Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 3. Учредители (участники) как субсидиарные должники по обязательствам коммерческих организаций

В отечественном гражданском праве исторически первыми коммерческими организациями стали так называемые «купеческие компании» (позднее — товарищества). Соответствующие правила о них появились в 1807 г.
в связи с изданием Манифеста о даровании купечеству разных преимуществ и привилегий266, ставшего "единственным основанием нашего закона гражданского о товариществах".267 Правила названного Манифеста вошли в состав Свода Законов Гражданских (ст. ст. 2126 - 2198) и повторены, с дополнениями, в Уставе Торговом (ст.ст. 55 - 93). В связи с неоднозначностью формулировки указанных правил относительно возможности признания юридическими лицами полных товариществ и товариществ на вере некоторые цивилисты дореволюционного периода, не признавая их юридическими лицами, допускали возможность выбора при предъявлении иска о выплате долга товарищества либо к самому товариществу, либо к отдельным товарищам. Однако Г.Ф. Шершеневич, со ссылкой на судебную практику, «последовательно придерживающуюся взгляда на товарищества как на юридические лица», полагал, что полные товарищи «отвечают субсидиарно, как поручители, за долги товарищества».268Аналогичное мнение высказал и В.И. Синайский: «...понятно, что ответственность отдельных товарищей возникает только с того момента, когда обнаружится неуспешность взыскания с товарищества, к которому и надлежит поэтому, прежде всего, непосредственно обращаться кредиторам товарищества».269 Применительно к товариществам на вере К.П. Победоносцев отмечал, что судебная практика исходит из того, что «в случае недостаточности наличных сумм в предприятии компаньоны обязаны покрывать расходы из других средств, рассчитываясь между собой в переплаченных каждым суммах».270

В связи с рассматриваемым расхождением позиций науки и практики следует подчеркнуть, что исторически изначально (в Средние века во Франции) именно имущество полного товарищества, а не его товарищей служило обеспечением кредиторов.271 В современной Франции и полное товарищество, и товариществом на вере являются юридическими лицами, а участники таких товариществ солидарно несут субсидиарную ответственность.272 В гражданско-правовой науке Германии до сих пор дискутируется вопрос о характере ответственности товарищей по долгам товарищества. При этом большинство учёных не рассматривают обязательство товарищества и его учредителей (полных товарищей) перед кредиторами товарищества как солидарное (т.е. наряду с товариществом). В обоснование своей позиции учёные приводят разные аргументы, одним из которых является то, что обязательство товарища имеет акцессорный характер, в силу которого у них отсутствует характерная для солидарных обязательств т.н. «одноуровневость» (Gleichstufigkeit). Тем не менее, немецкая судебная практика, оправданно воздерживающаяся от дискуссий относительно характера ответственности товарищей, разрешает споры, исходя из предписаний Германского гражданского уложения о солидарной ответственности товарищей и товарищества по обязательства последнего (§

421).273

Согласно ГК РСФСР 1922 г. как полное товарищество, так и товарищество на вере признавались юридическими лицами (ст.ст. 298, 313). Полные товарищи (комплиментарии) солидарно несли субсидиарную ответственность по обязательствам названных товариществ (ст.ст.

304, 313). При этом рассматриваемая ответственность была конкретизирована четырьмя правилами. Во-первых, лицо, вступающее в существующее товарищество, отвечает и по тем обязательствам, которые возникли до вступления его в товарищество (ст. 304); во-вторых, взыскание на имущество, принадлежащее отдельным товарищам, может быть осуществлено только при установленной фактически по суду несостоятельности товарищества или по ликвидации его дел (ст. 305); в- третьих, товарищ, уплативший долг товарищества, имеет право регресса к остальным товарищам соразмерно доле участия каждого из них в убытках товарищества (ст. 304); в-четвёртых, товарищ, выбывший из товарищества, отвечает по долгам товарищества в течение 2-х лет со дня утверждения отчёта за год выбытия его из состава товарищества (ст. 311). Кроме норм о субсидиарной ответственности полного товарища ГК РСФСР 1922 г. предусматривал четыре случая, когда и вкладчик в товариществе на вере субсидиарно отвечал по обязательствам товарищества: при невнесении либо неполном внесении вклада в размере этого вклада274, при «неправильном получении прибыли» - в размере этой прибыли (ст. 316), а в двух других - при включении с согласия вкладчика его фамилии в фирму товарищества либо в случае заключения от имени товарищества сделок при отсутствии особого на то полномочия - «наравне с ограниченно

ответственными товарищами».

В соответствии с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» 1990 г. полные товарищества не наделялись статусом юридического лица, поэтому ответственность его участников, в отличие от ответственности товарищей в смешанном товариществе (по сути - коммандитном или на вере), являлась солидарной (ст. 9, п.1 ст. 10). Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. признавали полное товарищество юридическим лицом. Его участники отвечали по долгам товарищества субсидиарно, равно как и в коммандитном товариществе (п.п. 2, 3 ст. 19). Отметим, что два последних акта не содержали подробных правил относительно ответственности полных товарищей, ограничиваясь только упоминанием о ней.

Действующий ГК РФ содержит значительно большее число норм, посвященных субсидиарной ответственности участников как вышеупомянутых юридических лиц, так и иных. В отношении субсидиарной ответственности полных товарищей Кодекс воспринял три из четырёх правил ГК РСФСР 1922 г., два из которых закреплены в подр. 2 «Полное товарищество» § 2 гл. 4 «Юридические лица»: правило об ответственности участника, не являющегося учредителем, наравне с другими участниками по обязательствам, возникшим до его вступления в товарищество, конкретизированное указанием, в том числе, на лицо, которому передана доля (часть доли) (п. 2 ст. 75, ч. 2 ст. 79), норма об ответственности в течение двух лет в случае выбытия из товарищества (п. 2 ст. 75). Необходимость последнего правила связана с тем, что кредитор, вступая в отношения с товариществом, рассчитывает на то, что его состав сохранится, в соответствии с данным обстоятельством оценивая будущие возможности взыскания. Поэтому немедленное освобождение выбывшего участника от ответственности по обязательствам товарищества привело бы к серьёзному ущемлению прав кредиторов.275 Для сравнения отметим, что согласно новой редакции (2002 г.) Германского торгового уложения требования к лично отвечающему полному товарищу коммандитного товарищества могут быть предъявлены в течение пяти лет после его выхода из товарищества (§ 160, абз. второй § 161).276 Третье правило ГК РСФСР 1922 г. - о праве на предъявление полным товарищем, субсидиарно исполнившим солидарную обязанность, требования к остальным участникам товарищества в регрессном порядке - прямо не закреплено в действующем Кодексе применительно к полному товариществу, но предусмотрено в подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ, применимом к рассматриваемым отношениям (по исполнению должником субсидиарно - солидарной обязанности) в силу аналогии закона.

В ГК РФ, к сожалению, отсутствует «второе» правило, закреплённое в ГК РСФСР 1922 г. (ст. 305), согласно которому взыскание на имущество, принадлежащее отдельным товарищам, может быть осуществлено только при установленной фактически по суду несостоятельности товарищества или по ликвидации его дел. Поэтому при реализации норм о субсидиарной ответственности полных товарищей и (в отдельных случаях) вкладчиков в товариществе на вере следует руководствоваться общей нормой ст. 399 ГК РФ, в силу которой для предъявления субсидиарного требования достаточно либо отказа, либо молчания основного должника (товарищества) в течение разумного срока основного должника.277 Однако на практике такое правило не исключает возникновения ситуации, о которой в этой связи говорил Г.Ф. Шершеневич - когда «при полной достаточности имущества товарищества кредитор, каприза и скандала ради, может обрушиться со своим требованием на кого-либо из товарищей и неожиданностью претензии поставить его в

л

затруднение». Не случайно в арбитражной практике находит своё выражение позиция, согласно которой иск кредитора полного товарищества к его участникам в порядке ст. 75 ГК РФ подлежит удовлетворению исходя из факта неплатёжеспособности полного товарищества.278

В связи с изложенным представляется целесообразным дополнить п. 1 ст. 75 ГК РФ положением о том, что участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества при невозможности осуществления принудительного взыскания долга с соответствующего юридического лица.

Согласно новому Кодексу, также как и ГК РСФСР 1922 г., кредиторы вправе предъявить вкладчику, как субсидиарному должнику, соответствующие требования в случае, если в фирменное наименование товарищества включено его имя (п. 4 ст. 82).

В связи с возможностью банкротства товариществ возникает коллизия норм ст. 56 (абз. второй п. 3) о субсидиарной ответственности участника, вызвавшего банкротство, и ст.ст. 75 (п. 1), 82 (п. 2) ГК РФ о субсидиарной ответственности участников во всех случаях неисполнения обязательства

л

товариществом. Названная коллизия высшими судебными инстанциями вполне обоснованно разрешена в пользу двух последних норм. В частности, указывается, что положения, предусмотренные ст. 56 (абз. второй п. 3) не применяются в отношении полного товарищества, товарищества на вере, поскольку его участники во всех случаях солидарно несут субсидиарную ответственность согласно ст. ст. 75 (п. 1), ст. 82 (п. 2) ГК РФ.

ГК РФ и другие федеральные законы восприняли правила ГК РСФСР 1922 г. об ограниченной, а также неограниченной ответственности участника общества с дополнительной ответственностью по его обязательствам (п. 3 ст. 87, п.п. 1, 3 ст. 95, абз. третий п. 2 ст. 105 ГК РФ, п. 3 ст. 3, абз. третий п. 3 ст. 6, абз. третий п. 2 ст. 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью)279. Правда, в ГК РСФСР 1922 г. юридическое лицо названной формы именовалось не

л

обществом, но товариществом с ограниченной ответственностью. Вообще отмечается, что для общества (как объединения капиталов) субсидиарная ответственность его участников не характерна. Она характерна для товариществ.280 Поэтому наличие субсидиарной ответственности участников сближает общество с дополнительной ответственностью с товариществом.281При этом, однако, данное обстоятельство не учитывается в случае изменения состава участников общества. Речь идёт об отсутствии нормы, предусматривающей соответствующий механизм для защиты кредитора в случае, если после возникновения основного обязательства состав участников общества изменится таким образом, что кредитор не сможет получить должного удовлетворения его требования ввиду отсутствия у новых участников достаточного имущества с учётом того, что по действующему законодательству вышедший участник не несёт субсидиарной ответственности по долгам общества. В качестве решения Г.Е. Авиловым обоснованно предлагается предусмотреть для общества с дополнительной ответственностью правила, аналогичные нормам п. 2 ст. 75 ГК РФ о полном товариществе, прямо установив, что новый участник несёт субсидиарную ответственность независимо от времени возникновения конкретного обязательства, а также в течение хотя бы двух лет по выбытии из общества.282

Основы гражданского законодательства 1991 г., именовавшие рассматриваемое юридическое лицо «обществом с дополнительной ответственностью», обусловили ответственность его участников недостаточностью имущества общества (п. 5 ст. 19). В ГК РФ такого ограничения нет, поэтому действуют общие правила ст. 399 ГК РФ283, т.е. кредиторы вправе предъявить к участнику общества с дополнительной ответственностью соответствующие требования даже при достаточности у общества имущества для уплаты долга. Такого рода положение представляется не вполне соответствующим сути субсидиарного обязательства (ответственности). Поэтому представляется целесообразным в п. 1 ст. 95 ГК РФ внести дополнение о том, что участник общества с дополнительной ответственностью субсидиарно отвечает по долгам общества только в случае невозможности осуществления принудительного взыскания долга с соответствующего юридического лица (основного должника).

В отношении объёма субсидиарной ответственности участника общества с дополнительной ответственностью следует отметить, что ГК РФ не установил её минимального кратного размера. Этот пробел даёт учредителям возможность предусматривать сколь угодно малый размер ответственности, лишая смысла соответствующее положение. В этой связи представляется целесообразным указать в п. 1 ст. 95 минимальный кратный размер субсидиарной ответственности участников общества с дополнительной ответственностью.

Некоторыми современными учёными высказывается мнение, что участники общества с дополнительной ответственностью отвечают не перед кредиторами общества, но перед самим обществом.284 Вряд ли такая точка зрения оправдана, поскольку речь идёт об ответственности по обязательствам общества, кредиторами которого являются третьи лица. Само по себе понятие «субсидиарная ответственность», используемое в ст. 95 ГК РФ, предполагает наличие как основного должника, так и дополнительного, что не соответствует той схеме, о которой говорит Е.В. Пестерева. Если исходить из позиции, что участник отвечает непосредственно перед обществом, то дополнительный должник «выпадает» из этого правоотношения.

Статья 95 ГК РФ не даёт однозначного ответа на вопрос о том, какая разновидность субсидиарной ответственности (долевая или солидарная) применяется к участникам общества, составляя множественность лиц на стороне дополнительного должника. В.Ю. Вольф полагал, что субсидиарно отвечающие участники несут долевую ответственность, построенную на принципах круговой поруки.285 Последняя закреплялась в дореволюционном законодательстве и означала, что только при неисполнении одним из субсидиарных должников своего обязательства кредитор вправе предъявить требование к другим должникам (чем она и отличалась от солидарной и долевой).286 Представляется, что ныне, при отсутствии института «круговой поруки» (ответственности), следует исходить из общих предписаний ст.ст. 321, 322 ГК РФ, регулирующих отношения, в которых участвует несколько должников. Очевидно, что в соответствии с нормой п. 2 ст. 322 (поскольку законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное) обязанности товарищей по оплате долга являются солидарными, т.к. связаны с ведением ими предпринимательской деятельности (с участием в коммерческой организации).

Участник общества с ограниченной ответственностью может стать субсидиарным должником общества лишь по ограниченному кругу специальных оснований: 1) при невнесении полностью вклада (абз. второй п. 1 ст. 87 ГК РФ); 2) при завышении стоимости неденежных вкладов (абз. третий п. 2 ст. 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью»; 3) при банкротстве (дочернего) общества по вине его участника (п. 3 ст. 3, абз. третий п. 3 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, абз. третий п. 2 ст. 105 ГК РФ).

Согласно точке зрения М.Ю. Тихомирова, в первом случае участники наряду с самим обществом являются должниками по обязательствам общества с ограниченной ответственностью. В этом случае, по его мнению, кредиторы вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.287 Представляется, что такая позиция противоречит ст.ст. 48, 87 ГК РФ, согласно которым рассматриваемое общество, являясь юридическим лицом, несёт обязанности по своим обязательствам самостоятельно. Поэтому корректной представляется точка зрения Г.Е. Авилова, который считает, что по отношению к обязательству общества ответственность участников является субсидиарной.288

Правило о субсидиарной ответственности участников, внёсших свои вклады не полностью, является императивным. Исходя из этого, Высший Арбитражный Суд РФ указал на противозаконность положений устава общества, предусматривающих дополнительные условия возложения ответственности по обязательствам общества на участника, не полностью внёсшего вклад.289

Касаясь второго случая применения субсидиарной ответственности к участнику общества с ограниченной ответственностью, завысившему стоимость неденежного вклада, внесённого в уставный капитал общества (абзац третий п. 2 ст. 15),290 необходимо отметить, что в аналогичном случае (неденежной оплаты акций при учреждении акционерного общества) Закон об акционерных обществах не предусматривает указанной ответственности акционера (абзац первый п. 2 ст. 34).

Условия привлечения к субсидиарной ответственности участников общества с ограниченной ответственностью различаются в зависимости от его основания. В случае невнесения полностью вклада соответствующие отношения регулируются ст.ст. 87 (абз. вторым), 399 ГК РФ, согласно которым участник привлекается кредитором общества при отказе либо молчании последнего в ответ на основное требование; размер ответственности ограничен пределом стоимости неоплаченной части вклада.

В случае завышения стоимости неденежного вклада участником действуют абз. третий п. 2 ст. 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (lex specialis derogat generali), а в части, не урегулированной lex specialis - ст. 399 ГК РФ (lex generali). Согласно специальной норме субсидиарное требование может быть предъявлено не в случае отказа либо молчания основного должника, но при недостаточности имущества общества, а также с соблюдением трехлетнего срока, исчисляемого с момента государственной регистрации общества или соответствующих изменений в уставе общества. Законом установлен объём ответственности - в размере завышения стоимости неденежных вкладов291.

При банкротстве общества (в том числе дочернего) размер ответственности участника (в отличие от двух предыдущих случаев) не ограничен. Субсидиарные требования заявляют не кредиторы, но конкурсный управляющий на стадии конкурсного производства (п. 5 ст. 129

л

Закона о банкротстве) . Размер подлежащего уплате участником общества определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включённых в реестр, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества (абз. второй п. 5 ст. 129 Закона о банкротстве - lex specialis). Кроме того, для привлечения участника к субсидиарной ответственности необходимо наличие дополнительного условия - его вины. Проблемы, связанные с установлением вины, а также причинной связи, здесь выступают на первый план, но поскольку они выходят за рамки настоящей работы, мы их не исследуем.

Гражданский кодекс РФ и Закон об обществах с ограниченной ответственностью предусматривают возможность установления специальными законами особенностей правового положения, прав и обязанностей участников обществ, являющихся кредитными организациями (абз. второй п. 3 ст. 87 ГК РФ), а также особенностей правового положения (а не прав и обязанностей участников) обществ в области страховой и инвестиционной деятельности, производства сельскохозяйственной продукции (п. 2 ст. 1 Закона). Высшие судебные инстанции разъяснили, что «круг вопросов, указанных в приведённых нормах названного Закона и ГК РФ, по которым особенности правового регулирования названных обществ могут устанавливаться в иных федеральных законах, является исчерпывающим. По другим вопросам, и в том числе связанным с гарантиями и способами защиты прав участников обществ (кроме кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью), применяются общие положения Закона» (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. № 90/14).

По смыслу Закона о финансово-промышленных группах к участникам основного общества - центральной компании названной группы292(учреждаемой в форме хозяйственного общества либо ассоциации (союза)293) применяется субсидиарно-солидарная ответственность по обязательствам центральной компании, возникшим в результате участия в деятельности группы (ч. 1 ст. 14), что не согласуется с нормами гражданского законодательства. В частности, случаи субсидиарной ответственности учредителя (участника) юридического лица могут быть предусмотрены ГК РФ либо учредительными документами юридического лица (абз. первый п. 3 ст. 56 ГК РФ), а не иными законами.

Применительно к хозяйственным обществам в области инвестиционной деятельности федеральные законы об обществах с ограниченной ответственностью, об акционерных обществах предусматривают возможность установления специальными законами исключительно особенностей их правового положения, но не специфики обязанностей учредителя (участника), в том числе субсидиарных (п. 2 ст. 1, п. 3 ст. 1 соответственно). Согласно ст. 95 ГК РФ субсидиарные обязательства участников общества с дополнительной ответственностью ограничены одинаковым для всех кратным размером к стоимости их вкладов. Размеры и порядок субсидиарной ответственности членов ассоциации (союза) определяются учредительными документами ассоциации (п. 4 ст. 121 ГК РФ), а не «договором о создании финансово-промышленной группы», которая юридическим лицом не является (ст. 2, ч. 2 ст. 14 Закона о финансово-промышленных группах).

По смыслу Закона о финансово-промышленных группах также следует, что к дочерним обществам центральной компании применяется субсидиарно- солидарная ответственность по долгам материнской (центральной) (п. 1 ст. 3, ст. 2, 11, 14). Как обоснованно отмечает проф. Е.А. Суханов, такого рода правило противоречит существу отношений материнской и дочерней компании294: именно материнское, а не дочернее акционерное общество определяет деятельность последних, в связи с чем основное общество должно нести соответствующее бремя, а не перекладывать его на фактически несамостоятельных лиц.

Исходя из изложенного, ст. 14 Закона о финансово-промышленных

группах следовало бы исключить.

В отдельных случаях гражданское законодательство возлагает субсидиарную ответственность на акционера - участника акционерного обществ, в частности, при банкротстве акционерного общества, в том числе дочернего (абз. второй п. 3 ст. 56; абз. третий п. 2 ст. 105 ГК РФ; п. 3 ст. 3, абз. третий п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах). Более подробно соответствующие положения рассмотрены в § 4 настоящей главы.

Закрепляя субсидиарную ответственность членов производственного кооператива295 ГК РФ определяет, что её размер и порядок несения определяется законом о производственных кооперативах и уставом кооператива (п. 2 ст. 107 ГК РФ). Специальные законы, регламентируя соответствующие отношения, не в полной мере соответствуют ГК РФ. В частности, Закон о производственных кооперативах не установил необходимого регулирования, отсылая к уставу указанной организации. По существу, данная отсылка означает делегирование нормотворчества исключительно общему собранию членов кооператива, утверждающему его устав (п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 13 названного Закона). Однако Закон о производственных кооперативах не в полной мере соответствует ГК РФ, который относит решение соответствующих вопросов и к предмету законодательного регулирования. Негативным результатом рассматриваемой коллизии является возможность установления уставом производственного кооператива такого размера субсидиарной ответственности, который поставит под сомнение реализацию указанной в ГК РФ нормы о ней. Для сравнения отметим, что в соответствии с германским Законом о производственных и хозяйственных кооперативах от 01 мая 1889 г. пределы ответственности членов кооператива определяются непосредственно в Законе (минимальный предел составляет одну десятую пая (п. 1 § 7).296Отечественный Закон о сельскохозяйственной кооперации определяет минимальный размер рассматриваемой ответственности, который составляет не менее пяти процентов пая (п. 2 ст. 37).

Обратим внимание на то, что Закон о производственных кооперативах, также как и Закон о сельскохозяйственной кооперации, определяет не порядок несения субсидиарной ответственности членами производственного кооператива, как того требует норма п. 2 ст. 107 ГК РФ, но её условия (п. 2 ст. 5 Закон о производственных кооперативах, ст. 1 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Возможно, отчасти это связано с допущенной в ГК РФ неточностью: с одной стороны, из правила ст. 107 (п. 2) следует, что устав производственного кооператива должен содержать сведения о размерах и порядке субсидиарной ответственности. С другой стороны, ст. 108 (п. 2) содержит императивное правило об обязательном внесении в устав названного кооператива сведений о размере и условиях (но не порядке) названной ответственности. ГК РФ различает «порядок» и «условия» (см., например, ст.ст. 15, 52, 56, 70, 73, 83, 85, 89, 93, 242, 322, содержащие термин «условие», и ст.ст. 25, 37, 47, 52, 71, 92, 109, 237, 297, 317, 452, в которых используется термин «порядок»). Анализ указанных и иных соответствующих статей ГК РФ показывает, что слово «порядок» употребляется в нескольких значениях: «последовательного хода чего- нибудь» (например, регистрация актов гражданского состояния, назначения органов юридического лица), «правил, по которым совершается что-нибудь»297(например, в отношении использования иностранной валюты, управления имуществом). Слово «условие» - в значениях «уговора или договора (соглашения)» (например, применительно к учредительному договору, обязательству), а также как синоним слова «порядок», т.е. «правило, установленное в какой-либо области деятельности» (например, применительно к передаче имущества, участию в деятельности юридического лица). Неясно, в каком значении ГК РФ, а также указанные выше законы употребляют термины «порядок» и «условие» в отношении субсидиарной ответственности. В теории гражданского права условиями ответственности являются противоправность, вред (убытки), причинная связь и вина. В общей норме статье 401 ГК РФ названные условия именуются «основаниями ответственности». Ни об одном из них названные законы не упоминают. Условиями обязательства являются определённые законом, иным правовым актом, договором, обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями правила его исполнения (о предмете, субъекте, сроке, размере, месте и способе исполнения). В Законе о сельскохозяйственных кооперативах закреплены два условия субсидиарного обязательства: о размере и сроке его исполнения (п. 6 ст. 1, подп. 11 п. 1 ст. 11, п. 2 и 3 ст. 37, п. 10 ст. 43).

Отметим, что ГК РФ не использует в общих положениях об ответственности термин «порядок». Поэтому вряд ли оправданным является его использование и в ст. 107 ГК РФ.

Кроме того, необходимо остановиться на неудачной, на наш взгляд, формулировке рассматриваемых законов в отношении «размера и условий» субсидиарной ответственности. Исходя из логического толкования норм ГК РФ, использующих термин «размер» в сочетании со словом «условие» (п. 2 ст. 70, п. 2 ст. 89, п. 2 ст. 108), полагаем возможным рассматривать «размер» субсидиарной ответственности в качестве одного из её условий. Поэтому некорректно говорить о «размере и условиях» субсидиарной ответственности (п. 2 ст. 108 ГК РФ, п. 2 ст. 5 Закона о производственных кооперативах, ст. 1 Закона о сельскохозяйственной кооперации).

В связи с изложенным выше представляется целесообразным внести изменения в ряд законодательных актов, в частности: -

в п. 2 ст. 107 ГК РФ слова «в размерах и в порядке» заменить словами «на условиях»; -

в п. 2 статье 108 ГК РФ слова «о размере и условиях» заменить словами «об условиях»; -

в п. 2 ст. 5 Закона о производственных кооперативах слова «о размере и» исключить; -

абзац второй п. 1 ст. 13 изложить в следующей редакции: «Условия субсидиарной ответственности членов кооператива по обязательствам кооператива определяются настоящим Федеральным законом и уставом кооператива»; -

ст. 13 Закона о производственных кооперативах дополнить пунктом 4 следующего содержания: «4. Члены кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам кооператива в размере, предусмотренном уставом кооператива, но не менее чем в размере пяти процентов своего пая.»; -

в абзаце шестом ст. 1 Закона о сельскохозяйственных кооперативах слова «размеры и» исключить.

В названном выше Законе закреплено определение субсидиарной ответственности членов сельскохозяйственного кооператива (ст. 1). Отметим, что ни в одном другом федеральном законе нет аналогичных специальных норм — дефиниций субсидиарной ответственности применительно к определённому субъекту. Кстати, напомним, что и ГК РФ не определяет рассматриваемое понятие. Согласно указанному Закону «субсидиарная ответственность членов кооператива - дополнительная к ответственности кооператива по его обязательствам и возникающая в случае невозможности кооператива в установленные сроки удовлетворить предъявленные к нему требования кредиторов». В приведённом определении вызывает сомнение использование словосочетания «невозможность удовлетворить требования». Понятие «невозможности» исполнения многозначно. Например, согласно п. ст. 416 ГК РФ в случае невозможности исполнения обязательства, вызванной обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает, обязательство прекращается. Невозможность может быть вызвана виновными действиями самого кредитора. В последнем случае вряд ли оправданным является возложение субсидиарной ответственности на члена кооператива. Кроме того, невозможность может быть предполагаемой ("явной") (п. 2 ст. 715 ГК РФ), случайной (п. 3 ст. 769). Поскольку невозможность исполнения не конкретизирована Законом, неясно - с какого момента кредиторы вправе предъявить свои требования к членам кооператива - с момента, когда им стало известно, что, скорее всего, кооператив не сможет в установленные сроки удовлетворить их, либо всё же не ранее, чем истечёт срок для исполнения обязательства. Рассматриваемая формулировка Закона не может не вызвать затруднений в процессе правоприменения, что, без сомнения, не будет способствовать его единообразию. Полагаем целесообразным изменить правило абз. шестого ст. 1 Закона о сельскохозяйственных кооперативах, предусмотрев в качестве основания субсидиарной ответственности невозможность осуществления принудительного взыскания долга с кооператива.

<< | >>
Источник: Прус Е. П.. Проблемы правового регулирования субсидиарных обязательств учредителей (участников) юридического лица. 2006

Еще по теме § 3. Учредители (участники) как субсидиарные должники по обязательствам коммерческих организаций:

  1. § 1. Становление и развитие коммерческих юридических лиц
  2. §3. Правовое положение участников финансово-промышленной группы
  3. § 1. Государство и муниципальные образования как субъекты гражданского права и предпринимательской деятельности
  4. 2.1. Дочерние и зависимые общества как субъекты гражданских правоотношений.
  5. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  6. § 1. Характеристика гражданско-правовых форм объединения капиталов коммерческими организациями в юридических механизмов управления ими в предпринимательских целях
  7. § 4. Гражданско-правовая ответственность коммерческих организаций, входящих (включенных) в холдинги и финансово-промышленные группы
  8. § 2. Субсидиарное обязательство в отечественном гражданском праве
  9. § 4. Классификация субсидиарных обязательств учредителей (участников) юридического лица
  10. § 2 Субсидиарные обязательства (ответственность) публично - правовых образований
  11. § 3. Учредители (участники) как субсидиарные должники по обязательствам коммерческих организаций
  12. § 4. Субсидиарная ответственность учредителей (участников) при банкротстве юридического лица
  13. § 3. Организационное единство как обязательный признак юридического лица 3.1. Правовая природа признака организационного единства
  14. § 3. Учредительные документы как формальное выражение организационного единства
  15. Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.
  16. Защита прав взыскателя, должника и других лиц, участвующих в исполнительном производств
  17. Юридические лица Понятие юридического лица
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -