законодательстве, сформулировав второй абзац ст. 4 УИК РФ в следующей редакции: «Порядок реализации прав осужденных к уголовным наказаниям в виде лишения свободы, уста- навливаемый в подзаконных нормативно-правовых актах, не может вести к дополнительному ограничению их прав по сравнению с нормами федераль- ного законодательства».

В целом, анализируя изложенный материал и учитывая высказанные по данной проблеме точки зрения, мы бы хотели предложить следующую дефи- ницию рассматриваемого понятия. Под правами осужденных к лишению сво- боды следует понимать предусмотренные нормами действующего законо- дательства и обеспеченные юридическими обязанностями государства ме- ры социально-возможного поведения, реализация которых в ряде случаев но- сит ограниченный характер.

Детальный анализ некоторых правовых возможностей, объединяемых понятием субъективных прав, позволяет сделать вывод, что они не в полной мере отвечают признакам последних. По мнению Н.В. Витрука, подобная ситу- ация требует теоретического исследования, основой для которого должно стать выделение в юридической науке такой правовой категории, как законные инте- ресы личности, подлежащие включению в ее правовой статус на правах само- стоятельного элемента1.

Наличие интересов как самостоятельного структурного элемента отме- чается также и многими специалистами уголовно-процессуального права.

Так, В.М. Корнуков пишет по этому поводу следующее: «Защита всегда име- ет объект. В уголовном процессе им являются интересы. Обвиняемый заин- тересован в том, чтобы не быть привлеченным к уголовной ответственности и осужденным без вины, чтобы наказание, если оно будет назначено, соот-

1 Витрук Н. В. Общая теория правового положения личности. М., 2005. С. 20.

ветствовало совершенному деянию, чтобы без нужды не ограничивалась его свобода и т.д.»1.

Действительно, в структуре правового статуса осужденного его инте- ресы имеют довольно важное и самостоятельное значение. В первую очередь к ним следует отнести стремление освободиться или смягчить наказание, воспользоваться предусмотренными законом льготами при реализации нака- зания. Материальный интерес заключенного может проявляться в полном или частичном непризнании исполняемого приговора законным и обосно- ванным, а также отрицательной оценки его действий, поведения со стороны тех или иных субъектов уголовно-процессуальной деятельности в стадии ис- полнения приговора. Во всех случаях осужденный желает наиболее полно реализовать свои интересы, осуществить свои права или восстановить нару- шенные и реализовать их, используя при этом те или иные средства и спосо- бы защиты. В конечном счете, именно с этой целью и осуществляется право- защитная деятельность осужденных.

Для реализации своих интересов осужденный наделяется определен- ным объемом процессуальных прав, который, в отличие от объема подобных правомочий подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного в предшествующих исполнению приговора стадиях процесса, крайне ограни- чен. Эти права также нуждаются в защите. В случае их нарушения, интересы осужденного могут остаться не осуществленными. Поэтому правозащитная деятельность на стадии исполнения наказания необходима для того, чтобы предотвратить нарушение прав осужденного, а, если все же подобное нару- шение состоялось, защита призвана восстановить нарушенные права и по- мочь осужденному в их реализации.

В целом, проблема интересов осужденного в стадии исполнения нака- зания является мало исследованной2. Вообще, исследование интересов лич-

1 Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроиз- водстве. Саратов, 1987. С. 134.

2 Беседин А. В. Защита в стадии исполнения приговора: дисс. … канд. юрид. наук:

/ Беседин Александр Владимирович. Саратов, 1995. 208 с.

ности, вовлекаемой в сферу уголовно-процессуальных отношений, имеет определенную сложность, заключающуюся в том, что интересы охватывают собой многие вопросы. Кроме того, эти интересы исследуются различными отраслями науки и понимаются, вследствие этого, по-разному. Психология, в соответствии со своим предметом и задачами, понимает как субъективную категорию, как направленность внимания на определенный предмет и его по- знание, или как сознательное стремление людей к удовлетворению потребно- стей1. В философии и социологии обращается внимание в основном на объ- ективную сторону интереса. Интерес рассматривается как объективно суще- ствующая категория, которая не зависит от воли и сознания людей и заклю- чается в отношении общества или отдельной личности к условиям обще- ственной жизни и потребностям2.

Представляется, однако, что несмотря на различия между научными подходами к исследованию одного и того же явления, все же можно выявить их связь и взаимопроникновение. И в психологии, и в социологии, и в эконо- мике, да и в правовой науке3, интерес, в конечном счете, рассматривается как единство объективного и субъективного.

Для раскрытия природы интереса осужденного необходимо исследо- вать процесс его формирования, развития и реального осуществления.

Формирование интересов осужденного начинается еще до вовлечения его в стадию исполнения наказания.

Осужденный – это бывший обвиняемый. И не исключено, что, будучи привлеченным в качестве обвиняемого или сра- зу после совершения преступного деяния, у лица может возникнуть уверен- ность в неотвратимости его наказания за преступление. Вследствие этого, у него начнется процесс формирования таких интересов, содержанием которых может стать, в частности, стремление освободиться досрочно, будучи осуж- денным, или смягчить наказание, воспользоваться предусмотренным законом

1 Ковалев А. Г. Психология личности. М., 1970. С. 140-147.

2 Керимов Д. А. Философские проблемы права. М., 1972. С. 128-132.

3 Аврах Я. С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань, 1972. С. 72; Кикнадзе Д. А. Потребность. Поведение. Воспитание. М., 1968. С. 10; Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск, 1983. С. 118.

льготами при реализации будущего наказания. Сюда можно отнести и ту часть интересов бывшего обвиняемого, которые в свое время не были связа- ны с обвинением, и в процессе их изменения и конкретизации, продолжавше- гося в период всего производства по делу, также становятся объектом защи- ты в судопроизводстве по исполнению наказания. Это могут быть интересы духовного, материального, личностного характера.

Формулирование органами, ведающими исполнением наказания, пред- ставления об изменении вида и режима наказания, о переводе осужденного из одного учреждения УИС в другое и т.п., также формирует интерес осуж- денного и вызывает потребность его защиты. С момента начала исполнения наказания формирование его интересов приобретает процессуальный харак- тер, и это – процесс объективный, так как интересы облекаются в форму хо- датайства, возбуждаемого перед судом.

Осознание интересов осужденного в стадии исполнения наказания свя- зано с избирательным отношением осужденного к факту возбуждения произ- водства по исполнению приговора и характеризует субъективную сторону интереса. Осужденный осознает свое качественно новое процессуальное по- ложение и возможные последствия этого.

Возникающие в связи с этим жела- ния и устремления осужденного превращаются для него в побуждение к дей- ствиям и тем самым приобретают качество мотивов его поступков для до- стижения возникшей перед ним цели. Сформированные и осознанные инте- ресы осужденного нуждаются затем в реализации через правозащитную дея- тельность.

Рассмотрим теперь вопросы, связанные с классификацией интересов осужденного.

В литературе по уголовному процессу некоторые авторы предлагают подразделять интересы обвиняемого на материальные и процессуальные (по

сфере проявления), личные и общественные (по носителю), основные и вто- ростепенные (по значимости), правовые и не правовые (по регулированию)1.

Представляется, что в отношении интересов осужденного теоретиче- ское и практическое значение для их исследования имеет подразделение их на материальные и процессуальные, на законные и незаконные.

В основе деления интересов на материальные и процессуальные лежит сфера их проявления2. Интересна в этом плане градация интересов личности, предложенная В.М. Корнуковым: «Интересы личности в уголовном судопро- изводстве составляют сложную, многоуровневую, разноплоскостную систе- му с вертикальной и горизонтальной структурой. Вертикальная (уровневая) структура состоит из двух компонентов: материально-правовых интересов, или интересов внешнего порядка и интересов, обусловленных, порожденных уголовно-процессуальной деятельностью, то есть внутриотраслевых интере- сов, которые в свою очередь имеют плоскостную (горизонтальную) структу- ру (раскладку)»3.

В этой связи материальный интерес осужденного может представлять собой, во-первых, не признание исполняемого наказания законным и обосно- ванным, стремление добиться его пересмотра с целью своего освобождения в последующем в случае отмены приговора. Во-вторых, не признание оценки своих действий, поведения, каких-либо других обстоятельств, ставших пред- метом рассмотрения в суде, могущих отрицательным образом сказаться на дальнейшем положении осужденного, стремящегося освободиться или смяг- чить наказание.

Иначе говоря, это стремление к защите в ее материально- правовом смысле.

Процессуальный интерес осужденного – стремление использовать воз- можные средства и способы защиты. В стадии исполнения наказания процес-

1 Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. Сборник научных трудов. Томск, 1979. С. 62-66.

2 Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978. С. 62; Ку- цова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 57.

3 Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроиз- водстве. С. 80.

суальные интересы и их реализация во многом зависят от волеизъявления су- да, органов и учреждений УИС, от которых зависит предоставление осуж- денному возможностей и условий для защиты интересов с помощью наибо- лее действенных средств и способов (например, с помощью защитника или посредством участия осужденного в судебном заседании). В этом мы полно- стью согласны со следующим высказыванием В.Д. Адаменко: «Если сущ- ность материального интереса находится в связи с результатами судопроиз- водства, то смысл процессуального интереса – в самой процессуальной дея- тельности и проявляется в стремлении обвиняемого воспользоваться субъек- тивными правами, законодательно зафиксированными в ст. 46 УПК РФ и других правовых нормах. Материальные интересы находят выражение при осуществлении защиты в материальном смысле, процессуальные интересы – во время защиты в процессуальном смысле»1.

Интересы осужденного подразделяются также на законные и незакон- ные. Критерии этого разграничения довольно сложны и вызывают полеми- ку2. По мнению А.Д. Бойкова, стремление защищаться – материально- правовой интерес обвиняемого – всегда законный, а стремление использовать те или иные средства защиты – процессуальный интерес – может быть в не- которых случаях и незаконным (использование лжесвидетелей, подложных документов и т.п.) и поэтому не всегда должен поддерживаться защитником3.

По нашему мнению, не всякий материальный интерес можно называть законным. Осужденный в стадии исполнения наказания может добиваться удовлетворения интересов узколичного характера, принципиально противо- речащих государственным интересам, ведущих к полному отрицанию обще- ственных взглядов и норм морали. В частности, он может стремиться оправ- дать свои антиобщественные действия, нарушающие установленный порядок при отбывании наказания как норму поведения осужденного, использовать участие в стадии исполнении наказания для клеветы и оговора других осуж-

1 Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. С. 127.

2 Беседин А. В. Защита в стадии исполнения приговора. С. 78.

3 Бойков Л. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. С. 62.

денных, доказавших свое исправление, высказать свое пренебрежительное отношение к тому или иному правовому запрету, призвав к его нарушению. Естественно, что такое поведение и обусловившие его в качестве причины интересы нельзя назвать законными, и, следовательно, подлежащими защите.

По мнению Л.Д. Кокорева, законные интересы отличаются от незакон- ных тем, что они как бы сливаются с интересами правосудия1. Тем не менее, автор признает, что между интересами правосудия и законными интересами личности возможно существование определенных противоречий. Например, законный интерес осужденного – избежать замены назначенного наказания более тяжким или избежать перевода в колонию с более суровым режимом. Тем не менее, в действительности, могут быть все основания для принятия судом такого решения, что и является разновидностью таких противоречий. В данном случае, указанные интересы осужденного, несмотря на то, что они не совпадают с задачами стадии, нельзя назвать незаконным, (в частности, потому, что осужденный не несет ответственности за дачу ложных объясне- ний в суде по поводу своего поведения при отбывании наказания).

По мнению В.Д. Адаменко, «критерием законности интереса следует признавать возможность удовлетворения интереса не в ущерб обществен- ным»2. Отсюда, на его взгляд, удовлетворяемыми (а, следовательно, и закон- ными) являются интересы, удовлетворение которых не опасно для общества. Действительно, именно такие интересы и должны защищаться в уголовном судопроизводстве. Но при этом не следует удовлетворимость и неудовлетво- римость интересов признавать критерием законности, т.к. это лишь след- ствие признания или непризнания того или иного интереса законным или не- законным. Это скорее формы проявления, свойства того или иного интереса, но не критерий, на основе которого определенные субъекты уголовно- процессуальной и уголовно-исполнительной деятельности разграничивают

1 Кокорев Л. Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж, 1973. С. 50.

2 Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. С. 150.

интересы на законные и незаконные для установления возможности их удо- влетворения.

Вместе с тем, следует согласиться с характеристикой, данной В.Д. Адаменко, в соответствии с которой законными следует называть прежде всего те инте- ресы, которые предусмотрены нормами права1. Например, стремление озна- комиться с материалами производства по исполнению наказания, принять участие в судебном заседании, пригласить защитника и другие. Однако не все эти интересы опосредованы нормами права. Но несмотря на это, эти про- цессуальные не правовые, но тесно связанные с принципами уголовно- процессуального и уголовно-исполнительного права, интересы осужденного можно считать законными, потому что они не противоречат нормам права, его принципам, не превращаются в антиобщественные. В ином случае они перестали бы быть объектом защиты в стадии исполнения наказания.

В этой связи следует обратить внимание на то, что правильнее было бы говорить не о предусмотренности интереса нормой права, а об опосредован- ности его. О взаимосвязи интереса с субъективным правом и субъективной обязанностью удачно сказано у В.М. Корнукова: «Будучи объективно обу- словлен, интерес составляет основу всякого субъективного права и субъек- тивной обязанности. Субъективное право обеспечивает возможность удовле- творения определенной социальной потребности, возможность пользоваться определенным социальным благом. В таком сочетании субъективное право всегда выступает правовой формой проявления и защиты интереса, а интерес

– его внутренней сущностью. Правовая обязанность субъекта служит удовле- творению интересов других субъектов, а через систему всеобщей взаимоза- висимости интересов, прав и обязанностей обеспечивает и интересы данного субъекта»2.

Не все интересы участников уголовного судопроизводства совпадают с их субъективными правами и обязанностями. Защите в стадии исполнения

1 Там же, с. 149.

2 Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроиз- водстве. С. 81-82.

наказания подлежат лишь законные интересы осужденного, которые, однако, не стоит отождествлять с заложенными в них субъективными правами. Как отмечает В.М. Корнуков, законными являются не только интересы, носящие нормативно-правовой характер, признанные законом, но и интересы, не про- тиворечащие ему. «Все интересы личности, в том числе и не выраженные в конкретных уголовно-процессуальных нормах, но не противоречащие им и общеправовым принципам, надо относить к законным», – отмечает указан- ный исследователь1.

Иными словами, чтобы стать объектом защиты, интересы осужденного не должны быть антиобщественными. Исходя из этого, для того, чтобы суд и органы исполнения наказания, а также субъекты защиты, могли определить законность интереса осужденного в целях единообразного решения вопроса о возможности его защиты, представляется необходимым дополнить ст. 399 УПК РФ следующим самостоятельным пунктом, изложив его в следующей редакции: «Осужденный вправе требовать защиты и самостоятельно осу- ществлять защиту своих законных интересов. Законными признаются любые интересы, способные быть реализованными незапрещенным способом, за ис- ключением интересов, направленных на достижение противоправных целей».

Следует также отметить, что определение понятия законных интересов осужденного, хотя и имеет положительное значение, тем не менее, «полную правовую, а не доктринальную защиту интересы личности получают, лишь будучи закрепленными в нормах права»2. Поэтому, в целях усиления гаран- тий защиты прав и законных интересов осужденного в стадии исполнения наказания следовало бы закрепить в законе интересы осужденного путем предоставления ему субъективных процессуальных прав, в которых эти ин- тересы выражались бы, а также наделить определенных субъектов уголовно- процессуальной и уголовно-исполнительной деятельности соответствующи- ми обязанностями.

1 Там же, с. 84-85.

2 Там же, с. 86.

Заканчивая освящение интересов осужденного к лишению свободы как составной части их специального правового статуса, следует обратить вни- мание на ошибочность непроизвольно укрепившейся парадигмы противопо- ставления интересов осужденных интересам ИУ. На наш взгляд, возникнове- ние данной парадигмы связано с ошибочным переносом принципа состяза- тельности процесса на цели и задачи исполнения уголовного наказания. В этой связи мы выступаем противниками теоретического противопоставления законных интересов осужденных интересам ИУ, считая сам факт несовпаде- ние этих интересов отклонением от нормы.

Следующим элементом правового статуса осужденного являются его

обязанности.

Вплоть до середины 90-х годов данный элемент правового статуса лиц рассматриваемой категории изучался лишь в плане его законодательного за- крепления. При этом, оставались без должного внимания теоретические ис- следования сущности и содержания юридических обязанностей осужденных к лишению свободы, механизмы их корреспонденции и другие особенности. Специальных научных исследований, посвященных этим проблемам (за ис- ключением работ В.И. Селиверстова и Г.О. Бекузарова)1, не существовало. Все это сдерживало реализацию конкретных предложений по совершенство- ванию законодательства, регулирующего вопросы как правового статуса осужденных к лишению свободы в целом, так и входящих в его содержание обязанностей в частности. И хотя в современной юридической науке пробле- ма юридических обязанностей осужденных к лишению свободы исследована в более высокой степени, вопросы, связанные с определением их сущности, содержания и механизма осуществления, остаются частично не разрешенны- ми и по сей день.

В этой связи мы вначале попытаемся разобраться в общетеоретических проблемах, касающихся понятия юридических обязанностей, а затем перей-

1 Селиверстов В. И. Правовое положение лиц, отбывающих наказания. М., 1992 . С. 34-36; Бекузаров Г. О. Юридические обязанности лиц, отбывающих наказание в виде ли- шения свободы. С. 5-7.

дем к рассмотрению вопросов, непосредственно связанных с исследуемой нами сферой общественных отношений.

Относительно восприятия юридических обязанностей как целостного явления правовой действительности в научной литературе нет единства мне- ний. Так, Г.В. Мальцев считает, что юридическая обязанность, как и субъек- тивное право, есть закрепленная нормами права возможность поведения. В обязанности, по его мнению, так же, как и в субъективном праве, отражена определенная тенденция человеческого поведения, опирающаяся и выража- ющая объективные закономерности общественного развития1. Требование, сформулированное в юридической обязанности и обращенное к личности, реально, а значит возможно – нельзя наложить на человека обязанность, ко- торую он практически никогда не мог бы исполнить. Вместе с тем, с право- вой точки зрения поведение обязанного лица связано с такой возможностью, которая одновременно признана законодателем необходимой, поэтому труд- но не согласиться с мнением С.Ф. Кечекьяна, утверждающего, что юридиче- ская обязанность есть обусловленная содержащимся в нормах права требова- нием и обеспеченная государственным принуждением необходимость опре- деленного поведения2.

Говоря об юридических обязанностях, нужно учитывать, что в право- вой системе они имеют существенное самостоятельное значение и их нельзя рассматривать как своеобразный придаток прав и свобод. Если путем уста- новления последних государство разрешает и гарантирует определенные ви- ды поведения, то путем возложения обязанностей требует необходимых дей- ствий. По мнению Г.О. Бекузарова, юридическая обязанность лица, содер- жащегося в исправительном учреждении, представляет собой установленную в нормах права меру общественно необходимого, социально полезного и це- лесообразного поведения осужденного к лишению свободы, направленную

1 Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968. С. 71-73.

2 Кечекьян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 60.

на реализацию прав и законных интересов иных лиц, обеспеченную широким кругом правовых и организационных средств1.

Помимо чисто социальных функций, связанных с общественно- необходимым поведением осужденных к лишению свободы, обязанности данной категории лиц имеют важное юридическое значение – они характери- зуют связь двух видов их правового статуса: конституционного, одинакового для всех граждан, и специального, присущего только рассматриваемой нами категории. В общей теории права сущность юридических обязанностей опре- деляется как требование необходимого и нужного с точки зрения государства, тогда как нормативное содержание обязанностей определяется как трехэле- ментная структура: 1) обязанность совершения активных действий; 2) обязан- ность воздержания от таких действий; 3) обязанность претерпевания мер юридической ответственности2.

Все эти элементы являются формами прямого закрепления обязанно- стей осужденных к лишению свободы. Вместе с тем в законодательстве су- ществует практика, когда они устанавливаются как бы косвенно – путем предоставления прав соответствующим государственным органам, обуслов- ливающих необходимость надлежащего выполнения лицами рассматривае- мой категории их тех или иных законных требований. В качестве примера такого способа закрепления обязанностей можно назвать вытекающую из права администрации исправительного учреждения возможность запретить осужденному к лишению свободы заниматься на его территории предприни- мательской деятельностью, обязанность данного лица выполнить это закон- ное требование.

Представляется однако, что в целях совершенствования действующего законодательства и устранения возможных разночтений при его применении, необходимо минимизировать количество косвенных обязанностей осужден- ных к лишению свободы, а в дальнейшем попытаться и вовсе исключить из правовой системы такие способы их закрепления. В этой связи при формули-

1 Бекузаров Г. О. Юридические обязанности лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. С. 9.

2 Марченко М. Н. Общая теория государства и права. М., 2010. С. 236-237.

ровании норм, связанных с установлением обязанностей осужденных, выте- кающих из положений действующего законодательства РФ, приоритет дол- жен отдаваться исключительно нормативным актам высшей юридической силы. При этом подзаконное правовое регулирование обязанностей осужден- ных к лишению свободы должно допускаться лишь в сфере, непосредственно связанной с действием уголовно исполнительного законодательства.

Достаточно большое количество юридических обязанностей осужден- ных к лишению свободы обусловливает необходимость обращения к вопросу об их классификации. Так, Г.О. Бекузаров предлагает выделять среди обя- занностей осужденных следующие качественно однородные группы: 1) обя- занности, дублирующие общегражданские (охрана природы, окружающей среды); 2) обязанности, конкретизирующие общегражданские (например, обязанность соблюдения требований федеральных законов, определяющих условия и порядок отбытия наказания в виде лишения свободы); 3) специ- альные обязанности, выражающие ограничения общегражданских прав (обя- занность находиться в пределах исправительного учреждения, ограничива- ющая свободу выбора местожительства); 4) специальные специфические обя- занности (соблюдение требований личной гигиены и др.)1.

С учетом того, что данная классификация несколько громоздка и не от-

ражает всей специфики правового статуса осужденного, мы бы хотели предло- жить свой вариант классификации. Особенности правового статуса осужденных к лишению свободы позволяют, на наш взгляд, выделить в его содержании три группы обязанностей:

1) общеправовые, к ним следует отнести обязанности, закрепленные в конституционном законодательстве. Данная группа распадается, в свою оче- редь, еще на два вида юридических обязанностей:

а) обязанности, которые в сравнении с законопослушными гражданами в правовом плане не имеют каких-либо особенностей осуществления (например, охрана окружающей среды);

1 Бекузаров Г. О. Юридические обязанности лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. С. 18.

б) обязанности осужденных к лишению свободы, обладающие не иден- тичными со свободными гражданами формами своего осуществления. Так, например, важнейшей конституционной обязанностью лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, является неукоснительное соблюдение требо- ваний закона. Помимо того, что они обязаны соблюдать нормы законода- тельства РФ, регулирующего общественные отношения в среде законопо- слушных граждан, на них возлагаются обязанности по исполнению предпи- саний правовых норм, связанных с отбытием применяемого к ним наказания; в) особую группу общеправовых обязанностей лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, составляют так называемые «мертвые» обя- занности. В силу известных обстоятельств осужденные освобождены от их

осуществления (например, обязанность прохождения воинской службы);

2) группа предусмотренных нормами уголовно-исполнительного зако- нодательства специальных обязанностей, которые присущи исключительно осужденным к лишению свободы (например, обязанность носить одежду установленного образца).

Подводя итог вышесказанному, представляется необходимым предло- жить свое определение юридических обязанностей осужденных к лишению свободы, под которыми предлагается понимать установленные законодатель- ством РФ и обеспеченные государственным принуждением меры должного поведения, направленные на реализацию прав и интересов управомоченных субъектов.

Наряду с политико-правовым состоянием, правами, интересами и обя- занностями, важнейшим, самостоятельным элементом правового статуса осужденных являются правовые гарантии. Следует отметить, что само включение правовых гарантий в структуру правового статуса личности счи- тается спорным. Так по мнению В.Е. Южанина1, «правовые гарантии обеспе- чивают правовой статус а не выражают его, подобно тому как средства при- нуждения не выражают наказания, а лишь являются его обеспечением». Воз- можно в этом и есть определенная логическая доля истины, но в рамках оте-

1 Южанин В. Е. Рецензия на монографию В. Н. Белика «Обеспечение правовой защиты осужденных к лишению свободы» (не была опубликована).

чественной общей теории государства и права начиная с 60-х годов истекше- го столетия правовые гарантии традиционно воспринимаются одним из структурных элементов правового статуса. В этой связи сам правовой статус определяется не только как права и обязанности, но и как условия и конкрет- ные средства их реализации на территории данного государства1. В этой свя- зи, отчасти соглашаясь с мнением В.Е. Южанина, мы считаем необходимым следовать здесь устоявшейся научной традиции. В общей теории права под правовыми гарантиями понимают совокупность общих условий и конкрет- ных приемов и средств, направленных на обеспечение быстрой и беспрепят- ственной реализации прав и законных интересов2. Как составная часть пра- вового статуса личности гарантии традиционно делятся на общие (экономи- ческие, политические, социальные, идеологические) и специальные (гаран- тии реализации и гарантии защиты)3. При этом, специальные (юридические) гарантии имеют непосредственное отношение к нашей теме исследования. По сути дела, правовая защита личности является разновидностью специаль- ных гарантий, чем и определяется место правовой защиты в категориально понятийном аппарате юридической науки (правовой статус → гарантии → специальные гарантии → гарантии правовой защиты). Принимая во внима- ние, большое количество спорных вопросов, связанных определением, со- держанием и классификацией правовых гарантий, им представляется необ- ходимым посвятить самостоятельный параграф.

Подводя же промежуточные итоги данного параграфа, правовой ста- тус осужденных к лишению свободы следует рассматривать как разновид- ность специального правового статуса личности, который определяется нами как совокупность юридических элементов, определяющих место осуж- денных в социальной структуре общества и обеспечивающих правомерную реализацию ими своих прав и интересов, с учетом целей назначенного нака- зания и средств их достижения.

1 Гражданин и социалистическое государство // Советское государство и право. 1975. №2. С. 4; Патюлин В. А. Государство и личность в СССР (правовые аспекты взаимоотношений). М., 1974. С. 230; Строгович М. С. Вопросы теории прав личности // Философия и современ- ность. М., 1976. С. 33-35.

2 Комаров С. А. Общая теория государства и права. СПб., 2005. С. 118-120.

3 Там же, с. 121-122.

<< | >>
Источник: БЕЛИК ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Рязань 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2 Правил внутреннего распорядка ИУ, содержание которых прямо устанав- ливает запреты для осужденных.:

  1. ВОСПОМИНАНИЯ O ДЕЛЕ ВЕРЫ ЗАСУЛИЧ
  2. ПЕНИТЕНЦИАРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX ВЕКА
  3. СОВЕТСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ В 1917-1934 гг.
  4. ЗАРОЖДЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА
  5. ПРАКТИКУМ
  6. § 2 Правил внутреннего распорядка ИУ, содержание которых прямо устанав- ливает запреты для осужденных.
  7. § 2. Конституционно-правовые гарантии и нормы уголовно-исполнительного законодательства в области правовой защиты осужденных
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -