<<
>>

§ 3. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. об установлении дополнительного «срока разумной продолжительности» для исполнения обязательств по договору международной купли-продажи товаров

Конвенция 1980 г. предусматривает несколько средств правовой защиты, которыми может воспользоваться покупатель в случае нарушения договора

продавцом. Одним из таких средств является право покупателя расторгнуть договор.

В силу п. 1 (а) ст. 49 Конвенции покупатель может заявить о расторжении договора, если неисполнение продавцом его обязательств

506

составляет существенное нарушение договора .

Понятие «существенного нарушения» раскрывается в ст. 25 Конвенции 1980 г.: «Нарушение договора, допущенное одной из сторон, являйся существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы».

Из-за неопределенности этого понятия покупателю бывает очень трудно решить, как реагировать на какое-либо нарушение договора со стороны продавца: является ли нарушение существенным или нет, вправе покупатель заявить о расторжении договора или нет. Неправильное решение може. поставить покупателя в положение стороны, самой совершившей существенное нарушение17. Однако в Конвенции 1980 г. есть положение, устраняющее в ряде случаев эту неопределенность. Это и. 1 (Ь) ст. 49, коюрый дает покупателю возможность расторгнуть договор, если продавец не поставляет товар в течение дополнительного срока разумной продолжительности, установленного покупателем в соответствии с п. 1 ст. 47, или заявляет, что он не осуществит поставку в течение установленного таким образом срока.

По мнению А.С. Комарова, это положение представляется вполне оправданным и разумным с позиции развития коммерческого оборота.

поскольку «лает возможность покупателю в зависимости от его заинтересованности в поставке выбрать соответствующие последствия» .

Таким образом, если продавец не поставляет товар в течение дополнительного срока, установленного покупателем, тогда покупатель может заявить о расторжении договора. При этом неважно, являлась ли непоставка существенным нарушением договора или нет. Следовательно, дополнительный срок освобождает сторону, установившую такой срок, от риска, связанного с тем, что первоначальное нарушение договора могло не составлять существенного нарушения договора509. Это позволит покупателю избежать неопределенности в своем положении и обезопасит его от возможных негативных последствий неправомерного расторжения договора. Кроме того, установление дополнительного срока служит для покупателя средством для подготовки к расторжению договора510.

Аналогичное положение предусмотрено и для продавца. В силу ст. 63 продавец может установить срок разумной продолжительности для исполнения покупателем своих обязательств. Если покупатель не исполняет в течение дополнительного срока, установленного продавцом, своего обязательства уплатить цену или принять поставку товара, или заявляет о том, что он не сделает этого в течение установленного таким образом срока, продавец вправе заявить о расторжении договора (п.

1 «Ь» ст. 64).

Понятие дополнительного срока берет свое начало с концепции германского права Nachfrist. Поэтому в иностранной литературе, посвященной Конвенции 1980 г., дополнительный период, предусмотренный в ст. 47, обычно обозначается как Nachfrist511.

,IC< k'auupiMt А С Концепция ответственности за неисполнение обязательств в Конвенции ООН о договорах межах народной к\ ил и-продажи товаров.1' Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связеП То>ды кафедры международного частного и гражданского права. Москва, 1979. С. 67. * См.: \ЧсЫм В The Vienna Convention on International Sales Law// The Law Quartet ly Review. Vol.? 05 Apr. 1989 P 225.

JI" См.: International l-inhcitlkhes Kaufrccht: Praktiker-Kommentar und Vcrtra^sgestaltuns zum CISG.Op. cit S. 337

5"CH- \tJi,i!«sB Op. cit. P. 225.

Часть 1 $ 323м ГГУ предусматривает, что при просрочке или при ненадлежащем исполнении одной стороной своих обязательств по договору другая сторона может установить срок разумной продолжительности для исполнения просрочившей стороной своих обязательств" . Схожий институт существует и во французском праве, которое предоставляет судье возможность назначить ответчику дополнительный срок для исполнения договорных обязательств (п. 1 ст. 1184 Гражданского кодекса Франции: clelai de grace -льготный срок). В этом случае в решение добавляется фраза о том, что неисполненный договор по истечении этого льготного срока будет считаться расторгнутым. Если договорное обязательство должно было быть исполнено к определенной дате и в момент подачи иска эта дата уже просрочена, то льготный срок не предоставляется513. Итальянский Гражданский кодекс предусматривает, что потерпевший партнер предоставляет другому разумный срок для исполнения договора. И при этом он может заявить, что по истечении этого льготного срока договор в случае его неисполнения будет считаться расторгнутым514. А для юристов, представляющих государства общей системы права, процедура установления дополнительного срока является нетипичной515.

Несмотря на схожесть института дополнительного срока, предусмотренного Конвенцией 1980 г., с выше названными национально-правовыми нормами, следует помнить требование п. 1 ст. 7 Конвенции о том, чю при ее толковании надлежит учитывать се международный характер. Поэтому, применяя положения Конвенции о дополнительном сроке, нельзя ссылаться, например, на ГГУ или законодательство других государств, предусматривающих подобный институт.

51* См.: Гражданское хложение Германии. Пер. с нем. /В. Псргман, ввел., сост. М.: Волтерс Клувер. 2006. С. 80. '* См : Цшнгсрт К. Кстц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере мастного права: В 2-х тт Том 2.11сп. с нем М : Мсждчнар. Отношения, 1998. С. 233. "* Та* же.

5" См.: Взпу Nicholas Op. cit P. 225.

И.ак, как было указано выше, покупатель может расторгнуть договор не только при существенном нарушении продавцом своих обязательств, но и при непоставке товара в течение дополнительного срока (п. 1 b ст. 49). В этом случае неважно, составляло ли неисполнение продавцом своих обязательств существенное нарушение в силу ст. 25 Конвенции или нет. По мнению проф. Зальгера, дополнительный срок может быть установлен только в отношении непоставки товара, во всех остальных случаях (в особенности это относится к поставке несоответствующего товара в силу ст. 35) установление дополнительного срока не будет являться основанием для расторжения договора516. В этом случае договор может быть расторгнут только, если несоответствие товара является существенным нарушением договора. В доктрине эта позиция нашла поддержку517.

Однако существует противоположное мнение. Так, проф. Г.К. Дмитриева считает, что «... если сторона потребовала реального исполнения обязательств и назначила дополнительный срок, то неисполнение обязательств в этот дополнительный срок автоматически превращается в существенное нарушение договора»518. С таким утверждением следует согласиться. Действительно, даже незначительное нарушение договора в случае, если продавец продолжительное время не устраняет его, может перерасти в существенное нарушение договора. И это может послужить основанием для расторжения договора519. Неисполнение продавцом своих обязательств, например, в течение второго дополнительного срока разумной продолжительности уже должно давать покупателю право заявить о расторжении договора.

f''' См.: International Cinheitliches Kaufrecht: Praktikcr Kommcntar und Vcrtragsgcstaltung zum CISC S. 334. 47 CM HtmnohUO Op cit. P. 313

5lxCu.: Мсжл\ народное мастное право. Огв. ред. Г.К. Дмитриева. С. 405.

51'' См : International Cinheitliches Kaufrecht: Praktiker Kommcntar und Vertragsgestaltung zum CISC S. 334.

На Конференции ООН 1980 г. было предложено распространить действие дополнительного срока на поставку несоответствующего товара. В частности, такое предложение сделал представитель Нидерландов. Однако оно было 01вергнуто из-за опасения возможных злоупотреблений со стороны недобросовестных покупателей. Ведь с помощью дополнительного срока даже незначительное нарушение могло бы стать основанием для расторжения договора. Гак, покупатель, желающий отказаться от исполнения своих договорных обязательств, например, после резкого падения цен, мог бы

можно выделить еще одну функцию дополнительного срока - предотвращение расторжения договора по незначительным основаниям.

Таким образом, дополнительный срок выполняет две основные функции: 1) устраняет неопределенность для пострадавшей стороны в отношении возможности расторгнуть договор при неисполнении другой стороной своих обязательств; 2) предотвращает расторжение договора по незначительной причине, воплощая при этом один из основных принципов, на которых основана Конвенция 1980 г., а именно принцип favor contractus. Кроме того, у стороны, установившей дополнительный срок, есть время, чтобы решить, какие действия следует предпринять при нарушении контрагентом договора. Дополнительный срок побуждает также нарушившую сторону исполнить свое обязательство18"2.

Если нарушение договора является существенным, однако покупатель заинтересован не в расторжении договора, а в получении товаров, он также может установить дополнительный срок. Кроме того, Конвенция 1980 г. не ограничивает покупателя установлением одного дополнительного срока: он вправе установить и второй, и последующий дополнительные сроки, если это отвечает его интересам. Однако для продавца установление покупателем дополнительного срока должно всегда восприниматься как установление окончательного срока для исполнения договора 523.

5;]См.: Nichols Л. Op. cit Р. 225.

5Ь См : Венская концепция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарии. С. 131.

Положение о дополнительном сроке также содержится в Принципах У11ИД1}УА. П. 1 ст. 7.1.5. гласит: «В случае, когда имеет место неисполнение, потерпевшая стропа может путем уведомления другой стороны предоставить дополнительный срок для исполнения»524. При этом Принципы различают просрочку, имеющую существенное значение, и не имеющую существенного значения, (п. 2 ст. 7.1.5). Пели договор не был полностью выполнен в течение дополнительного срока, то право прекратить договор по причине существенного неисполнения опять появляется, как только истекает дополнительный срок. С другой стороны, если просрочка исполнения еще не носит существенного характера, прекращение было бы возможно только в конце дополнительного срока, если он был разумным по своей продолжительности .

Схожее положение есть в Принципах Европейского договорного права, подготовленных Комиссией по европейскому договорному праву. Ст. 8:106 Принципов предусматривает, что в любом случае неисполнения пострадавшая сторона может путем уведомления предоставить другой стороне дополнительный срок для исполнения. При просрочке исполнения, не являющейся существенной, пострадавшая сторона вправе направить нарушившей стороне уведомление, устанавливающее дополнительный срок разумной продолжительности. По истечении дополнительного срока сторона, направившая извещение, может расторгнуть договор526.

Таким образом, можно отметить, что положения Принципов УНИДРУЛ и Принципов Европейского договорного права в отношении дополнительного срока практически идентичны положениям Конвенции 1980 г. Так же как и Конвенция, они предусматривают возможность для пострадавшей стороны усыновить дополнительный срок «разумной» продолжительности для исполнения нарушившей стороной своих обязательств. При этом по истечении дополнительного срока без исполнения пострадавшая сторона вправе заявить о расторжении договора. Толкование Принципов показывает, что так же как в Конвенции 1980 г., расторжение договора по истечении дополнительного срока возможно только в отношении непоставки товара, но не в отношении поставки несоответствующего товара.

5:5 См.: Принципы мсжл>народных коммерческих договоров. С. 181.

5'4, См.: Принципы Европейского договорного права' Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. К: \ 2005. С. 167.

Установление «разумной» продолжительности дополнительного срока. Конвенция 1980 г. (п. 1 ст. 47) предусматривает, что дополнительный срок, который устанавливает покупатель, должен быть разумной (курсив мой -И.В.) продолжительности. К сожалению, Конвенция не указывает, какимобразом следует определять разумность срока. По мнению некоторых ученых, «использование Конвенцией выражения «срок разумной продолжительности» представляется вполне оправданным, так как заранее устанавливать такой срок нереалистично; кроме того, это лишило бы данное регулирование необходимой для коммерческого оборота гибкости»527. С другой стороны, использование таких «каучуковых норм» может привести к определенным трудностям. Так, при отсутствии обычая по вопросу разумной продолжительности покупатель не может быть уверен, что срок, установленный в уведомлении, достаточен, особенно при больших расстояниях42,4.

В доктрине есть точка зрения, в соответствии с которой установление дополнительного срока «разумной» продолжительности - это обязанность покупателя, выполнение которой позволяет ему воспользоваться своим правом расторгнуть договор. Если бы покупатель мог воспользоваться своим правом расторгнуть договор без предоставления продавцу дополнительного срока, то продавец был бы лишен возможности исполнить свое обязательство в течение этого срока и против него была бы сразу применена санкция, выражающаяся в расторжении договора. Это означало бы наказание продавца5219'. Действительно, применение такой санкции как расторжение договора без предоставления возможности нарушившей стороне исправить допущенные нарушения, противоречило бы принципу favor contractus. Утверждение об установлении дополнительного срока как об обязанности пострадавшей стороны, не соответствует Конвенции 1980 г., которая предусматривает, что покупатель «может установить дополнительный срок разумной продолжительности для исполнения продавцом своих обязательств» (ст. 47), но не обязан это делать.

См.* Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. С. 131.

Итак, чн) необходимо учитывать при определении разумности дополнительного срока? Разные сроки могут быть разумными. Само собой разумеется, что все зависит от обстоятельств каждого конкретного дела. Однако в каждом случае необходимо соблюдать общие принципы, на которых основана Конвенция. Такими принципами являются принцип разумности, добросовестности, а также принцип favor contractus. Необходимо помнить, что

^ 530

договор не может оыть расторгнут по незначительным основаниям .

При определении разумности дополнительного срока следует принимать во внимание и другие факторы. Их можно разделить на две категории: объективные и субъективные.

Объективные факторы:

продолжительность срока поставки по договору (при краткосрочных сделках сроки могут быть короткими, при долгосрочных - более продолжительными); -

предмет поставки (при поставке сложных машин и оборудования разумным будет более продолжительный срок, чем при поставке товаров массового спроса); -

причины невыполнения обязательств (если продавец пострадал из-за пожара или забастовки, покупатель может некоторое время подождать, если товар ему не так срочно нужен);

-

обстоятельства поставки товара. Если продавец должен доставить товар посредством морской перевозки, то при установлении дополнительного срока необходимо учитывать график движения морских судов; -

время, необходимое для передачи извещения об установлении дополнительного срока531;

- географическая удаленность покупателя и продавца. Если коммерческие предприятия сторон находятся на одном континенте, то срок будет более коротким, чем в случае, когда они расположены на разных континентах.

5" См.: liomwtel J О Op. cit. Р. 315.

5Г См. SchU'i htnem Г . Schwemcr /. Op. cil. S. 533.

Субъективные факторы: -

насколько срочно товар необходим покупателю20. Чем скорее покупателю требуется товар, тем короче должен быть срок. При этом важен такой субъективный фактор, как -

шал ли продавец в момент заключения договора о том, что срок поставки представляет особый интерес для покупателя21. Если при заключении договора продавец не знал об этом, то такой интерес не должен приниматься во внимание.

По мнению Дж. Хоннольда, в любом случае при определении продолжительности дополнительного срока выбор остается за покупателем -невиновной стороной, столкнувшейся с неисполнением продавцом своих обязанностей. Следует уважать выбор покупателя, установившего срок разумной продолжительности, если процедура расторжения договора в этом случае направлена на то, чтобы уменьшить неопределенность в отношении права покупателя расторгнуть договор22.

Таким образом, разумная продолжительность дополнительного срока должна быть такой, чтобы, во-первых, покупатель не утратил интерес к поставляемому товару, и, во-вторых, у продавца должна быть реальная возможность осуществить поставку. Однако при этом не следует забывать, что дополнительный срок - это всего лишь срок, который прибавляется к первоначальному сроку поставки. Установление дополнительного срока не означает, что договор только что заключен. Если же к началу отсчета дополнительного срока продавец еще не начал готовиться к поставке, то использование дополнительного срока теряет всякий смысл23. В этом случае пропадает и сама сущность этого срока, которая заключается в том, что у продавца, который по каким-либо причинам не смог поставить товар вовремя, есть возможность в течение этого срока исполнить свое обязательство. А готовиться к поставке продавец должен был в срок, определенный договором.

Суды по-разному определяют, какой срок считать разумным. К сожалению, по этому вопросу еще не сложилась единообразная судебная практика. Рассмотрим наиболее интересные решения.

В своей практике МКАС рассматривал вопросы, связанные с установлением дополнительного срока.

Так, 28 декабря 2000 года стороны заключили контракт, в соответствии с которым ответчик (предприятие с иностранным участием, действующее на территории России) продал, а истец (английская фирма) купил товар на условиях предварительной оплаты его стоимости за 40 дней до момента его отгрузки. 3 января 2001 года ответчик предъявил истцу к оплате счет, который в тот же день был им оплачен. Ответчик частично выполнил свои обязательства, отгрузив 20 февраля и 28 июня 2001 года товар в количестве меньше предусмотренного контрактом. Представленная истцом переписка свидетельствует, что истец неоднократно обращался к ответчику с просьбой исполнить обязательство. В письмах от 26 марта и 26 декабря 2001 года ответчик признавал задолженность и не отказывался от исполнения обязательств. 24 мая 2002 года истец через своих юридических представителей предложил ответчику исполнить обязательство в течение 10 дней с даты письма. 11е получив исполнения, истец заявил 5 июня 2002 года о расторжении контракта и потребовал возврата соответствующей части аванса. МКАС установил, что требование истца соответствует нормам Венской конвенции 1980 г. Ответчик, получив авансовый платеж и поставив лишь часть товара, допустил существенное нарушение контракта. Не получив от ответчика исполнения обязательства в дополнительно установленный им срок, истец в силу п. ПГ ст. 49 Венской конвенции 1980 г. приобрел право заявить о расторжении контракта, что и было им сделано24.

В другом решении МКАС пришел к выводу, что поскольку ответчик не выполнил свое обязательство по поставке первой партии товара с концасентября по октябрь 1996 г., равно как и не поставил всю партию товара в дополнительный срок, установленный истцом в его факсе от 14 декабря 1996 г. и предусмотренный ст. 47 Венской конвенции, истец в силу п. I "Ь" ст. 49 Конвенции имел право на расторжение контракта, что им было сделано посредством извещения ответчика (факсы от 27 января 1997 г. и 4 февраля 1997 г.), предусмотренного ст. 26 Конвенции25"26.

В этих решениях МКАС не анализировал вопрос относительно разумности дополнительного срока. В первом решении такой срок составил 10 дней, во втором ~ полтора месяца. МКАС решил, что оба срока были разумной продолжительности, поэтому покупатель имел право расторгнуть договор.

Интересно еще одно решение МКАС. Иск был предъявлен фирмой из США (покупатель) к российской организации (продавец) в связи с непоставкой товара, за который была произведена 100-процентная предоплата. Контракт был заключен 17 декабря 1998 года. Ответчик не выполнил обязательство по поставке товара, предусмотренное контрактом. Это подтверждается актом сверки взаимных расчетов между истцом и ответчиком на 1 сентября 2003. Во время заседания было представлено письмо от 19 ноября 2003 г., из которого следовало, что истец в соответствии с п. 1 ст. 47 Конвенции 1980 г. установил дополнительный срок разумной продолжительности для исполнения продавцом своих обязательств, т.е. до 1 декабря 2003 г. В письме указывалось, что в случае отказа от исполнения требования об отгрузке товара в установленный срок, контракт считается расторгнутым. Поставка товара не была осуществлена и в дополнительно установленный покупателем срок. МКАС решил, что истец был вправе расторгну м. контракт27**.

Между народного коммерческого арбитражного суда при ТИП РФ за 1998 г7 Составитель М.Г. Poieiiftcpr. М.: «•Статут», 1999. С. 77.

Спорный вопрос - разумный ли срок 10 дней с учетом того, что коммерческие предприятия сторон находятся на разных континентах - США и

Россия. Вынося такое решение, МКЛС, судя по всему, принимал во внимание следующие обстоятельства: между моментом заключения контракта и направлением извещения прошло свыше 4-х лет, за 1,5 месяца до направления извещения стороны подписали акт сверки взаимных расчетов. Таким образом, этот акт по сути и являлся первым извещением об установлении дополнительного срока. У продавца было достаточно времени для исполнения своей обязанности по поставке товара. Поэтому в данном случае вопрос о том, разумен или нет десятидневный срок, не имел никакого значения.

Не всегда обосновывают свои решения в отношении продолжительности разумного срока и иностранные суды. Так, Федеральный суд ФРГ постановил, что в любом случае покупатель утратил право на расторжение договора в силу ст. 49 Конвенции 1980 г., поскольку потребовал расторгнуть договор через пять месяцев после того, как узнал, что поставка была остановлена поставщиком. Такая задержка не может считаться разумной в силу п. 1 «Ь» ст. 49 Конвенции"Л Дополнительный срок в 2 недели для поставки трех-принтеров из Германии в Египет суд посчитал неразумным28.

Таким образом, если суд придет к выводу, что дополнительный срок, установленный покупателем, короткий и его нельзя назвать разумным, то он откажет покупателю в праве расторгнуть договор. Вышеназванные примеры показывают, что иностранные суды более жестко относятся к покупателю, чем МКАС, который посчитал 10 дней разумным сроком, а суд в Германии решил, что 2 недели - это неразумный срок. Вероятно, такое решение МКЛС можно объяснить следующим образом. До того, как покупатель установил дополнительный срок продолжительностью в 10 дней, продавец уже допустил существенное нарушение договора, и покупатель был вправе заявить о расторжении договора в силу п. 1 «а» ст. 49. Однако покупатель, вероятно, был заинтересован в получении товара, поэтому и решил воспользоваться п.1ст. 63. Получается, что, если продавец уже совершил существенное нарушение, а покупатель все-таки устанавливает дополнительный срок, то продолжительность этого срока может быть короче, чем при «простом» нарушении обязательств.

Однако не всегда суды отказывают покупателю в праве расторгнуть договор даже в случае установления «неразумно» короткого дополнительного срока. В качестве иллюстрации рассмотрим следующий пример. Суд решил, что срок, установленный покупателем для исполнения продавцом своей обязанности по поставке товара, был разумной продолжительности, поскольку покупатель заявил о расторжении договора только через две недели после окончания дополнительного срока, который он ранее установил. При этом никакого значения не имеет тот факт, что дополнительный срок был слишком коротким. Ведь дополнительный период, установленный в соответствии со ст. 47 Конвенции, совместно с периодом, прошедшим с момента окончания дополнительного срока и до подачи покупателем извещения о расторжении договора (две недели), могут считаться как «срок разумной продолжительности» в смысле п. I ст. 47 Конвенции. Суд не стал рассматривать вопрос о том, был ли дополнительный срок, неразумно коротким. Но мнению суда, дополнительный срок, установленный покупателем, вместе с периодом ожидания может считаться разумным в смысле и. 1 ст. 47 Конвенции29.

Таким образом, если первоначально установленный дополнительный срок является неразумно коротким, а покупатель не сразу заявил о расторжении договора, этот срок может быть продлен до разумного. Схожее положение есть в Принципах УНИДРУА, которое (п. 3 ст. 7.1.5.) предусматривает, что в случае несущественной просрочки исполнения, если дополни 1сльный срок не является разумным, то он продлевается до разумной продолжительности30.

Такой же позиции придерживается Высший суд земли г. Наумбурга (ФРГ). Когда продавец не поставил товар, покупатель установил дополнительный срок продолжительностью в одну неделю. Однако продавец не исполнил своего обязательства в течение этого срока. После истечения дополнительного срока без какого-либо результата, покупатель заявил о расторжении договора. Через семь недель товар (транспортное средство) был доставлен покупателю, который отказался уплатить цену. Продавец обратился в суд с требованием взыскать разницу между ценой контракта и ценой, полученной от продажи товара другому покупателю. Суд отказался удовлетворить иск продавца. Он решил, что покупатель правильно расторгнул договор в соответствии с п. 1 (Ь) ст. 49 Конвенции 1980 г. Суд указал, что поскольку продавец не поставил товар вовремя, покупатель был вправе установить дополнительный срок согласно п. 1 ст. 47, после чего он мог заявить о расторжении договора согласно п. 1 (Ь) ст. 49. Суд подчеркнул, что нет необходимости рассматривать вопрос относительно того, был ли дополнительный срок (I неделя) достаточным, поскольку установление слишком короткого срока «приводит в действие» разумный срок, который истек бы к тому моменту, когда покупатель объявил о расторжении договора54'.

Следовательно, если покупатель установил слишком короткий дополнительный срок, но заявил о расторжении договора через некоторое время после окончания дополнительного срока, суд рассматривает весь этот срок как дополнительный и может признать его разумным.

* См.: Решение Высшего земельного суда г. Наумбурга (ФРГ) от 27.04.1999

hup www cis^.l.iw pace.edu'cisg4vais.rdb'cases2>4)90427gl.html (последнее посещение - 23 ноября 2005 г.)

Покупатель теряет право расторгнуть договор не только в случае установления слишком короткого дополнительного срока, но и когда он вообще не устанавливает такой срок (это относится к случаям, когда неисполнение продавцом своих обязательств не является существенным нарушением договора). Анализ судебной практики показывает, что суды довольно часто отказывают покупателю в праве расторгнуть договор по

544

причине не установления дополнительного срока .

Несмотря на отсутствие единообразия при толковании судами положений Конвенции 1980 г. о «разумности» дополнительного срока, на основе анализа судебной практики можно сделать вывод, что «разумность» дополнительного срока означает реальную возможность для нарушившей стороны исправить нарушение. При этом пострадавшая сторона не должна утратить интерес к исполнению.

По мнению Высшего суда земли г. Мюнхена (ФРГ), несмотря на диспозитивиость п. 1 ст. 47 Конвенции 1980 г., установление дополнительного срока является неотъемлемой предпосылкой для осуществления покупателем своих прав при нарушении продавцом договора545.

Исходя из анализа судебной практики, можно выделить три способа установления дополнительного срока: прямо выраженный (expressis verbis), подразумеваемый (вытекает из обстоятельств), гипотетический (определяется судами, исходя из обстоятельств дела)546.

Первый способ наиболее распространенный. Он предусматривает, что покупатель направляет продавцу извещение об установлении дополнительного срока или извещает продавца в устной форме. Ниже мы рассмотрим, какие требования предъявляются доктриной и практикой к содержанию и форме такого извещения.

544 См.: Решение Земельного суда г. Шгендаль (ФРГ) от 12 октября 2000 г.

•*1шр .'.'www.cisg.law pace.edu/cLsg.\vais/db'cascs2.'00l012gl.himl>(последнее посещение -17 ноября 2005 г.);

Решение участкового суда г. Ольденбург ни ХолыитаЙн (ФРГ) от 24 апреля 1990 г.

(последнее посещение - 23 ноября 2005 г.).

?4* См.: Решение Высшего земельного суда г. Мюнхен (ФРГ) от 01.07.2002

(последнее посещение - 23 ноября 2005 г.). и' Данная классификация не является исчерпывающей. Ведь невозможно изучить и проанализировать все решения, вынесенные судами и арб»ггражами в мире, которые, возможно, представляют иные взгляды на решение проблемы.

При втором способе покупатель не напрямую устанавливает дополнительный срок, а совершает определенные действия, которые позволяют судам считать это установлением дополнительного срока. Так, испанский покупатель заказал у немецкого продавца комплект оборудования, необходимого для его производственного процесса, условившись о последовательных поставках этого оборудования отдельными партиями. Продавец систематически не соблюдал сроки поставок, и в результате этого три партии оборудования были поставлены после истечения согласованных дат с задержкой на четыре-восемь недель. Суд признал, что бездействие покупателя в связи с задержками в трех первоначальных поставках равнозначно установлению «дополнительного срока» для продавца в соответствии со ст. 47 Конвенции 1980 г.54/

Третий способ составляет, скорее, исключение. Однако поскольку этот способ был принят судом во внимание, мы должны рассмотреть и его. Проиллюстрируем его примером из практики. Продавец (корейская фирма) обязался поставить покупателю (фирма из Чехословакии) металл. Оплата по договору должна была быть осуществлена путем выставления аккредитива, который предусматривал, что последним днем поставки является 30 сентября 1991 г. и срок аккредитива истекал 20 октября 1991 г. Впоследствии по просьбе продавца срок поставки и дата истечения аккредитива были изменены на 15 октября и 31 октября 1991 г. соответственно. Позже срок истечения аккредитива был изменен на 15 ноября 1991 г., при этом последний день поставки (15 октября) не был изменен. Между документами, представленными для открытия аккредитива, и условиями аккредитива существовали некоторые несоответствия. Впоследствии выяснилось, что груз был погружен на судно 20 октября 1991 г. Арбитражный суд указал, что в соответствии с контрактом последним днем поставки было 30 сентября 1991 г. Однако покупатель согласился потерпеть задержку в 15 дней, т.е. до 15 октября 1991 г. По мнению суда, если бы товар был поставлен не позже 15 октября 1991 г., то просрочки не было бы. Просрочка началась бы с 16 октября 1991 г. Если бы покупатель знал, что поставка не будет осуществлена 15 октября 1991 г., то у него была бы возможность в силу ст. 47 Конвенции 1980 г. установить

См.: Решение Апелляционного суда г. Барселоны (Испания) от 03.11.1997 г. <1шр ^\vAv\v.cisg.]a\v.pacc.cda'cisg'4vaiv,db/cases2',971103s4.html> (последнее посещение - 23 ноября 2003 г.).

дополнительный срок для исполнения продавцом своего обязательства по поставке товара. Такой срок должен быть разумной продолжительности, т.е. составлять не менее четырех дней. Иными словами, дополнительный период заканчивался бы не ранее 20 октября 1991 г. В этот день как раз и был поставлен товар. Суд решил, что продавец в действительности поставил товар в течение дополнительного срока, который гипотетически был бы установлен. Следовательно, покупатель не может расторгнуть договор из-за просрочки поставки518.

Это решение показывает стремление суда следовать принципу favor contractus. Хотя в отношении правомерности понятия «гипотетического срока» могут возникнуть вопросы. Поэтому лучше использовать первый «классический» способ. Тем самым можно избежать негативных последствий, связанных с неопределенностью третьего способа. Ведь не каждый суд может усмотреть в обстоятельствах дела, что дополнительный срок был установлен «гипотетически».

Содержание извещения об установлении дополнительного срока.

Важным вопросом, связанным с толкованием положения об установлении дополнительного срока является содержание извещения. Конвенция 1980 г. не содержит требований к содержанию. Однако анализ норм п. 1 ст. 47 и ст. 49 в совокупности показывает, что покупатель должен установить определенный срок, в течение которого продавец может выполнить свои обязательства. Это означает следующее: в извещении обязательно должен быть указан срок-исполнения, в противном случае оно не будет соответствовать смыслу Конвенции 1980 г. Не подходят такие фразы как, например: «Вы просрочили поставку. Мы будем вынуждены отказаться принять товар и расторгнуть договор, если товар не будет поставлен сразу»31.

В извещении следует указать, что продавец должен выполнить свои обязательства либо до определенной даты, например «до 30 ноября», либо в течение определенного времени, например «в течение двух недель» . Покупателю достаточно указать следующее: «Для осуществления поставки мы устанавливаем Вам срок до 31.10» или «Мы требуем, чтобы Вы осуществили

л I I л 550

поставку к д 1.10» .

Указание срока вполне оправданно, так как позволяет точно определить, до какого момента продавец должен выполнить свои обязательства. В ю же время покупатель знает, с какого момента он может заявить о расторжении договора. И наоборот, такие фразы - «как можно быстрее», «немедленно» - не могут использоваться для установления дополнительного срока, поскольку они не позволяют определить период времени, необходимый для исполнения продавцом своих обязательств. Использование таких фраз может привести к неопределенности в отношениях между продавцом и покупателем. Недопустимо также извещение без указания срока.

Покупатель не обязан использовать в извещении фразу «дополнительный срок». Однако для ясности это все же следует делать. Такую позицию разделяют и некоторые суды551.

Конвенция 1980 г. не обязывает покупателя при установлении дополнительного срока четко указывать, какие действия должен выполнить продавец, и что по истечении установленного срока покупатель может расторгнуть договор. Тем не менее, общепринято, что требование об установлении дополнительного срока должно «ясно и прямо свидетельствовать об установлении дополнительного срока для исполнения обязательств по договору. Такие выражения, как, например, «пожелание скорейшего, немедленного, без задержки исполнения договора», вряд ли будут признаны как установление дополнительного срока в смысле ст. 47»552.

4" См.; Sch/cchmcnt Г. Schiwnzer I. Op. cit. S. 532.; Ho>woidJ.O. Op. cit. P. 315. Ibid.. S. 533.

Рассмотрим пример. Продавец задерживает поставку товара (станок), и 2 июня покупатель извещает продавца: «Мы очень хотим получить станок.

Очень надеемся, что он прибудет к 1 июля». Продавец поставил товар 3 июля, однако покупатель отказался принять станок и заявил о расторжении договора в связи с тем, что продавец не поставил товар в срок, указанный в извещении. В данном случае покупатель не смог показать, что просрочка в поставке на два дня составила существенное нарушение договора (ст. 25), и поэтому опирался только на положения п. 1 ст. 47 и п. 1 (Ь) ст. 49.

Дж. Хоннольд полагает, что такое извещение, направленное покупателем продавцу 2 июня, не устанавливает дополнительный срок для исполнения продавцом своих обязательств. Оно не предусматривает основу для расторжения договора в силу п. 1 (Ь) ст. 49, т.к. не содержит предупреждения для другой стороны об установлении предельного срока для исполнения обязательств. Ученый полагает, что сообщение, которое приглашает к исполнению, но не показывает четко, что установлен предельный срок для совершения действий, может ввести продавца в заблуждение. Извещение в соответствии с п. 1 ст. 47 должно ясно указывать, что установлен дополнительный период с фиксированной датой для поставки товара. Например, «последней датой, когда мы можем принять поставку, является 1 июля»325'1.

По мнению ряда ученых, использование «вежливых» формулировок означает, скорее, что речь идет об отсрочке поставки, и что покупатель, с одной стороны, не может требовать возмещения убытков из-за просрочки, а, с другой стороны, после истечения установленного срока покупатель не сможет расторгнуть договор, даже если речь шла бы о существенных нарушениях договора""4. Такая позиция представляется слишком суровой по отношению к покупателю. Тем более, что Конвенция 1980 г. не предъявляет таких требований к содержанию уведомления об установлении дополнительного срока. К сожалению, позиция судов по этому вопросу не отличается единообразием.

HtmnohUO Op. cit. P. 314.

Schkchtncni P., Schuarzer /. S. Op. cit. 533.

В этом аспекте интересно решение Земельного суда г. Нюрнберг-Фюрт (ФРГ)33. 30 января 1993 г. на предприятии ответчика был установлен принтер, и 8 февраля началась его эксплуатация. Однако сразу были обнаружены неполадки в его работе, поэтому на следующий день, т.е. 9 февраля 1993 г., ответчик направил письмо истцу с указанием о наличии недостатков. В письме была следующая фраза: «Просим Вас исправить указанные пункты не позднее 25.02.1993». По мнению ответчика, этим письмом он установил дополнительный срок для истца. Однако суд решил, что такое письмо не может считаться извещением об установлении дополнительного срока в смысле п. 1 ст. 47 Конвенции 1980 г. По мнению суда, извещение об установлении дополнительного срока должно содержать предупреждение с указанием такого срока. В нем не обязательно должна быть использована фраза «дополнительный срок», хотя для ясности это делать целесообразно. Слишком вежливые обращения опасны для покупателя. Суд решил, что слово «просим» в письме от 9 февраля 1993 г. не может рассматриваться как извещение, устанавливающее дополнительный срок.

Однако суд второй инстанции занял противоположную позицию. В его решении было указано, что «просьба» ответчика устранить недостатки принтера не позднее 25 февраля 1993 г. должна рассматриваться как установление дополнительного срока. Она включает в себя пусть вежливое, но определенное и безусловное требование устранить недостатки34.

Далее дело рассматривалось Федеральным судом ФРГ. К сожалению, суд не рассмотрел интересующий нас вопрос, а отменил решение суда второй инстанции и направил дело на новое рассмотрение по другим основаниям * .

См.: Решение Высшего земельного суда г. Нюрнберг (ФРГ) от 20.09.1995 г <.mp:.Viu\w.cis«.lau.pacc cdu ctsg/\vaiVdb/case$2y950920gl.html> (последнее посещение - 29 декабря 2005 г). 5?* См.: Решение Федерального суда ФРГ от 04.12.1996

Таким образом, на основе анализа судебной практики и доктринальиых положений можно сделать вывод, что извещение об установлениидополнительного срока должно быть составлено таким образом, чтобы нарушившая сторона понимала, что: 1)

установлен дополнительный срок; 2)

в течение какого времени нужно устранить нарушения; 3)

какие действия должна совершить нарушившая сторона;

4) какие последствия ожидают нарушившую сторону по истечении дополнительного срока без исполнения в случае, если нарушение не устранено.

Форма извещения об установлении дополнительного срока. При

изучении проблемы установления дополнительного срока, нельзя обойти вопрос, связанный с формой извещения. Конвенция 1980 г. не определяет, в какой форме должен быть установлен дополнительный срок. Представляется, что это можно сделать как в письменной форме, так и в устной. Однако во избежание негативных последствий и ненужных споров следует делать это только в письменной форме. Дело в том, что установление такого срока имеет важное юридическое значение, заключающееся в возможности расторгнуть договор. Поэтому для того чтобы покупатель всегда мог доказать, что он действительно установил дополнительный срок, следует делать это только в письменной форме. Что же касается участников сделки, на которых распространяется действие ст. 1235, представляется, что на них должно распространяться правило о письменной форме извещения.

<< | >>
Источник: Викторова Наталья Николаевна. КОНВЕНЦИЯ ООН О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 Г.: ТОЛКОВАНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫМИ СУДАМИ ГОСУДАРСТВ / Диссертация / Москва. 2006

Еще по теме § 3. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. об установлении дополнительного «срока разумной продолжительности» для исполнения обязательств по договору международной купли-продажи товаров:

  1. ТЕМА Х ВЫРАБОТКА УСЛОВИИ ТОРГОВЫХ ДОГОВОРОВ
  2. § 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения
  3. Введение
  4. § 1. Международно-правовой характер Конвенции 1980 г. как основа ее толкования
  5. § 1. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. о «существенном нарушении» договора международной купли-продажи товаров
  6. § 2. Толкование и применение положений Конвенции 1980 а. об извещении о несоответствии товара
  7. § 3. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. об установлении дополнительного «срока разумной продолжительности» для исполнения обязательств по договору международной купли-продажи товаров
  8. Правовая защита нарушившей стороны при установлении дополнительного срока.
  9. Заключение
  10. § 2. Условия о цене
  11. Выработка условий торговых договоров
  12. 1. Присуждение к исполнению обязательств в натуре в праве зарубежных стран
  13. 2. Общие ограничения, применяемые к требованиям об исполнении обязанности в натуре
  14. § 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения
  15. § 2. Классификация средств правовой защиты по Венском конвенции
  16. § 3. Реализация средств правовой защиты в случае расторжения договора
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -