<<
>>

§4. Слияния предприятий и государственная помощь как объекты антимонопольного правового регулирования в Европейском Союзе

Долгое время дискуссионным был вопрос о том, ограничивается ли Договор о Европейском сообществе в области защиты конкуренции закреплением картельного запрета и запрета злоупотреблением доминирующим положением на рынке.
Отчасти разрешению проблемы способствовало то, что положения ч. 1 ст. 82 Договора предусматривали возможность последующей оценки такого явления, способного ограничить конкуренцию, как слияние (объединение) предприятий.

Этот тезис находит свое подтверждение в практике Суда Европейских сообществ, в частности, в его решении по делу Europeenibellage v. Commission, где Суд указал, что не только определенное поведение, но и изменение структуры рынка может представлять собой злоупотребление доминирующим положением на рынке согласно ст. 82 Договора о Европейском сообществе. В этом же решении Суд признал, что злоупотребление может состоять в том, что лицо, имевшее господствующее положение на рынке до слияния, самим слиянием может его усилить и ослабить конкуренцию на соответствующем рынке.

Таким образом, по сути, конструкция злоупотребления доминирующим положением на рынке стала своеобразным «каркасом» для развития правоприменительной доктрины по вопросу о слияниях компаний в Европейском Союзе.

«Слияния являются результатом экономической идеи о том, что

укрупнение способно минимизировать расходы производства» . Но помимо этих, в целом, положительных последствий, они могут быть сознательно направлены на злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Поскольку ни 81, ни 82 статьи Договора о Европейском сообществе не содержат четкой нормы об объединении (слиянии) юридических лиц, в 1973 году Европейская Комиссия предложила принять специальный регламент. По причине многочисленных технических и процедурных разногласий эта инициатива не была поддержана государствами — членами ЕС. Однако общее понимание необходимости контроля за объединениями юридических лиц на европейском уровне было достигнуто. Первый существенный шаг в этом направлении был сделан Судом Европейских сообществ, который в своем решении по делу ВАТ59 применил ст. 81 Договора о Европейском сообществе к приобретению акций компании. Суд указал, что такие действия компаний неправомерны, если приобретение доли в предприятии его конкурентом дает конкуренту возможность участвовать в определении деловой политики предприятия и, таким образом, ограничить или исключить конкуренцию между этими двумя предприятиями. В 1989 году Регламент №4064/89, предложенный Комиссией по данному вопросу, был принят Советом ECS0.

Тем самым в праве ЕС о защите конкуренции наметилась тенденция разграничения сферы применения Договора о Европейском сообществе — в части соглашений, согласованных действий и злоупотребления доминирующим положением на рынке в «чистом» виде — и сферы применения Регламента №4064/89 о слияниях.

Объектом контроля за слияниями в праве ЕС являются так называемые «объединения с целыо концентрации». «Объединения с целью сотрудничества (кооперации)» являются объектом контроля за соглашениями и согласованными действиями, ограничивающими конкуренцию60.

Таким образом, в соответствии со ст. 3 (1) Регламента его нормы применяются только в отношении концентрации, когда два или более самостоятельных предприятий объединяются или одно или несколько физических лиц, контролирующих одно или ряд предприятий, приобретают путем покупки ценных бумаг или активов, на основании контракта или иным способом, прямой либо косвенный контроль в целом или частично над одним или несколькими предприятиями.

В остальных случаях применяются нормы ст. 81 Договора о Европейском сообществе.

Создание совместного предприятия, осуществляющего на долгосрочной основе функции независимого экономического образования, не всегда порождает координацию и иные договоренности, представляющие угрозу для конкуренции. Такая сделка, в соответствии с нормами Регламента, ведет к концентрации, которая, в свою очередь, может соответствовать или не соответствовать принципам Общего рынка.

Руководство по толкованию данной нормы было приведено в Записке Комиссии о концентрирующих и кооперирующих совместных предприятиях61. Формально этот документ не является обязательным к применению, однако де факто правоприменительные органы ЕС принимают его во внимание при разрешении конкретных дел.

В соответствии с Запиской для признания совместного предприятия созданным в порядке концентрации необходимо установить наличие так называемых позитивного и негативного критериев. В первом случае речь идет об осуществлении на долгосрочной основе всех функций единого экономического образования. Во втором - об отсутствии координации как между самими учредителями или между ними и совместным предприятием. Таким образом, по сути, при анализе правомерности слияний решающим фактором является, скорее, экономический, нежели правовой, аспект взаимоотношений хозяйствующих субъектов.

Совместное предприятие, созданное в порядке кооперации имеет место, например, когда стороны лишь частично передают часть своих производств совместному предприятию, а соглашение о создании совместного предприятия имеет своей целью лишь согласование действий конкурирующих предприятий, которые остаются самостоятельными хозяйствующими субъектами.

Показательным примером осуществления контроля за слияниями может служить серия дел с участием группы компаний Sanofi, в котором рассмотренный факт слияния был квалифицирован как концентрация. При этом решение Комиссии учитывало передачу новому предприятию производства всей продукции, активов, технологий, контрактов, лицензий и разрешений, перевод всех задействованных сторонами в данной сфере работников, установление общих торговых марок, наименований для производимой продукции, начало совместных исследований.

Указанная позиция Комиссии, однако, была подвергнута критике со стороны ряда специалистов в области права ЕС. Так, Ь. Хок отметил слабость позиции Комиссии по разделению совместных предприятий на концентрирующие и кооперирующие, так как это разделение, по его мнению, лишь вносит правовую неопределенность и вызывает увеличение процессуальных сроков и расходов. Наиболее эффективным подходом, с точки зрения Б. Хока, явилось бы принятие решения на основании так называемых поведенческих и структурных показателей.

Сфера применения Регламента №4064/89 была также ограничена таким критерием, как обороты предприятий, участвующих в слиянии. Регламент применяется к тем объединениям, при которых все участвующие предприятия имеют общий мировой оборот свыше 5 млрд. ЕВРО в год, при условии, что, по крайней мере, два из объединяющихся предприятий имеют общий годовой оборот на территории ЕС свыше 250 млн. ЕВРО.

В Регламенте устанавливается порядок и принципы горизонтального и вертикального объединений. Из всех видов объединений горизонтальное объединение, то есть объединение между компаниями, производящими один и тот же вид продукции и занимающими один уровень на рынке, является наиболее опасным с точки зрения защиты конкуренции, так как способно значительно ослабить существующую систему конкуренции, особенно при значительной рыночной концентрации и большом числе объединяющихся предприятий. Вновь созданное юридическое лицо сможет устанавливать цены и контролировать выпуск продукции в качестве единого монополиста с вытекающими последствиями для благосостояния потребителя. Влияние вертикального объединения, то есть объединения предприятий, деятельность которых осуществляется на различных уровнях распределения одного и того же вида продукции, и конгломератного объединения, то есть объединения юридических лиц, не имеющих между собой какой-либо рыночной связи, представляется не столь значительным.

Контроль за исполнением Регламента осуществляется специально созданным на его основании Управлением по контролю за объединениями. Апелляции на решения последнего рассматриваются в Суде первой инстанции.

Постановлением предписано уведомлять Комиссию не позднее недели после заключения соответствующего соглашения об объединении. Действие такого соглашения приостанавливается на срок от одной до трех недель со дня публикации уведомления. Управление вправе в соответствии со ст. 6 (1) Регламента установить, что данная сделка: 1)

не относится к сфере действия Регламента; 2)

противоречит положениям Регламента, но в целом соответствует целям н задачам общего рынка и поэтому не может быть опротестована; 3)

противоречит положениям Регламента, и существуют веские основания для сомнения в ее соответствии целям и задачам общего рынка.

Соответствующее решение Управления принимается в течение 1 месяца. После волеизъявления Управления поданному вопросу к анализу соответствующего соглашения приступает Комиссия.

Оценивая на основании ст. 2 Регламента факт соответствия объединения компаний целям и задачам Общего рынка, Комиссия принимает во внимание структуру соответствующего рынка, фактическое и потенциальное состояние конкуренции, позицию предприятия на рынке, финансовое положение, доступ к рынку сбыта, интересы промежуточных и конечных потребителей.

Если слияние будет признано противоречащим основам Общего рынка и нарушающим конкуренцию, Комиссия вправе, в соответствии с нормами ст. 14 Регламента, наложить на виновных лиц штраф в размере до 10% от общего объема оборота соответствующего юридического лица.

В процессе регулирования объединений юридических лиц все большее значение приобретает проблема разграничения компетенции ЕС и государств-членов.

Дублирование контроля за объединениями со стороны Сообщества и со стороны конкретного государства-члена не отвечает интересам ЕС. Основной задачей Постановления в этой связи стало отнесение ст. 21 (2) Постановления анализа сделок, в результате которых происходит значимое для Общего рынка укрупнение рыночной доли хозяйствующего субъекта, к исключительной компетенции Комиссии. В то же время было установлено, что Регламент не применяется к слиянием предприятий, если каждое из них имеет более 2/3 своего оборота на территории ЕС в одном и том же государстве — члене ЕС.

Существует также несколько исключений из общего правила распределения юрисдикции по делам о слияниях. 1)

В соответствии со ст. 21 (3) государство-член вправе предпринять необходимые действия с целью защиты национальных интересов, если они не противоречат нормам права ЕС. 2)

В соответствии со ст. 9 Регламента государство-член ЕС вправе обратиться к Комиссии за разрешением о передачи дела иа рассмотрение национальных антимонопольных органов в связи с тем, что концентрация, имеющая общеевропейское значение, ставит под угрозу систему свободной конкуренции в пределах данного государства-члена.

3) В соответствии со ст. 22 (3) Регламента государство вправе обратиться к Комиссии за разрешением о передачи дела на рассмотрение национальных антимонопольных органов в связи с тем, что концентрация, хотя и не имеющая общеевропейского значения, но оказывающая влияние на развитие торговых отношений между государствами-членами, ставит под угрозу систему свободной конкуренции в пределах данного государства-члена.

Таким образом, правомерно утверждать, что в сфере контроля за слияниями компаний в Европейском Союзе возможности использования национальных механизмов защиты конкуренции существенно шире, чем при применении иных мер по защите конкуренции. В целом, это отвечает принципу сотрудничества государств-членов в рамках ЕС, их усилиям по поддержанию Общего рынка. Однако здесь же скрыт своего рода потенциальный дезинтеграционный механизм при осуществлении правотворческих и правоприменительных мероприятий в сфере защиты конкуренции, выражающийся в конкуренции юрисдикций — национальной и наднациональной — при рассмотрении споров о слияниях.

Впрочем, в числе элементов правовой политики в области защиты конкуренции присутствует потенциально еще более дезинтегрирующий механизм экономико-правового содержания — государственная помощь.

Государственная помощь является важным элементом регулирования рыночной экономики, позволяющим решать социальные задачи, содействовать структурной перестройке экономики, внедрению высоких технологий, развитию определенных регионов и отраслей. Однако государственная помощь, применяемая отдельными государствами — членами ЕС в отношении национальных предприятий и тем самым предоставляющая национальным хозяйствующим субъектам значительные преимущества в конкурентной борьбе, способна причинить значительный ущерб конкуренции в рамках Общего рынка.

В связи с этим ч. 1 ст. 92 Договора о Европейском сообществе предусматривает, что любая предоставляемая государствами-членами помощь в виде дотаций или за счет иных государственных ресурсов, которая нарушает или грозит нарушить конкуренцию, создавая более благоприятные условия некоторым предприятиям или производству некоторых видов товаров, будет рассматриваться как несовместимая с общим рынком в той мере, в какой она затрагивает торговлю между государствами-членами.

Определение государственной помощи было дано Судом Европейских сообществ при рассмотрении дела Denkavit (1980 г.)62. Государственная помощь — это меры, принятые государствами- участниками независимо друг от друга, для достижения национальных, социальных или иных целей. При этом государства предоставляют предприятиям или иным лицам определенные преимущества с целыо побудить их совершить действия, направленные на достижение упомянутых целей.

Некоторые разновидности действий, рассматриваемых в качестве государственной помощи, были указаны Европейской Комиссией еще в 1963 г. В качестве государственной помощи могут рассматриваться: прямые субсидии; льготы по налогам и иным платежам; льготные банковские проценты; безвозмездное предоставление права пользования землей или зданиями; гарантии по кредитам, предоставляемые на льготных условиях, и некоторые другие меры.

Государственная помощь может быть предоставлена как государствами непосредственно, так и уполномоченными ими органами из государственных источников финансирования.

Часть 2 ст. 87 Договора о Европейском сообществе предусматривает ряд случаев, когда государственная помощь является совместимой с общим рынком. Если предоставление государственной помощи соответствует признакам, перечисленным в этой части, такая помощь автоматически признается законной и соответствующей целям Общего рынка. Прежде всего, это помощь социального характера, оказываемая индивидуальным потребителям при условии, что она предоставляется без дискриминации, основанной на происхождении продуктов, которых это касается. Наиболее типичным случаем такой помощи является предоставление субсидий производителям основных продуктов питания (п. «а» ч. 2 ст. 87 Договора). Другим случаем является помощь, направленная на возмещение ущерба, причиненного стихийными бедствиями или другими чрезвычайными обстоятельствами. Под другими чрезвычайными обстоятельствами понимаются военные действия, террористические акты и иные чрезвычайные и непредотвратимые явления, не являющиеся природными (п. «Ь» ч. 2 ст. 87 Договора). В п. «с» ч. 2 ст. 87 Договора предусмотрен случай, который в настоящее время утратил свою актуальность. Речь идет о предоставлении специальных льгот районам ФРГ, пострадавшим из-за разделения Германии. Поскольку Германия была объединена в 1990 г., Комиссия предложила правительству ФРГ прекратить оказание такой помощи, что и было сделано.

Частью 3 ст. 87 Договора о Европейском сообществе предусматривается ряд случаев, когда государственная помощь может быть признана совместимой с общим рынком. Право окончательного решения поданному вопросу предоставлено Комиссии, которая в каждом конкретном случае оценивает, соответствует ли указанная помощь задачам Общего рынка и не наносит ли она серьезного ущерба торговле между государствами-участниками.

Обстоятельства, при наличии которых Комиссия может признать государственную помощь правомерной, по сути, представляют собой принципы, которым должна соответствовать государственная помощь, и сводятся к следующему: 1)

если помощь оказывается с целью содействия экономическому развитию регионов, в которых уровень жизни ненормально низок или с высокой безработицей (п. «а» ч. 3 ст. 87 Договора); 2)

помощь, имеющая целью содействовать осуществлению проекта, имеющего общеевропейскую значимость или призванного выправить серьезные нарушения (п. «Ь» ч. 3 ст. 87 Договора); 3)

правомерной может быть признана помощь, предоставляемая с целью стимулировать развитие некоторых видов экономической деятельности или некоторых экономических регионов, если она не оказывает вредного воздействия на условия торговли в такой степени, что это противоречит общим интересам (п. «с» ч. 3 ст. 87 Договора). При применении данного принципа необходимо учитывать, что помощь должна быть временной и направлена на проведение качественных преобразований, а не просто иметь целью поддержание предприятий на прежнем уровне*'1.

Перечень случаев, когда Комиссии предоставлено право по своему усмотрению решать, совместима ли государственная помощь с общим рынком, не является исчерпывающим. Пунктом «d» ч. 3 ст. 87 Договора о Европейском сообществе предусмотрено, что другие категории помощи, совместимые с общим рынком, могут быть определены решением Совета, принятым квалифицированным большинством голосов по предложению Комиссии.

С оказанием государственной помощи непосредственно связан и иной аспект участия государств-членов ЕС в поддержании национальных предприятий. Речь идет о так называемых публичных предприятиях,

81 Wyat D., Da*h\vood A. Op. cit. P. 531.

понятие которых было определено Директивой Комиссии №80/723 от 25.06.1980 г. о прозрачности финансовых отношений между государствами-членами и публичными предприятиями63. К этим предприятиям приравнивались предприятия, которым государство предоставило особые или исключительные права (государственные концессии и поручения выполнять публичные функции от имени государства), предприятия, оказывающие публично значимые услуги (почта, железнодорожное сообщение).

Правовую основу для применения положений права ЕС о защите конкуренции к таким предприятиям создает норма ч. 1 ст. 86 Договора о Европейском сообществе. Условиями применения норм учредительного договора Европейского сообщества о защите конкуренции в таких случаях являются: 1)

констатация факта монопольного положения публичного предприятия на национальном рынке, 2)

нарушение этими предприятиями права ЕС, 3)

недопустимость применения по отношению к этим мероприятиям запретительных мер, если такие меры будут препятствовать выполнению социально-значимых задач.

Правовые последствия применимости к деятельности публичных предприятий права ЕС о защите конкуренции выражаются в том, что государства-члены ЕС обязуются не стимулировать такие предприятия к нарушению конкуренции. Комиссии ЕС предоставлено право осуществлять контроль за соблюдением этих положений Договора о Европейском сообществе. В частности после издания упомянутой Директивы №80/723 государства-члены ЕС были обязаны, в соответствии с нормой ст.5, информировать Комиссию о своих отношениях с этими предприятиями. И хотя разъяснения Комиссии по поводу применения этой статьи были впоследствии признаны Судом Европейских сообществ ничтожными, обязанность государств по обеспечению прозрачности отношений с этими предприятиями осталась неизменной. Более того, иски Франции, Италии и Великобритании о признании недействительной Директивы №80/723 были отклонены Судом.

Вышеприведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что развитие Общего рынка в Европе и применение правил, направленных на защиту конкуренции, служат защите равенства и свободы - то есть основополагающих ценностей Европейского Союза. Немаловажным представляется также и то, что правовое регулирование в области защиты конкуренции выполняет, по крайней мере, две важнейшие функции - экономическую и социальную. Их тесная взаимосвязь обуславливает дифференциацию и индивидуализацию подходов к решению споров, связанных с нарушением конкуренции и основную общую тенденцию правоприменения в этой области - все меры, способствующие экономическому и социальному развитию, даже несмотря на то, что формально они могут быть квалифицированы как в известной степени ограничивающие конкуренцию, следует признавать законными и соответствующими принципам Общего рынка. 96

<< | >>
Источник: Толоконников Алексеи Николаевич. ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА КОНКУРЕНЦИИ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ / Диссертация / Москва. 2007

Еще по теме §4. Слияния предприятий и государственная помощь как объекты антимонопольного правового регулирования в Европейском Союзе:

  1. §1. Понятие антимонопольного правового регулирования и особенности исторического развития его содержания в Европейском Союзе
  2. §4. Слияния предприятий и государственная помощь как объекты антимонопольного правового регулирования в Европейском Союзе
  3. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  4. Введение
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. §1. Понятие антимонопольного правового регулирования и особенности исторического развития его содержания в Европейском Союзе
  7. §4. Слияния предприятий и государственная помощь как объекты антимонопольного правового регулирования в Европейском Союзе
  8. Введение
  9. §1. Право на справедливое судебное разбирательство
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -