<<
>>

Правовая система в Псковской феодальной республике

Псковская судная грамота - основной источник права в этой феодальной республике и один из крупнейших памятников феодального права эпохи феодальной раздробленности.

170

Большинство исследователей документа сходятся на мысли, что грамота явилась систематизацией права Пскова и Новгорода.

Грамота, по мнению большинства специалистов, датируется 1467 г.

Псковская судная грамота раскрывает содержание социально - политического развития феодальных отношений в двух аспектах: привилегии городской общины и отсутствие развитой феодальной бюрократии. При наличии двух названных особенностей выделяют основные характерные черты правовой системы Пскова. Так, правопривилегии приводят к росту социальной напряженности во взаимоотношениях бояр и граждан, с одной стороны, и черные люди - с другой стороны. Кроме того, в Пскове проявляются две тенденции политического и социально - экономического раз - вития:*прозападная (центробежная) и промосковская (центростремительная). Нахождение Пскова на пересечении торговых путей с Европой, практическое отсутствие ордынского ига, более динамичное развитие производства и торговли определило специфику развития права. Например, в сравнении с древнерусским и современным Пскову правом северовосточной Руси обращает на себя внимание отсутствие таких норм, в которых акцентировалось бы внимание на защите феодальной собственности, мало внимания уделено и нормам уголовного права. Действительно, то что было прописано в других русских законах (Русская Правда и т.д.), Псковская судная грамота практически не затрагивает.

Однако такие категории населения, как наймит, изорник, кочетник, часто упоминаются в псковском законе. Взаимоотношения арендаторов, наемных работников (наймитов и др.) с их работодателями (государями) требовали регулирования, закрепленного в законе. Поэтому Псковская судная грамота ограничивает степень эксплуатации наймитов, гарантирует им сохранение гражданских прав даже при многолетнем наймитстве.

Аналогичные отношения зафиксированы между государями и кочетниками, огородниками. Но закон не только защищает наймитов, но и государей. Например, наймит мог уйти от государя, взяв отрок, заплатив при этом установленную сумму. Переход ограничивался во времени Филипповым днем 14 ноября (ст. 42). Вместе с тем государь мог потребовать от должника выплаты ссуды (по - круты). Запись о покруте была важным документом на суде, поскольку только в судебном порядке и при наличии письменных доказательств допускалось взыскание долга.

Итак, Псковская судная грамота является памятником права, характерного для более высокого уровня феодальных отношений. Грамота отражает специфику социально - экономического развития северозападных земель Руси с более развитыми отношениями в производстве и торговле по сравнению с русскими княжествами эпохи ордынского ига.

Гражданское право. Псковская судная грамота затрагивает нормы гражданского права. Здесь законодательство различает имущество недвижимое (вотчина, пахотная земля, угодья, подворье) и движимое, названное в грамоте "живот". Процессуально смена собственника движимого имущества в Псковской судной грамоте сложнее, чем в ситуациях с недвижимым имуществом. Об этом свидетельствуют и институт давности при смене собственника (4 - 5 лет), и целый ряд других ограничений. Аналогичные примеры можно привести и по Новгородским Писцовым книгам XV в.

Как и в Новгороде, в Пскове существовали три вида договоров: "устный", "письменный" и "доска" (берестяные грамоты). При спорах о праве владения, займах, покражах и других делах, связанных с имуществом, письменные доказательства являлись приоритетными.

Псковская судная грамота вводила новое в доказательственную базу - улики (долики), т.е. очевидные доказательства, основанные на показаниях видоков (видевших обстоятельства дела) и послухов (косвенно знающих эти обстоятельства). При этом законодательство подразумевало, что свидетельства послухов не всегда объективны, и поэтому ограничивало

172

их участие в свидетельствах Например, послуху нельзя было ссылаться на послуха.

Ограничивались свидетельские показания женщин. За мать в суде отвечал сын, а за жену - муж При отсутствии сына и мужа интересы мужа представлял наймит.

В Псковскую судную грамоту из новгородского права перешла практика поединка "поле" и элементы судебного процесса. Но "судебный поединок" в Пскове не должен был заканчиваться убийством. Как и в Новгороде, законодательство знает преступления против государства, суда и их органов.

Вводилась и смертная казнь (напр., ст. 7) В ряде случаев грамота допускала использование в суде и "на поле" посредников (наймитов) - для недееспособных

Обязательственные отношения в Псковской судной грамоте подтверждаются не только договорами, но также поручительством и залогом.

Договорные обязательства в Псковской судной грамоте пополняются дарением в присутствии священника (ст. 100) и наследованием (теперь наследование можно было подтвердить не только завещанием или законом, но и устным доказательством 4 - 5 человек). Институт наследования разработан в грамоте в ст. 84 - 86. Новым в законодательстве является договор мены (ст 114).

Изменены также условия имущественного найма (ст. 103).

Судебный процесс. В правосудии широкое участие принимали вече и братчина (суд общины). Князь не имел права судить единолично. В Пскове суд носил состязательный характер. Но в случаях преступлений против государства допускалась и розыскная форма процесса. Существовал и институт досудебной подготовки дела - свод. Свод в Пскове был сопоставим с древнерусским сводом. Как и в Древней Руси, суд мог созываться при наличии заклича, который на торгу публично объявлял об иске к ответчику. В процессе суда допускалось представительство сторон, которое осуществлялось через пособников. Например, интересы в суде

173

женщин, детей, стариков, различных категорий недееспособных представляли пособники. Однако в качестве пособника не могли выступать должностные или заинтересованные лица. По мнению Н.Г. Устрялова и Н.И. Костомарова, пособники (в Новгороде наймиты) вообще не могли быть христианами, поскольку пособничество было связано и с судебным поединком - поле, а участие в поединке влекло за собой церковную анафему.

Вообще, приглашение одной из сторон наемного бойца ограничивалось. Так, наемник не мог быть приглашен, если и истец и ответчик были женщинами, если одна из сторон была не в состоянии оплатить наймита. Однако не во всех случаях представитель на суде - сопоставим с наймитом для ордалии. По псковскому закону приходской староста являлся представителем интересов церкви в имущественных поземельных спорах церкви с иными землевладельцами.

Решение суда считалось окончательным и обжалованию не подлежало. Неявка в суд означала проигрыш неявившейся стороны, а при наиболее важных делах допускался насильственный привод в суд ответчика, если тот игнорировал судебные заседания в течение пяти дней. Выигравшей стороне выдавалась Правая грамота, на основании которой исполнялось решение суда.

В общем, процесс суда в Пскове сравним с новгородским. Нужно отметить, что отсутствие в источнике ряда процессуальных норм объяснялось действием в Пскове Русской Правды. Решения суда принимались только в письменной

форме. На суде часто фигурировали письменные доказательства, особенно если речь шла о тяжбе господ с их изорника - ми. Так в источнике упоминаются простые расписки, которые назывались рядницы и записи (более универсальные виды письменных доказательств). По уголовным делам в качестве доказательств могло быть и поличное, изъятое у подозреваемого во время обыска.

Псковский суд применял следующие виды наказаний: смертная казнь и денежный штраф в пользу государства

174

(продажа). Взимались судебные пошлины. В любом случае предусматривалось возмещение ущерба, а при невозможности выплатить ущерб, говорилось об отработке долга. Существовала и система исполнения решений суда.

175

4.5. Источниковедение Новгородской и псковской судных грамот

Новгородское и псковское законодательство, одна из ключевых тем источниковедения. Практически все классики историко - правовой науки XIX - XX вв. обращались к источникам права русских республик.

Новгородская судная грамота была обнаружена в XIX в.

Источник сохранился не в подлиннике, а в составе сборника XV в., содержавшего новгородские и двинские акты. Сохранился лишь единственный список грамоты, к тому же в плохом состоянии. В оригинале имеются только первые 42 ст. Новгородской судной грамоты. Вопрос о времени составления Новгородской судной грамоты соотносят с 1440, 1446, 1456 - м гг. в редакции 1471 г.

Значительный вклад в развитие источниковедения Новгородской судной грамоты внес Н.М. Карамзин. В 1819 г. (т. 5 Истории государства Российского) он впервые опубликовал Новгородскую судную грамоту. После этого грамота публиковалась в Актах Археографической комиссии, а также М.Ф. Владимирским - Будановым. Осуществлялись попытки перевода источника на современный русский язык.

Псковская судная грамота сохранилась в рукописях XVI - XVII вв. Палеографические исследования позволили выделить два списка грамоты - Воронцовский и Синодальный. В тексте реконструируется 120 статей.

Фрагменты Синодального списка Псковской судной грамоты (последние 12 статей) впервые опубликованы Н.М. Карамзиным. Псковская судная грамота Воронцовского списка

была открыта в 1847 г. Ее обнаружил, впервые опубликовал и прокомментировал Н.Н. Мурзакевич.

Грамота была датирована 6905 годом от Сотворения Мира, то есть 1397 г. от Рождества Христова. Но средневековый переписчик грамоты вместо правильной даты 6975 написал 6905, опустив цифру 7. По этой причине вместо 1467 г. получился 1397 г. (6975 - 5508=1467; 6905 - 5508=1397). Дело в том, что до Петра I буквы кирилловского алфавита использовались и как цифры. Чтобы обозначить дату 6975, необходимо было написать буквами примерно так. "БЦОЕ". При этом перед буквой "S" должен был стоять значок, похожий на этот: "#". Над всеми буквами, обозначавшими цифры, ставился особый знак, называемый "титло", внешне похожий на волну: "~". И еще между буквами ставились точки. Понятно, что столь сложная система написания могла привести к ошибкам, что, собственно, и произошло.

Особенность написания буквы "О" в первоисточнике привела средневекового переписчика грамоты к ошибке. Переписчик эту букву (цифру) пропустил, и получилось: 'ЯЦЕ", следовательно, обозначил дату 6905. Итак, вместо 1467 г. получился 1397 г Кроме того, Н.Н. Мурзакевич заметил еще одно несоответствие. Псковская судная грамота в своем заголовке говорит о пяти псковских соборах. Пятый был созван в 1462 г. Значит, грамота никак не может быть датирована 1397 г. и получается только 1467 г.

Такой же точки зрения придерживались в последующем И.Е. Энгельман, Н.Г. Устрялов, А.И. Никитский и ряд других исследователей. Признавшие датировку 1497 г. представляют в историографии первую позицию.

Другую точку зрения поддерживали М.Ф. Владимирский - Буданов, В.И. Сергеевич и другие историки того времени. Они считают, что никакой ошибки текст не содержит, а грамота была издана в 1397 г. и доработана в 1467 г. Тогда же в грамоту были добавлены последние 12 статей и благословение пяти соборов, вместо состоявшихся на 1397 г. трех соборов.

176

H. B. Калачев и П.М. Мрочек - Дроздовский склонялись к мысли, что грамота никогда специально не кодифицировалась, а в нее просто дописывались новые положения. Дошедший же до современности - один из таких списков.

Следует отметить, что в историко - правовой литературе представлены все три точки зрения.

Псковская судная грамота в оценке И.Д. Беляева - новая ступень в развитии русского законодательства, "замечательнейший памятник права", датированный историком 1462 - 1463 гг. Он выделил в грамоте две части. Первая часть перечисляет пять видов псковского суда: 1) княжеский и по - саднический суд;

2) суд выборных судей; 3) владыческий наместнический суд; 4) суд братчины;

5) суд веча. Источниками права были Псковская судная грамота и Русская

Правда - кроме судов владыки и братчины, которые руководствовались, соответственно, Номоканоном и обычным правом, только на решение последнего суда допускались апелляции. Такая систематизация судебной системы признана и другими историками права, однако трактовка юрисдикции судов у историков права различается. Ко второй части грамоты И.Д. Беляев отнес нормы уголовного и гражданского права. Уголовное право характеризовалось переходом от ответственности общины за преступление общинника к личной ответственности субъекта права, от системы вир к продаже и вообще к ужесточению уголовной ответственности вплоть до смертной казни. Гражданское право тоже включало в себя новые положения, неизвестные предыдущему законодательству и современному Псковской грамоте праву Московского княжества. К названным новым положениям относились 4 - или 5 - летний срок исковой давности при поземельных тяжбах, сервитуты при пользовании землей и другие нововведения о поземельной собственности. Предметом развития было договорное право - здесь автор выделил узаконения о кредитах, найме, торговле, мене, поклаже и другие нормы, исходящие из широкого спектра имущественных отношений.

177

Автор считал, что Новгородская судная грамота составлена в 1456 г., а 1471 г. указывает время переписки источника на имя Ивана III. Содержание грамоты разделено историком на 7 отделов узаконений о судоустройстве и процессе в Новгородской республике. В судоустройстве историк выявил четыре вида суда (владычный архиепископа, совместный князя и посадника, тысяцкого, новгородских докладчиков). Во втором отделе рассмотрены субъекты права (истец, ответчик, поверенные - то есть представители тяжущихся сторон). Третий отдел кратко характеризует послухов (свидетелей). Четвертый отдел касается вызова ответчика в суд и связанных с этим процессуальных действий позовников и бирючей, которые оповещали ответчиков о необходимости явки в суд в установленный срок или обеспечивали привод в суд силой. Статьи грамоты, определявшие 2 - месячный срок рассмотрения судом поземельных споров и одномесячный при других делах, отнесены автором к пятому отделу "О судебных сроках". Шестой отдел "О судебных пошлинах" включал положения об их размерах и конкретику распределения "денег и гривен" между судебными должностными лицами. Процесс изучения дела в суде, последовательность самого судебного заседания отнесены к седьмому отделу "О порядке суда". Здесь же распределяются своего рода должностные обязанности судей, тиунов, бирючей, подвойских, вестников и других судебных служащих.

Среди работ Н.И. Костомарова выделяется "Русская республика". Книга дает научную, объективную картину "народоправства во времена удельно - вечевого уклада Новгорода, Пскова, Вятки". Историк подробно рассмотрел актовый материал Новгорода, по которому прослежены компетенция республиканской и княжеской властей. Обзор истории Псковской республики, характеристика периодов и источников этого государства также рассматриваются в отдельной

главе. В периодизации истории русских республик автор выделял развитие вечевого уклада и взаимоотношения с русскими князьями.

178

Н.И. Костомаров выделил общие черты и особенности общественного развития республик по сословиям бояр, дворян, купцов, житьих людей, черных людей, холопов. Принципиальное отличие общественной жизни городов - неразвитость института рабства, доказательством чего у автора служил актовый материал и республиканское законодательство. На основе судных грамот, кормчих книг и договоров с Ганзейским союзом прослеживается попытка реконструировать нормы гражданского права несохранившейся части Новгородской судной грамоты.

Развитие института вече рассмотрено на примерах компетенции этого органа в Новгороде и Пскове. В итоге получилась краткая, объективная характеристика вече, без его идеализации или сравнения с европейскими демократическими институтами. Н.И. Костомаров подробно остановился на организации исполнительной власти русских республик. Автор использовал тот же прием, он сравнил компетенцию княжеской и посаднической власти в Новгороде и Пскове, охарактеризовал власть новгородских тысячников и организацию церковной власти.

Говоря о суде в Великом Новгороде и Пскове, автор остановился на процессе и судоустройстве. Н.И. Костомаров пересказал положения Новгородской судной грамоты, а затем соответствующих норм Псковской судной грамоты, подкрепив их известными науке примерами из общественной жизни русских феодальных республик. В результате получилась краткая, но объективная характеристика судебной власти.

Источниками Новгородского законодательства М.Ф. Владимирский - Буданов называл обычаи, рецептированное византийское и германское право, княжеские уставы, Русскую Правду, Псковскую и Новгородскую судные грамоты. В отличие от неофициальной кодификации законов Русской Правдой, псковское законодательство - следствие государственной кодификационной деятельности. М.Ф. Владимирский - Буданов

179

полагал, что кодификация Псковской судной грамоты проходила в три этапа. В 1397 г. была составлена первая редакция грамоты, поэтому дату 6905 г. от сотворения мира историк не считал ошибочной. Второй раз грамота была переписана в 1467 г - , поэтому ссылка на пятый собор тоже справедлива, не отвергалась и возможность третьей кодификации в конце XV в. Таким образом, было предложено компромиссное решение в вопросе датировки источника. В составе грамоты было выделено три части: первая - ст. 1 - 76, вторая - ст. 77 -

108, третья - ст. 109 - 120. Источниками Псковской судной грамоты названы княжеские грамоты, уставы, пошлины и Русская Правда.

Г осударственно - правовому развитию "Г осподина Великого Новюрода" и Псковской феодальной республики посвящены лекции № 23, 24 "Русской истории" В.О. Ключевского. Лекция № 23 достаточно подробно характеризует государственный строй Новгородской республики. В административном устройстве Новгорода автор структурировал и описал стороны (Софийская и Торговая), концы (Плотнинский, Славенский, Загородский, Гончарский,

Людин), пятины (Вотьская, Обонежская, Деревская, Шелонская, Бежецкая), волости и земли (Заволочье, Двинская, Пермская, Югра, Терский берег), а также новгородские города, находившиеся в совместном владении Новгорода и княжеств Северо - Восточной Руси (Волок - Ламский, Торжок, Бежичи, Ржев, Великие Луки). В структуре государственных органов определяются "архаический характер веча" как законодательною органа, посадника и тысяцкого как представителей исполнительной власти, совета господ как "подготовительного и распорядительного учреждения". Бояре названного учреждения вместе с администрацией исполнительной власти составляли, так сказать, штат городских чиновников. Роль князя сводилась к осуществлению полицейских функций, внешней защиты и в ряде случаев суда.

Судоустройство по Новгородской судной грамоте и нормы права по этому источнику рассматриваются автором отдельно,

180

в довольно кратком обзоре. Новгородская судная грамота - источник, сохранившийся не полностью, по этому в освещении историко - правовых вопросов были использованы договорные грамоты феодальной республики с князьями. Источником Новгородской судной грамоты называются "старина", то есть обычай, юридическая практика, постановления веча и договоры с князьями. О влиянии Русской Правды на грамоту ничего не говорится. Наличие нескольких судебных инстанций объяснялось экономической выгодой государства, которое выстроило целую систему взимания судебных пошлин.

В основе "экономического" деления общества по В.О. Ключевскому лежит деление на "классы городские и сельские". Население Новгорода подразделялось по этому признаку на бояр, житьих людей, купцов и черных людей. Социальное положение новгородского купечества показано как промежуточное среди житьих и черных людей. Только представители гильдий "Иваново сто", "Купеческое сто" были действительно состоятельными людьми, остальной торговый люд находился в экономической зависимости, кредитовался у бояр, житьих людей, купцов. Житьи люди и гильдейское купечество рассматриваются автором как "средний класс". Черные люди были мелкими ремесленниками или рабочими и составляли значительный по численности слой этого средневекового города. Сельское население Новгородской земли автор структурировал на земцев, крестьян (смердов) и холопов. Земцы (или

своеземцы) показаны как класс крестьян - собственников. Многие из этих крестьян сдавали свои земли в аренду. Крестьяне (смерды) состояли из нескольких разрядов населения, которые В.О. Ключевский отличал по имущественным признакам. Смерды "в узком смысле этого слова" являлись государственными крестьянами и были лично свободным сельским населением. Половники сидели на землях частных владельцев и обрабатывали ее на условиях аренды, стоимость которой составляла половину урожая. Отсюда

181

и название половники, или испольщики. Степень феодальной зависимости этого крестьянства автор не раскрывает. Не дается также характеристика холопов. Здесь В.О. Ключевский заметил, что численный состав холопов был незначительным, некоторые из них были собственностью князя, то есть не входили в социальную структуру Новгорода. В таком случае возникает вопрос: почему в социальной структуре выделены холопы (незначительная часть населения), а значительные слои населения охарактеризованы вскользь (например половники) или совсем не упомянуты (например духовенство).

В юридической классификации новгородского общества приоритет отдается его политическим отношениям, которые названы "политическим бытом". Сущность политического быта заключается в борьбе новгородских партий. Здесь выделяются два периода. Для первого периода (до XIV в.) характерны княжеские партии. Социальные партии приходят на смену княжеским в XIV в. Экономические отношения с князьями разделяли "новгородских капиталистов - бояр и купцов в борьбе за князей на две враждебные партии". Поэтому княжеские партии он отождествил с партиями торговых домов. В этом смысле В.О. Ключевский мог бы отождествить и партийную борьбу с экономической конкуренцией. Социальные партии делят население Новгорода на богатых и бедных. Богатые назывались "вядшими", "лепши - ми" людьми и объединяли в единых экономических интересах некогда враждебных представителей княжеских партий. Бедные назывались "меньшими людьми", или "чернью". Таким образом, противоречия бояр и купцов признаются неантагонистическими, а действительно враждебные отношения показаны между богатыми и бедными.

В краткой историко - правовой характеристике Псковской республики говорится об административном устройстве и органах управления этого государства, о составе общества и Псковской судной грамоте, которую автор называет Псковской

182

Правдой. В административном устройстве называются шесть концов и двенадцать пригородов (при этом названия административных единиц не приводятся), нет также четкой характеристики властной структуры. При этом все ветви и звенья власти В.О. Ключевскому были известны: вече, князь, два посадника (тысяцкого в Пскове не было), кончакские старосты, сотские, господу (судебная коллегия). Обзор социальной структуры Пскова приводится в сравнении с новгородским обществом. В "составе общества" характеризуются бояре и купцы (последние по своему положению стоят выше житьих людей). В сельском обществе доминируют феодально - независимые земледельцы - земцы и сябры, а также "нет следов холопства и полусвободных состояний, подобных новгородским половникам". В Пскове не было значительной социальной дифференциации. Более того, с точки зрения В.О. Ключевского, "в псковском законодательстве заметно усиленное внимание к интересам изорника", крестьянина, работавшего на земле частного владельца. Вывод о "внимании к интересам изорника" был построен на понимании автором положений грамоты, где упоминается эта категория населения. (См. ст. 42 - 44; 51; 63; 75, 76; 85 - 87. В этих статьях изорник выступает как субъект права.)

"Псковская Правда" (так автор называл Псковскую судную грамоту) - "замечательный памятник псковского вечевого законодательства второй половины XV в.". Основными источниками Псковской судной грамоты названы "псковские пошлины" и юридические обычаи. В анализе "грамоты" как правового источника преобладает исторический источниковедческий подход, нормы права автор не исследовал.

Новгородская и Псковская республики показаны Г.В. Вернадским как государства, в которых объективно сосуществовали капиталистические и феодальные элементы, между которыми были противоречия. Эти экономические противоречия

183

отражались в административном устройстве республики следующим образом. Основными административными единицами Новгорода были пятины (Шелонская, Водская, Деревская, Обонежская, Бежецкая), которые на вече выступали в качестве самоуправляемых городков (концов) или пригородов (за городской чертой Новгорода). Население этих территорий было освобождено от "ежегодного дара" князю в отличие от волостей за пределом Новгорода, где собирались такие налоги. Из - за удаленности от Новгорода граждане пригородов не всегда участвовали в работе веча, и в этом заключалась еще одна слабость республики. Кроме граждан существовал еще один слой жителей, которых Г.В. Вернадский назвал "субъектами, но не гражданами". Это были смерды - поселенцы на государственной земле, обладавшие личной свободой, но не политическими правами. Смерды вместе с населением волостей не могли влиять на новгородскую политику, эксплуатировались наместниками и становились инструментом московского давления на Новгород. Процесс усиления феодальной эксплуатации крестьян показан автором на примере Псковской судной грамоты: исходя из географических особенностей определялось в Пскове правило крестьянского перехода в Филиппов день 14 ноября (Псковская судная грамота, ст. 42).

Г.В. Вернадский исходил из того, что новгородское общество не было феодальным, здесь отсутствовали феодальные сословия и феодальное земледелие, а основные противоречия между группами населения были только экономические, то есть классовые. Поэтому в новгородском обществе выделялись следующие группы, отличавшиеся друг от друга по их отношениям к средствам производства и по политическому влиянию: бояре, житьи люди, молодшие люди, черные люди. Такое деление строилось по Новгородской судной грамоте, где за аналогичное преступление самые богатые - бояре - платили штраф 50 рублей, житьи люди - 20 рублей, а беднота - молодшие люди - наказывались

184

штрафом в 10 рублей. Основываясь уже на актах новгородского землевладения, Г.В. Вернадский показал частную нефеодальную собственность на землю и свободный режим купли - продажи земли. Еще более развитыми были торговые и промыслово - производственные отношения новгородских купцов, которые профессионально и экономически делились на гильдии (сотни). Историк приводил пример вступительного взноса в гильдию - 50 гривен.

Таким образом, новгородское общество показано классовым с наличием в нем непримиримых экономических противоречий, которые усиливались политикой вечевого меньшинства и "юридической властью богатых". Г.В. Вернадский показал, что совет господ без труда разделял и властвовал в государстве, формально считавшимся республикой, посредством своеобразных технологий вечевого совета господ и юридических процессуальных хитростей. Этими политическими и юридическими противоречиями также удачно пользовались московские князья, которые увеличивали свои судебные прерогативы и демагогически поддерживали новгородские низы. В такой ситуации поражение республики было предрешено. Кроме того, Новгород зависел от московского зернового экспорта. Город традиционно формировал слабое ополчение, в отличие от сильного войска московских князей. Поэтому при первом же усилении Москвы при Иване III Новгород пал, а большинство его жителей поддержали присоединение к Московскому государству.

В советское время новгородское и псковское законодательство также было предметом пристального изучения. Значительный вклад в актовое источниковедение русских республик внесли Г.Е. Кочин, Б.М. Кочаков, С.В. Юшков, А.А. Зимин, Л.В. Черепнин, А.С. Хорошев, О.И. Чистяков.

Новгородская и Псковская судные грамоты были опубликованы Г.Е. Кочиным в "Памятниках истории Великого Новгорода и Пскова", во втором выпуске "Памятников права". Здесь редактор С.В. Юшков и составитель А.А. Зимин провели большую источниковедческую работу, предложили свою постатейную разбивку текста, составили вспомогательный аппарат. Псковская и Новгородская судные грамоты характеризовались как одни из основных источников судебников XV - XVI вв.

А.А. Зимин был автором перевода и комментариев Новгородской судной грамоты.

В "Русских феодальных архивах" подробно рассмотрена Новгородская судная грамота, которая датирована 1385 г Текстуальный анализ источника Л.В. Черепнин удачно использовал для реконструкции судоустройства и процессуальных норм. Далее в "Архивах" серьезно исследуется последующее законодательство XV - XVI вв., при этом каждому памятнику уделяется отдельная глава. Л.В. Черепнин акцентировал внимание на реконструкции управления и суда по судным грамотам, рассмотрел их источники, показал эволюцию законодательства.

И.И. Полосин в 1952 г. предложил достаточно удачный перевод и комментарий Псковской судной грамоты. Он же выполнил второе (после Археографической комиссии 1914г.) фототипическое воспроизведение Воронцовского списка грамоты. Палеографический анализ источника показал, что более ранним списком был Синодальный, поскольку с него списаны некоторые статьи Воронцовского оригинала.

Л.В. Черепнин связывал редакцию Новгородской грамоты с судебной реформой (после 1385 г.), а В Псковской грамоте выявил три редакции (XIV - XV вв.). Автор достаточно удачно реконструировал содержание новгородской судебной реформы. Относительно Псковской грамоты нужно признать, что выявленные автором редакции являются наиболее убедительными среди прочих попыток вычленить в документе составные части. Кроме того, логика Л.В. Череп - нина наиболее отвечает принципу историзма. В противном случае Псковская грамота предстает перед современным

186

читателем единовременным актом, в котором без привязки ко времени выделяются нормы, институты и отрасли права.

Широко известны труды В.Л. Янина, например "Новгородские посадники", а также его редакторское участие в первом томе серии "Российское законодательство X - XX вв". Новгородская и Псковская судные грамоты предложены здесь в комплексном историографическом и источниковедческом анализе. В этом издании приводятся и тексты грамот.

Источниковедение Псковской грамоты позволило подтвердить датировку Синодального списка XVI в., а Воронцовского - рубежом XVI - XVII вв., логическим путем выявлено наличие общего для двух текстов протографа. В

литературе общепринята условная нумерация 120 статей. Палеографический анализ выявил источники грамоты: Русская Правда и уставы легли в основу ст.

7 - 50, 109 - 120, составивших первую редакцию конца XIV в., другая редакция (начало XV в.) включает в себя ст. 53 - 71, 101 - 107, а третья редакция (примерно, 1480 - е гг.) была результатом переработки текста (ст. 3 - 5, 77 - 83). Целый ряд положений грамоты заимствован~из церковных уставов того же времени. Дошедший до нас памятник права считается третьей, последней редакцией.

Содержание Псковской судной грамоты и ее палеографический анализ позволяют характеризовать источник логичным, цельным сводом средневекового феодального права, отразившим длительный период формирования текста и высокую квалификацию составителей закона.

187

<< | >>
Источник: Цечоев В., Власов В.. История отечественного государства и права. Учебное пособие. — Ростов-на-Дону, 2003. — 576 с.. 2003

Еще по теме Правовая система в Псковской феодальной республике:

  1. § 2. Новгородская и Псковская феодальные республики
  2. § 6. Две системы русского средневекового права в XIV-XV вв. и различия в закреплении принципов собственности и статуса субъектов правоотношений (к вопросу об уровне правового развития)
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. Правовая система в Псковской феодальной республике
  5. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  6. Управление в Новгородской республике
  7. 1. Государственное устройство Руси в домонгольский период.
  8. 3. Государственность на Руси в XIV-XVвв.
  9. Тема 6. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников и ЛИТЕРАТУРЫ
  11. Государство и право Руси в период феодальной раздробленности (XII-XIV вв.)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -