<<
>>

ВВедение

I

Вопросы предмета советского гражданского права принадлежат к числу таких проблем цивилистической теории, решение которых требует предварительного выяснения некоторых вопросов м е т о д о л о г и и п р а в а.

Законы марксистско-ленинской материалистической диалектики составляют незыблемую методологическую базу познания сущности правовых явлений. Однако не всегда возможно их применение к изучению конкретных проблем теории права в том наиболее общем виде, в каком они зафиксированы на высшей ступени обобщения закономерностей природы и общества – на ступени философских обобщений.

В связи с этим следует признать вполне закономерной, научно оправданной постановку рядом авторов вопроса о методологии права, его конкретных отраслей.

Несомненная заслуга в разработке методологических в о п р о с о в науки гражданского права принадлежит С.И. Аскназию1. Опираясь на известные положения, выдвинутые К. Марксом по вопросу о методе политической экономии2, С.И. Аскназий пришел к выводу, что познание права, так же как и изучение категорий политической экономии, должно проходить два этапа исследования: во-первых, путь от явлений, данных в непосредственном опыте, к их сущности, и, во-вторых, путь от сущности к тому конкретному многообразию явлений, с которых исследование было начато. Так как право «не может быть понято из самого себя» (Маркс), сущность права следует искать в явлениях н е п р а в о в ы х, – прежде всего в определенных э к о н о м и ч е с к и х о т н о ш е н и я х. При этом для юриста особую

1 См.: Аскназий С.И. Некоторые вопросы методологии советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. № 8–9. С. 73–90; Его же. Основные вопросы теории социалистического гражданского права: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук // Вестник Ленинградского Университета. 1947. № 12. С. 95–96; Его же. Общие вопросы методологии гражданского права // Ученые записки ЛГУ.

Сер. юрид. наук. Вып. 1. 1948. С. 4–50; Его же. Гражданское и административное право в социалистической системе воспроизводства // Ученые записки ЛГУ. Сер. юрид. наук. Вып. 3. 1951. С. 69–72.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 726 и след.

16

Введение

ценность представляет «обратный путь» – путь от экономических категорий к категориям юридическим.

«На рассматриваемом втором, завершающем этапе исследования, – пишет С.И. Аскназий, – мы возвращаемся к исходному пункту исследования. От вскрытой ранее «сущности» определенной группы правовых отношений мы синтетически восходим к тому, как эта сущность

«проявляется» в правовой сфере, т.е. к тому, что непосредственно дано в законодательстве (в форме правовых норм) и в хозяйственном обороте (в форме правоотношений). Однако если в исходном пункте анализа эти данные в правовом опыте нормы и отношения выступали лишь как факт (по выражению Маркса, как «хаотическое целое»), то в результате этого завершающего этапа исследования они оказываются уже познанными как необходимые во всех своих качествах и определениях»1.

Общая двустадийная схема познания права не вызывает какихлибо сомнений с точки зрения ее исходных, методологических посылок. Однако по некоторым пунктам она требует известных уточнений.

Прежде всего необходимо отметить, что познание права является не разовым актом, а м н о г о к р а т н ы м, д л я щ и м с я процессом. Сущность явления не всегда раскрывается сразу, при первом же ознакомлении с соответствующими экономическими категориями. С другой стороны, каждое «возвращение» к юридической форме является не конечным актом исследования, а лишь новой опорной точкой для его плодотворного продолжения. Именно таким путем мысль исследователя идет от явления к сущности и от менее глубокой к более глубокой сущности2. Об этом свидетельствует вся история советской цивилистической науки по вопросу о предмете гражданского права. За немногими исключениями, авторы, исследовавшие природу советского гражданского права, шли по пути первоочередного анализа тех экономических отношений, которые обусловливают специфические черты гражданско-правовой формы регулирования.

Однако в большинстве случаев этот анализ еще не давал окончательных выводов, хотя тем или иным авторам удавалось уловить такую особенность в экономической природе гражданского права, которая может играть (и нередко действительно играла) роль исходного положения для дальнейшей углубленной исследовательской работы.

1 Аскназий С.И. Общие вопросы методологии гражданского права // Ученые записки ЛГУ. Сер. юрид. наук. Вып. 1. 1948. С. 49.

2 См.: Ленин В.И. Соч. Т. 38. С. 214.

17

Предмет советского социалистического гражданского права

Далее, необходимо иметь в виду, что начальная фаза исследования правовых явлений не обязательно должна о т к р ы в а т ь с я характеристикой норм и отношений, данных в правовом опыте. Исходя из единства логического и исторического в познании, следует признать, что здесь всемерному учету подлежат данные и с т о р и и познания. Собственно говоря, таким образом и подходит к стадиям научного исследования К. Маркс. Рассматривая первый этап, К. Маркс поясняет, что «первый путь – это тот, по которому политическая экономия исторически следовала в период своего возникновения»1. И лишь после того, как были вскрыты и зафиксированы абстрактные определения, стали возникать экономические учения, которые восходят от простейшего к реальному и конкретному. Подчеркнув, что «последний метод есть, очевидно, правильный в научном отношении»2, К. Маркс, следовательно, не считает, что каждый раз, начиная все сначала, следует проходить в соответствии с двустадийной схемой все этапы логического анализа. Именно поэтому, давая расчленение предмета политической экономии, К. Маркс в качестве первого раздела указывает не на «реальное и конкретное», а на «всеобщие абстрактные определения»3.

Если с указанных позиций обратиться к проблемам, составляющим содержание настоящей работы, то выдвинутые положения приобретут особую весомость. Исследуя предмет советского гражданского права, нет необходимости «все начинать сначала» и, кропотливо разбирая всю сложную систему норм гражданского права, постепенно подходить к выводу, что предметом регулирования указанной системы норм являются имущественные отношения.

Эта работа давно проделана. Таким образом, путь «от явлений, данных в непосредственном опыте, к их сущности» в значительной своей части оказывается уже пройденным. Правда, тезис об имущественном характере отношений, регулируемых гражданским правом, еще не дает нам всесторонней характеристики его сущности – это лишь первая ступень в познании предмета рассматриваемой отрасли права. Но как много труда у исследователя сохраняет утверждение приведенного положения в качестве отправного пункта для последующей работы! Причем это обстоятельство ни в коей мере не влечет за собой превращения вывода об имущественном характере отношений, регулируемых гражданским правом, в непререкаемый догмат. Вся дальней-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 726.

2 Там же. С. 727.

3 Там же. 734–735.

18

Введение

шая исследовательская работа, нацеленная на углубление и уточнение характеристики имущественных отношений, в силу этого имеет значение проверки исходного тезиса.

Необходимо особо подчеркнуть, что методология исследования правовых проблем во многом зависит от их х а р а к т е р а. Общая двустадийная схема в полном объеме применима в том случае, когда ставится задача всестороннего, всеохватывающего исследования правового института или отрасли права в целом. Если же рамки исследования локализованы самой постановкой вопроса, то в соответствии с темой работы предметом научного анализа может оказаться лишь определенный участок пути от юридической формы к ее экономической сущности и обратно. Так, в случае, когда исследование концентрируется вокруг проблем, связанных с предметом советского гражданского права, основное внимание должно быть обращено на тот поворотный пункт, с которого исследование экономической сущности гражданского права начинает в силу закономерных связей экономических и юридических явлений переходить на путь обратного движения к юридической форме. Причем в соответствии с темой настоящей работы отсутствует необходимость завершать этот путь возвращением ко всему тому многообразию конкретного, непосредственно данного в правовом опыте, которое в своей совокупности составляет предмет науки гражданского права в целом.

Методология исследования неразрывно связана с м е т о д и к о й и з л о ж е н и я р е з у л ь т а т о в исследовательской работы. Но вместе с тем они не совпадают. «...Способ изложения, – отмечает К. Маркс, – не может с формальной стороны не отличаться от способа исследования. Исследование должно детально освоиться с материалом, проанализировать различные формы его развития, проследить их внутреннюю связь. Лишь после того, как эта работа закончена, может быть надлежащим образом изображено действительное движение. Раз это удалось и жизнь материала получила свое идеальное отражение, то на первый взгляд может показаться, что перед нами априорная конструкция»1.

Эта видимость априорности выводов может быть в какой-то мере устранена таким порядком изложения результатов анализа, который бы внешне совпадал с указанной выше двустадийной схемой развития научных изысканий по пути от явлений, непосредственно данных в опыте, к завершающим, итоговым выводам.

1 Маркс К. Капитал. Т. 1. Госполитиздат, 1955. С. 19.

19

Предмет советского социалистического гражданского права

Однако полностью устранить видимость априорности выводов при изложении результатов исследования невозможно. И это необходимо учитывать, особенно по таким темам, которые касаются сущности явлений, изучаемых той или иной отраслью общественных знаний в целом.

II

Вопросы методологии права не могут быть исчерпаны характеристикой направлений исследования права и порядком изложения результатов исследования. Наряду с конкретными юридическими науками, в рамках которых осуществляется изучение отдельных участков правового регулирования социалистического общества, существует общеметодологическая (для всех других правовых наук) дисциплина – о б щ а я т е о р и я п р а в а.

Было бы неправильно квалифицировать разрабатываемые в рамках общей теории права понятия как вынесенные за скобки, совпадающие элементы правовых категорий, относимых к конкретным юридическим наукам. Эти общие положения имеют м е т о д о л о г и ч е с к о е значение.

Уходя своими корнями в марксистско-ленинскую теорию государства и права, в теорию исторического материализма, они являются теми связующими звеньями, которые в области науки права соединяют категории конкретных правовых дисциплин с категориями философского материализма, марксистско-ленинской диалектики. В этом смысле общая теория права может быть названа ф и л о с о ф и е й п р а в а, если, конечно, не забывать ее производного характера, ее роли как средства конкретизации положений диалектического материализма на правовом материале.

Применительно к рассматриваемым в настоящей работе вопросам указанное методологическое значение принадлежит одному из важнейших разделов общей теории права – учению о системе советского права. Здесь можно наглядно показать, что в силу единства философской базы – марксистско-ленинского диалектического и исторического материализма – исследование определенного комплекса проблем, начатое с различных пунктов, неизбежно приводит к единым результатам. Разработанные советскими учеными теоретические положения о п р е д м е т е и м е т о д е п р а в о в о г о р е г у л и р о в а н и я не только полностью согласуются с двустадийной схемой познания права, но в сущности являются ее конкретизированным воплощением на материале, охватываемом учением о системе советского права.

20

Введение

Предмет правового регулирования может быть охарактеризован как решающий классификационный критерий системы права именно потому, что юридические особенности той или иной отрасли, в своем сочетании образующие специфический метод правового регулирования, обусловлены особенностями соответствующего вида общественных отношений. На эту сторону проблемы систематики права иногда не обращают должного внимания.

Между тем если верно, что отрасли советского права отграничиваются друг от друга по предмету регулирования, то отсюда вовсе не следует, что между отраслями нет никаких юридических особенностей. Деление советского права на отрасли – это деление в самом классифицируемом материале – в праве1. Дело лишь в том, что сообразно с требованиями диалектического и исторического материализма юридические особенности, свидетельствующие о распределении норм советского права по отраслям, должны найти свое объяснение вне права, в структуре общественных отношений, регулируемых правом, в базисе общества.

С таких позиций и подходит к вопросам системы права С.И. Аскназий, который попытался применить общетеоретические положения, относящиеся к методологии права, к познанию сущности одной из его отраслей – советского гражданского права. Сопоставляя административные и гражданские правоотношения, автор отмечает, что тот и другой тип правовых связей характеризуется рядом выступающих вовне черт («качеств»), связанных с общим юридическим положением сторон, объектом правоотношений, способами их защиты и др.2 Определив указанные «качества» административных и гражданских правоотношений как специфические методы регулирования, мы делаем известный шаг вперед, ибо «все эти правовые качества получают некоторое единство, как взаимно связанные элементы одного из... методов государственного воздействия...»3. Однако здесь мы все же не выходим за сферу права. Поскольку метод правового регулирования обусловлен его предметом, необходимо обратиться к анализу тех общественных отношений, которые лежат в основе административно-правовой и гражданско-правовой форм регулирования,

1 См. по этому вопросу: Ефимочкин В.П. К вопросу о принципах построения системы права // Советское государство и право. 1957. № 3. С. 86; Мешера В.Ф. О делении советского права на отрасли // Советское государство и право. 1957. № 3. С. 97.

2 См.: Аскназий С.И. Гражданское и административное право в социалистической системе воспроизводства // Ученые записки ЛГУ. Сер. юрид. наук. Вып. 3. 1951. С. 71–79.

3 См. там же. С. 79.

21

Предмет советского социалистического гражданского права

и лишь после этого вновь вернуться к специфическим чертам рассматриваемых видов правоотношений. На этом обратном пути должно быть показано, как на соответствующей материальной основе

«необходимо складываются все специфические качества и определения гражданско-правовых и административно-правовых отношений. На этих путях все характерные черты этих двух видов правового регулирования утрачивают свой случайный характер и познаются как необходимые»1.

Несколько дальше автор, подводя итоги исследования сущности административного и гражданского права, пишет: «То, что для догматической юриспруденции является лишь проблемой классификации правовых явлений, – а догматическая юриспруденция способна была лишь описать, систематизировать эти два (административно-правовой и гражданско-правовой. – С.А.) вида правовых отношений лишь в их внешних проявлениях и таким образом замаскировать присущие этим отношениям реальные классовые антагонизмы, – марксистская теория права должна понять из основы «сущности» этих двух видов правового регулирования. Лишь на этих путях правовые знания могут выйти за пределы описания и систематизации действующих правовых норм и складывающихся в хозяйственном обороте правоотношений и получить характер действительно научных знаний – стать в одну плоскость с другими социальными науками, построенными на началах диалектического и историческо-

го материализма»2.

В связи с приведенными суждениями приходится только пожалеть, что автор, остановившись главным образом на экономической характеристике регулируемых гражданским и административным правом отношений, не пошел дальше постановки вопроса о необходимости «пуститься в обратный путь» – от экономических отношений к правовым явлениям. К тому же в рассматриваемой статье, в отличие от ряда прежних работ, автору не удалось указать на главные признаки, которые с экономической стороны размежевывают гражданское и административное право.

Изложенные соображения могут быть взяты в качестве отправных при общей характеристике основного содержания настоящей работы. Конечная цель работы состоит в том, чтобы наметить пути обобщенного анализа главных специфических черт гражданско-правового регулирования имущественных и некоторых личных неимущественных отношений в социалистическом обществе. В соответствии с этим

1 См.: Аскназий С.И. Гражданское и административное право в социалистической системе воспроизводства. С. 97.

2 См. там же. С. 99.

22

Введение

работа направлена на то, чтобы выявить с в я з ь между предметом советского гражданского права и его юридическими особенностями, о б у с л о в л е н н о с т ь последних от определенного вида общественных отношений социалистического общества.

В литературе справедливо отмечено, что имущественные и личные неимущественные отношения образуют необходимый «элемент» предмета науки гражданского права1. Следует лишь подчеркнуть, что они не могут рассматриваться в отрыве от правовых норм, правоотношений, составляющих непосредственный объект правовых знаний. Ученый-юрист обращается к неправовым явлениям лишь тогда и постольку, когда и поскольку это способствует изучению права, правового регулирования. Таким образом, в конечном счете предметом науки гражданского права являются не сами по себе имущественные и личные неимущественные отношения, а эти отношения в с в я з и с гражданско-правовым регулированием в социалистическом обществе.

С другой стороны, с целью наиболее полной характеристики предмета советского гражданского права в настоящей работе дается анализ некоторых специальных юридических вопросов, в том числе вопросов, относящихся к системе гражданского права, юридическим фактам и др. Но они рассматриваются здесь т о л ь к о п о д у г л о м з р е н и я п р е д м е т а с о в е т с к о г о г р а ж д а н с к о г о п р а в а. Очевидно, например, что вопрос о дифференциации гражданско-правового регулирования требует самостоятельного, причем многопланового исследования, при котором подробно должны быть проанализированы действующее законодательство, история его развития, судебная, арбитражная и хозяйственная практика2. Однако этот же вопрос может рассматриваться не в полном объеме, а лишь как составная часть проблемы предмета гражданского права. В этом случае его исследование направлено только на то, чтобы выяснить с в я з ь между предметом советского гражданского права и дифференциацией гражданско-правового регулирования в социалистическом обществе.

1 См.: Красавчиков О.А. Предмет и состав науки советского гражданского права // Правоведение. 1957. № 1. С. 59–60; Его же. Система законодательства и система науки советского гражданского права // Социалистическая законность и задачи советской юридической науки: Тезисы Межвузовского научного совещания (март 1957 года). Изд-во МГУ, 1957. С. 12.

2 См., например: Иоффе О.С. Правовое регулирование хозяйственной деятельности в СССР. Изд-во ЛГУ, 1959.

23

Предмет советского социалистического гражданского права

III

В качестве первого шага при исследовании предмета советского гражданского права необходимо определить круг юридических норм, которые в законодательстве и практике обозначаются термином «гражданское право».

Главное, что необходимо отметить по рассматриваемому вопросу, – это у с л о в н о с т ь применяемого здесь термина. «Гражданское право» – исторически сложившееся терминологическое обозначение известной совокупности правовых норм, сущность которой, как справедливо отмечали в литературе Д.М. Генкин1, М.М. Агарков2, Л.Я. Гинцбург3, В. Кнапп4, Л. Василев5 и др., не может быть выведена непосредственно из указанного терминологического обозначения. Правда, один из участников последней дискуссии о системе права (1956–1958 гг.) В.С. Тадевосян попытался определить содержание гражданского права в строгом соответствии с буквальным значением рассматриваемого термина: в конструируемой В.С. Тадевосяном правовой системе гражданское право должно регламентировать все субъективные права, которые имеют граждане социалистического общества6. Нельзя не заметить, однако, что автор по интересующему нас вопросу отходит от реально существующей структуры правовых норм, причем «конструируя» правовые отрасли, В.С. Тадевосян исходит из буквального смысла исторически сложившихся специальных терминологических обозначений, что еще больше отдаляет его конструкцию от объективно существующей системы советского права.

1 Генкин Д.М. Предмет советского гражданского права // Советское государство и право. 1939. № 4. С. 31; Гражданское право. Т. 1: Учебник для юрид. вузов / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. Юриздат, 1944. С. 24–25.

2 Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права // Советское го-

сударство и право. 1940. № 8–9. С. 70.

3 Гинцбург Л.Я. К вопросу о хозяйственном праве // Советское государство и право. 1956. № 10. С. 92–93.

4 Кнапп В. По поводу дискуссии о системе права // Советское государство и право. 1957. С. 117.

5 Василев Л. Гражданское право Народной Республики Болгарии. Общая часть. 3-е изд. Госюриздат, 1958. С. 15–16.

6 Тадевосян В.С. Некоторые вопросы системы советского права // Советское государство и право. 1956. № 8. С. 105–107. В настоящее время В.С. Тадевосян почему-то изменил свою позицию, заявив, что никто из тех, кому возражают противники теории

«хозяйственного права», не сводит гражданское право к совокупности норм, регулирующих «только отношения с участием граждан» (Тадевосян В.С. Сущность советского хозяйственного права и предстоящая кодификация гражданского законодательства СССР // Советское государство и право. 1959. № 6. С. 56).

24

Введение

Несмотря на известную дискуссионность проблемы предмета советского гражданского права, в литературе по практике нет скольконибудь существенных разноречий по вопросу о характере регулируемых этой отраслью общественных отношений. Все авторы, исследовавшие природу советского гражданского права, характеризуют его сущность через понятие и м у щ е с т в е н н ы х о т н о ш е н и й. Таким образом, термин «гражданское право» обозначает совокупность правовых норм, непосредственно связанную с регулированием имущественных отношений в социалистическом обществе. Такое соединение одной из отраслей советского права с категорией имущественных отношений в теории и практике стало настолько прочным, что не только в специальной литературе и деятельности юрисдикционных органов, но и в директивных документах термин «гражданское право» («гражданское законодательство») используется для обозначения формы правового регулирования имущественных отношений, независимо от их субъектного состава. Так, в резолюции одиннадцатой Всероссийской конференции РКП (б) по вопросу об очередных задачах партии в связи с восстановлением хозяйства записано: «Новые формы отношений, созданные в процессе революции и на почве проводимой властью экономполитики, должны получить свое выражение в законе и защиту в судебном порядке. Для разрешения в с я к о г о р о д а к о н ф л и к т о в в о б л а с т и и м у щ е с т в е н н ы х о т н о ш е н и й должны быть установлены твердые г р а ж д а н с к и е нормы»1.

В соответствии со сказанным положение об имущественном характере отношений, регулируемых советским гражданским правом, рассматривается в настоящей работе как исходный пункт для последующего анализа предмета гражданско-правового регулирования. Однако здесь же необходимо отметить следующее важное обстоятельство. В той мере, в какой вывод об имущественном характере регулируемых гражданским правом отношений представляется несомненным, в той же самой мере должно быть признано несомненным и то, что правовые институты, квалифицируемые в качестве гражданско-правовых, в своей совокупности составляют внутренне единое, цельное, специфическое правовое образование. Относимые к гражданскому праву нормы права собственности, институтов обязательственного права, наследственного права, jura specialia (ав-

1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. 1. Госполитиздат, 1954. С. 593. (Разрядка наша. – С.А.)

25

Предмет советского социалистического гражданского права

торское право, изобретательское право и др.) характеризуются рядом своеобразных правовых свойств, связанных с правовым положением субъектов, основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений, их содержанием, способами и порядком защиты субъективных прав. Особенности гражданско-правовой формы регулирования, выраженные в таких правовых категориях, как гражданская правосубъектность, гражданско-правовой договор, исковая защита и др., с достаточной четкостью очерчивают сферу действия гражданского права, позволяют в большинстве случаев уверенно произвести размежевание норм гражданского права и норм иной отраслевой принадлежности. Именно в этом следует искать причину того, что, за немногими исключениями, авторы, пытавшиеся отыскать четкие разграничительные линии между гражданским правом и другими отраслями советского права, склоняются к мнению, что освещение предмета рассматриваемой формы правового регулирования может быть ограничено указанием на связь гражданско-правовых норм с имущественными отношениями. Имущественные отношения социалистического общества регулируются и такими нормами права, которым не свойственны особенности, характерные для гражданско-правовой формы регулирования.

Но не приводит ли к отказу от предмета регулирования как классификационного критерия системы советского права утвердившийся в литературе взгляд, согласно которому советское гражданское право регулирует не все имущественные отношения социалистического общества? Действительно, если гражданское право отличается от иных отраслей по предмету регулирования, но имущественные отношения опосредствуются помимо гражданского права и в других формах правового регулирования, то не значит ли это, что в основу классификации отраслей должны быть положены юридические признаки? Едва ли такого рода сомнения могут быть признаны основательными. Дело в том, что имущественные отношения

«вообще» – это а б с т р а к т н а я категория. Правовым же регулированием охватываются не имущественные отношения «вообще», а определенные, качественно своеобразные в и д ы имущественных отношений.

Таким образом, задача исследования предмета советского гражданского права состоит прежде всего в том, чтобы выяснить специфические черты, которые присущи имущественным отношениям, опосредствуемым в порядке гражданско-правового регулирования. Положение об имущественном характере отношений,

26

Введение

регулируемых советским гражданским правом, является не конечным, итоговым выводом, а лишь отправным пунктом для анализа рассматриваемых отношений. В соответствии с этим и строится план настоящей работы: от общей характеристики имущественных отношений социалистического общества и форм их правового регулирования (главы первая и вторая) к выяснению специфических черт имущественных отношений, регулируемых советским гражданским правом, и к характеру связи этих отношений с правовым регулированием (главы третья и четвертая), а от этого – к освещению некоторых особенностей рассматриваемой отрасли права и постановке вопроса о методе гражданско-правового регулирования (главы пятая и шестая).

<< | >>
Источник: Алексеев С.С.. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 1: Гражданское право: Сочинения 1958–1970 годов. – М.,2010. – 495 с.. 2010

Еще по теме ВВедение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. Введение
  3. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ВТОРОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. §3. Введение волостного управления
  9. Введение
  10. Вместо введения
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение
  13. Обман и введение в заблуждение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -