<<
>>

2.3. Взаимосвязь сущности нрава и «политики» права»

Вопрос о сущности права тесно связан с вопросом о понятии права, но имеет вместе с тем самостоятельное значение. Если понятие права отражает основные, наиболее существенные признаки права, то сущность говорит о том, что есть право само по себе, в чем eix> смысл и внутренняя основа.
Сущность - это как бы скрытая, невидимая сторона права, его душа, суть, без которой нет права как такового184.

«Сущность - это главное, основное, определяющее в предмете, явлении, это существенные свойства, связи, противоречия и тенденции их развития»"' . Философия права под сущностью права понимает «право как формальное равенство, как свободу и как справедливость»185.

Правовое равенство отличается от числового (математического) тем, что в нем обеспечивается различным индивидам их свободное поведение в общественных отношениях, признаваемое и утверждаемое в форме правоспособности и правосубъектности. Правовое равенство в свободе как равная мера свободы означает и требование соразмерности, эквивалента в отношениях между свободными индивидами как субъектами права.

Примером с Петром Л.И. Петражицкий определяет позицию равенства свободных и равенство в свободе.

В социальной сфере равенство - это всегда только правовое равенство, формально-правовое. Ведь правовое равенство, как и всякое равенство, абстрагировано от фактически существующих различий и потому с необходимостью и по определению носит формальный характер.

Правовое равенство нельзя смешивать с разного рода эгалитаристскими требованиями, с уравниловкой или ему противопоставлять так называемое «фактическое равенство». Признание различных индивидов формально равными - это признание их равной правоспособности, возможности приобрести те или иные права на соответствующие блага, конкретные объекты и т.д. При формальном равенстве и разной правоспособности различных людей их реально приобретенные права неизбежно в силу различий между людьми, их реальными возможностями, условиями и обстоятельствами их жизни будут неравными.

В итоге, жизненные различия, измеряемые и оцениваемые одинаковым масштабом (например, денежным эквивалентом) и равной мерой права, дают различия в приобретениях и в имеющихся, лично принадлежащих конкретному субъекту правах. Такое различие в приобретенных правах у разных лиц является необходимым результатом соблюдения, а не нарушения принципа формального равенства этих лиц, их равной правоспособности и правосубъектности в целом. Различие в приобретенных правах не нарушает и не отменяет принципа формального (правового) равенства. Л.И. Петражицкий понимал, что «под формами проявления равенства как специфического принципа правовой регуляции лежит социальный исторический аспект»186.

В частности, этим обусловлены особенности таких форм в различных социально-экономических формациях, на разных этапах исторического развития права, изменения объёма и содержания, места и роли принципа правового государства в общественной жизни.

Однако Л.И. Петражицкий считал, что «данный принцип при всем историческом многообразии и различии его проявлений - имеет универсальное значение для всех исторических типов и форм права и выражает специфику и отличительную особенность правового способа регулирования общественных отношений свободных индивидов»187.

Там, где действует принцип формального равенства, там есть правовое начало и правовой способ регуляции: где действует право, там есть данный принцип равенства. Это основа психологической теории права, это присуще праву в целом. Где нет этого принципа равенства, там нет и права как такового. Формальное право свободных индивидов тем самым является наиболее абстрактным определением права, общим для всякого права и специфичным для права вообще.

Б.Н, Чичерин точно подметил: «Французская революция провозгласила, как известно, целый ряд прирожденных и неотчуждаемых прав человека. Л.И. Петражицкий, следуя И. Канту, утверждает, что прирожденное человеку право только одно, а именно свобода, все остальное в ней заключается и из неё вытекает»188. Но «свобода, - развивает эту мысль уже наш современник, - при всей кажущейся её простоте - предмет сложный и для понимания, и тем более для практического воплощения в формах, нормах, институтах, процедурах и отношениях общественной жизни»189. В общем случае в своем движении от несвободы к свободе и от одной ступени свободы к более высокой ступени люди и народы не имеют ни прирожденного опыта свободы, ни ясного понимания предстоящей свободы.

Отмечая различные значения, придаваемые слову «свобода», Ш.-Л. Монтескье в работе «О духе законов» писал: «Нет слова, которое получило бы столько разнообразных значений и производило бы столь различное впечатление на умы, как слова «свобода». Одни называют свободой легкую возможность низлагать того, кого наделили тиранической властью; другие - право избирать того, кому они должны повиноваться; третьи - право носить оружие и совершать насилие; четвертые видят ее в привилегии состоять под управлением человека своей национальности или подчиняться своим собственным законам. Некий народ долгое время принимал за свободу обычай носить длинную бороду. Иные соединяют это название с известной формой правления, исключая все прочие»190.

Л.И. Петражицкий, следуя многим российским правоведам, и, прежде всего, Б.Н. Чичерину, под свободой понимал субъективное право что-либо делать или требовать. Действовать и требовать нужно в определенных пределах и, прежде всего, в соответствии с нравственным законом. «Нравственность тесно связана с религией, которая дает её самую надежную опору»191. Эти слова служат еще одним подтверждением выше выдвинутого тезиса о том, что нравственные и этические учения и направления в праве послужили источниками психологической теории права.

Л.И. Петражицкий разделял взгляды И. Канта, который выразил формальное требование разума фразой: «Действуй так, чтобы правило твоих действий могло быть законом для всякого разумного существа»192. Л.И. Петражицкому было близко кантианское понимание свободы По Канту, «свобода (независимость от произвола другого), поскольку она совместима со свободой каждого другого, сообразной со всеобщим законом, и есть... единственное первоначальное право, присущее каждому человеку в силу его принадлежности к человеческому роду...Все...правомочия заложены уже в самом принципе прирожденной свободы и действительно не отличаются от этой свободы»279.

«Отсюда непосредственно вытекают основные нравственные правила, отрицательное и положительное, кои лежат в основе психологической теории: «не делай другим того, что ты не хочешь чтобы они тебе делали»280.

Предписания, надо полагать чисто формальные. Они не указывают, что именно человек должен делать, какие цели себе он должен ставить, а выражает только, что он должен действовать по общему закону, а не прилагать различные мерки к себе и другим.

Однако и в этом формальном предписании заключается и общая цель всякого нравственного действия. Им определяются не какого бы то ни было рода отношения, а именно взаимные отношения разумных существ. Поэтому всегда целью нравственного действия может быть только разумное существо, ибо для него одного существуют законы разума. Ставя себя самого целью своих действий, каждый разумный должен в одинаковой степени ставить целью и других, ему подобных. Видимо, отсюда и возникло религиозное правило: «Возлюбнши искренняго твоего, яко сам себя»281. А И. Кант произнес, на основе сказанного, философское правило: «Разумное существо должно быть для тебя целью, а не средством» .

Правом определяются отношения внешней свободы; нравственность касается только внутренних помыслов, но в этом квинтэссенция основное требование уважения к праву как выражению человеческой личности. Л.И. Петражицкий полагал, что если «согласное с юридическим законом действие внушено не страхом внешнего наказания, а сознанием долга, оно получает нравственный характер. Поступай так, чтобы Ваши

Кант И. Указ. соч. С. 148. 210 Чичерин Б.Н. Психологическая теория права. СПб. 1900. С. 90.

Еаангсле от Матфея. СПб., 1912. XXII. С. 39. т Кант И. Указ. соч. С. 150.

действия содействовали единению разумных существ и не делайте того, что ведёт к их разъединению»283.

«Первое явление свободы в окружающем мире есть собственность. По праву разумного существа человек налагает свою волю на физическую природу и подчиняет ее себе. Человек, с материальной стороны, сам есть физическое существо и как таковое имеет известные потребности, которые он удовлетворяет, обращая в свою пользу предметы материального мира»284. И. Кант считал, что «только право собственности, а не физическое владение, порождает свободу и право в целом»

Разделял ли Л.И. Петражицкий взгляды И. Канта и Б.И. Чичерина ? Безусловно, да. В связи с этим его непринятие большевистских взглядов. В логике взаимосвязей собственности, свободы и права коренятся глубинные причины несовместимости социалистических идей с правом и свободой.

Правогенез и онтология права подтверждает, что формирование и

развитие свободной, независимой, правовой личности необходимым и

теснейшим образом связаны с признанием человека субъектом отношений

собственности, собственником средств производства. Собственность не

просто форма и направление выражения свободы и права человека, но она

образует собой вообще цивилизованную почву для свободы и права. «Где

отрицается право индивидуальной собственности на средства

производства, там не только нет, но и в принципе невозможны свобода и 286

право» .

Л.И. Петражицкий выступал против всеобщего запрета частной собственности и её обобществления. Это актуально и сегодня для ряда стран. Можно считать определяющим и фундаментальным в том числе и для России значение десоциализации собственности во всем процессе перехода от тоталитарного общества к началам права и свободы.

Понимание права как равенства (как меры свободы людей) включает в себя и справедливость. Справедливость входит в понятие права. Право справедливо по определению, справедливость - внутренне свойство и качество права, категория правовая. Если встаёт вопрос о правовом или неправовом характере закона, то это означает справедлив, либо не справедлив этот закон.

Л.И. Петражицкий полагал, что право как «справедливость прежде всего защищает общественный интерес от личных интересов и определяет тем самым границы личного права. Для последнего интерес составляет внешнее начало, которое оно должно уважать, так же как со своей общественная воля должна уважать личное право. Если же эта воля, вторгаясь в область личного права, хочет подчинить его общественному интересу, то свобода лица исчезает: оно становится органом и орудием общества»287.

Справедливо то, что выражает право, соответствует праву и следует праву. Действовать по справедливости - значит действовать правомерно, соответственно всеобщим и равным требованиям права. Л.И. Петражицкий считал, что большая часть общественных отношений регулируется одновременно как правом, так и моралью. По его мнению288, возникающие довольно часто несоответствия между требованиями закона и нравственности в подавляющем большинстве случаев связаны не с различием морали и права как таковых, а с противоречиями внутри самих этих форм общественного согласия и контроля (между провозглашенными свободами и их реализацией и защитой, между законом и его практическим исполнением, между требованием общества и личной совестью).

Заключая рассуждения о сущности психологической теории, возможно, её охарактеризовать, как основное определяющее свойство этой

217 Петражицким Л.И. Указ. соч. С. 278. Там же. С. 147.

теории, лежащее в канонах философского учения о праве (как формальное равенство свобода и справедливость), и представляющее собой одну из основных форм общественного сознания - мораль, выполняющую функцию регулирования поведения людей, что предполагает, прежде всего, содержание этого поведения, то, как принято поступать. Мораль, по Петражицкому, слагается из нравственной деятельности, поведения людей, поступков особым образом мотивированных, моральных отношений людей, характерного для нравственности способа регулирования поведения.

В психологической теории, право, как мера свободы, с субъективной стороны определяется как нравственная (моральная) возможность что- либо делать или требовать. Вот, в чем по нашему мнению и заключается сущность психологической теории.

Политика как один из аспектов современного общественного развития любого государства представляет собой целую структуру, уровень, деятельность государства по осуществлению властных полномочий. Она имеет очень много значений и смыслов - если рассматривается в рамках различных наук. Будь-то - сама политология или рассмотрение политики в правовом поле; политика как искусство управления, осуществления власти.

В современном понимании правовая политика - политика, осуществляемая в правовой системе данного государства, а не естественное право, которое рассматривается в психологической теории права Л.И. Петражицкого. Сегодня утверждать о том, что правовая политика и политика права именно в том значении, какое придавал ей Л.И.Петражицкий, одно и то же, не имеет смысла. Изменилось общество, государство, да и весь мир.

С точки зрения Л.И. Петражицкого, философия права распадается на две самостоятельные науки: теорию права и политику права. Теория права должна стать позитивной наукой, без каких-либо элементов идеализма и метафизики. Политика права как прикладная дисциплина призвана соединить позитивные знания о праве с общественным идеалом, т.е. представить научное решение проблемы, составлявшей содержание прежних естественно-правовых учений.

Л.И. Петражицкий, говоря о политике права, рассматривал ее, прежде всего, с точки зрения выполнения ею двух основных задач, которые возлагаются на естественное право: 1) рациональное направление индивидуального и массового правового поведения к правовым идеалам. Но это может быть решено только путем предварительного решения второй задачи - 2) совершенствования человеческой психики, т.е. полного очищения психики человека от антисоциальных наклонностей и культивирования положительных социальных наклонностей193. В развитии права могут быть скачки вперед, периоды застоя и возвращения назад. Л.И. Петражицкий предлагает сделать этот процесс положительно направленным, стимулируя с помощью науки нравственный прогресс. Причем в качестве метода воздействия рекомендуются только моральные санкции, так как угроза уголовной ответственности задевает только самые грубые черты нашего характера. Задачи же и идеал правовой политики направлены на более высокие отношения между людьми. Поэтому главенствующее положение в правовой политике государства должны занимать не принудительные меры, а механизмы воспитательного и мотивационного воздействия на поведение людей. Лишь с помощью таких механизмов официальное право способно направить развитие народной психики к общему благу. Так рассматривает Л.И. Петражицкий политику права, т.е. то, как право должно «осуществляться», что оно должно выполнять, в каком направлении действовать. Правовая политика государства может быть, например, по осуществлению реформ в социальной сфере (пенсионная), т.е. это политика, которую проводит правовое государство для выполнения своих социально значимых функций, воплощения в жизнь программ, направленных на качественное улучшение жизни населения. Однако всё это должно происходить только в рамках права, в данном случае - в рамках закона, принятого законотворческим органом государства, т.е. реформы в государстве должны осуществляться только на основе научных знаний.

Таким образом, государство в лице компетентных органов по определенной процедуре принимает закон, отстаивая свою определенную политику. Исполняя этот закон и реализуя его основные положения, управомоченные субъекты действуют в рамках правовой сферы, проводят в жизнь правовую политику в сфере действия права. Но, современное гражданское общество и правовая политика сегодня - это элементы правового государства, когда нет политического диктата, нет отстаивания исключительно интересов определенных групп - элит, а взаимодействие осуществляется на паритетных началах.

Возвращаясь к Л.И. Петражицкому, следует отметить, что он рассматривал не правовую политику в том ракурсе, о котором было сказано выше (комплексный политологический подход), а с точки зрения естественного права, проводя свою классификацию на интуитивное и позитивное право. Л.И. Петражицкий считал, что «позитивное» право актуально и значимо только в паре с правом разумным, естественным. Однако позитивное право выполняет смысловую нагрузку - «право в общем смысле». Таким образом, современной юриспруденции, подчеркивает ученый, «слово» «позитивное» не нужно. Оно стало «лишней добавкой»194.

Со временем естественное право стало рассматриваться как новое рациональное право, которое меняет позитивное право. Естественное право становится катализатором улучшения позитивного права. Поскольку Л.И. Петражицкий, в первую очередь, был еще и прекрасным цивилистом, то понятие «политика права» появляется у него в области гражданского права, цивильного права - цивильной политики, занимающейся, в отличие от существующей юриспруденции, историческим изучением и практико- догматической разработкой действующего нрава, разработкой

291

желательного права, рационального права и законодательства» .

Ряд отечественных правоведов считают^ % что именно требование «возрождения» естественного права в виде науки политики права впервые было выдвинуто Л.И. Петражицким в его цивилистических работах 1893- 1898гг. Последовавшее же затем формирование в отечественном школы «возрожденного естественного права» Л.И. Петражицкий оценивает как долгожданный «разрыв с пошло-практическим направлением юриспруденции второй половины XIX века и движение в противоположном направлении правно-философского идеализма»195.

После формулирования основных положений психологической теории права, Л.И. Петражицкий опубликовал ряд статей в Юридическом вестнике196 и других журналах, где обосновал науку политики права в рамках психологической теории права и основной целью политики права указал - формирование «идеала действенной любви»197. Данная позиция впоследствии активно критиковалась П.И. Новгородцевым, который считал, что этот принцип как высший идеал, есть не что-то новое, а общеизвестный завет христианской морали, о котором писали еще в XVII веке Томмазий и Лейбниц198.

Вообще сам тезис «политика права» - это, прежде всего, тезис К.Гельвецня, П. Гольбаха, Д. Дидро. Выдвинутая П. Гольбахом идея политики преследовала цель «возбуждать лишь те страсти, которые полезны человечеству и необходимы для его сохранения». Это определяло действия законодателя, который входил в триединство, объединенное

207

энциклопедистами в природу, общество и законодателя . В этой триаде

298

политика определялась как «умение управлять людьми» .

При этом К. Гельвеций особенно ценил законодательство как силу, способную осуществлять цель посредством воздействия на человеческие страсти. «В руках талантливого законодателя всякое удовольствие становится орудием общественного счастья», - формулировал он идею, ставшую затем зерном образа «правильного законодательства»199.

Общую идею политики права К. Гельвеций определил как благоденствие народов . Л.И. Петражицкий, возродив идею политики права, переосмыслил ее как идею «любви». Политика права как составная часть правопознання методологически обусловливала замену стихийного процесса приспособления права к потребностям действительности продуманной системы200.

К рассмотрению вопросов политики права Л.И. Петражнцкого обращаются и польские правоведы. Так, например, магистр Станислав Чепита пишет о том, что «в настоящее время, когда ведутся интенсивные работы по упорядочению вопросов по совершенствованию системы права в Польше, весьма существенным вопросом становятся общетеоретические рассуждения о правотворческом процессе. В этой связи следует обратить внимание также на концепции общей политики права, выработанные в прошлом польским правоведением, даже если эти концепции далеко не в полной мере соответствуют современным политическим идеалам.

Из научного наследия Л.И. Петражнцкого, наименее известной до сих пор остается его концепция общей политики права, к тому же часто находящая ошибочное истолкование. В действительности же, психологическая теория права Л.И. Петражнцкого, его исследования в области социологии права и общей методологии наук, должны были, но его замыслу, явиться, прежде всего, теоретическим основанием для выработки «научной политики права»201.

По мысли польского ученого «научную политику права» можно определить как комплекс телеологических директив, отвечающих определенным методологическим требованиям, указывающих, каким образом путем издания правотворческих актов можно способствовать возникновению в психике адресата определенных установок, обусловливающих желаемое законодателем поведение членов общества. Л.И. Петражицкий полагал, что именно психологическая теория права должна дать достаточные знания для формулировки директив этого рода и объяснить механизм воздействия нормативных актов на членов общества202.

Л.И. Петражицкий ставит перед «научной политикой права» определенные моральные и политические цели солидаристичсского характера. Его концепция политики права не ограничивается выработкой комплекса чисто практических указаний для законодателя, ставящего перед собой задачу достижения тех или других целей. Эта концепция имеет в виду всестороннее воздействие на поведение членов общества через установление права, она не ограничивается манипуляцией репрессивными мерами, но учитывает также воспитательную роль права. Она опирается на определенную теорию права, хотя эта теория и неприменима на почве современных знаний о правовых явлениях.

С другой стороны, нс представляется возможным создание политики права, не опирающейся на соответственно подробно и всесторонне разработанную теорию права, не ограничивающейся формулировкой нескольких главных гипотез и определенного числа единичных положений. Для создания современной политики права необходимо также надлежащим образом продумать методы накопления, обоснования и систематизации положений об объективной действительности, необходимых для формулирования политико-правовых директив. Концепция Л.И. Петражицкого тем и отличается, что она формулирует такого рода методологические рекомендации203.

Политика права Л.И. Петражицкого играет в его психологической теории роль своеобразного стержня, на который как бы нанизываются другие понятия, причем особое значение имеют понятия психологические и педагогические, вытекающие из задач политики права, поскольку «политика права есть психологическая наука», которая делится на учение о правовой мотивации и учение о правовой педагогике204.

Подобной позиции в отношении политики права Л.И. Петражицкого придерживаются и И.Л. Честнов и Л.И. Спиридонов: «Программа политики права была разработана основоположником психологической теории в труде "Die Lehre vom Einkommen". В ней обосновывается, в частности, требование к законодателям оценивать свои законопроекты в свете тех результатов, которые принятые юридические нормы окажут на поведение людей. Политика права, по мнению Л.И. Петражицкого, призвана устанавливать и формулировать цели, достижению которых должны служить принимаемые законы. Выводы о том, каковы должны быть правовые средства, необходимые для достижения желаемых результатов, обосновываются только теорией права. Лишь она в состоянии обеспечить знания о возможностях права влиять на поведение людей, ибо только теория знает, что есть реальное право»

Для эффективности законодательства прежде всего необходимо провести его систематизацию, унификацию и рационализацию. Тогда с его помощью политика права, постоянно направляя мышление и поведение людей в более высоконравственное русло, способна цивилизовать общество, его правовой строй, предопределяющий жизнь и деятельность всякого гражданина.

Итак, Л.И. Петражицкий отошел от классического понимания науки о праве только как систематизации и классификации юридических норм. Он исследует применение и функционирование права, его воздействие на психологию и поведение людей, способность общества к правовой регуляции, то есть демонстрирует чисто социологический подход к праву205. Концепция политики права Л.И. Петражнцкого была в начале XX века в юридической литературе явлением, с определенной точки зрения уникальным. Анализ его взглядов в области политики права должен нынче облегчить нам конструирование науки политики права, даже если эта наука будет опираться на иные методы - логические, теоретические и аксиологические положения206.

Выводы, к которым приводит анализ онтологических, аксиологических и политических аспектов понимания права Л.И. Петражицким, сводятся к следующему.

1. Значение, предложенной Л.И. Петражицким методологии заключается в том, что его теория позволяет достичь действительной интеграции в понимании права, устранить существующую в науке «многофакторность» права, когда для объяснения феномена права в его понятие вводится столько факторов, сколько того требует «расширение» предмета. Однако, если предмет постоянно расширяется, то понятие права в конечном итоге становится конгломератом, неспособным объяснить его подлинную природу. Оно становится «системой без системного принципа», то есть утрачивает «родовой» критерий построения. 2.

Л.И. Петражицкий осуществил попытку дать ценностное обоснование права с точки зрения нравственной позиции самого человека («не зацикливаясь» на велениях и нормах, установленных государством), его религиозных установок, обычаев, устойчивых социальных стереотипов поведения. Онтологическая основа права, по Л.И. Петражицкому, заключена не в области властеотношений, а в обществе, его настроениях, психологии в том числе. Общество, человек - и есть тот единственный барометр, который должен определять изменения в праве. Поэтому психологическая теория претендует на обоснование не одного из многих аспектов (сторон) права - «психологического», а самой сущности права, т. е. изначально является правовой онтологией, учением о бытии права. В современной науке, когда наблюдается стремление к интеграции правовых понятий, психологическая теория права применяется для обоснования моноправа (единого или органического права), а не многоаспектного, плюрального права. 3.

Л.И. Петражицкий разработал и впервые ввел в научный оборот концепцию «политики права», которая сегодня используется многими авторами и развивается уже в новое качество «правовой политики». Политика права, по Л.И. Петражицкому, определяет место права в разрешении социальных конфликтов. Правовое регулирование выражается в выявлении противоречий (декларирование конфликта), формулировании различных интересов в правовых понятиях (и в этом смысле может способствовать развитию конфликтов), кодификации конфликтов (направлении их в правовое русло) и создании механизмов их разрешения (досудебные или в суде). Право, таким образом, может, как провоцировать конфликт, обнажая противоречия, так и способствовать его разрешению.

4. Сущность психологической теории права Л.И. Петражнцкого не ограничивается только правами человека, она содержит и нравственно- правовое обязыванне каждого по отношению к другим лицам и к обществу в целом и заключается в том, что право, как мера свободы, с субъективной стороны определяется как нравственная (моральная) возможность что- либо делать или требовать.

<< | >>
Источник: ОВЧИННИКОВА А. В.. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОГЕНЕЗА И ОНТОЛОГИИ ПРАВА В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Л.И. ПЕТРАЖИЦКОГО / ДИССЕРТАЦИЯ. 2006

Еще по теме 2.3. Взаимосвязь сущности нрава и «политики» права»:

  1. § 1. Понятие, сущность и природа политических прав и свобод граждан в России, их развитие в современном государстве
  2. 2.3. Взаимосвязь сущности нрава и «политики» права»
  3. §1. Сущность, признаки и назначение права
  4. §1. Сущность, признаки и назначение права Соотношение государства и права
  5. § 1. Гносеологическая сущность принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей
  6. Тема 3. Понятие, сущность, принципы и функции права
  7. 23. Понятие, сущность и виды вещных прав. Их отличие от обязательственных прав требования.
  8. Тема 8. Сущность, принципы и функции права.
  9. Тема 4. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СОЦИАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ПРАВА
  10. Глава 3. Понятие, сущность, принципы и функции права
  11. Сущность, признаки, функции, источники права
  12. Понятие, сущность и социальное назначение права, его система
  13. 1. Понятие, сущность и предмет административного права
  14. § 7. Сущность, предназначение и функции права
  15. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВА
  16. § 2. Сущность и характерные черты права государственной собственности на недра
  17. Сущность и социальное назначение права
  18. Глава 16. Понятие, сущность и социальная ценность права
  19. Ценностно-психологическая характеристика права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -