<<
>>

Влияние типа судопроизводства на процессуальное познание и процессуальное доказывание.

В основу данной работы положен различный подход к роли суда и субъекта к процессуальному доказыванию и познанию. Другим основным моментом работы является подход к доказыванию с позиции типа процесса -основных действующих в данном современном типе основ (принципов) судопроизводства.

Выдающиеся ученые современности профессора М.К. Треушников и И.М. Зайцев

288

указывают на зависимость роли суда в доказывании от типа гражданского процесса и принципов (например, принципа состязательности).289

Аналогичной точки зрения придерживается по данному вопросу и профессор И.В.

Решетникова, которая приходит к выводу о сбоях в осуществлении правосудия притом, что рудименты следственного типа гражданского процесса присутствуют в состязательном типе судопроизводства290 (имеется в виду современный гражданский процесс России).

М.Н. Кипнис полагает, что "российский уголовный процесс на досудебных стадиях

291

характеризуется как розыскной, с некоторыми элементами состязательности".

В науке окончательно и чётко не определены все признаки, отличающие состязательный процесс от следственного, что весьма сложно сделать ввиду их динамичности развития. На это указывается в научной литературе.292 Основным критерием остаётся критерий активности суда по отношению к собиранию

293

доказательств, на что указывал ещё И. Планк в 1857 г.

286 См.: Джатиев В.С. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Авторефер. Дисс. .д.ю.н. Владикавказ. Северо-Осетинский гос. университет им. К.Л. Хетагурова, 1995. С.5.

287

Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывание: понятие и средства. Филин. М.

1997.

288

Зайцев И.М. Основные противоречия современного гражданского процесса. Российский юридический журнал. №3 (7). 1995. С. 73.

289

Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе.

М290. 1982. С. 24.

290 Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.: Норма, 2000. С. 24.

291

Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность. Юрист. М. 2000. С.

129824.

292 Смирнов А.В. Модели уголовного процесс. Наука. Альфа. СПб. 2000. С.7.

293 Plank J. Sustematische Darstellung das deutschen Strafprozessrechts. Gottingen. 1857. S.

219745.

294 Смирнов А.В. Модели уголовного процесс. Наука. Альфа. СПб. 2000. С.7.

А.В. Смирнов справедливо указывает на отсутствие в чистом виде форм существования состязательного и более реакционных форм судопроизводств.294 Вместе

- с тем всегда можно провести сравнительный анализ и указать на приоритетность тех или иных начал в конкретном судопроизводстве.

Невозможно согласится с мнением учёных, полагающих, что и при активной позиции суда процесс может оставаться состязательным, а суд только стремится к

295

установлению истины по делу. Речь идёт о двух взаимоисключающих основаниях построения судопроизводства. Если суд активен по отношению к познанию истины, он не может не вмешиваться в доказывания субъектов, устанавливая дополнительные ограничения состязательному проявлению личности. Это весьма очевидно, если перейти от теоретических разработок к рассмотрению активности суда на конкретном практическом примере. Нам наиболее импонирует точка зрения российских и зарубежных учёных по этому вопросу, отделяющих состязательное начало и активную роль суда в процессе. Подобной точки зрения придерживаются: И.

Планк, М. Зандер,

Н.Д. Сергеевский, Л.Е. Владимиров, С.А. Пашин, П.А. Лупинская, И.В. Решетникова и

296

ряд других учёных.

Вместе с тем подавляющее большинство учёных склоняются к мнению о необходимости реформирования процессуальных процедур. Так, понимание принципа состязательности в советском правосудии как буржуазного не позволяло изменить

297

активную роль суда в процессе. Как справедливо отметил Председатель Верховного Суда РФ, профессор В.М. Лебедев, в переходе советского процесса "хотя бы в ограниченных масштабах" к состязательному началу суд должен был сохранить активную роль.298 И это действительно так, невозможно полярно изменить всю глобальную научную доктрину одним махом, складывавшуюся десятилетиями под воздействием колоссальной идеологической машины, распространявшимся на всё общество в целом.

См.6 Фойницкий И.Я Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. С. 64; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М. 1971. С. 138; Дорохов В.Я. Принципы советского уголовного процесса М. 1962. С. 35-36; Мотовиловкер Я.О. О принципе объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса. Ярославль. 1978. С. 65; Смирнов А.В. Модели уголовного процесс. Наука. Альфа. СПб. 2000. С.37 и

д29р6.

296 Plank J. Sustematische Darstellung das deutschen Strafprozessrechts. Gottingen. 1857; Zander M. A matter of justice. The legal system in Ferment. N.Y. 1989. P.140.; Сергиевский Н.Д. Основные начала и формы уголовного процесса. // Временник Демидовского юридического лицея. Ярославль. 1875. Кн. 9. С. 603; Вдладимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Харьков. 1888.С. 177; Пашин С.А. Возрождение российского суда присяжных. // Нормативные материалы о судьях и суде присяжных М. 1994. С. 15; Уголовный процесс / Под ред. Проф. П.А. Лупинской М. 1995. С. 119; Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Городец. М. 1999. С. 25; Jacob J. The reform of civil procedural law and other essays civil procedure. L. 1982. P.24; Bayles M.D. Principles of law: A normative analysis. Boston, Tokyo. 1984. P. 34-35 и др.

297

См.: Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М. 1959. С.125-130; Чельцов М.А. Задачи советской науки уголовно-процессуального права в период развёрнутого строительства коммунизма. Т.ж. С.63.

298 Лебедев В.М. Судебная власть в современной России. Лань. СПб. 2001. С.140.

Выступая в мае 2001 г. на научно-практической конференции, посвящённой тематике судебной реформы в России, профессор В.П. Кашепов указал на необходимость изменения роли суда и участников процесса, достижения нейтральности суда в исследовании доказательств и реализации его активности лишь в руководстве судебным разбирательством.299

Проанализировав взгляды учёных и нормативный материал, можно придти к выводу о том, что существует переходный тип юридического правоприменительного процесса от характерно-следственного к более состязательным началам.

На наш взгляд, именно этот тип судопроизводства господствует в современной российской правовой системе.

Переходный тип процесса характеризуется совместным сосуществованием черт как "старого", следственного типа судопроизводства, так и нового, "состязательного" судопроизводства. Сложившаяся ситуация в процессуальном праве России стала возможна в силу того, что "прижившиеся" черты следственности процессуальной процедуры не искоренены окончательно (хотя наметилась тенденция демократизации всего правоприменительного процесса), вместе с тем в судопроизводстве России внесены и развиваются черты подлинно состязательного типа судопроизводства.

Несомненно, наблюдается ряд черт, взаимоисключающих друг друга, что, на наш взгляд, неизбежно при переходном типе судопроизводства. Эти сложности накладываются и на отношение к процессуальному доказыванию.

Таким образом, толкование понятия "процессуального доказывания субъекта" зависит и от того содержания, которое заложено в него на определенном историческом этапе, и от типологии рассматриваемого (на данном витке истории) судопроизводства.

Указанный вывод объясняет существование неоднозначных научных подходов к понятиям "судебное доказывание" и "судебное познание".

Профессором С.В. Курылёвым не признаётся познавательный момент в деятельности субъектов доказывания. Ученый, в частности, говорит: "субъектом познания является только суд, субъектами доказывания являются все те участники процесса, у которых имеются права на собирание (представление) и исследование доказательств".300 Отрицая этот познавательный момент в доказывании, С.В. Курылёв приходит к выводу о том, что "доказывание не познание, а для познания".301 Такая позиция представляется верной в отношении познания суда. Действительно, вся доказательственная деятельность осуществляется для получения подтверждения со стороны суда законности и обоснованности выдвигаемого или оспариваемого требования субъекта доказывания.

С точки зрения В.В. Молчанова, доказывание выступает в качестве способа

302

познания.

Некоторые ученые полагают, что философские категории не применяются в судопроизводстве, т.е. полностью игнорируется человеческий фактор в судебной

деятельности. Отношение к познанию истины, несомненно, узкое и ограничивается

303

299 Кашепов В.П. О концепции обновления уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России. Городец. М. 2001. С.212.

300 Курылев С.В. Установление истины в советском правосудии. Автореф докт. дис. МГУ. М, 1967. С. 17; Доказывание и его место в процессе судебного познания. Труды Иркутского государственного университета. Иркутск. Т. Xiii. 1955.

301

Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. БГУ. Минск.1969. С. 34; Доказывание и его место в процессе судебного познания. Труды Иркутского государственного университета. Иркутск. Т. XIII. 1955. С.65-67.

302 Молчанов В.В. Собирание доказательств в гражданском процессе. М 1991. С. 9.

303 Якуб М.Л. Выступление на научной дискуссии об истине в судопроизводстве. Вестник Московского университета. Сер.8. 1963. №4. С. 41.

житейским созерцанием .

По мнению А.К. Сергун, "доказывание - деятельность, направленная на установление фактических обстоятельств дела с помощью судебных доказательств".304

К доказыванию как деятельности относится также А.Н. Гущин, Ю.В. Францифоров. 305

Поскольку доказывание направлено на отстаивание определённых взглядов лица, доказывающего в отношении фактов и юридических норм, а суд не имеет права высказывать собственное мнение иначе, как в решении по делу, то данное определение более относится, на наш взгляд, к познанию.

В современном периоде перехода к состязательному типу процесса сохраняются черты процесса следственного, которые отображаются в его функциях, таких как определение предмета доказывания по делу, активная роль суда при назначении экспертиз, распределение бремени доказывания и ряд других моментов.

Все эти черты, присущие следственному российскому процессу, тормозят развитие состязательности в судопроизводстве. Вместе с тем их присутствие необходимо, так как невозможна быстрая, "скачкообразная" смена типа процесса. Постепенный отказ от следственных позиций в судопроизводстве позволяет подготовить к состязательности сознание лиц доказывающих и лиц судейского корпуса. Необходим определенный перелом в правосознании, который происходит именно при переходном типе судопроизводства.

Вместе с тем вполне реально допустить возможность обратного перехода к процессу подлинно следственному, что также можно отнести к переходному типу судопроизводства, так как тип судопроизводства напрямую зависим от формы государства. Таким образом, если изменится форма государства, возможно изменение типологии судопроизводства, а соответственно, и принципиально иной подход к судебному доказыванию.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что предлагаемое отношение к пониманию сущности доказывания применимо только в переходном и состязательном типе судопроизводства.

Рассматривая вопросы понятий судебного доказывания и познания, невозможно не обратить внимания на дискуссию выдающихся российских ученых, разгоревшуюся в период расцвета следственного процесса в России. Полярно противоположные мнения учёных А.Ф. Клейнман и К.С. Юдельсона находят своих последователей и в современной науке гражданского процессуального права. Суть спора сводится к различному пониманию роли суда в доказывании.

Согласно позиции К.С. Юдельсона, суд в гражданском судопроизводстве является субъектом доказывания.306 Взгляды А.Ф. Клейнман наиболее ярко отражены в принципе: "суд не доказывает - суд решает дело". Налицо классический

процессуальный подход, «выросший» из дореволюционной российской процессуальной

307

науки.

А.Ф. Клейнман критически относится к такой позиции К.С. Юдельсона, высказывая ряд аргументов:

Гражданское процессуальное право России. Изд.2. Былина. М. 1998. С.174.

305 См.: Гущин А.Н., Францифоров Ю.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности. Приор. М. 2001. С. 99.

306 Юдельсон К.С. Субъекты доказывания в гражданском процессе. Учёные записки Свердловского юридического института. Т. 11. Свердловск. 1947. С. 120.

307 См.: Васьковский Е.В.Учебник гражданского процесса. Изд. 2. М. 1917. - Хрестоматия по гражданскому процессу. М. 1996. С.94.

- на суде лежит обязанность решать дело, а не доказывать;

308

- гражданский процесс связан властью суда по разрешению дела;

- мотивы судебного решения имеют значение лишь для того, чтобы можно было проверить законность и обоснованность судебного решения.309

Точка зрения профессора А.Ф. Клейнман нашла своих последователей. Его взгляды были поддержаны О.В. Ивановым, считавшим, что деятельность осведомлённых об обстоятельствах дела заинтересованных в его исходе субъектов процесса (сторон, третьих лиц и др.), направленная на то, чтобы убедить суд в существовании (или не существовании) отдельных фактических обстоятельств, называется доказыванием.310

Обратимся к работе И.В. Решетниковой, которая в современный период комментирует этот спор. По её мнению, "суд для вынесения решения по делу должен принимать участие в доказывании. Наделение суда полномочиями по участию в процессе доказывания (на любом типе процесса) превращает его в субъекта этой деятельности, обладающего, соответственно, правами и обязанностями".311

Действительно, в существующем сегодня гражданском процессе суд играет, именно такую роль. Однако необходимо учитывать, что современный гражданский процесс несовершенен как раз с этих позиций. Российский процесс переживает этап коренного реформирования от процесса следственного к процессу состязательному. Наличие ряда обязанностей у суда, выполняя которые, он затрагивает права и обязанности субъектов доказывания, свидетельствует о вынужденности суда влиять на них, не учитывая при этом Конституцию РФ и её приоритетный статус законодательного акта, обладающего высшей юридической силой. В качестве примера можно привести разрешение судом вопроса о предмете доказывания по делу, который определяется судом, что, на наш взгляд, недопустимо в состязательном правосудии. Такое положение требует срочного изменения со стороны законодателя, так как сводит на нет состязательность всего процесса.

О сосуществовании активного суда и состязающихся сторон высказано мнение профессором П.М. Филипповым: "Состязаются стороны между собой перед судом, но они не могут состязаться с самим судом. Разве состязательность должна однозначно влечь за собой умаление (сокращение) судебной активности? Полагаем, что нет. Нельзя сводить роль суда к тому, что он должен лишь создавать обстановку для проявления

312

состязательности и равноправия сторон". Учёный не замечает взаимоисключающих факторов состязательности субъектов и активности суда по отношению к доказыванию этих субъектов.

Необходимо запрещение использования властных полномочий судом при отношении суда к доказыванию субъекта, их сохранение допустимо только в организационной сфере процесса.

308 Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М.; Л. 1950. С. 40.

309 Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М.; Л. 1950. С. 41.

310 Иванов О.В. Судебные доказательства в гражданском процессе. Курс лекций. Вып. 1.

Иркутск. 1974. С. 136.

311

Решетникова И. В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.: Норма, 2000. С. 62.

312 Филлипов П.М. Правосудие как способ осуществления судебной власти // Сб. Государство и право на рубеже веков. Институт государства и права РАН. 2001. М. С. 245.

Таким образом, предлагается введение принципа невмешательства суда в процесс доказывания субъекта, при этом субъект сам определяет пределы своего доказывания в соответствии с предметом спора. Излагая их письменно, обращаясь в суд, такие пределы провозглашаются публично в судебном заседании в начале процесса.

Обязанность не выходить за эти пределы должна быть закреплена законодательно, т.е. роль суда полярно противоположна той, которая существует сегодня. Следует ввести волевое ограничение со стороны суда при нарушении пределов доказывания, т.е. при отступлении от предмета доказывания (спора). Изменение предмета в процессе должно иметь такой же формализованный порядок.

В противоположном случае суд вольно или невольно, выполняя свои обязанности, возложенные на него законом, будет вмешиваться в доказывание субъекта, будет нарушать принципы состязательности и равноправия сторон в судебном процессе. Невозможно поставить знак равенства между понятиями "суд-следователь" и "суд-арбитр". Тогда становится ясно, почему невозможно включение в формулу "суд-арбитр" элементов формулы - "суд-следователь", например, истребование судом доказательств по делу по ходатайству стороны. При таком положении суд истребует доказательства, помогая одной стороне, и негласно принимает её сторону. Таким образом, это непосредственно и прямо влияет на позиции всех субъектов доказывания, а оценка доказательств при таком подходе будет произведена предвзято, поскольку внутреннее убеждение суда уже не свободно. Однако невозможно полностью исключить такую функцию государственной помощи из осуществления российского правосудия. Более логично закрепить функцию помощи в получении доказательств, когда их не передают заинтересованному субъекту доказывания, за другими государственными органами. Например, можно возложить такую обязанность на прокуратуру Российской Федерации, что вполне согласуется с её традиционными функциями надзора за законностью.

Выражая своё отношение к этому научному спору, Ю.К. Осипов полагает, что А.Ф. Клейнман недостаточно широко понимает судебное доказывание и имеет в виду "не процесс познания, а лишь процессуальную деятельность сторон, направленную на то, чтобы убедить суд в истинности их утверждений о существовании или не существовании юридических фактов, составляющих основания требований истца или возражений

313

ответчика".

Ю.К. Осипов считает, что доказывание - это не только деятельность сторон по убеждению суда, но и весь процесс судебного познания, т.е. понятие "познание" шире понятия "доказывание".314

Аналогичных взглядов придерживается и И.В. Решетникова, которая указывает на то, что "доказывание является разновидностью познавательного процесса". В отношении арбитражного доказывания И.В. Решетникова подчеркивает, что это деятельность субъектов доказывания по обоснованию обстоятельств дела с целью его разрешения.315

На позиции отождествления доказывания и познания настаивает и А.А.

316

Давлетов.

Осипов Ю.К. Судебные доказательства.//Советское гражданское процессуальное право.

М314. 1965. С. 137.

314 Осипов Ю.К. Судебные доказательства.//Советское гражданское процессуальное право. М. 1965. С. 137-138.

Решетникова И. В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. Норма. М. 2000. С. 62.

315 Арбитражный процесс в вопросах и ответах. Юрист. М. 2001. С. 73.

316 Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск. 1991.

Возникший спор о включении или не включении суда в субъекты доказывания, по нашему мнению, можно разрешить с позиций внутреннего убеждения субъекта доказывания, являющегося той "движущей силой", по воле которой лицо обращается в суд (интерес субъекта доказывания)317 и отстаивает свои взгляды по спорному вопросу в юридическом процессе.

Поскольку субъект доказывания обладает интересом, отстаивание данного интереса должно каким-либо образом отображаться в окружающем социальном и правовом поле субъекта. И интерес субъекта находит своё отражение в виде каких-либо действий (бездействий), чаще деятельности - со стороны субъекта, т.е. выражается в виде определённых форм защиты или нападения. Вся деятельность - следствие внутреннего убеждения субъекта.

Процессуальное доказывание - это судебная (и досудебная, если это предусмотрено законом) способность защиты правовой позиции субъектом процессуального

318

доказывания.

Определяя процессуальное доказывание как способность, отмечаем, что категории "деятельность", "моделирование", выражающие традиционно понятие "доказывание", производны по отношению к категории "способность". Такой подход к понятию "процессуальное доказывание" более естественен для права, ввиду того, что более глубоко отображает сущность этого правового понятия. Тем самым углубляется авторское понимание процессуального доказывания, чем это было изложено ранее.319

Рассмотрим возражение, с которым мы столкнулись, определяя доказывание таким образом. Раз доказывание - способность, то не каждая личность ею обладает. На практике доказывать может любой человек, но согласитесь, доказывание не у всех одинаково. Способность юридической защиты у профессиональных субъектов доказывания превращается в доказательственное искусство, но это весьма условная высшая категория.

По своей юридической направленности доказывание субъекта либо реализует стремление субъекта к нарушению существующего правового равновесия в правоотношении, либо направлено к его появлению в выгодном для субъекта аспекте, либо к его прекращению. Соответственно, доказывание субъекта всегда движется в сторону собственного преобладания в споре посредством установления юридических фактов правоприменителем, свидетельствующих о правильности (соответствии закону и обоснованности) правовой позиции именно этого субъекта доказывания.

317 Проблемам интереса посвящена фундаментальная работа по гражданскому процессу Р. Гукасян Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. ПКИ. Саратов. 1970.

318 Способность С.И. Ожегов толкует в двух аспектах: 1). Талант, дарование; 2). Умение, а также возможность производить какие-либо действия. /Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. Сов. энциклопедия. М. 1970. С. 747 / И, в русском языке мы наблюдаем сочетание внутреннего и внешнего в понимании человеческой способности.

319 Новицкий В.А. Правовые взгляды русских юристов конца XX - XIX века в области доказательственного права России (гражданско-процессуальный аспект). Автореф. канд. дис. Ставрополь. 2000.

Из предложенного понятия "доказывание" в процессуальном праве можно сделать вывод о том, что обязанность (бремя) доказывания полностью лежит на субъектах доказывания и в дозволенных законом рамках зависимо от их волеизъявления, а во внутреннем аспекте сковано только процессуальной ролью. В остальном воля субъекта доказывания не имеет ограничений. Именно субъект доказывания обладает тем свойством, которое движет весь процесс в целом. Стремление к победе в правовом споре, как правило, реализуется субъектом до тех пор, пока дозволяет законодательно установленная форма.

Интерес субъекта доказывания определяется волей (либо законом, влияющим на доказательственную деятельность субъекта) и обстоятельствами, воздействующими на волю субъекта доказывания. Таким образом, судебное доказывание истины для субъекта доказывания - это следствие его волевого решения (либо самостоятельное, либо в силу законодательно закреплённой обязанности).

Как абсолютно верно подчёркивал А.Ф. Клейнман, "необходимость в доказывании возникает лишь тогда, когда одна сторона оспаривает утверждения другой".320

Фактическая доказательственная "база" в полной мере зависит от сторон, их талантов и возможностей реализации этих талантов в доказывании.

На наш взгляд, существует несколько иной, отличный от традиционно-дискуссионного, подход к понятиям судебного доказывания и судебного познания и их соотношению. В основу подхода положено различие в роли суда и субъекта доказывания в отношении к судебному познанию и судебному доказыванию.

Если для суда познание составляет весь смысл его деятельности, основанный на процессуальном интересе (в силу требований закона), то для субъекта доказывания познание только часть его деятельности. Это связано с тем, что для субъекта доказывания познавательная деятельность сочетается с отстаиванием своей процессуальной деятельности и факультативна по отношению к ней.

Познание для субъекта доказывания приобретает основное значение в тех случаях, когда субъект такой деятельности проверяет убедительность собственной процессуальной позиции по делу, соотнося её с позицией противника, которая им также для этого познаётся.

Роль суда по отношению к доказыванию - это познание и оценка, правоприменение - это его основные процессуальные функции. Как уже отмечалось, любое проявление участия суда в судебном доказывании субъекта автоматически включает суд в число субъектов процессуального доказывания; при этом происходит грубое нарушение принципов - основ судопроизводства, таких как состязательность, равноправие сторон, законность, справедливость и др.

УПК РФ в ч. 4 ст. 15 устанавливает: "Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях". Вместе с тем законодатель отказался от принципа "объективной истины" в судопроизводстве. Соответственно, любое установление иной истины есть достоверное предположение субъекта доказывания, принятое судом как истинное, ввиду его достаточного обоснования доказательствами и доводами, с позиций суда, рассматривающего дело.

Для субъекта доказывания, напротив, процессуальное доказывание - смысл участия в судебном разбирательстве, реализация возможности добиться поставленной цели.

Существующий в процессуальной науке уравнительный подход к судебному познанию и судебному доказыванию не позволяет проникнуть в глубину данных понятий, поскольку он уравнивает суд и лицо, доказывающее перед судом.

Предлагаемое понимание судебного доказывания и судебного познания предоставляет возможность реформировать всё доказательственное право России. Становится возможным по-иному взглянуть на права и обязанности субъектов в процессуальном доказывании, на предмет доказывания, пределы доказывания, оценку доказательств судом и субъектом доказывания и на понятие "судебных доказательств".

320 Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. МГУ. М. 1964. С. 174; 181. Аналогичная позиция учёного изложена и в учебнике: Советский гражданский процесс. МГУ. М. 1964. С. 132-134.

<< | >>
Источник: Новицкий В.А.. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения. Монография. - Ставрополь. Изд-во СГУ. 2002- 584 с.. 2002

Еще по теме Влияние типа судопроизводства на процессуальное познание и процессуальное доказывание.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -