<<
>>

ГЛАВА I. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА

Рубеж двадцатого – двадцать первого столетий был отмечен для России

значимыми преобразованиями в различных сферах жизни общества.

Исключением не стали и отношения в области брака и семьи, и как следствие

этого процесса, особое внимание стало уделяться проблеме расторжения брака

и вытекающим из нее спорным вопросам.

За время проводимых политических реформ, а также новообразований в

области законодательства в России было отмечено увеличение сопутствующих

процессам преобразования социально-общественных отклонений. В их основе

лежат самые разнообразные причины. В частности, можно отметить, что одним

из обстоятельств, повлиявших на уровень правосознания общества, является

разочарование значительного числа граждан в институте брака. Сомнительное

отношение к указанному институту общественных отношений плотно

укореняется в сознании молодежи, что не может не обратить внимание

государственной власти на существующую проблему. В связи с чем,

закономерно, что сегодня в различных областях правового знания возрастает

интерес к актуальным вопросам, вытекающим из проблемы укрепления

брачных союзов со стороны государства. Разрешение указанных вопросов

возможно лишь при четкой регламентации процедуры расторжения брака.

Опыт ежедневного государственного и правового строительства ставит

перед нами ряд сложнейших задач, среди которых разработка возможных

практических решений повышения авторитета семьи и брака, среди которых

первое место занимает эффективное правовое регулирование вопросов

расторжения брака.

19

Решение обозначенной проблемы невозможно без анализа

соответствующей правовой базы прошлого. Наука гражданского процесса,

обращаясь к актуальным вопросам современной юридической теории и

практики, призвана также анализировать и опыт прошлого. Подобное

исследование будет способствовать, в том числе и выявлению закономерностей

в вопросах правовой политики государства в сфере регулирования

бракоразводных процессов.

Круг вопросов, признанных спорными при расторжении брака, был

обозначен не одномоментно. Этот процесс носил длительный характер.

Изучение древних источников права1 позволил нам прийти к выводу, что

брачно-семейные отношения всегда находились под пристальным вниманием

законодателя. Процесс возникновения государства ставят в непосредственную

зависимость от патриархальных отношений в семье. Поэтому интерес к

вопросам семьи и брака имеет глубокие исторические корни.

По мере увеличения споров, связанных с расторжением брака, нарастала

потребность в законодательном закреплении процедуры расторжения брачного

союза и особенностей рассмотрения споров, вытекающих из него.

Наука гражданского процесса как система правового знания, ее

категорийно-понятийный аппарат не представляет собой заранее известного

заданного начала, а прежде всего, есть результат обобщения правового опыта

прошлого с учетом потребностей настоящего и будущего.

Для того чтобы сформировать законодательную базу, способную

регламентировать порядок расторжения брака в той степени, которая будет

учитывать все имеющиеся научные разработки в данной области и отвечать

современным потребностям общества, необходимо проследить историческую

1 См., например: Устав Князя Владимира Святославовича.

Синодальная редакция //

Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней

Руси. М., 1984; Двинская судная грамота. Памятники русского права. Выпуск третий.

Памятники права феодально-раздробленной Руси XII-XV вв. М., 1953.

20

судьбу возникновения и разрешения вопросов, вытекающих из проблем

семейно-брачных отношения.

Существующая преемственность и особая диалектика развития

юридических дисциплин в целом позволяет утверждать, что такой анализ будет

способствовать выявлению общих принципов, на основе которых должны

формироваться законодательная инициатива представителей власти в сфере

процессуальных вопросов, связанных с процедурой расторжения брака.

Изучением процесса рассмотрения дел о расторжении брака в России

занимались на протяжении всей ее истории. О своеобразии бракоразводного

процесса в России говориться во многих дореволюционных источниках1.

Анализ данной литературы позволил прийти к выводу, что говорить об

особенностях гражданского судопроизводства в сфере расторжения брака

возможно уже с древности.

Так, правовые источники Древней Руси не обделили своим вниманием

такой важный институт как брак, а соответственно и некоторые процессуальные

вопросы его заключения и расторжения.

Безусловно, что конкретных процессуальных особенностей разрешения

споров при расторжении брачного союза, в источниках обычного права и

первых писанных правовых источниках Руси, мы не встретим. Вместе с тем,

анализ соответствующей литературы позволил выявить взаимосвязь

материального права в сфере семейно-брачных отношений с оформлением

процессуальных вопросов, закрепление которых потребовалось с

1 См.: Азаревич Д. Брачные элементы и их значение. Ярославль, 1879; Гессен И.В. Раздельное

проживание супругов. СПб., 1914; Григоровский С. Причины и последствия развода и

бракоразводного процесса на суде духовном. СПб., 1898; Григоровский С. Сборник

церковных и гражданских законов о браке и разводе и судопроизводство по делам брачным.

СПб., 1896; Завьялов А. К вопросу о браке и брачном разводе. СПб., 1892; Загоровский А.И.

Курс семейного права. Одесса, 1902; Красножень М. Старые и новые законы о разводе.

Юрьев, 1904.

21

усовершенствованием механизма правовой регламентации семейно-брачных

отношений в целом.

Так, до принятия и распространения христианства на Руси отношения в

семье и непосредственно между супругами регулировались обычаями, и развод

между ними ставился в непосредственную зависимость от формы заключения

брака и положения женщины в семье.

Изучая летопись крупнейшего историка средневековья, монаха Нестора,

можно выделить следующие формы заключения брака:

1. похищение невесты;

2. похищение невесты с предварительным согласием ее родственников;

3. привод невесты к жениху с принесением приданого1.

Также можно встретить еще одну форму заключения брака – покупку

невесты у родителей.

При похищении и покупке у жены в браке не было никаких прав. В

первом случае, как у украденной – побежденной, а во втором, как у товара, за

который заплатили, собственности мужа.

Поэтому в данных случаях развод являлся односторонним актом мужа и

не требовал соблюдения каких-либо процедур.

При заключении брака с приданым невесты стороны в браке были равны,

их отношения основывались на договоре, и развод также был оговорен

договором. Вместе с тем, такой договор не закреплял порядок самого развода, а

лишь содержал положения, относящиеся к имущественным правам бывших

супругов.

Таким образом, именно с историческим развитием данной формы

заключения брака вырабатывались понятия о причинах развода и последствиях

развода, что в конечном итоге послужило началом оформления обязательных

для всех процедурных правил развода.

1 См.: Способин А.Д. О разводе в России. М., 1881. С. 13.

22

Сведения о писанных обычаях порядка совершения разводов на Руси, к

сожалению, не сохранились, однако, мы с уверенностью можем сказать, что

процедура расторжения брака была регламентирована принятыми в

соответствующий период времени правилами, которые поддерживались

государством и составляли основу семейного обычного права.

После Крещения Руси, процесс передачи вопросов семьи и брака в

юрисдикцию церковной власти кажется вполне естественным. Церковь, как

неотделимая часть государства, распространила свое влияние на многие сферы

общественной жизни, при этом брачно-семейные отношения подверглись

наибольшему контролю со стороны церковников.

Брак, заключаемый исключительно во славу Бога, был провозглашен

священным и соответственно нерасторжимым. С позиции раннего

христианства, только смерть признавалась законным основанием к

расторжению брачного союза. В некоторых случаях в таковым относили и

прелюбодеяние жены, позволяющее мужу освободиться от уз брака.

Правовыми источниками этого времени, в котором мы могли бы найти

правила, регламентирующие процесс развода, являлись сборники канонических

норм и постановлений византийских императоров, в частности византийские

кодексы Эклог и Прохирон, Кормчьи книги1.

Так, Кормчие книги подробно определяли перечень обстоятельств,

которые были признаны законными основаниями для получения возможности

расторгнуть ранее заключенный брак. В процессе проведенной кодификации

древнерусского церковного права составители новых правовых сборников не

стали ограничиваться только рецепцией византийских норм разводного права и

активно вносили в них и свои дополнения, способствующие, по их мнению,

укреплению брачного союза и повышению авторитета главы семьи.

Заимствованное и впоследствии адаптированное византийское

1 См.: Бенеманский М.И. Закон Градский. Значение его в русском праве. М., 1917. С.40.

23

законодательство подробно регламентировало процедуру расторжения брака,

делая акцент на основаниях к разводу.

Самый подробный перечень условий, позволяющих расторгнуть брачный

союз, дала 11-я грань Закона Градского, включившего в себя 117-ю новеллу,

являвшуюся основой «Новых заповедей Юстиниана царя»1. «При расторжении

брака по объективным причинам законодатель не предусматривал никакой

имущественной компенсации инициатору развода, либо, напротив,

пострадавшей стороне: «каждый остается при своем, жена возвращает вено (то

есть приданое), мужу – предбрачный дар»2.

Очевидным становится то, что уже в то время вопрос раздела имущества

был законодательно урегулирован. При разводе по виновным деяниям одного из

супругов, пострадавшая сторона получала материальную компенсацию: жена

возвращала вено и получала предбрачный дар, который она должна была

хранить для детей, рожденных в этом браке; точно также муж возвращал свой

предбрачный дар и приобретал вено – тоже для передачи детям.

Изучение Церковного устава князя Ярослава (Пространная редакция)3,

позволяет прийти к выводу, что в тот период времени, когда не существовало

деления на нормы материального и процессуального права, вопросы,

касающиеся процедуры развода неразрывно связывались с причинами развода.

Обращает на себя внимание существующая издревле зависимость между

процедурой расторжения брака и определением имущественного положения

бывших супругов а, так же положения детей после развода.

1 См.: Бенеманский М.И. Указ. соч. – С. 48.

2 См.: Устав Князя Владимира Святославовича. Синодальная редакция // Российское

законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М.,

1984. С. 149.

3 См.: Церковный устав князя Ярослава (Пространная редакция) // Российское

законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М.,

1984. С. 192.

24

Таким образом, вопросы, связанные с правовым закреплением порядка

расторжения брака, напрямую вытекали из необходимости регламентации,

прежде всего, имущественного положения членов семьи после развода.

Вместе с тем, говорить об особенностях судопроизводства по делам о

расторжении брака становится возможным лишь с появлением церковных

судов.

Вопреки наставлениям церкви и ее убежденности, что брак, заключенный

в лоне христианской веры, не может быть расторгнут и должен длиться всю

жизнь, представители церкви, после предварительного церковного

разбирательства по ходатайству одной из сторон, заключивших брак или

обоюдному обращению, могли расторгнуть брачный союз. «Роспуст» означал

развод супругов без разрешения церковного суда. В обоснование нерушимости

брачного союза церковные юристы находили в Священном Писании

неоднократно повторяющий императив, суть которого была сведена к

следующему: после того как человек покинул отца своего и мать, ему должно

обрести жену, с которой будут они одним целым, одной плотью (Бытие 2:24)1. В

Новом Завете вопрос о допустимости развода вкладывается в уста фарисеев, а

ответ на него давал высшим, в данном случае, авторитетом – Иисусом

Христом2. В своем Поучении (до 1431 года) митрополит Фотий, рассматривая

вопрос о незаконных разводах, более определенно указывал на необходимость

при прекращении брака предварительного разбирательства, осуществляемого

духовным лицом3. Так, митрополит Фотий рекомендовал священникам

разъяснять тем, кто расторг свой брак без достаточных оснований, что их

1 См.: Библия: Книги священного писания Ветхого завета и Нового завета: Канонические

тексты: в 2-х томах. 2-е изд. Репринт. изд. М., 1991. С. 113.

2 См.: Там же.

3 См.: Фотий, митрополит Киевский и всея Руси // Прибавления к изданию творений святых

отцов в русском переводе. 1852. Ч. 11. С. 207-271.

25

действия тождественны «прелюбодеянию» и поэтому им надлежит вернуться к

своему оставленному супругу, восстановить разрушенный брачный союз.

В случае, если виновные в беззаконном разводе не вставали на путь

исправления и не возвращались к оставленному супругу, митрополит

предусматривал наложение соответствующих санкций1.

Таким образом, древнерусское семейно-брачное право, наказывая

самовольные разводы, признавало возможность расторжения брачного союза по

«правильным винам», то есть на основании определенных виновных действий

одного из супругов, устанавливало конкретный порядок расторжения брака.

Одним из вариантов законного прекращения брака являлся уход в

монастырь одного из супругов. Здесь прекращение брака осуществлялось по

причине желания одного из супругов уйти в монастырь, видимо, вследствие

болезни, близости к смерти или иного «крайнего состояния».

Помимо официального развода была возможна и другая процедура,

упрощенная: мужу было достаточно назвать жену сестрой, тем самым, выражая

свое желание уйти от мирской жизни и прекратить супружеские отношения.

Указанные процедуры развода должны быть проведены с согласия церковного

суда.

Что же касается самой процедуры развода, то по свидетельству

Церковного устава князя Владимира, после распространения на Руси

христианской веры, все вопросы, связанные с расторжением брака, были

переданы под покровительство церкви и рассматривались исключительно

церковными судами2.

Первоначально состав церковного суда для разрешения именно

бракоразводных процессов был представлен епископами. Данные свидетельства

1 См.: Фотий, Указ. соч. С. 258.

2 См.: Церковный устав князя Владимира // Российское законодательство X-XX веков. В

девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 149.

26

мы можем обнаружить, например, в Церковном уставе смоленского князя

Ростислава, из которого следовало, что судить других никому не дано, кроме

епископов1.

К сожалению, достаточных данных о том, каков же был порядок

судопроизводства при рассмотрении обращения о расторжении брака и

сопутствующих этому споров, практически нет. Вместе с тем, анализ древних

источников права позволил нам выявить некоторые существующие особенности

при рассмотрении дел о расторжении брака, которые стали предтечей

современных элементов процессуальной деятельности при разрешении

интересующих нас заявлений и сопутствующих им споров имущественного и

неимущественного характера. Например, издревле за обращение в суд

оплачивалась пошлина. Исключением не стало и обращение в церковный суд,

которое должно быть сопровождено соответствующим денежным взносом в

казну. Денежные взыскания также использовались ранее и в качестве наказания

за виновные действия. Так, в случаях расторжения брака «с виной одного из

супругов» судом назначался денежный штраф, уплачиваемый виновной

стороной в пользу церкви.

Существующие трудности при внедрении обязательного ритуала

венчания, обеспечивающего законный статус брачного союза, предрекли

возникновение определенных препятствий при распространении церковной

власти и на вопросы расторжения брачных союзов. Поскольку расторжение

брака практически на протяжении всей истории было связано не только с

морально-этическими вопросами, но и с имущественными, передача подобных

споров под юрисдикцию церкви была не в полной мере понятна российскому

обывателю. Однако, с течением времени, церковь преодолела как свое

невосприятие для решения сугубо житейских проблем, так и стремление

1 См.: Церковный устав смоленского князя Ростислава // Российское законодательство X-XX

веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 214.

27

светской власти подчинить себе как можно больший объем общественных

отношений.

С увеличением количества обращений в церковный суд с целью

расторжения брака, церковь стала нетерпимее относиться к разводам вообще,

уделяя все больше внимания пропаганде ценностей брачного союза. Вследствие

чего, в процедуру расторжения брака были внесены коррективы, отвечающие

реалиям того времени.

Ответной реакцией на это становится распространение второй по частоте

встречаемости и значимости после судопроизводства формой расторжения

брака, а именно письменных договоров. Суть последних сводилась к

одностороннему акту отпускания мужем своей жены из под своей власти1. При

этом имущественные вопросы разрешались независимо от степени вины

каждого из супругов. После расторжения брака каждый получал то, с чем

вступал в брак, а именно: жена – приданое, а муж – вено2.

В более поздний период, с развитием писанного права, свою

регламентацию получили и иные вопросы, связанные с процедурой

расторжения брака.

Так, например, расширение территории государства, строительство

городов явилось предпосылкой к необходимости регламентировать вопросы

подсудности, которая стала определяться местом жительством ответчика3.

Кроме того, получают свое правовое закрепления и общие положения

рассмотрения дел о расторжении брака в порядке гражданского

судопроизводства. Любое дело должно было начинаться подачей жалобы

десятильнику, наместнику, владычному боярину или другому судье.

1 См.: Омельянчук С.В. Расторжение христианского брака в Древней Руси // История

государства и права. 2010. № 2. С. 34.

2 См.: Загоровский А. Курс семейного права. Одесса, 1902. С. 233-234.

3 См.: Двинская судная грамота. Памятники русского права. Выпуск третий. Памятники права

феодально-раздробленной Руси XII-XV вв. М., 1953. С. 162.

28

По Новгородской судной грамоте 1456 года, судья, приняв жалобу и

назначив срок разбирательства, дело передавал своему тиуну (помощнику),

который и совершал все предварительные действия1. По Стоглаву 1551 года, эта

предварительная работа лежала на святительских боярах.

В предварительном рассмотрении дела тиун или боярин проверяли

представленные доказательства и вызывали в суд ответчика, а также

свидетелей. Затем дело передавалось судье. Вызов совершался через позовника,

но и истец мог нанять и частное лицо для передачи позовницы, которая

прочитывалась всенародно по месту жительства истца перед церковью, после

чего ответчик должен был объявить, что он явится по месту требования в срок2.

Первоначально развод на Руси оформлялся в виде отдельного судебного

решения, которое записывалось в «роспустные» книги. В решении суда

определялась участь детей, и разрешался имущественный спор, определялись

имущественные права бывших супругов, а также наказание виновному.

Закрепление процедуры рассмотрения дел о расторжении брачного союза,

и сопутствующих разводу споров, отражало существующее правовое

неравенство между женщиной и мужчиной. Например, в том случае, если муж

возненавидел свою жену, при этом объяснение причины этого не требовалось, и

пожелал с ней развестись, то он подкупал двух свидетелей и обращался в суд,

где обвинял жену в прелюбодеянии, о котором свидетельствовали

подкупленные им люди. Как правило, свидетельских показаний было

достаточно для вынесения судебного акта, в соответствии с которым муж

получал развод, а женщина заключалась в монастырь3.

1 См.: Новгородская судная грамота 1456 г. // Российское законодательство X-XX веков. В

девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 304 -308.

2 См.: Стоглав 1551 г. // Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 2.

Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 253-379.

3 См.: Олеарий А. Описание путешествия в Московию. М., 2003. С. 78.

29

Решение суда о расторжении брака обращалось к исполнению только

после его одобрения церковью. Обязательность подобной процедуры

объяснялась намерением духовенства повлиять на распределение сфер влияния

власти на общественные отношение. Стремление церкви уменьшить число

легитимных действий в области семейно-брачных отношений, осуществляемых

за пределами ее ведения, увеличивалось пропорционально укреплению влияния

церкви не только на общественную жизнь государства, но и политическую.

В ХVII веке распространение получают договоры о разделе имущества в

случае развода. Кроме того, таким договором могло быть определено и

положение детей, которые, как правило, при разводе по вине, отдавались

безвинному родителю. Есть указание, что при особых обстоятельствах дела

дети отдавались родственникам.

Данное правило сохранилось вплоть до ХVIII века. Так, в именном Указе

от 21 ноября 1673 года, составлявшемся по тому поводу, что теща жаловалась

на зятя, что он насильно постриг жену свою (и ее дочь) в монашество и на это

Государь указал: детей отдать на воспитание теще1.

Относительно имущественного обеспечения детей можно предположить,

что потери в имуществе виновного супруга шли в пользу детей на основании и

в порядке, указанном Кормчими книгами. Допускалась также и ответственность

невинного супруга за потери и растраты в имуществе детей.

Тенденция, направленная к возведению брачно-семейных отношений в

рамки договора, была не в последнюю очередь связана с желанием поданных

избежать вмешательства государства в дела семейные.

1 См.: Именной Указ от 21.11.1673 г. № 563 «Об освобождении из тюрьмы стольника Льва

Салтыкова, который посажен был за пострижение жены своей, без указа» // Полное собрание

законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича

составленное. Собрание первое. С 1649 по 12 декабря 1825 года. Том 1. С 1649 по 1675 г. От

№ 1 до 618. Санктпетербург: в типографии II отделения собственной Его Императорского

Величества Канцелярии, 1830. С. 948.

30

В начале XVIII века дела о расторжении брака входили в юрисдикцию

только церковных судов. При этом сохранялось требование доказывать

причины развода, что порождало различные формы злоупотребления, которые

шли в разрез с христианским понятием о браке, как союзе постоянном и весьма

важном для жизни государства и общества. По этим причинам государственная

власть со времен Петра I, обратившая внимание на семейные отношения, горячо

взялась за уничтожение таких злоупотреблений, четко регламентируя процесс

расторжения брака. Так, Петр I укрепил религиозные основы брака, установив

организацию его в строгом соответствии с воззрениями православия. Брак

становится учреждением религиозно-нравственным и единообразным для всех

православных. Постепенно приходит всеобщее осознание незыблемости

брачного союза. Благодаря христианской пропаганде граждане привыкли к

мысли о том, что брак практически нерасторжим. Возникает необходимость в

стремлении выработать такое поведение, которое бы позволило мужу и жене

уживаться, и не расходиться по любому малозначительному поводу.

По учению церкви, брак прекращался только физической смертью

супругов, поэтому даже статус пережившего супруга, например, вдовы, не

позволял вновь сочетаться браком1. Стремясь поставить развод в строгое

соответствие с правом, с целью уменьшить число разводов, законодательство

времен Петра I предприняло попытки установить твердые начала, которым

должен быть полностью подчинен процесс расторжения брака. Дела

бракоразводные вплоть до конца XVIII века подлежали осуждению

церковнослужителей2.

По распределению предметов патриаршего суда, сделанных в

высочайших резолюциях на докладные нужды Синода, именно по резолюции п.

1 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С.

427.

2 См.: Красножень М. Старые и новые законы о разводе. Юрьев, 1904. С. 14.

31

VI, дела бракоразводные были предоставлены к рассмотрению Синода.

Фактически же кроме Синода бракоразводные дела относились к юрисдикции и

Епархиальных Архиерей. Их юрисдикция была окончательная и

самостоятельная по всем бракоразводным делам1. Разводы знати с 1744 года

были отнесены на Высочайшее усмотрение, разводы остальных производились

в судах Духовных консисторий.

Устав Уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 года в ст. 1016

закрепил подведомственность споров, вытекающих из дел о расторжении брака.

Дела по заявлению одного из супругов о нарушении другим священности брака

изменой (прелюбодеянием) рассматривали:

1) уголовным судом, в тех случаях, когда оскорбленный супруг просил о

расторжении брака и наказании виновного по правилам уголовного

судопроизводства,

2) судом духовным, в тех случаях, когда оскорбленный супруг обращался

с просьбой о разводе, и о наказании для виновного по правилам, установленным

церковными канонами2.

Таким образом, дела о расторжении брака и связанные с этим процессом

спорные вопросы, с древних времен и вплоть до XIX века, рассматривались

церковными судами и регулировались нормами канонического права.

Главной особенностью процесса являлся его состязательный характер –

стороны были обязаны доказать основание, побудившие их к разводу.

Изложенное позволяет прийти к выводу, что формирование особенностей

рассмотрения дел о расторжении брака напрямую связано с двумя факторами.

Во-первых, становится очевидным то, что возникающие особенности

материального права в области семейно-брачных отношений и

1 См.: Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 8. М., 1984. С. 120-255.

2 См.: Устав Уголовного судопроизводства от 20.11.1864 г. // Российское законодательство XXX

веков. В девяти томах. Т. 8. М., 1984. С. 120-255.

32

соответствующей отрасли права явились предпосылками к регламентации

процедуры судопроизводства по делам о расторжении брака. Так, указывая на

основания к обращению с заявлением в суд с целью развода, законодатель

одновременно предпринял попытку определить и процессуальные особенности

самой процедуры расторжения брака, в том числе правовые последствия

развода в зависимости от причин распада семьи.

Во-вторых, анализ источников права показал тесную взаимосвязь

идеологии государства с его правовой политикой в области семейно-брачных

отношений. Пропаганда православного образа жизни явилась основой

отношения к браку как нерушимому союзу между женщиной и мужчиной.

Законодатель различными способами пытался в процедуру развода внести такие

положения, которые бы сдерживали желающих развестись. Речь идет, в том

числе, об обязанностях платить пошлины, штрафы и иные выплаты в пользу

государства. Кроме того, сознательно игнорируя спорные вопросы,

возникающие в ходе рассмотрения церковными судами дела о расторжении

брака, власть также пыталась уменьшить количество разводов.

Разрешение по существу дел о расторжении брака могло быть только в

судебном порядке, что еще раз подчеркивало особое отношение

государственной власти к вопросам семьи и брака.

Говоря о роли государства, мы может констатировать, что его влияние по

повсеместному внедрению в жизнь русского общества христианских обычаев и

традиций, в сфере сугубо индивидуальных отношений было велико.

Несмотря на преимущественное значение договорного начала во всех

элементах брачного союза и злоупотребления родительской власти в момент

создания брака, государственная идеология постоянно корректировала общие

тенденции в развитии семейно-брачных отношений. Подобную тесную

взаимосвязь между государственной идеологией и вопросами заключения и

33

расторжения брака мы можем проследить и в дальнейшем, анализируя уже

законодательство советского периода.

По справедливому замечанию Л.В. Черномазовой за 100 лет в делах о

расторжении брака ничего не изменилось. Сама проблема была в веках.

Сложности во взаимоотношениях мужчины и женщины были и остаются,

приобретая незначительные особенности в связи с развитием общества.

Поэтому примеры начала прошлого века также актуально звучат при изучении

юридических публикаций прошлого1.

Изменения в правовом пространстве, охватывающем вопросы семьи и

брака, произошли параллельно с преобразованиями в государственном строе.

Негативное отношение советского государства к религии неминуемо повлекло

за собой соответствующую оценку всему, что находилось под юрисдикцией

церкви. Так, в 1917 году были приняты Декреты, которые изменили не только

подведомственность гражданских дел, вытекающих из заявления о расторжении

брака, но и общий порядок их рассмотрения.

Новая процедура была закреплена Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 18

декабря 1917 года «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов

состояния», а также Декретом названного органа власти от 19 декабря 1917 года

«О расторжении брака»2. Посредством введения в действие первого Декрета

были из под юрисдикции церкви были изъяты все споры, вытекающие из

семейно-брачных отношений, в том числе, и дела о разводе. Теперь они

находились в ведении специализированного государственного органа.

Второй Декрет устанавливал двоякую форму расторжения брака.

Заявление, содержащее просьбу о расторжении брака, по общему правилу

1 См.: Черномазова Л.В. Мировые судьи на защите интересов семьи. Исторические и

современные проблемы при рассмотрении исков о расторжении брака // мировой судья. 2007.

№2. С. 13

2 См.: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 19.12.1917 г. «О расторжении брака» // Декреты

Советской власти. Том 1. 25 октября 1917 г. – 16 марта 1918 г. М., 1957. С. 18.

34

рассматривалось по существу судом. В тех случаях, когда желание развестись

исходило от обоих супругов при их взаимном согласии, то соответствующее

заявление могло быть подано в органы ЗАГС, которые также теперь занимались

оформлением развода1.

Причем государственные органы не устанавливали мотивы, побудившие

супругов просить о расторжении брачного союза2. За ними закреплялась лишь

обязанность убедиться в том, что соответствующая просьба действительно

исходит от обоих супругов добровольно.

Отказаться от расторжения брака в судебном порядке при отсутствии

соглашения супругов о правовом положении детей, имущества, или нежелании

одного из них разводиться не представлялось возможным, поскольку споры,

сопутствующие процессу развода, требовали юридической оценки и вынесения

судебного решения, обязательного для исполнения. В частности, у судов

сохранялась обязанность определения судьбы детей после развода. Так,

одномоментно с вынесением решения о расторжении брака суд определял

судьбу детей, указывая, с кем из родителей будут проживать

несовершеннолетние дети; а также кто из супругов и в какой степени обязан

нести расходы по их воспитанию, обучению и содержанию в целом.

Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и

опекунском праве ВЦИК 16 сентября 1918 года целиком и полностью сохранил

этот порядок3, дав ответы на существовавшие, прежде всего, теоретические и

практические вопросы и предопределил развитие теории права в области

брачно-семейных отношений, что и повлияло на последующую процедуру

развода в советском суде. В частности речь идет о сохранении за браками,

1 См: Там же.

2 См.: Фархтдинов Я.Ф. Судебное рассмотрение дел о расторжении брака: (некоторые

вопросы теории и практики). Казань, 1978. С. 8.

3 См.: Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском

праве от 16 сентября 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 76-77. Ст. 818.

35

заключенными в более ранний период и соответственно по религиозным

обрядам, юридической силы. В Кодексе было закреплено, что браки,

заключенные до 20 декабря 1917 года по церковным обрядам, имеют силу

зарегистрированных браков, и, соответственно, на них распространялись

положения кодекса о процедуре развода, то есть, им также как и всем

остальным требовалось с заявлением, содержащим просьбу о разводе

обратиться в суд, рассматривающий указанную категорию дел.

Кодекс законов о браке, семье и опеке, который был принят ВЦИК на 3-ей

сессии XII созыва 19 ноября 1926 года и начал действовать с 01 января 1927

года, еще более упростил процедуру развода. Так была предусмотрена единая

регистрационная процедура расторжения брака в органах ЗАГС. Брачный союз

мог быть расторгнут как по совместному, так и одностороннему обращению

супругов с соответствующей просьбой. В случае одностороннего обращения,

брак также расторгался и инициатор развода получал свидетельство о нем, при

этом второй супруг только уведомлялся органами ЗАГС о том что, брак отныне

расторгнут. Мотивами по-прежнему не интересовались и регистрировали развод

автоматически. Такое изменение порядка расторжения брака объяснялось тем,

что государственный орган осуществлял бесспорную юрисдикцию, он только

фиксировал, удостоверял своим определением факт расторжения брака, в

основе которого лежало волеизъявление одного или обоих супругов и никаких

споров, тем более споров о праве, не разрешал, поэтому судебное рассмотрение

данного вопроса было нерационально.

Однако практика применения этих нормативных актов показала, что

регистрационный порядок развода не дает государству достаточной гарантии

обоснованности развода, учитывая тенденцию активного вмешательства

советского государства в частную жизнь граждан. Обнаружились

36

многочисленные случаи легкомысленных разводов со стороны лиц, безразлично

относящихся к интересам другого супруга и членов семьи1.

Надо было принимать меры, первой из которых явилось Постановление

ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года «О запрещении абортов, увеличении

материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи

многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских

садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых

изменениях в законодательстве о разводах»2, которое хотя и сохранило

регистрационную процедуру развода, но ввело:

- обязательную явку разводящихся лиц в органы ЗАГС;

- повышенную плату за развод (за первое обращение необходимо было

уплатить 50 рублей, в случае второго – 150 рублей, в третьем и последующих

разах – 300 рублей);

- особую отметку о расторжении брака в паспортах3.

В период Великой Отечественной войны положение еще более

усугубилось, так как большое перемещение населения в стране привело к

временному разъединению членов семьи. Для предотвращения распадов семей

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 08 июля 1944 года «Об

увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и

одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении

высшей степени отличия – звания «Мать – героиня» и учреждении ордена

1 См.: Матвеев Г.К. Советское семейное право. М., 1978. С. 96.

2 См.: Постановление ЦИК и СНК СССР от 27.06.1936 г. «О запрещении абортов,

увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи

многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов,

усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в

законодательстве о разводах» // СЗ СССР. 1936. № 34. Ст. 309.

3 См.: Рясенцев В.А. Семейное право: Учебник для студентов юр. ин-тов и фак-тов. М., 1971.

С. 34.

37

«Материнская слава» и медали «Медаль материнства»1 установил сложный

порядок расторжения брака, состоящий из трех стадий.

Первая стадия именовалась примирительной. На этой стадии заявление о

разводе подавалось в народный суд, задача которого заключалась в примирении

мужа и жены. При обращении с заявлением взималась госпошлина в размере

100 рублей, а в местной газете публиковалось заявление о расторжении брака с

отнесением его стоимости на счет стороны, обратившейся с заявлением. По

существу спора решение не выносилось: судебное разбирательство

заканчивалось либо прекращением дела за примирением сторон, либо не

достижением такового. На второй стадии, в том случае, если примирение

супругов в народном суде не случилось, то для рассмотрения дела о

расторжении брака по существу заинтересованный супруг обращался с исковым

заявлением в Областной или Верховный Суд АССР (если в республике не было

областного деления), который должен был решить вопрос о разводе по

существу и вынести окончательное решение. Причем суд обязан был

потребовать от супругов изложения мотивов и решение о разводе мог

постановить только в случае установления достаточных к тому оснований,

которые должны были привести суд к выводу, что семья распалась, сохранение

ее или восстановление невозможно2.

Третья стадия – непосредственно развод. Он считался совершенным после

его регистрации в органах ЗАГС, так как суд давал лишь санкцию на

расторжение брака и предоставлял разводящимся право на развод, но не

обязывал их к этому.

1 См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944 г. «Об увеличении

государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям,

усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия – звания

«Мать – героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль

материнства» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1965. № 49. Ст. 725.

2 См.: Фархтдинов Я.Ф. Указ. соч.С. 13-14.

38

Более чем двадцатилетнее действие этого Указа, оказав поначалу

определенное положительное воздействие на укрепление семьи в сложных

условиях жизни страны, затем ослабило свою эффективность, создавало

значительные затруднения для граждан в тех случаях, когда развод

действительно был нужен.

Это обусловливалось тем, что 3-х стадийный порядок рассмотрения дела

создавал формальные трудности для супругов, проживающих на значимых

расстояниях друг от друга. Он не обеспечивал нужной активности и

самостоятельности суда, ближе стоящего к населению; вызывал затраты

значительных средств при выезде супругов в народный, а затем в вышестоящий

суд, помимо оплаты публикации в газете и других судебных расходов.

Указанные причины способствовали тому, что многие браки оставались

не расторгнутыми, тогда как в действительности они переставали существовать

без развода и возникали «гражданские» браки и новые семьи у супругов, в

результате чего увеличивалось число внебрачных детей1.

Справедливо мнение Д.В. Грибанова, о том, что чрезмерное стремление

законодателя урегулировать отношения с помощью закона ведет к отставанию

законодательства от динамики развития существующих общественных

отношений2.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года был

закреплен судебный порядок расторжения брачного союза. Кроме того, п. 2

Инструкции НКЮ СССР «О порядке рассмотрения судами дел о расторжении

брака», утвержденной Постановлением СНК СССР 27 ноября 1944 года,

предусмотрел, что по волеизъявлению обоих супругов их дело может быть

1 См.: Рясенцев В.А. Семейное право: Учебник для студентов юр. ин-тов и фак-тов. М., 1971.

С. 36-37.

2 См.: Грибанов Д.В. Разумность ка принцип правового регулирования // Бизнес.

Менеджмент. Право. 2015. №1. С.112-115.

39

рассмотрено по месту жительства любого из них, в случае их раздельного

проживания.

Позднее Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1965

года «О некотором изменении порядка рассмотрения в судах дел о расторжении

брака» изъял бракоразводные дела из юрисдикции областных судов и передал

их рассмотрение по существу в народный суд1. Также указанным правовым

актом, была также отменена публикация в газете.

Среди особенностей ранее действующих нормативных документов можно

назвать и ГПК РСФСР 1964 года после внесения в него изменений от 1995 года.

В нем содержалось указание, что судебный акт о расторжении брака мог по

своей структуре состоять только из вводной части и резолютивной. Подобное

исключение было сделано только для дел интересующей нас категории дел.

Проникновение во все сферы жизни рыночных отношений, а также

коренное изменение идеологических предпосылок повседневного быта

российских граждан оказало огромное влияние на укрепление в сознании новых

представлений о нравственности, морали. Следствием указанного стало падение

авторитета института семьи, что в свою очередь потребовало выработки новой

правовой регламентации семейно-брачных отношений, приоритетным

направлением которой было бы стремление к возрождению семейных

ценностей и укреплению брачно-семейных уз.

Поэтому Государственной Думой РФ 08 декабря 1995 года был принят

новый Семейный Кодекс РФ2. Он был подписан Президентом РФ 29 декабря

1995 года и начал действовать с 01 марта 1996 года. Состояние системы

семейного законодательства РФ свидетельствовало о наличии тенденции

1 См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10.12.1965 г. «О некотором изменении

порядка рассмотрения в судах дел о расторжении брака» // Ведомости Верховного Совета

СССР. 1965. № 49. Ст. 725.

2 См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223 (в ред. от 25

ноября 2013 г.; с изм. и доп. от 31 января 2014 г.) // СЗ РФ. 1996. № 1 ст. 16. 2013. № 48,

ст. 6165. – далее СК РФ – авт.

40

сохранения традиций правового регулирования отношений между членами

семьи.1

Вмешательство со стороны государства в личную сферу общественной

жизни граждан ограничено Конституцией РФ2, которая провозгласила, что

семья и ее ценности находятся под непосредственной защитой государства.

Разработка и последующее принятие нового Семейного Кодекса

позволило привести правовое регулирование отношений в области семьи и

брака в соответствие с конституционными принцами, а так же действующими

нормативно-правовыми актами, в том числе и с новым Гражданским Кодексом

РФ3. Гражданский процессуальный кодекс РФ4 стал важным правовым

источником, содержащим нормы, в общем виде регулирующие порядок

производства по делам о расторжении брака. Он закрепил ряд, но далеко не все

особенности, возникающие при разрешении по существу обращений о

расторжении брака и сопутствующих им гражданско-правовых споров.

Таким образом, исторический анализ процедуры расторжения брака

демонстрирует как в процессе развития государства, общества, отношений

1 См.: Левушкин А.Н. Некоторые тенденции совершенствования системы семейного

законодательства России и других государств – участников Содружества Независимых

Государств // 20 лет Конституции Российской Федерации: актуальные проблемы

юридической науки и правоприменения в условиях совершенствования российского

законодательства: Четвертый пермский международный конгресс ученых-юристов (г. Пермь,

18–19 октября 2013 г.): Избранные материалы / Отв. ред. В.Г. Голубцов, О.А. Кузнецова;

Пермский государственный национальный исследовательский университет, юридический

факультет; Губернатор Пермского края; Семнадцатый арбитражный апелляционный суд;

Пермский краевой суд; Арбитражный суд Пермского края; Уполномоченный по правам

человека в Пермском крае; Пермское отделение общероссийской общественной организации

«Ассоциация юристов России»; Нотариальная палата Пермского края. М., 2014. С.192-195

2 См.: Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // СЗ РФ. 2009. № 4, ст. 445.

3 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. (в ред.

от 2 ноября 2013 г.) // СЗ РФ. 1994. № 32, ст. 3301; 2013. № 44, ст. 5641; Часть вторая от 26

января 1996 г. (в ред. от 28 декабря 2013 г.) // СЗ РФ. № 5, ст. 410; 2013. № 52, ч. 1, ст. 6981;

Часть третья от 26 ноября 2001 г. (в ред. от 28 декабря 2013 г.) // СЗ РФ. 2001. № 47, ст. 4552;

2013. № 52, ч. 1, ст. 7011. – далее ГК РФ – авт.

4 См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. №

138-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2013 г.) // СЗ РФ. 2002. № 46, ст. 4532; 2013. № 52, ч. 1, ст. 7001.

– далее ГПК РФ – авт.

41

между ними, она претерпевала значительные изменения – от древнерусских

обычаев и церковного регулирования до оформленной в общих чертах и

законодательно закрепленной в рамках отдельного Кодекса.

Несмотря на всю противоречивость существовавшего ранее

законодательства, регламентирующего порядок расторжения брака,

действующая нормативно-правовая база, аккумулировав правоприменительный

опыт прошлого, была сформирована с учетом возможной гармонизации

отношении в семье и укрепления брачного союза. Многие процессуальные

положения современности были выработаны только благодаря эмпирической

обработке судебной практики прошлых лет.

При этом на каждом этапе своего исторического развития, за

исключением раннего периода становления советского государства, брак и

семейные отношения рассматривались в качестве основополагающей ценности,

а сам порядок бракоразводного процесса был направлен в первую очередь на

его сохранение, а в случае невозможности примирения супругов – на

максимальную защиту их интересов.

Следует отметить, что при регулировании брачных отношений

государство старалось соблюсти определенный баланс публичного и частного

интересов.

Одной из специфических черт семейно-брачных отношений является то,

что ценность института семьи может поддерживаться только на

государственном уровне и сохранение брака является одним из приоритетных

направлений его правовой политики, но, с другой стороны, брак и, связанные с

ним отношения, являются сугубо личной стороной жизни супругов, не

терпящие давления извне.

По справедливому мнению Антокольской М.В., природа брачных

отношений такова, что никто кроме супругов не в силах предрешить вопрос о

продолжении или прекращении брачных отношений, равно как никто не имеет

42

законных полномочий на то, чтобы заставить вступить в них1. В этом и

заключается специфический характер брачных правоотношений и особенности

их прекращения, и с этим же связано их специфическое регулировании.

Исторический анализ процесса расторжения брака позволяет прийти к

выводу, что его эволюция прошла несколько этапов своего исторического

развития и была нераздельно связана с историческими и социальными

переменами, происходящими в обществе.

При этом исторически был пройден путь от принципа нерасторжимости

брачного союза, до отнесения соответствующих вопросов к усмотрению самих

супругов2. Отметим, что приобретенное супругами собственное право на

расторжение брака в административном порядке, с одной стороны, упростило

процедуру расторжения брака, но с другой, с учетом общей тенденции в сфере

правовой политики государства в области охраны семьи, материнства и детства

– требует определенной модернизации3.

Сегодня законодатель отказался от принципа нерасторжимости брака, в

настоящее время не требуется безусловного установления виновных действий

или бездействия со стороны одного или обоих супругов, ставших причиной

развода, что продиктовано существенными изменениями во взглядах на

сущность и правовую природу института брака. Изучение исторических

предпосылок нашего исследования показало, что как бы ни менялась позиция

законодателя в области правовой регламентации бракоразводного процесса, все

эти действия не привели к искоренению развода, как исторического явления.

Изложенное также позволяет нам говорить о влиянии государственной

идеологии на формирование законодательной базы, регулирующей вопросы

1 См.: Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001. С. 136.

2 См.: Уенкова О.Г. Институт расторжения брака по законодательству Российской Федерации

и стран континентально-правовой семьи (сравнительно-правовое исследование): дис. … канд.

юрид. наук. М., 2010. С. 37.

3 См.: Ворожейкин Е.М. Первые ленинские декреты и становление советских семейных

отношений // Вестник Московского университета. 1969. № 3. С. 3.

43

заключения и расторжения брака. Эта тенденция прослеживается со времен

крещения Руси, путем расширения влияния христианских обычаев и церкви на

общественную жизнь, до провозглашения прав и интересов человека главным

приоритетом в правовой политике государства.

Обобщение опыта прошлого позволяет предположить эффективность

механизмов, которые ученые предлагают использовать в судопроизводстве

делам о расторжении брака. Так, сомнительна, на наш взгляд, потребность в

создании специализированных судов. Например, С.Н. Буровая считает, что у

специализированных судей, а еще лучше судов, будет больше возможностей

для спокойного и вдумчивого изучения взаимоотношений супругов, проблем, с

которыми они столкнулись в семейной жизни1. На наш взгляд,

взаимоотношения между супругами, имеющие сугубо личный характер могут

быть проанализированы с выявлением истинных причин, побудивших супругов

расторгнуть брак, и стать предметом пристального изучения психологов, а не

юристов-профессионалов. Кроме того, невозможность обеспечения идеи о

создании специализированных судов финансовыми и кадровыми ресурсами

ставит под сомнение ее реализацию.

Таким образом, исторический анализ процедуры рассмотрения дел о

расторжении брака и споров, связанных с указанной категорией дел, позволил

прийти к выводу о необходимой модернизации законодательства в этой сфере,

путем, в частности, выделения отдельного подвида гражданского

судопроизводства, определения и процессуального закрепления особенностей,

связанных с порядком возбуждения, подготовки и непосредственно судебного

разбирательства.

Заметим, что в ГПК 1923 года рассмотрение дел о расторжении брака

относилось к особому производству, в ГПК 1964 и 2002 годов законодатель

отнес интересующую нас категорию дел к исковому производству.

1 См.: Бурова С.Н. Социология и право о разводе. Минск, 1979. С. 112-113.

44

Экскурс в прошлое, изучение соответствующих теоретических и

практических вопросов, возникающих в связи с применением норм,

регулирующих семейно-брачные отношения, позволил выявить основные

тенденции в развитии семейного и гражданского процессуального

законодательства. Кроме того, анализ опыта прошлого позволяет сегодня

согласиться с тем, что отдельная категория гражданских дел не может

предопределять самостоятельность вида гражданского судопроизводства, но

позволяет говорить о процессуальных особенностях судопроизводства по делам

этой категории.

Таким образом, историко-правовой анализ аспектов развития правового

регулирования особенностей расторжения брака и связанных с ним споров,

позволил более успешно планировать строительство правовой теории и

современных нормативно-правовых конструкций, что и будет нами исследовано

в следующих главах диссертации.

45

<< | >>
Источник: Матросов Николай Александрович. Особенности судопроизводства по делам о расторжении брака и связанных с ним споров. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов –2015. 2015

Еще по теме ГЛАВА I. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА:

  1. § 2.3. Процессуальный порядок рассмотрения дел об усыновлении (удочерении)
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. ГЛАВА I. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА
  4. 1.2. Историко-правовой анализ формирования и развития приказного производства среди иных видов упрощенного производства
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Параграф 2.1. Международный договор и/или федеральный закон как правовое основание признания иностранных судебных решений в РФ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -