<<
>>

8. Исторические предпосылки развития начал правовой государственности в России

Несмотря на всю критику первых шагов Советского государства, следует отметить попытки утверждения законности как принципа государственной деятельности, которая развивалась вместе с другими государственными институтами, выражала органичную связь права, государства и демократии в тех трудных условиях, ибо государственность немыслима без законности. Из-за отсутствия разработанной системы законодательства революционные суды активно руководствовались правосознанием. Нельзя не отметить низкую общую правовую культуру правоприменителей, нигилистическое отношение к праву, закону в целом.

Имели хождение представления о том, что законотворческая деятельность не требует специальной профессиональной подготовки.

Тем не менее, именно в этот период, при жизни В.И.Ленина, последовательно формировались правовые устои Советского государства. В начале 1920-х годов принимаются первые кодексы законов. Повышается роль суда и адвокатуры, упраздняются или преобразуются чрезвычайные органы, сужается сфера государственного принуждения. Создается прокуратура, главным назначением которой становится надзор за законностью деятельности органов государственного управления. Ведется активный поиск эффективных правовых форм регулирования политических и социально-экономических процессов.[2] В ноябре 1918 г. VI Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов принимает постановление «О точном соблюдении законов».

В этой связи уместно отметить, что уже в 1920-е годы ставился вопрос о применимости к Советскому государству концепции правового государства. Так, А.Малицкий утверждал, что Советская республика есть государство правовое, осуществляющее свою деятельность в условиях правового режима.[3] Однако вывод был поспешным, так как в дальнейшем официальное отношение к доктрине правового государства было сформулировано в докладе Л.М.Кагановича по случаю 12-й годовщины Советской власти, с которым он выступил в Институте советского строительства и права при Коммунистической академии: «... мы отвергаем понятие правового государства даже для буржуазного государства... Понятие «правовое государство» изобретено буржуазными учеными для того, чтобы скрыть классовую природу буржуазного государства... Конечно, все это не исключает закона. У нас есть законы. ... Но наши законы определяются целесообразностью в каждый данный момент»[4].

Однако даже В.И.Ленин не отвергал роли закона, права в жизни общества. А, говоря о диктатуре пролетариата[5], предполагал при этом ее обязательные созидательные, демократические функции.

Надо сказать, что в 1930-е годы ряд ученых-юристов защищали ленинское наследие по вопросам права, закона, но говорить в эти годы о правовом государстве нельзя было даже с натяжкой. Тем более что в те годы официальная доктрина по проблемам становления социализма исходила из того, что для того, чтобы построить социализм вполне приемлемыми считались не только государственное принуждение, но и беззаконие, и массовые репрессии.

Подобная практика обернулась трагическими последствиями для сотен тысяч людей, оказала пагубное воздействие на социально-экономическое развитие страны, утверждала в сознании пренебрежение к нормам закона и человеческой жизни. А проблема правового государства на многие годы ушла со страниц теоретических исследований. Было принято считать, что это буржуазно-либеральная концепция, призванная завуалировать классовую сущность буржуазного государства, хотя многие принципиальные положения, составляющие суть правового государства, активно изучались в рамках проблем, посвященных законности, правопорядку.[6]

В «послеперестроечное» время перед российскими теоретиками и практиками встала конкретная задача сформулировать более четкое концептуальное представление о правовом государстве, ибо нельзя свести его функционирование только к обеспечению законности и правопорядка.

Основные признаки современной конституционной модели российской правовой государственности

Очевидно, что Советское государство за все время своего существования было антиподом правового государства, и только с принятием в 1993 году Конституции РФ начался процесс создания этого государства в России.

Понятие правового государства, как мы уже выяснили в ходе работы, многомерно, оно включает все то, что вкладывается в понятие конституционного демократического государства. И в то же время можно выделить его основные признаки, закрепленные в российской Конституции:

1) Высший приоритет прав и свобод человека и гражданина, опирающихся на прочное закрепление в конституции и законах и соответствующих естественному праву. Российское государство признает нерушимость этих прав и свобод, а также свою обязанность соблюдать и охранять их. «Все, что не запрещено, то дозволено» — важнейший принцип правового государства. Такой подход к правам и свободам буквально пронизывает Конституцию РФ и многие законы. Он, как было показано выше, составляет суть гуманистических основ конституционного строя и в полной мере проявляется в гл.2 Конституции РФ, посвященной правам и свободам человека и гражданина.

В современном российском обществе права человека - это пока еще ценностный эталон, хотя и обозначенный в Конституции, но трудно достижимый. Причина этого, по мнению Е.А.Лукашевой[7], связана не только с историческими традициями России, в которой права человека никогда не занимали достойного места ни в общественном сознании, ни в государственной практике. Она коренится и в нынешней ситуации, когда «распалась связь времен», происходит стихийное, подчас анархическое становление рыночной экономики, отсутствует финансовая база обеспечения прав и свобод граждан, общественное сознание противоречиво и конфликтно. К тому же государственные структуры пока еще далеки от осознания значимости прав и свобод человека. Озабоченность собственными интересами заслоняет от них конституционное требование, согласно которому признание, соблюдение и защита прав человека - обязанность государства.

В нынешних условиях чрезвычайно важно защитить права особо уязвимых групп населения - вынужденных переселенцев и беженцев, военнослужащих, детей, женщин, инвалидов, пенсионеров, лиц, лишенных свободы и др. Правовое государство - высокий титул, который не может быть у государства, не способного обеспечить достойную жизнь своим гражданам. Вот почему современное мировое развитие показывает, что правовое государство должно быть социальным. Только такое единство свойств государства способно обеспечить все права человека - и политические и экономические, и социальные, и культурные. Для России -это большая цель, пока еще весьма отдаленная.

Права человека - это явление, имеющее не только юридические, но и нравственные, и социокультурные характеристики. Обеспечение прав человека зависит не только от четко отлаженных государственных механизмов и процедур их защиты, но и от факторов нравственных, культурных. Поэтому на неблагоприятное положение дел с правами человека влияет и нравственное состояние общества, утратившего старые ориентиры и не получившего новых, и уровень культуры населения, на которое обрушиваются потоки низкопробной литературы, пошлой рекламы, различные несуразицы стиля СМИ, пытающихся привлечь к себе внимание сенсациями, сплетнями, оккультными сообщениями. Все это пагубно отражается на нравственности и культуре народа, унижает его достоинство.

Просветительские, образовательные телевизионные программы, посвященные правам человека, практически отсутствуют.

Люди плохо знают свои права, даже конституционные, не умеют их отстаивать и в ряде случаев вынуждены прибегать к крайним мерам. Такая ситуация была бы невозможна, если бы государство выполняло свои обязанности по обеспечению и защите прав своих граждан.

2) Независимость суда как главного механизма гарантий прав и свобод. Только независимый суд в состоянии эффективно защищать человека и гражданина от произвола исполнительной власти с ее силовыми структурами, поэтому и должна быть обеспечена независимость суда от любых властных и общественных структур.

Принцип независимости суда прямо закреплен в ст. 120 Конституции РФ, он также обеспечивается рядом других статей, в которых говорится о несменяемости и неприкосновенности судей, устанавливаются демократические принципы судопроизводства. В ряде статей гл.2 Конституции РФ указывается на исключительное право суда ограничивать права и свободы (например, никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда - ст.35; арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению — ст.22 Конституции РФ, ч.2 ст.29 УПК РФ и др.).

Несомненно, в ходе судебной реформы будут существенно углублены и детализированы конституционные гарантии независимости судов и расширена их компетенция.

3) Верховенство конституции по отношению ко всем нормативным актам. Никакой закон или другой акт не вправе исправлять или дополнять Конституцию, тем более противоречить ей. Вместе с естественным правом конституция образует фундамент всей правовой системы, она призвана создавать такой порядок, при котором бы закон и право не расходились. В этом смысле верховенство конституции и верховенство права тождественны.

В Конституции РФ закреплен названный принцип, устанавливается (ст. 15), что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, а законы и иные правовые акты не должны ей противоречить. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Следовательно, государство связано правом, все должностные лица — от главы государства до рядового чиновника — обязаны действовать в соответствии с правом, а за нарушения несут ответственность (уголовную, административную, гражданскую). Любой выход этих лиц за пределы своей компетенции есть нарушение принципа правового государства, изменяющее баланс власти и свободы, а значит, создающее угрозу правам и свободам человека и гражданина или являющееся недозволенным вмешательством в жизнь гражданского общества.

Немаловажно, каким путем законы должны становиться известными гражданам, поскольку в тоталитарном советском государстве часто применялись неопубликованные, так называемые закрытые (секретные) постановления. Ныне в Конституции РФ установлено, что законы подлежат официальному опубликованию, неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4) Приоритет международного права. Этот признак правового государства как бы дает пропуск в цивилизованный мир. Государство, обладающее суверенным правом принимать свои законы, соглашается с тем, что эти законы не должны противоречить праву мирового сообщества. Тем самым через верность нормам международного права происходит своеобразная унификация национальных правовых систем на самом высоком уровне, гарантий прав и свобод человека и гражданина, демократии и социального прогресса.

В Конституции РФ (ч.4 ст. 15) принцип приоритета международного права как бы разбит на две части. Во-первых, безусловно, признается, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. А во-вторых, в случае расхождения правил закона и правил международного договора России приоритет отдается правилам международного договора. Препятствия и ошибки на пути к достижению Россией идеалов правового государства

Реформы 1990-х годов, осуществляемые в постсоветской России, как мы уже выяснили, пока не привели к правовому обществу. Эта проблема по-прежнему остается одной из ключевых в нашем жизнеустройстве и в государственном строительстве. И хотя в ч.1 ст.1 Конституции РФ закреплено, что «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления», правовое государство - это скорее пока лишь цель, к которой необходимо стремиться.

Одной из самых существенных ошибок российского переустройства стало то, что реформаторы пошли в общем-то по самому легкому пути -пути освобождения: от цензуры, политических, духовных и экономических запретов. Этот путь в кратковременном плане всегда приносит лавры. Однако, следуя по нему в долгосрочном плане, невозможно провести переустройство страны. России, наряду с освобождением, требовалось планомерное, последовательное и системное преображение государственности на новых мировоззренческих основах.

Однако в политическом классе, да и в обществе в целом, господствовали представления о том, что экономическая и политическая либерализация, разгосударствление (в том числе приватизация так называемой общенародной собственности) способны сами по себе преобразить Россию. А ведь еще П.И.Новгородцев сказал в 1923 году: «Наивная и незрелая политическая мысль обыкновенно полагает, что стоит только свергнуть старый порядок и провозгласить свободу жизни, всеобщее избирательное право и учредительную власть народа, и демократия осуществится сама собой... На самом деле то, что в таких случаях водворяется в жизни, обычно оказывается не демократией, а, смотря по обороту событий, или олигархией, или анархией, причем в случае наступления анархии ближайшим этапом политического развития бывают самые сильные суровые формы демагогического деспотизма»[8].

Это очень близко к нашей реальности. «Водворившийся» в России образ настолько непривлекателен и далек от рисовавшегося в туманных представлениях о будущем, что оттолкнул от самой идеи преобразований большинство ее приверженцев. Это демонстрируют даже данные социологических исследований. Нынешний реальный совокупный электорат партий, относящих себя к правым (СПС и «Яблоко»), дотягивает в лучшем случае до 15%. Партии же «порядка» (неважно, идет ли речь о КПРФ и ее союзниках или о «Единой России») привлекают к себе примерно 60-65% избирателей.[9] При всех различиях последние две политические силы (хотя в принципе мировоззренческие различия между ними невелики, ибо оба лагеря представляют собой осколки номенклатуры КПСС) выглядят в глазах избирателей именно силами «антихаоса». Этот феномен означает фактически общественный провал идеи правового государства, провал пока на нынешнем этапе.

Конечно, любые радикальные реформы и революции имеют свою оборотную сторону, проявляющуюся прежде всего в падении жизненного уровня населения. Но не это оттолкнуло от реформ большую часть народа, ведь через обнищание проходили многие страны, в том числе и Россия после революции и после Великой Отечественной войны. Тогда в чем же причина усиления и распространения ностальгически реставрационных настроений?

1) Постсоветская власть не прошла своего рода морального теста перед обществом. Ведь людям в массе своей не интересны абстрактные для них новые конституционные принципы вроде разделения властей или презумпции невиновности. Они ждали в корне иного отношения к себе со стороны власти, государственного аппарата (государства); надеялись, что новая власть будет демонстрировать уважение к человеческому достоинству. Однако по большому счету все осталось по-старому, по-советски: за высокими декларациями о человеке как высшей ценности и уважении его прав следовали решения и многие действия, которые явно расходились с базовыми принципами. Чтобы согласиться с этим неутешительным выводом, достаточно хотя бы вспомнить, как была распределена (через приватизацию) и как до сих пор перераспределяется государственная собственность, или посмотреть на ужасающую неравномерность материального благосостояния.

2) По-новому устроенное государство не обеспечило выполнения своих базовых функций. Если бы дело происходило, скажем, в XVIII веке, такое явление не вызвало бы удивления и негодования. Но в данном случае речь шла о стране, где люди привыкли строить свою жизнь, опираясь на пусть плохо работавшую бюрократизированную, скудную, но все же некую систему социальных и юридических гарантий. Понятно, что эта система подлежала демонтажу. Но, во-первых, любой демонтаж должен идти параллельно с монтажом новой системы. Во-вторых, обществу следует разъяснить, какая именно система предоставления публичных благ приходит на смену и когда она сможет заработать в полную силу.

3) Людям необходимо помочь пользоваться новыми инструментами -политическими, экономическими, социальными, а важнее всего -правовыми.

4) Демократическая система предполагает подчинение, в том числе и власти, правовым нормам. Однако, ликвидировав мотив страха перед репрессивной партийно-государственной машиной, перед неправовой государственной силой, власть не сумела заменить образовавшийся вакуум если не уважением к праву, то поначалу хотя бы опасением перед санкциями за несоблюдение правовых норм.

Ни одно из этих условий соблюдено не было. В итоге правовой порядок не только не появился, но общество не ощутило даже движения к нему, несмотря на принимавшиеся во множестве новые законы, казалось бы, пропитанные правовыми принципами.

Вот почему оставшаяся нереализованной идея «правового государства» естественным образом заместилась идеей «порядка и стабильности». Это стало очевидно уже к 1995-1996 годам. Неслучайна ее восприняло большинство кандидатов на пост президента в избирательной кампании 1996 года, в том числе и сам Б.Ельцин. Интересно, что та же идея осталась ключевой и при выборах Президента РФ в 2000 году.

Разумеется, нельзя говорить, что первые реформаторы совсем не придавали значения строительству демократической государственности. Наоборот 12 июня 1990 года принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР, провозгласившая основные демократические ценности. В октябре 1991 года была утверждена Концепция судебной реформы, реализация которой, как предполагалось, избавит общество от инквизиционной юстиции. После августа 1991 года был реформирован (хотя довольно формально и механистично) один из столпов тоталитарного строя - КГБ. Изменены система и функции органов исполнительной власти, которые, в частности, перестали напрямую управлять предприятиями; введена, но во многом формально, система местного самоуправления и т.д.

Все это - вехи «макрогосударственного строительства» или, иначе, стремление зафиксировать некоторые общие идеи, учредить новые институты. В гораздо меньшей степени власть заботило, как они будут функционировать, какой кадровый состав будет проводить новую правовую политику, как будет осуществляться мониторинг строительства новой российской государственности.

В большой степени этому помешал длительный политический конфликт между президентом и законодательным органом (Съездом народных депутатов и Верховным Советом РФ), обнажившийся вскоре после начала радикальной либерализации экономики в 1992 году.

Ни одна революция не связывает себя обязательствами по соблюдению основных законов того строя или режима, против которого она начинается. Как писал Ф.Лассаль, «хотя несомненно, что право должно бы предшествовать силе, но в действительности сила всегда предшествует праву и до тех пор предшествует ему, пока право со своей стороны не наберет достаточно силы, чтобы сломить силу бесправия»[10]. Однако как раз нежелание политических элит воспринимать происходящее как революцию и действовать соответствующим образом породило общественное непонимание действий Б.Ельцина. Вместо того чтобы после победы над коммунистическим путчем в августе 1991 года проводить последовательные преобразования, означающие изменение существа государственной власти, реформаторы пошли другим путем. Они почти полностью сохранили структуру власти, оставшуюся от советского режима, хотя и модернизированную в последний период «перестройки».

Кроме того, недопустимо было связывать продолжением действия Конституции РСФСР 1978 года Россию советскую и Россию, восстанавливающую свою подлинную государственность. СССР не желал признавать себя правопреемником исторической России. Большевики создавали абсолютно новое государство (прежними оставались лишь территория и население). Поэтому нельзя считать государство периода большевистского правления просто государством иной идеологии. Речь шла именно об иной государственности. Игнорирование этого фактора - не такая уж безобидная вещь. Пытаясь легализовать исторический дуализм, постсоветская власть дезориентировала и себя, и общество, и весь мир, не понимающий, с какой страной он собирается иметь дело. Но еще важнее, что, объявив себя правопреемницей СССР, нынешняя Российская Федерация попросту не обеспечила себе легитимного правового фундамента, на котором собралась строить правовое государство.

Основным пороком государственно-правового строительства следует считать реактивный характер всех преобразований в этой сфере. Они шли без какого-то системно продуманного плана и чаще всего диктовались рефлексами борьбы за власть. Этот процесс все-таки привел к появлению демократической Конституции России. Но точно так же можно сказать, что Конституция сегодня как бы «подвешена в воздухе», ибо не подкреплена развитым гражданским обществом, которое может по праву считать Конституцию тем самым общественным договором, в равной степени крепко связывающим «договаривающиеся стороны». Вот почему нынешнее соблюдение «буквы» Конституции не всегда означает соблюдение ее «духа», что, собственно, ярко проявляется в практике федеративных отношений, формирования кабинетов министров или определения реальных кандидатов на президентский пост.

Существует и еще одна причина, по которой ни одна из крупных реформ государственного организма до конца так и не была завершена (ни военная, ни административная, ни судебная и полицейская). Эту причину можно охарактеризовать как приоритет экономических реформ перед государственно-правовыми.

Конечно, без радикальной либерализации экономики в начале 1990-х годов случилась бы катастрофа. Но довольно быстро «экономический блок» в системе новой власти оказался главенствующим и стал диктовать свою логику развития, в результате чего ведущую роль приобрели идеи приватизации государственной собственности, создания класса собственников. Государство же рассматривалось в основном как машина, помогающая или хотя бы не мешающая таким процессам. Государственные институты, не относящиеся непосредственно к сфере «дележа собственности» (например, армия, полиция, спецслужбы, суды), рассматривались как обычные «бюджетополучатели». Само понятие «реформы» de facto обрело смысл сугубо экономических реформ.

Новые надежды на последовательное проведение реформ в области государственного строительства возникли после президентских выборов 1996 года. Однако подорванное здоровье первого Президента России, а также его новое окружение, положившее в основу своей деятельности (по инерции избирательной борьбы) проведение имиджевой политики вместо политики реальной, стали теми факторами, которые не позволили вдохнуть жизнь в уже существовавшие проекты (в частности, судебной и административной реформ).

Россия в современный период находится в состоянии кризиса, что обостряет те трудности и препятствия, которые стоят на пути движения к правовому государству. Среди них особое беспокойство у общественности вызывает бесперспективное положение в области прав человека, рост преступности, коррупция, расцвет бюрократизма и т.п. Мало что изменилось за 10 лет с 1994 года, когда уполномоченный по правам человека С.А.Ковалев в своем докладе о соблюдении прав человека и формировании правового государства в России написал: «Ни о какой федеральной программе, ни о каком прогрессе в области прав человека не приходится говорить, если между властью и обществом по-прежнему будет стоять стеной отчужденная от общества бюрократия, озабоченная лишь удержанием в своих руках рычагов власти. Россия никогда не станет ни правовой, ни демократической, если власть по-прежнему останется неким таинством, а не понятным для каждого рабочим механизмом решения общих задач»[11].

Насколько же наша страна приближена к идеалам правового государства сегодня и что служит этому препятствием?

1) Конституция России, выполнив стабилизирующую роль, не смогла стимулировать создание прозрачной и понятной политической системы. К тому же политика в России крайне персонифицирована. Соответственно, выборы во все властные структуры во многом лишаются своего смысла и криминализируются. Отсутствие реальной политической конкуренции и политической ответственности составляет институциональный фундамент для масштабной коррупции и обусловливает стратегическую непредсказуемость России, прежде всего для нее самой.

2) До сих пор нельзя утверждать, что выстроена эффективная система защиты права. Конечно, частично Концепция судебной реформы 1991 года была реализована. Нынешний ее виток обозначили принятие нового Уголовно-процессуального кодекса, распространение на всю территорию страны суда присяжных, введение института мировых судей и проч. Но несмотря на эти успехи, не произошло главного: до сих пор нет доступного, реально независимого и эффективного правосудия. Наоборот, доминирует репрессивная составляющая правоохранительной системы. К этим порокам добавились и такие, как заказные уголовные дела (равно как и их закрытие), участие работников правоохранительных органов в борьбе одних бизнес-структур против других, поборы с малого бизнеса, пренебрежение достоинством личности в контактах с гражданами и проч. (речь идет о совокупном образе, устоявшемся в общественном сознании, подтверждающемся социологическими опросами).

3) До сих пор не выстроена филигранная система защиты свободы и собственности. Например, частью пресловутого «общего надзора» прокуратуры является «соблюдение прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций»[12]. Тем самым государство отучает граждан от самостоятельной активности по судебной защите своих нарушенных прав. Их по-прежнему подталкивают к административному порядку подачи жалоб.

4) Сохраняется запутанная система взаимоотношений Федерации со своими субъектами, а последних - с органами местного самоуправления. Существенную роль здесь играет пренебрежение такой правовой категорией, как компетенция. Разумеется, управление на основе собственной компетенции предполагает и иной уровень юридической техники, применяемой в законотворчестве (в частности, отсутствие пробелов, бланкетных норм и т.д.), и наличие строгих и ясных, а главное, действенных механизмов ответственности, и функционирование эффективных институтов контроля и применения ответственности. Все это требует, в свою очередь, не только понимания политической значимости перехода к правовым методам управления, но и массы квалифицированных юристов.

5) Нет построенной на объективных критериях системы исполнительной власти. Начавшаяся в 2004 году перестройка этой системы еще не позволяет сделать какие-либо позитивные выводы. В функциях ведомств нередко обнаруживаются конфликты интересов, когда один и тот же орган определяет правила игры и сам же осуществляет услуги, лицензирует, сертифицирует, дает аккредитацию и проч. При нынешней системе министры не определяют стратегию развития своей сферы и не несут политической ответственности. Государственный аппарат неповоротлив и не ориентирован на реальные потребности динамичного развития страны.

6) Россия так и не пережила бюрократической революции. Под этим я понимаю реформу государственной службы, которая по-прежнему основана на номенклатурных принципах, т.е. чиновник служит начальству, а не обществу.

И все-таки главное даже не в незавершенности государственно-правовых реформ, а в том, что сохраняется общий вектор преобразований в государственном организме. Другими словами, по-прежнему общество не ощущает направленности реформ на изменение сути самого властвования, на превращение государственного аппарата в систему обслуживания общих интересов, на перестройку институтов для принципиально иной философии общественной жизни - философии свободного творчества и солидарности.

Сила правового государства не в его институциональном содержании, а в том, что оно реально способно изменить восприятие общества теми, кто посвящает себя политике и власти. Сама практика властвования, в том числе методология реформирования государственной жизни, должна воспитывать любовь к свободе и к самоответственности, а не патернализм и холопство. Проблемы и перспективы становления правового государства в России

В настоящее время Россия стремится к тому, чтобы стать демократической державой. Во всех сферах общественного бытия приходят сложные и противоречивые процессы. Все более очевидны как позитивные результаты перемен, так и сопровождающие их негативные явления, отголоски тоталитаризма. Это находит, по сути, зеркальное отражение в делах с правами человека — универсальном демократическом институте, выработанном за столетия цивилизованным человечеством. И хотя сегодня в России они подвергаются серьезным испытаниям, они звучат все ярче. Население и власть утверждаются в мысли, что права человека есть неотъемлемые возможности жизнедеятельности человека, вытекающие из его природы. Права, определяя меру свободы людей, все более осознаются как источник прогресса и удовлетворения важнейших индивидуальных потребностей и интересов в их гармоничном сочетании с общественными.[13]

При сложившихся общих весьма демократических законодательных реалиях и тенденциях воплощения в жизнь прав и свобод человека остается ряд проблем соотношения внутригосударственного законодательства и международных положений о правах человека, адекватного понимания таких положений и их практического применения. Как справедливо отмечено, едва ли сегодня можно обнаружить какую-либо национальную систему, которая идеально бы взаимодействовала с международным правом, но расстояния, отделяющие разные государства в этом плане, неодинаковы.[14] Сложность проблемы для России в значительной мере вызвана относительной новизной ситуации, поскольку действие международного права на территории СССР допускалось лишь в виде исключения.

По мнению авторитетных ученых, непосредственно занимающихся правозащитной работой, эффективность конституционной формулировки о примате международного права над внутригосударственным станет реальностью только при создании государственно-правового механизма его реализации. Возникающие в правоприменительной практике споры о соответствии норм одного нормам другого должны рассматриваться в широком плане Конституционным Судом России и в частных ситуациях обычными судами всех уровней. В нашем государстве все еще издаются сотни нормативных актов, тем или иным образом затрагивающие права и законные интересы личности. Таким актам следует придавать обязательную юридическую силу только после правовой экспертизы на предмет соответствия не только законодательству страны, но и нормам международного права. В свою очередь, если международными соглашениями права и свободы личности признаются или закрепляются в меньшем объеме, нежели в российском законодательстве, то они не должны умаляться правоприменителем подданным предлогом.[15]

Для сегодняшней России, пожалуй, самая сложная проблема: как создать правовое государство и сильную демократическую власть, где власть не деспотична, где она не над правом, не над народом, а подчиняется праву. Какие-то шаги сделаны последнее десятилетие. Например, первое лицо в государстве стало объектом публичной критики. Это очень важно, потому что в правовом государстве к нему должны относиться не как к святому, который Богом дан, а как к нанятому чиновнику, который должен хорошо выполнять свои функции, и, если он плохо их выполняет, надо его критиковать.

Важным шагом является и создание основ разделения властей (законодательной, исполнительной, судебной). Но самое трудное состоит в формировании и поддержке в массовом масштабе реальных образцов правового поведения граждан. И в этом процессе важны не только государственно-правовые акции (в том числе и неукоснительное наказание за правонарушения), но и социальная поддержка образцов правового поведения общественными объединениями граждан.

Образцы поведения и деятельности в любой культуре выступают основной формой трансляции социального опыта, формирования и воспроизводства традиции. И если посмотреть на реальные образцы поступков, приводивших к материальному и социальному успеху людей в последние годы, то в большой своей массе они вряд ли подходят под идеал правового поведения. Мы не создали правового общества. Реально - это было довольно противоречивое соединение авторитаризма с анархией и формированием клановых интересов.[16]

При советской власти не было и гражданского общества. В то время у нас была не только структура государственно-партийной регуляции социальной жизни (государственные органы, парткомы, профсоюзы и различные официальные общественные организации, контролируемые партией), но и структуры, регулирующие жизнь трудовых коллективов посредством неписанных правил и стандартов поведения, во многом воспроизводящих хотя и в особой, модифицированной форме некоторые традиции русской общинной жизни. То, что именовалось социалистическим производственным коллективом, было не только производственным объединением людей, но и особой системой неформального общения, когда люди после работы общались, чаевничали, выпивали, обсуждали домашние и политические ситуации, помогали друг другу в переездах на новую квартиру, в похоронах близких, отмечали юбилеи и т.д. У нас не было жесткого разграничения между работой и внерабочей жизнью. Недаром бытовала шутка, что в России, в отличие от Запада, на работе обсуждают домашние дела, а дома говорят о работе. Важно выяснить, предполагает ли гражданское общество разрушение этих прежних форм солидарности, или же оно может вырастать, опираясь на эти формы и модифицируя их.

Процесс становления правовой государственности занимает длительное историческое время. Он совершается также вместе с формированием гражданского общества и требует целенаправленных усилий. Правовое государство не вводится единовременным актом (даже если этот акт является демократической конституцией) и не может стать результатом чистого законодательства. Весь данный процесс должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

Проблема здесь не только юридическая, хотя создание совершенной законодательной системы, способной «связать» государство, к формированию которой мы всего лишь приступили, - задача первостепенной важности. Необходимо коренное преобразование социально-экономической и политической систем, в первую очередь преобразование собственности, ибо при безраздельном господстве монопольной бюрократической государственной собственности, неизбежно требующей жесткой административно-командной власти, правовое государство в принципе невозможно.[17]

Вместе с тем нельзя думать, что чисто механическое заимствование сугубо западных идей (а идея правового государства западного происхождения) привнесет в Россию согласие, порядок, демократию. С одной стороны, этого, бесспорно, не произойдет, если рассматриваемые теоретические конструкции не адаптировать к российской действительности, характеризующейся невысоким уровнем политической и парламентской культуры, правовым нигилизмом, слабостью демократических традиций, чиновничье-аппаратным засильем.

Если и можно для России признать пригодной концепцию правового государства западного образца, то, разумеется, с целым рядом оговорок, учитывая отношение россиян к праву как к социальному инструменту, историческую приверженность к сильному государству, низкую «природную» правовую активность и инициативу.

С другой стороны, не абсолютизируя роль права, следует «реальнее» относиться и к самой идее правового государства, ибо «в действительности политическая власть всегда стремится вырваться из правовых рамок и «правовое государство» — это скорее идеальный тип...»[18].

Таким образом, ставя задачу формирования правового государства в российском обществе, мы не должны идеализировать, а тем более копировать устоявшуюся на современном Западе модель правового государства. Разработка концепции правового государства как наиболее полно соответствующей обществу цивилизованной формы организации политической государственной власти предполагает не только отрицание устоявшихся догм, но и использование общечеловеческих ценностей при анализе путей формирования в обществе устойчивого правопорядка, законности и конституционности, места и роли правоохранительных органов в системе расширяющегося народного самоуправления, утверждение во всех сферах жизни плюрализма мнений и суждений, словом, обеспечение всестороннего развития личности в условиях социальной справедливости.

Главное в итоге — какое место занимает человек в системе ценностей того или иного государственного или общественного строя, какие реальные возможности ему предоставлены обществом, какими правами он пользуется, какое качество жизни ему обеспечивается. Именно данные критерии определяют преимущества и перспективы той или иной социально-политической системы. Это особенно актуально в современных условиях изменяющегося с космической скоростью мира, когда в нашем обществе в процессе его обновления все более остро встает проблема гуманизации системы общественно-политических отношений.

Многие вопросы, связанные с формированием правового государства, останутся без ответа, если мы не определимся: какова роль личности в этих процессах; что нужно сделать, чтобы освободить ее от чрезмерной опеки; какие существуют противоречия между личностью и государством и каков механизм их разрешения.

Ряд публикаций последнего времени показывает актуальность этой проблемы, причем подчеркивается, что личность со всеми ее социальными свойствами (правами и обязанностями, свободой и ответственностью, сознанием, культурой, нравственно-гуманистическими началами) качественно характеризует правовое государство, ибо в проводимых преобразованиях активизировался человеческий фактор. В силу этого личностная проблематика крайне обострилась, стала одной из наиболее чувствительных.

Все государственные органы должны стать реальным средством обеспечения достойных условий жизни гражданина в экономической, социальной, политической и духовной сферах жизни общества: гражданин, в свою очередь, обязан освободиться от иждивенческо-выжидателъных позиций, активизировать предприимчивость в реализации индивидуального интереса, сопряженного с общественным.

В целом такой подход со стороны законодателя, с нашей точки зрения, повышает гражданскую и политическую активность личности, усиливает ее ответственность за результаты своей деятельности. В то же время практика реализации прав личности в нынешних условиях требует и более широкого использования основополагающего принципа правового регулирования: «дозволено все, что прямо не запрещено законом», т.е. перехода от разрешающей к регистрирующей форме правового регулирования, что в свою очередь требует активизации разработки как правореализующих, так и правоохранительных юридических норм, направленных на защиту свободы личности, ее неприкосновенности и безопасности. Это нашло отражение в концепции действий в сфере прав человека, содержащейся в российской Декларации прав и свобод человека и гражданина.

Это вполне соответствует ст. 5 выдающегося документа Французской революции - Декларации прав человека и гражданина 1789 г., где отмечалось, что «все то, что не воспрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден к действию, не предписанному законом»[19]. Следовательно, закон должен воспрещать лишь такие деяния, которые вредны для общества.

Реализация данной стратегической линии с необходимостью включает перевод идей на язык конкретных нормативных правовых актов, практических решений, так как право опосредует взаимоотношения личностей в рамках как социальной, так и политической системы общества.

В обновленном обществе каждый человек является общественной ценностью, выступает самостоятельным субъектом в различных отношениях с участием государства, наделен реальными правами и возможностями обеспечивать себя всем необходимым, действуя в рамках закона и только на основании закона. Если общественные и личные интересы противоречат друг другу, то должны вырабатываться и проводиться в жизнь компромиссные решения. При несовпадении интересов большинства и меньшинства принимаемое решение при всех условиях не должно вести к ущемлению прав меньшинства, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека и Конституцией Российской Федерации.

Правовое государство — это гарантия продолжения демократизации общества, его обновления. Становление гражданского общества, формирование культурных предпосылок власти будут способствовать активизации функционирования личности в политической системе, росту ее творческого потенциала и инициативы.

России предстоит пройти долгий и сложный путь формирования структур гражданского общества и новых принципов отношений власти и граждан, учитывая при этом, что даже общества, обеспечивающие высокий уровень материальных благ и всеобщие гражданские права, далеко не идеальны, так как в них не достигнуто реальное равноправие: существуют проблемы равноправия женщин, социальных меньшинств и т.п.

В нынешних политологических, историко-философских и даже правовых дискуссиях мелькают две мысли: 1) правовое государство -конструкция, устаревшая для постиндустриального общества; 2) эта идея вообще не органична российским традициям и ментальности. Ни с той, ни с другой позицией, по мнению М.А.Краснова[20], нельзя согласиться.

Человечество даже в постиндустриальную эру не располагает столь уж широким веером социальных возможностей, а потому, отказываясь от идеи правового государства, общество неизбежно обращается к такой государственности, где закон не основан на естественном праве и где его «господином» является власть. Если что и целесообразно пересматривать в постиндустриальную, информационную эпоху, так это традиционную конструкцию демократии, искать её модель, наиболее подходящую для нынешнего состояния цивилизации. А вот правовое государство - достижение, не подлежащее пересмотру и тем более отказу от него.

Есть возражения и против второй позиции. Да, в России не очень популярна идея законопослушания. Но было бы ошибкой утверждать, что правовой нигилизм присущ природе россиян, а потому создание у нас правового государства фатально бесперспективно. Наоборот, как ни покажется странным, именно в России существуют благоприятные условия для реализации такой идеи. Более того, перспективы формирования правового государства в России благоприятны. Но такая государственность станет возможной лишь тогда, когда право позитивное начнет сближаться с правом естественным - как в нормотворчестве, так и в правоприменении.

Насколько очевидны проблемы прав и свобод личности в России, настолько ясно и то, что именно они способны сегодня и в обозримом будущем стать одним из важнейших объединяющих российское общество элементов. Только на основе законности, справедливости, утверждения прав и свобод человека возможно построение правового государства -гармоничное сочетание интересов личности и государства, центра и регионов, народностей, различных политических сил, общественных воззрений и настроений.

К реальному благополучию, стабильности и безопасности держава может прийти не посредством установления режима силы, а посредством силы права, достижения широкого социального консенсуса в вопросе уважения и защиты прав человека. При этом предполагается свобода каждого в выборе собственного жизненного пути сообразно индивидуальным потребностям, воззрениям, иным условиям. Гарант тому — права человека.

Другими словами, достойная жизнь может и должна строиться как на основе отечественных традиций, реалий, так и с учетом общечеловеческих ценностей, исторически осмысленных и выраженных международным сообществом в правах человека, а ныне признанных Российской Федерацией в полном объеме и органично дополняемых правами ее граждан.

«Стабильность и долгосрочность конституционной модели Российского правового государства являются необходимыми условиями ее успешной практической реализации»[21], поэтому принципиально важно, чтобы необходимые для изменения и корректировки исходной конституционной модели российской государственности осуществлялись на основе принципов, норм, механизмов и процедур нынешней Конституции — в рамках ее толкования, поправок и дополнений к ней.

А для реализации идеи правового государства должна существовать более высокая ступень развития системы социально-экономических отношений, только это даст возможность в полной мере реализовать положения, заложенные в концепции правового государства.

И тогда, преодолевая различные трудности и препятствия, Россия постепенно создаст свой образ правового государства, который будет адекватен ее истории, традициям и культуре, что и позволит ей стать подлинно свободным демократическим обществом.

<< | >>
Источник: Неизвестный. 12 ответов на вопросы по курсу Теория государства и права. 0000

Еще по теме 8. Исторические предпосылки развития начал правовой государственности в России:

  1. §2. Социально - правовые предпосылки возникновения и развития институтов правовых преимуществ
  2. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  3. Концепция «государственного крепостного права» и общинно-государственная модель правовой эволюции российского крестьянства
  4. 1.1. Исторические предпосылки и социальная обусловленность установления уголовной ответственности за регистрацию незаконных сделок с землей
  5. Предпосылки, условия, проекты развития государственного управления
  6. ГЛАВА I Теоретические предпосылки исследования механизма уголовно-правового регулирования
  7. § 1. Б. Н. Чичерин о сущности государства и его составных элементах. Проблема власти. Государство и общество. Государство и общественный строй. Вопрос о правах и обязанностях граждан. Проблемы государственной политики. Вопрос о размерах государства
  8. III. Юридическая природа Верховной власти в старом и новом государственном строе России
  9. 8. Исторические предпосылки развития начал правовой государственности в России
  10. 4.1. Социально-экономические и правовые предпосылки развития института налогообложения. Понятие налога
  11. III. правО в рОссии
  12. ГЛАВА I. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -