<<
>>

1.2. Факты, общеизвестные среди специалистов

В предмет доказывания по уголовному, гражданскому, административному делу иногда входят факты, не требующие процессуальной деятельности по доказыванию, поскольку они общеизвестны.
Общеизвестность факта является основанием освобождения сторон от доказывания этого факта, и потому она получила

1 Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.: Изд-во «Юридическая литература», 1964. С. 35.

закрепление именно в нормах гражданского судопроизводства, которое по всем канонам в первую очередь ассоциируется с состязательностью. В уголовном судопроизводстве долгое время не только не провозглашался принцип состязательности, но и слово «стороны» не употреблялось, поэтому и норма о признании фактов общеизвестными отсутствовала и отсутствует, ведь ее контекст - освобождение сторон от доказывания.

Однако, помимо значения освобождения от доказывания, признание фактов общеизвестными играет большую роль в определенности правил определения предмета доказывания. В отсутствие же законодательного указания на такую категорию фактов практика придает сведениям о них ближайшую по аналогии форму, искажая неуместными наименованиями собственный смысл оригинала.

Так, некоторые ученые возражают против закрепления в уголовно-процессуальном законе особенностей показаний сведущих свидетелей лишь потому, что под такими свидетелями нередко понимаются специалисты-консультанты, иначе говоря (избирая предлагаемую нами терминологию) сведущие лица, сообщающие сведения об общеизвестных в кругах специалистов фактах. Возражения высказаны и против процессуального значения обращения следователя, судьи к справочной специальной литературе: такое действие УПК не регламентировано. Но оно может оказаться необходимым для решения вопроса о признании факта общеизвестным среди специалистов.

Поэтому правила признания фактов общеизвестными рсегда требовались уголовному процессу, а на современном этапе устранено препятствие к их закреплению в законе: законодатель, руководствуясь Конституцией РФ, стремится к возможно более полной реализации принципа состязательности в уголовном судопроизводстве.

Целесообразным видится закрепление в действующем УПК соответствующей нормы, посвященной освобождению от доказывания определенных фактов. По правилам ГПК РФ (ч. 1 ст. 61), АПК РФ (ч. 1 ст. 69) обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Ученые-специалисты в области гражданского процесса комментируют это следующим образом. Общеизвест- ными признаются, как правило, такие факты предмета доказывания, как засуха, землетрясение, война, наводнение, катастрофа и др. Общеизвестность того или иного факта относительна и зависит от времени, истекшего после события, распространенности события в определенной местности. Общеизвестные факты освобождены от доказывания потому, что истинность их очевидна, и доказывание является излишним. Признать общеизвестными те или иные факты может не только суд первой инстанции, но и суды, рассматривающие дело в апелляционном, кассационном порядке и в порядке надзора1.

Общеизвестность факта может быть признана судом при наличии двух условий: объективном - известность факта широкому кругу лиц, и субъективном - известность факта всем членам суда2.

В Уголовно-процессуальном кодексе нет правил признания фактов общеизвестными. Но учеными-специалистами в области уголовного процесса и криминалистики - категория общеизвестности фактов в уголовно-процессуальном доказывании рассматривалась и рассматривается. Среди этих ученых - В.Д. Арсеньев, Р.С. Белкин, А.Р. Белкин, Ю.М. Грошевой, О.В. Левченко, И.М. Мухин, М.С. Строгович, Л.Т. Ульянова, Ф.Н. Фаткуллин. Общеизвестность фактов в уголовно-процессуальном доказывании рассматривалась и учеными дореволюционного периода.

Современные точки зрения могут быть представлены высказываниями А.Р. Белкина и О.В. Левченко. А.Р. Белкин (что представляется правильным) полностью относит правила гражданского процесса к уголовному и утверждает, что «не подлежат доказыванию так называемые общеизвестные факты»3.

О.В. Левченко соглашается с этим только в небольшой части, утверждая, что «такая трактовка понятия общеизвестного факта относится только к одному виду общеизвестных фактов, так называемых «банальных истин»: водка - спиртной напиток, гашиш - наркотик, ночью темно, вода мокрая и т.

д.». «Другая часть об- 1

См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. 2-е изд. М.: Изд-во «Го- родец», 1999. С. 30. 2

См.: Курылев С.В. Установление истины в советском правосудии. Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М, 1967. С. 20; Треушников М.К. Судебные доказательства. 2-е изд. М.: Изд-во «Городец», 1999. С. 30. 3

Белкин А.Р. Теория доказывания. М.: НОРМА, 1999. С. 63.

щеизвестных фактов, - продолжает О.В. Левченко, - все же в определенных пределах исследуется. Процесс доказывания для таких общеизвестных фактов будет заключаться в их собирании (фиксации) и оценке с точки зрения относимости и значимости для обоснования выводов по уголовному делу. Проверка и оценка допустимости, достоверности общеизвестного факта исключается... В случае необходимости проверки такого факта будет проверяться не сам факт по себе, а именно его общеизвестность ... общеизвестный факт... либо освобождается от доказывания вообще или процесс его доказывания усечен»1.

Бесспорными видятся выводы о целесообразности регламентации признания фактов общеизвестными в системе правил освобождения от доказывания (как в гражданском процессе) и об особенности признания таковыми отдельных общеизвестных фактов, обусловленной необходимостью некой предметной деятельности по установлению общеизвестности.

Спорный аспект заключается в том, какие из общеизвестных фактов относить к требующим, пусть усеченного доказывания и как это отразить в правилах доказывания. Проблематичность этого аспекта особенно проявляется при анализе формулировки закона, посвященной общеизвестным фактам, которую предлагает О.В. Левченко. Предлагается ввести в УПК РФ ст. 90-1 такого содержания: «Обстоятельства, установленные общеизвестными фактами, не нуждаются в доказывании, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда»2.

Как видим, категория фактов, требующих усеченного доказывания, не отражена. Выходит, что ст. 90-1 предлагается только ч для освобождения от доказывания «банальных истин» (водка - спиртной напиток, ночь темная...).

В свою очередь, понятие «банальные истины» требует разъяснения. В перечисление их примеров у О.В. Левченко вошли лишь свойства предметов и явлений. Относит ли автор к ним и традиционно указываемые в учебниках гражданского процесса засуху, землетрясение, наводнение, чрезвычайное положение и другие факты событийного характера, не ясно. 1

Левченко О.В. Общеизвестные факты как средства уголовно-процес- суального доказывания // Государство и право. 2002. № 8. С. 48, 50. 2

Там же. С. 49.

Но действительно ли некоторые факты одновременно и общеизвестны, и требуют доказывания? Точна ли здесь терминология? (То, что некоторые из общеизвестных фактов требуют определенной деятельности для подтверждения общеизвестности, это бесспорно).

Усеченность доказывания названный нами автор видит в исключении проверки и оценки допустимости и достоверности, в ограничении доказывания оценкой относимости и значимости факта для обоснования вывода по уголовному делу.

Однако само по себе освобождение от доказывания определенных обстоятельств предполагает, что эти обстоятельства подлежат установлению по делу, то есть данные о них относимы к делу и значимы в доказательственной системе. Таким образом, усеченность доказывания общеизвестных фактов, общеизвестность которых требует подтверждения, не может заключаться в ограничении доказывания оценкой относимости и допустимости этих фактов.

Как это так называемое «усеченное доказывание» выглядит на практике? Да просто для подтверждения общеизвестности факта привлекаются справочные сведения. Думается, что это вовсе не доказывание, и вот почему. Доказывание есть исследование подлежащих установлению обстоятельств. Установление фактов судебным приговором или иным решением имеет преюдициальную силу. Эти факты после исследования их судом и принятия на их счет решения, вступления его в законную силу, считаются установленными. Для оперирования же в правоприменении и иных сферах общеизвестным фактом например наводнения, вовсе не нужно ссылаться на судебное решение, отражающее этот общеизвестный факт.

Необходимость получения справки специалиста о том, например, что засыпание песка в буксовый узел вагона при отправлении поезда может повлечь крушение, аварию или нарушение нормальной работы транспорта, все же не равнозначна необходимости деятельности по выяснению свойств буксового узла.

И впоследствии, говоря об этом свойстве буксового узла, не нужно ссылаться на решение суда. И так далее.

Получение справочных сведений, как представляется, - особая деятельность, неисследовательский характер которой выражается и в том, что она не охвачена предусмотренными в законе видами доказательств, за исключением «иных документов» - для письменных справок. Так, устные сообщения специалиста закон не именует показаниями, не включает в перечень источников доказательств, так же, как и устные сообщения эксперта не именовались показаниями в период, когда они ограничивались лишь справочными сведениями (УПК РСФСР 1960 года). Особенно эта черта справочных сведений видна в возможности заменить подтверждение общеизвестности, привлеченное «со стороны», обращением самих следователей, судей и иных участников уголовного судопроизводства к справочной литературе.

Такое понимание практической деятельности по подтверждению общеизвестности фактов, как представляется, соответствует действительному положению дел и способно привести к востребованной практикой регламентации. В этой регламентации необходимо отразить правило, аналогичное содержащемуся в ГПК и АПК, и добавить, что для признания фактов общеизвестными в узких кругах достаточно привлечения справочных сведений на этот счет.

О каких «узких кругах» идет речь? О.В. Левченко подразделяет все общеизвестные факты, в зависимости от содержания знания, которое признается общеизвестным, на: 1) историко- бытовые (знание исторических дат, событий, очевидных процессов при дожде, снеге, ветре, назначение различных предметов и многие другие); 2) профессионально-юридические (возможность идентифицировать следы преступления и т. д.)1.

Все это факты, не требующие, как правило, справок. Думается, эту классификацию следует дополнить третьей группой (а по нашему подразделению - второй, требующей справок) - знания, накопленные специалистами в различных сферах (в основном, научных), именуемых в теории уголовного процесса и криминалистики сферами специальных познаний.

Таким образом, первая категория названных нами «узких кругов» - профессиональные сообщества, корпорации специалистов, профессионалов, ученых и практических работников.

Вторая классификация О.В. Левченко состоит в подразделении общеизвестных знаний на: 1) общеизвестные знания, исполь-

1 Левченко О.В. Общеизвестные факты как средства уголовно-процессуального доказывания // Государство и право. 2002. № 8. С. 50.

зуемые всем человечеством, 2) общеизвестные знания, используемые в определенной стране, 3) общеизвестные знания, используемые в определенной местности1.

Третья категория также подходит для названной нами второй группы общеизвестных фактов - фактов, требующих справок. Но здесь следует подходить более осторожно. Общеизвестность факта специалистам опирается на научную достоверность. Широкой известности об этом факте в определенной местности может оказаться и не достаточно для признания факта общеизвестным. Возможно, потребуются показания свидетелей. Но все же широкая известность факта всегда важна, даже если не освобождает от доказывания.

Таким образом, назначение формулировки нормы об общеизвестных фактах, по нашему мнению, должно заключаться: 1)

в установлении правила о том, что суд вправе признать факт общеизвестным; 2)

в указании на такую категорию, как справочные сведения в связи с общеизвестными фактами. Этим вводятся в орбиту уголовно-процессуального доказывания справочные сведения, содержащиеся в сообщениях экспертов о невозможности дать заключение в так называемых «вероятных заключениях экспертов», а также справочные сведения, полученные в результате обращения участников уголовного судопроизводства к справочной литературе. В этом смысле не так уж важно дать исчерпывающий перечень категорий общеизвестных фактов, общеизвестность которых требует подтверждения.

Сама формулировка «для признания общеизвестными фактов, являющихся таковыми среди специалистов, достаточно привлечения справочных сведений» не исключает, что справочных сведений достаточно и для подтверждения общеизвестности иных фактов. Мы предлагаем выделить специалистов, так как от них в основном требуются справки.

Целесообразной представляется следующая формулировка ч. 1 ст. 90 УПК РФ2: 1

Левченко О.В. Общеизвестные факты как средства уголовно-процессуального доказывания // Государство и право. 2002. № 8. с. 48, 50. 2

При этом существующая норма, помещенная в ст. 90 УПК РФ, перемеща ется в следующую часть. «Ст. 90 Основания освобождения от доказывания

Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Для признания общеизвестными обстоятельств, являющихся таковыми среди специалистов, достаточно привлечения справочных сведений о том, что об этих обстоятельствах имеются общепринятые научные и практические данные. Справочные сведения могут быть привлечены путем допроса специалиста, письменной справки, обращения суда и сторон к научным и справочным источникам».

Таким образом, по-своему, возможность ограничиться истребованием справки является освобождением от доказывания. Кроме того, справка, содержащая сведения об известных среди специалистов фактах, явно представляет собой нечто иное по сравнению с документом, взятым из цепи исследуемых органом предварительного расследования отношений, событий, действий (бездействия) и т. п.

Особенность доказательственной природы такой справки хорошо видна в возможности заменить ее получение ознакомлением следователя, судьи со справочной литературой. Без закрепления в законе правил признания фактов общеизвестными в кругах специалистов, такая замена, буквально по правилам УПК РФ, невозможна. В полном объеме она, как правило, невозможна и в практике. Как бы хорошо следователь ни разобрался в специальном вопросе, как бы грамотно ни выразил суть решения этого вопроса в обвинительном заключении со ссылкой на специальную литературу, обычно для суда этого оказывается недостаточно, требуется привлечение авторитета профессионала. Точнее, его авторитет нужен для «конечного адресата доказывания». Как указывал А.А. Эйсман (применительно к эксперту), «научный авторитет эксперта является гарантией правильности его заключения, но не столько для следователя и судьи, которые вправе и обязаны проверить его по существу, сколько для всех тех, кого, так или иначе, касается вынесенный приговор»1.

Но все же возможность обращения лица, ведущего уголовный процесс, к справочной литературе и отражения результатов этого обращения в итоговом документе стадии очень важна. Как из-

1 Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). М.: Изд-во «Юридическая литература», 1967. С. 91.

29

вестно, по канонам доказывания предполагается создать известный «запас прочности» доказательственной системы. Желательно, чтобы факт подтверждался несколькими источниками. Сегодня, когда защитник может привлекать специалиста наравне с обвинителем, возможно неполное совпадение сведений, предоставленных сведущими лицами с той и с другой стороны. Поэтому возможность самого суда обратиться к научному источнику и указать на это в приговоре тоже не должна исключаться.

Однако она не предусмотрена действующим УПК РФ, как не была предусмотрена и его предшественником - УПК РСФСР 1960 года. В.А. Серов обратил внимание на это обстоятельство: «... неправомерно относить обращение к «справочным документам» к одной из форм использования специальных познаний. Документы имеют значение для дела постольку, поскольку в них удостоверены или изложены какие-либо обстоятельства и факты, а не положения научного характера. Кроме того, закон вообще не выделяет такой особой разновидности документов, как «справочные»1.

В.А. Серов в этом высказывании отделил друг от друга понятия «факты» и «положения научного характера».

Семантически, «факт - это действительное, вполне реальное событие, явление; то, что действительно произошло, происходит, существует». «Событие - то, что произошло, то или иное значительное явление, факт общественной, личной жизни»2.

«Явление - событие, случай; всякое обнаруживаемое проявление чего-то». «Обстоятельство - явление, сопутствующее какому- нибудь другому явлению и с ним связанное»3.

В статье УПК, посвященной предмету доказывания, слово «обстоятельство» употребляется как в значении, близком к вышеуказанному семантическому (обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание), так и в значении слов «факт» и «событие» (событие преступления). 1

Серов В.А. Использование научно-технических познаний и средств в доказывании по уголовным делам. Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1979. С. 27-28. 2

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / РАН, Рос сийский фонд культуры. М., 1994. С. 730, 836. 3

Там же. С. 429, 904.

Более того, в процессуальном языке приравниваются по значению слова «факт» и «обстоятельство» и нередко приравнивается к ним «событие», которое является разновидностью фактов (обстоятельств). Так, в ст. 55 ГПК от доказывания освобождаются то обстоятельства (признанные общеизвестными), то факты (преюдициально установленные). А в ст, 73 УПК РФ - обстоятельства, подлежащие доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, то есть и причинная связь между действиями и последствиями), виновность и т. д.

Примеры общеизвестных обстоятельств, подобные приведенным М.К. Треушниковым, чаще всего указываются в цивилисти- ческой литературе. Напомню, что это: засуха, землетрясение, война, наводнение, катастрофа и др. В своем комментарии М.К. Треушников практически ставит знак равенства между словами «обстоятельство», «факт» и «событие»: «общеизвестность того или иного факта относительна и зависит от времени, истекшего после события, распространенности события в определенной местности»1.

То есть к категории обстоятельств, которые могут быть признаны общеизвестными, отнесены только обстоятельства (факты) событийного характера. Как уже говорилось, таким образом охарактеризована существующая практика признания обстоятельств общеизвестными в гражданском судопроизводстве.

Но по смыслу ст. 73 УПК РФ, под обстоятельствами понимаются также связи, свойства и отношения, как существовавшие ранее или вообще могущие иметь разовое проявление, так и существующие на момент расследования и судебного разбирательства. Например, характер и размер вреда, причиненного преступлением. К «другим обстоятельствам совершения преступления» (в смысле п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ) относится причинная связь между преступными действиями и последствиями. Доказыванию подлежат и другие связи - связи, соединяющие улики между собой (чем образуются новые улики). К такого рода обстоятельствам правомерно отнести и те связи, отношения, естественные законы,

1 Треушников М.К Судебные доказательства. 2-е изд. М.: Изд-во «Городец», 1999. С. 30.

которые А.В. Серовым названы «научными положениями», то есть факты, общеизвестные специалистам.

А. Смородинова, С. Зайцева, Н. Громов дают самое общее определение понятия «факт», не конкретизирующее до тонкостей характер явлений (событийного характера или физический, химический, иной естественный закон, или иное). «Факт - это явление объективной действительности. Факты существуют независимо от того, знают ли о них лица, осуществляющие расследование и судебное рассмотрение»1.

Устное подтверждение научных положений специалистами практиковалось еще в период действия Устава уголовного судопроизводства 1864 года. JI.E. Владимиров называл таких специалистов, участвующих в уголовном судопроизводстве, «справочными свидетелями» - сведущими лицами, которые «дают из области своего опыта сведения, освещающие некоторые стороны уголовных дел... Суд, вооружившись этими сведениями, справкой, самостоятельно затем решает возникший вопрос... Призывается, например, бухгалтер, для объяснения порядка счетоводства в каком-нибудь торговом заведении»2.

Теперь, после давно произошедшего полного размежевания институтов экспертизы и свидетельских показаний, ученые говорят уже не о справочном свидетеле, а о сведущем лице, осуществляющем справочную деятельность3.

Ю.К. Орлов выделяет два вида справок:

во-первых, справки по вопросам, по которым соответствующей организацией исследование уже проведено и интересующие следствие и суд факты установлены;

во-вторых, справки по общим вопросам какой-либо отрасли знания, которые известны только специалистам (например, о технических данных какой-либо системы оружия или модели транс- 1

Смородинова А., Зайцева С., Громов И. Соотношение доказательств и фактов в уголовном процессе // Российская юстиция. 1998. № 11. С. 25. 2

Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. 3-е изд. СПб., 1910. С. 199. 3

См.: Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов-на-Дону, 1984. С. 18; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М.: Юрист, 1985. С. 20.

портных средств)1.

Правила УПК РФ позволяют привлекать к расследованию и судебному рассмотрению как письменные, так и устные справки, последние - в рамках полномочий специалиста давать сторонам и суду разъяснения по вопросам, входящим в его компетенцию (ст. 58 УПК РФ). Справочная деятельность здесь переходит в форму участия в процессе специалиста-консультанта. В стадии предварительного расследования устной формы общения со сведущим лицом, дающим справку, законом не предусмотрено. УПК вообще не содержит понятия «допрос специалиста». По смыслу ст. 58 УПК РФ специалист делает устное сообщение, а значит - допрашивается, ибо иной формы получения устных сообщений процессуальным законом не предусмотрено.

По правилам ст. 58 специалист делает устные сообщения сторонам и суду, то есть в ходе судебного разбирательства. Учитывая единство во времени и месте проведения исследовательской части этой стадии, в законе возможно, действительно, обойтись без слов «допрос специалиста». Но для регламентации получения справочных сведений в устной форме в ходе предварительного расследования, понятие «допрос специалиста» необходимо. Возможно, препятствия к этому видятся в особом свойстве этого допроса, результаты которого не составляют содержание доказательств, а предоставляют справочные сведения об общеизвестных фактах. Для избежания недоразумений нами предложена новая формулировка ст. 90 УПК. При этом, как показала практика применения УПК 1960 года, использование в законе понятия «допрос эксперта» (а нами предлагается «допрос специалиста»), если не используется понятие «показания эксперта» (в нашем варианте - «показания специалиста»), понимается так, что в ходе допроса сообщаются сведения справочного характера.

Целесообразно предусмотреть в УПК РФ возможность допроса специалиста в ходе предварительного расследования. Это действие широко распространено на практике, но его результаты не имеют уголовно-процессуального значения, так как не регламентированы УПК.

1 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М.: Юрист, 1995. С. 20.

2-1687

Главное препятствие к этому, на которое обращают внимание ученые, - опасность смешения справок-консультаций с показаниями, в результате которого «в положение свидетелей, со всеми вытекающими из этого последствиями, ставятся лица в зависимости от усмотрения следователя, суда»1.

Отличие от свидетельских показаний - очень важный аспект в характеристике правовой природы устных справок. В условиях нерегламентированности особенностей показаний сведущих свидетелей, в юридической литературе высказываются как предостережения от смешения первых со вторыми, так и рекомендации о смешанном понимании этих институтов.

«Показания сведущих свидетелей во многом сходны по своей природе с консультациями и справками, получаемыми органами дознания, следствия и судом вне рамок следственных действий. Различие состоит только в том, что в первом случае для получения справок и консультаций у сведущих лиц производится их допрос, законность которого вызывает серьезные сомнения... Показания свидетелей имеют доказательственное значение, которое в таких случаях придается на практике и заключениям сведущих лиц, сделанным без соблюдения процессуальных требований, предъявляемых к экспертизе», - пишет В.А. Серов . Из очерченных им тенденций исключим только последнюю, наиболее крайне выраженную, когда в ходе допроса сведущего лица получается вывод, требовавший на самом деле экспертизы. Замена экспертизы допросом «специалиста» - одно из серьезнейших, явных, до сих пор не изжитых нарушений, о которых предостерегал и предостерегает Пленум Верховного Суда РФ3. Это нарушение обычно вызвано не недопониманием, а недопустимым упрощенчеством.

Серов В.А. Использование научно-технических познаний и средств в доказывании по уголовным делам. Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1979. С. 28. 2

Там же. 3

П. 11 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 г., в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» (Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ, М., 1994. С. 199): «Суды не должны допускать замену производства экспертизы допросом эксперта, поскольку допрос эксперта может иметь место только после производства им экспертизы».

В остальном, те же тенденции, что отмечены и В.А. Серовым, указаны Ю.К. Орловым, но с отличием, что нарушения закона автор в этом не видит.

«Существуют две разновидности сведущих свидетелей:

бывшие очевидцами какого-то рассматриваемого события (например, врач, присутствовавший при смерти потерпевшего, водитель-профессионал, наблюдавший автомобильную аварию), дающие показания только на основе своих специальных познаний и предыдущего опыта (показания справочного характера)»1.

Таким образом, изложение сведений консультационного, справочного характера, в зависимости от устной или письменной формы, Ю.К. Орловым отнесено либо к справкам, либо к показаниям сведущих свидетелей.

В.Н. Махов также ставит знак равенства между понятиями «показания сведущих лиц» и «разъяснения из области специальных познаний».

По его предложению, статья «Показания сведущих лиц» должна звучать следующим образом.

«Статья ... Показания сведущих лиц

Сведущее лицо вызывается для допроса при необходимости получить разъяснение или сведения из какой-либо области специальных знаний, если для ответов на поставленные ему вопросы не требуется производства исследований»2.

Не удивительно, что при такой распространенности данной точки зрения не возобновляются предложения о регламентации показаний сведущих свидетелей. Но ведь сведущие свидетели от простых свидетелей отличаются лишь тем, что воспринимали обстоятельства, связанные с преступлением (или обстоятельства расследования, судебного рассмотрения дела - для показаний - вспомогательных доказательств) на основе специальных познаний и могут провести определенный анализ, не доступный неспециалисту. Например, врач, лечивший потерпевшего до события преступления, автотехник, производивший технический осмотр 1

Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М: Юрист, 1995. С. 25. 2

Махов ВН. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. Дисс. ... докт. юрид. наук. М, 1993. С. 333.

автомобиля, врач, оказавшийся рядом с потерпевшим, у которого случился болевой приступ (допустим, в результате отравления), пожарный, оказавшийся рядом с очагом возгорания и т. п.

Справка-консультация очень отличается от свидетельских показаний. Осуществляя ее, сведущее лицо сообщает сведения об общеизвестных среди специалистов фактах, а не о фактах, исследуемых в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовного дела.

Думается, здесь необходимо четкое разграничение. Спор может быть разрешен, если абстрагироваться на время от устной либо письменной формы изложения сведений и обратиться только к их содержательной характеристике.

Свидетельские показания - это сведения об исследуемых в уголовном процессе обстоятельствах.

Сведения об общеизвестных фактах, даже если они известны в узких кругах специалистов, а также о фактах, выясненных независимо от расследования и судебного разбирательства, составляют содержание не показаний, а справок и консультаций. Конечно, подобные сведения могут оказаться в протоколе допроса свидетеля, общее название содержанию которого - показания свидетеля. Превалирующая содержательная часть дает название всему результату допроса - свидетельские показания. Но вот, если, помимо справочных сведений, сведений об исследуемых фактах получено не будет, то на первый план выйдет сущность результата допроса - справка-консультация. Работа со сведениями справочного характера, закреплены ли они в протоколе допроса, заключении эксперта или в письменной справке, одинакова: если требуется проверка, то проверяется не путь получения выводов, а то, действительно ли о них имеются общепринятые научные и практические данные.

К результатам допроса эксперта современный законодатель (в отличие от УПК РСФСР) потому и применил термин «показания», что признал за ним право сообщать факты, известные ему как лицу, произведшему исследование, если нет необходимости в дополнительной экспертизе. То есть эксперт сообщает сведения о фактах, исследуемых в ходе расследования и судебного разбирательства уголовного дела. Для исключения недоразумений в УПК

РФ целесообразно включить положения, посвященные именно самим показаниям сведущего свидетеля, а не ему как особому участнику уголовного судопроизводства.

Для верного понимания содержания справок целесообразно закрепить в законе не форму их (устную - допрос или письменную - документ), а содержание: сведения о фактах, общеизвестных в профессиональных кругах специалистов. Признание последних таковыми - основание освобождения сторон от доказывания, для этого признания могут быть востребованы сведения консультационного характера.

Норма, посвященная общеизвестным среди специалистов фактам, позволила бы ввести в орбиту доказывания не только обращение к справочной литературе, но и сведения справочного характера, закрепленные в сообщении эксперта о невозможности дать заключение, разновидностью которого является так называемое вероятное заключение эксперта.

Один из сторонников того, что заключение эксперта с ответом о вероятности является доказательством, - профессор Ю.К. Орлов, С его точки зрения, «вероятное заключение эксперта является разновидностью косвенного доказательства», а известно, что «любое косвенное доказательство свидетельствует об устанавливаемом факте лишь с какой-то долей вероятности»1.

С другой стороны, «вероятность в доказывании относится к наличию объективной связи промежуточных фактов с предметом доказывания»2. Если же промежуточный факт достоверно не установлен, то нет и фактических данных, нет и доказательства. Заключение эксперта с выводами о вероятности доказательством быть не может. Действительно, косвенное доказательство о факте предмета доказывания свидетельствует с какой-то долей вероятности, но промежуточный факт оно устанавливает достоверно.

Точка зрения Ю.К. Орлова конкретизирована следующим аргументом: факты, установленные экспертом и дающие ему основание для вероятного вывода, установлены достоверно. Такая 1

Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1994. С. 15. 2

Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М: Изд-во «Юридическая литература», 1979. С 129-130.

трактовка близка к варианту, когда эксперт при невозможности идентифицировать объекты дает ответ об их одинаковой групповой принадлежности, изменяя вопрос, ссылаясь на положения об экспертной инициативе. Действительно, если в такой ситуации не изменять форму вопроса, то получится вероятный вывод о тождестве со ссылкой на достоверно установленную единую групповую принадлежность.

Однако при всем описанном нарушается требуемое уголовно- процессуальным законом соотношение формы и содержания доказательства. Сведения, пусть даже достоверные, но не востребованные экспертным заданием и лишь подразумеваемые вероятным выводом эксперта, сложно отнести к какой-либо категории доказательств, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Во всяком случае, содержание экспертного заключения они не составляют.

И.Л. Петрухин, справедливо указывая на данное обстоятельство, называет подобные сведения научно обоснованной консультацией, рекомендацией, не входящей в содержание экспертного заключения. «Разумеется, эксперт на основе проведенного им исследования может высказать предположение относительно фактов, которые ему не удалось установить. Но в какой бы форме и в каком бы документе это предположение ни было изложено, оно не входит в заключение эксперта как в источник доказательств, а является всего лишь научно обоснованной консультацией, рекомендацией»1.

Но, видимо, по причине отсутствия примеров, это утверждение И.Л. Петрухина нашло различное понимание. Первый вариант изложен выше, он основан на представлении примеров, в которых эксперт мог, но не захотел переформулировать вопрос следователя, сузив объем задания до выявления достоверно установленных данных (от идентификации - к групповой принадлежности).

Второй вариант: вероятный вывод основан также на фактах, общеизвестных в кругах специалистов. Например, «при падении с высоты так же, как и при автотравме, происходит отрыв внутренних органов». Если при вскрытии этот признак обнаружен, то, вероятно, что смерть произошла в результате падения с высоты

1 См.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 108. или автомобильной аварии. Наряду с ответом на сформулированный экспертом вопрос: не обнаружено ли отрыва внутренних органов, эксперт сообщает справочное сведение - такой отрыв происходит при падении с высоты или автотравме.

Если самим исследованием достоверных данных не выявлено, вероятный вывод основан на общеизвестных для специалистов фактах, то, действительно, целесообразно относить эти сведения к консультационным, справочным. Если достоверные данные, положенные в основу вероятного вывода, сделаны в результате исследования, то целесообразно, объяснив невозможность достоверного ответа на поставленный вопрос, сформулировать дополнительный вопрос и ответить на него.

Иное понимание указанной точки зрения И.Л. Петрухина, основанное, по-видимому, на анализе тех случаев, когда никаких достоверных сведений в основу вероятного вывода не положено, а имеются только чисто человеческие домыслы, находим у A.M. Ларина.

«Дублирование версии, то есть вероятного суждения следователя, вероятным суждением эксперта никакой прибавки информации не дает. Оно бесполезно и даже вредно, поскольку создает лишь видимость частичного подтверждения следственной версии и может дезориентировать следователя и суд... Если вероятному выводу эксперта нет места в заключении, то в каком ином документе, в какой иной форме он может консультировать следователя относительно фактов, которые сам не смог установить? Таких форм и документов закон не предусматривает»1.

Действительно, закон не конкретизирует, что в заключении эксперта, помимо выводов и описания содержания исследования, точнее - вплетенные в это описание, содержатся научные положения, сведения о которых сами по себе могли бы составить существо справки. Но законом это и не запрещается, и даже подразумевается самим понятием «содержание и результаты исследований» (п. 9 ч. 1 ст. 204, ч. 1 ст. 80 УПК РФ): научные положения играют роль большой посылки в индуктивных экспертных выводах. Если же достоверный вывод не сделан, то справочные сведения, содержащиеся в сообщении эксперта о невозможности дать

1 Ларин A.M. От следственной версии к истине. М, 1976. С. 120.

39

заключение, могут рассматриваться отдельно. Именно это, как представляется, имел в виду И.Л. Петрухин в рассматриваемом высказывании.

<< | >>
Источник: Селина Е.В.. Доказывание с использованием специальных познаний по уголовным делам. М.: Издательство «Юрлитинформ». - 128 с.. 2003

Еще по теме 1.2. Факты, общеизвестные среди специалистов:

  1. § 3. Субъект лжепредпринимательства
  2. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  3. ВОПРОС 247: Каков порядок проверки фактов нарушений норм и правил врачебной деятельности по требованию прокуратуры и какой документ при этом следует оформлять?
  4. 3. Факты, не подлежащие доказыванию
  5. Алфавитно-предметный указатель
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. 1.2. Факты, общеизвестные среди специалистов
  8. 1.3. Очевидные факты
  9. 2.2. Результаты допросов сведущих лиц
  10. 3.2. Последующие этапы судебного разбирательства
  11. 3.3. Производства в вышестоящих инстанциях
  12. § 1. Определение некоторых компьютерных понятий
  13. § 1. Б. Н. Чичерин о сущности государства и его составных элементах. Проблема власти. Государство и общество. Государство и общественный строй. Вопрос о правах и обязанностях граждан. Проблемы государственной политики. Вопрос о размерах государства
  14. Предмет доказывания Предмет доказывания
  15. Факты, не подлежащие доказыванию
  16. 2 . Факты, не подлежащие доказыванию.
  17. Предмет доказывания: понятие, состав образующих фактов, порядок их определения. Факты, не подлежащие доказыванию.
  18. 49. Факты, не подлежащие доказыванию.
  19. § 1. Незаконное использование средств индивидуалшалии юридического лица, средств индивидуализации товаров, работ или услуг
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -