<<
>>

§ 1. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. о «существенном нарушении» договора международной купли-продажи товаров

I (оложение о существенном нарушении договора международной купли-продажи товаров занимает особое место среди положений Конвенции 1080 г.

Оно выполняет несколько функций.

Во-первых, разграничивает ситуации, при которых можно использовать расторжение договора в качестве средства правовой защиты и при которых необходимо использовать другие средства правовой защиты (например, возмещение убытков, снижение цены)290. В этом проявляется его наиболее важная функция. Речь идет о п. 1 «а» ст. 49 и п. I «а» ст. 64, которые предусматривают, что пострадавшая сторона может заявить о расторжении договора в случае, если другая сторона допустила существенное нарушение договора. Если существенного нарушения договора не последовало, тогда потерпевшая сторона может воспользоваться другими средствами правовой защиты, но не вправе требовать расторжения договора.

Во-вторых, существенное нарушение договора может стать основанием для замены несоответствующего товара в силу п. 2 ст. 46 Конвенции 1980 г. Следовательно, если несоответствие товара составляет существенное нарушение договора, у покупателя есть две возможности: либо потребовать замены товара, либо заявить о расторжении договора. Однако не всегда покупатель заинтересован в расторжении договора при поставке несоответствующего товара.

:s Определение су тесним то го нарушения договора дастся в ст. 25 Конвенции 1980 г.: «Нарушение договоре!, допущенное одной HI сторон, является существенным, если оно алечег за собой такой орел для дриой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, та исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лиио. действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его».

Сч: Afa&un U.

Beyond the Digest: Part HI (Articles 25-34,45-52)//The Draft UNCITRAL Di«e*t and Bevond... P. 320.

Таким образом, понятие существенного нарушения договора является одним из ключевых положений Конвенции 1980 г."

Важно помнить, что существенное нарушение договора может привести к серьезному последствию для нарушившей стороны - к расторжению договора. Поэтому перед тем, как заявить о расторжении договора, пострадавшая сторона должна установить, являлось ли нарушение существенным или нет. Если нарушившая сторона допустила существенное нарушение договора, пострадавшая сторона вправе расторгнуть договор. Если нарушение не было существенным, пострадавшая сторона может прибегнуть к менее суровым средствам правовой защиты: потребовать снижения цены, возмещения убытков, но не заявлять о расторжении договора.

*и См : Anom Л Д01 опорное право. Пер с англ М.: «Юридическая литература». 1984. С. 8.

Конвенционное положение о существенном нарушении договора не следует путать с концепцией «существенного нарушения», распространенной в англо-американском праве292. Американский ученый Дж. Хоннольд называет такие концепции «ложными друзьями», поскольку они внешне напоминают конвенционные положения, однако по своей сути не имеют с ними ничего общего391. Согласно английской доктрине «существенного нарушения» (fundamental breach) договорные условия подразделяются на простые (warranty) и существенные (condition). Нарушение простого условия дает право пострадавшей стороне требовать возмещения понесенных убытков, несоблюдение существенных условий дает право расторгнуть договор294. Таким образом, существенное нарушение договора в общем праве определяется исходя из того, какое положение договора было нарушено -простое или существенное. В отличие от этого, Конвенция 1980 г. при определении существенности нарушения договора ориентируется на тяжесть вреда, причиненного потерпевшей стороне.

Следует отметить, что при определении тяжести вреда могут возникнуть определенные трудности.

Это связано с тем, что понятие «вред» по своему юридическому значению шире, чем понятие «убытки», поскольку в понятие «убытки» включаются только реальный ущерб и упущенная выгода, а «вред» означает нечто большее. Как правило, убытки возмещаются при наличии имущественных отношений и в денежном выражении. Вред может быть причинен не только имуществу, но и деловой репутации юридического лица29\ Поэтому нельзя поставить знак равенства между вредом и ущербом, поскольку ст. 74 Конвенции предусматривает право потерпевшей стороны требовать возмещения убытков даже в случае, когда нарушение не является существенным. Таким образом, не всегда экономические потери, понесенные пострадавшей стороной, являются решающим элементом при определении существенного вреда2%.

По мнению Секретариата ЮНСИТРАЛ для установления тяжести вреда следует принимать во внимание все обстоятельства дела, например, сумму контракта, денежный ущерб, причиненный нарушением контракта, а также то, до какой степени нарушение затрагивает деятельность потерпевшей

2«>7

стороны

""" См Jc.viHt/KH С.7 Возмещение чбытков в гражданском и арбитражном процессе: Учебно-практическое посооие М.: Во.псрс-Клуиер. 2003. С. 9.

См Graff) L. Case Law on the Concept of "Fundamental Breach" in the Vienna Saks Convention'/ Revue dc droit des affaires international // International Business Law Journal. Paris. № 3.2003. P. 339. :"тСм.: Комментарий Проекта Конвенции 1978 г.. подготовленный Секретариатом ЮНСИТРАЛ. Доступен на сайге < liup:.V\v\v\v.cisg.law.pace edu/cis&'text/secomm/secomm-25.html >. 2W См.: International nmhcillichcs Kaufrccht: PraMiker-Kommentar und Vertragsgestaltung zum CISC Op. cir. S. 206.

Тяжесть вреда определяется путем сочетания объективных и субъективных критериев298, предусмотренных в статье 25 Конвенции 1980 г. Объективный критерий указывает на существенность нарушения: оно является существенным, если влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать.

Субъективный критерий определяет возможность для пострадавшей стороны расторгнуть договор при предвидимости нарушения: мри существенном нарушении договор может быть расторгнут, если нарушившая сторона предвидела такой результат и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, предвидело бы его. Следовательно, даже если нарушение является существенным, но нарушившая сторона не предвидела результат нарушения, договор не может быть расторгнут.

Таким образом, для того чтобы пострадавшая сторона могла расторгнуть договор при нарушении другой стороной своих обязательств, необходимо, чтобы было соблюдено два условия: во-первых, нарушение должно быть существенным, во-вторых, нарушившая договор сторона должна была предвидеть такой результат.

Однако толкование и применение этих положений на практике сопряжено с определенными трудностями. С одной стороны, Конвенция 1980 г. не содержит определения существенного нарушения договора. С другой стороны, в ней не указано, в какой момент нарушившая сторона должна была предвидеть результат своего нарушения: в момент заключения договора или в момент совершения нарушения.

Действительно, понятие «существенного нарушения» в ст. 25 Конвенции 1980 г. сформулировано в самом общем виде. Оно не указывает, каким образом можно установить, лишается ли пострадавшая сторона в значительной степени того, на что была вправе рассчитывать на основании договора . Кроме того, статья содержит ряд нечетких понятии, таких как «существенное», «значительная», «разумный». Даже понятие «вред» не имеет точного и четкою значения'011.

4 См.: HonnoUJO. Op cit. P. 206. nC\\.. Mo&wslJ. Op. cit. P. 32!.

По мнению ряда представителей доктрины первичным для определения «существенности» нарушения являются экономические потери пострадавшей стороны. И только в случае сомнения в тяжести нарушения следует обращаться к субъективному фактору - заинтересованности потерпевшей стороны в исполнении контракта.

Наиболее четко такая позиция выражена в работах немецкого профессора Г.-К.

Зальгера. Он полагает, что договор может быть расторгнут только при особенно серьезных нарушениях. Степень «существенности» определяется с помощью объективных критериев, т.е. нарушение должно представлять серьезную угрозу для целей контракта. На первый взгляд нарушение может показаться незначительным, однако степень его существенности зависит от того, что должна была ожидать сторона от контракта'01. Если в результате нарушения потерпевшая сторона потеряла интерес к контракту, можно говорить о существенном нарушении. В данном случае присутствует субъективный момент, связанный с потерей стороной заинтересованности. По мнению проф. Зальгера этот субъективный момент ограничивается следующим фактором: ожидания потерпевшей стороны должны вытекать из контракта. Иными словами, нарушившая сторона должна была осознавать, что ожидает от контракта ее контрагент302.

См.. International l-inheitliches Kaufrcchi: Praktikcr-Kommcntar urni Vertragsgesiaitungzum CISC. Op. cil. S 206-207. ;": Ibid. S. 207.

О 450 ГК РФ просматривает: 1

Изменение п расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом. друтми законами или договором. 2

1(о требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных насюящим Кодексом, другими законами или договором. Существенным пришается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для лругоП стороны такой

ущерб, чго ома в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении Л01 опора.

3 В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью иди частично, когда такой огкач допускается законом или соглашением сторон, договор счигаегся соответственно расторгнутым пли

измененным

В отличие от Конвенции 1980 г., Гражданский кодекс РФ устанавливает признаки существенного нарушения договора (ст. 450 ГК РФ)?<)\ которые имеют общий характер и требуют учета особенностей каждого договора, что должен делать суд, разрешающий спор об изменении или расторжении договора.

Однако применительно к некоторым договорам ГК содержит более конкретные указания о том, какие договорные нарушения должны считаться существенными. Например, в нормах о договоре поставки дан перечень случаев невыполнения договора, которые должны считаться существенными нарушениями (и. 2 и 3 ст. 523 ПС)304. Так, нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным в случаях: поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок; неоднократного нарушения сроков поставки товаров (и. 2 ст. 523 ГК РФ). Нарушение договора поставки покупателем предполагается существенным в случаях: неоднократного нарушения сроков оплаты товаров; неоднократной невыборки товаров.

Вполне аргументированной представляется позиция И.В. Елисеева, который полагает, что перечисленные нарушения лишь презюмнруются существенными, но не признаются таковыми безусловно. Поэтому нарушитель вправе доказывать отсутствие существенного характера тех или иных нарушений в конкретном случае (например, если неоднократная просрочка поставки или оплаты ни разу не превысила одного дня)*105.

'"" О существенном нарушении договора см.: Гражданское право России. Общая часть: Курс лекции' Огв. ред. 0.11. Садиков. М.: Юристъ. 2001. С 764.

w См. Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2. 4-е изд. перераб. и доп./Отв. ред. Л.П. Сергеев. Ю.К. Толстой. М.. ТК Вслби, И1л-во Проспект. 20О4. С. 73.

'См 11ринш1иы международных коммерческих договоров. С. 203.

л0 См.: Принципы европейского договорного права. Части lull. 1999 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 2005. Н: 3. С. 166.

Принципы УНИДРУА и Принципы европейского договорного права также содержат положения, предусматривающие существенное неисполнение договора. В отличие от Конвенции 1980 г., они определяют, какие факторы следует принимать во внимание при определении существенности вреда: имеет ли принципиальный характер с точки зрения договора строгое соблюдение неисполненного обязательства; является ли неисполнение умышленным или совершено по грубой неосторожности; дает ли неисполнение потерпевшей стороне основание верить, что она не может полагаться на будущее исполнение другой стороны; понесет ли непеполнившая сторона несоразмерные потери в результате подготовки или осуществления исполнения, если договор будет прекращен (ст. 7.3.1.)1<ч\ Схожие положения содержатся в Принципах европейского договорного права (ст. 8: ЮЗ)'07.

Все ли ограничения, с позиции ст. 450 ГК не имеют такого значения, хотя сам по себе такой подход указанных международных актов кажется весьма обоснованным. По сути эти акты дают основу правоприменителям для установления существен!гости нарушения, что в некоторых случаях может быть весьма полезным308.

Положение о существенном нарушении договора содержалось еще в статье 10 ЮЛИС, которая предусматривала, что нарушение договора является существенным, если нарушившая сторона в момент заключения договора знала или должна была знать, что разумное лицо на месте другой стороны не заключило бы договор, если бы предвидело нарушение договора и его последствия309. Как видно, это положение опиралось только на субъективные критерии*'ш. Статья 25 Конвенции 1980 г. уже содержит объективный критерий: «нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны...» По мнению К. Шмиттгоффа, «с практической точки зрения объективный критерий для определения существенного нарушения значительно сокращает случаи, в которых может быть заявлено о расторжении договоров на основании Венской конвенции»311.

Как было указано выше, требование предвидимости позволяет нарушившей стороне избежать расторжения договора. Если сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы, потерпевшая сторона не может требовать расторжения договора даже при существенном его нарушении. Бремя доказывания невозможности предвидеть результаты возлагается на нарушившую сторону. В некоторых случаях нарушившей стороне будет практически невозможно доказать, что она не могла предвидеть

'"См.: Брагинский МИ. ВитрянскииВВ. Ук«п.соч. С. 351-352. '" См.: ScMechtnetnP. Schwewer I. Op. cit. S. 309.

^"CM.: International Пгnhcrtliches Kaufrccht: Praktiker-Kommcnfar und Vcrtragsgcstaltung zum CISC Op. cit. S 206

" Шлтптгм/»!) К. Экспорт: право и практика международной торговли. Пер. с англ. М.: «Юридическая литерат>рд», 1993. С. 129.

существенного нарушения. В литературе указываются некоторые такие случаи. Например, из договора может следовать, что поставка в определенный срок представляет особый интерес для покупателя, положение договора об оплате посредством аккредитива свидетельствует о важности срока оплаты для продавца312. При определении того, могло ли разумное лицо предвидеть результат нарушения договора, следует принимать во внимание возможность предпринимателей, работающих в одном и том же торговом секторе, предвидеть такое событие313. При этом важно ограничиться определенным сектором торговли, поскольку стандарты разумности могут отличаться в зависимости от того, в какой области торговли работает предприниматель'4*1.

Проф. Г.-К. Зальгер полагает, что даже, если нарушившая сторона и не предвидела результат нарушения, этого еще не достаточно, чтобы освободит!» эту сторону от ответственности"15. Необходимо, чтобы в объективном смысле нельзя было предвидеть, что интересы кредитора будут существенно нарушены. Следует проверить, могло ли осознавать разумное лицо, действующее в том же качестве, то есть в том же секторе торговли или отрасли экономики, что, например, задержка при поставке сезонных товаров нарушит интересы покупателя316. Для установления объективной возможности предвидеть результат используются те же критерии, что и предусмотренные для п. 2 ст. 8 Конвенции317. 1)

Для целей нас (ояшей Конвенции заявление и иное поведение стороны толкуются в соответствии с ее намерением, если другая сторона знала или не могла не знать, каково было это намерение. 2)

Пели предыдущий пункт не применим, то заявления и иное поведение стороны толкуются в соответствии с тем пониманием, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же качестве, что и другая сторона при аналогичных обстоятельствах. 3)

При определении намерения стороны или понимания, которое имело бы разумное лиио. необходимо учитывать нее соотпетств) юшие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон.

Нарушение является существенным, если нарушившая сторона не только докажет, что она не предвидела, но и что не было оснований предвидеть такой результат. По мнению Секретариата ЮНСИТРАЛ, нарушившая сторона не может избежать ответственности, просто лишь доказывая, что она в действительности не предвидела такой результат. Она также должна доказать, что у нее не было оснований предвидеть этого .

Ст. 25 не определяет, когда нарушившая сторона должна была предвидеть последствия нарушения, - при заключении контракта или в момент нарушения. Доктрина предусматривает два подхода. Первый подход -последствия нарушения должны быть известны для нарушившей стороны при заключении контракта (P. Schlechtriem). Второй подход - следует также принимать во внимание обстоятельства, которые стали известны позже310, т.е. после заключения контракта (К. Karollus). При работе над текстом Конвенции 1980 г. этот вопрос вызвал многочисленные дискуссии. Однако ЮНСИТРАЛ не указала, в какой момент нарушившая сторона должна была предвидеть или иметь основания предвидеть последствия нарушения. Секретариат ЮНСИТРАЛ в своем Комментарии не поддерживает ни одну из приведенных точек зрения, а считает, что в случае спора, решение должен выносить суд00.

Такая ситуация вряд ли может способствовать единообразному толкованию и применению положений Конвенции 1980 г. судами разных стран. Представляется разумным, что, при заключении контракта стороны оговаривают все обстоятельства предстоящей сделки, поэтому именно в этот момент они должны предвидеть последствия возможного нарушения ими своих обязательств**21.

См.: Ком мен с apiiii Проекга Конвенция 1978 г.. подготовленный Секретариатом ЮНСИТРАЛ. Документ

дост) пен на сайте .

См.: International Linheitliches Kaufrecht: Praktiker-Kommentar und Vertraesgestaltung zum CISC Op. cit. S 206-207.

'["См.: Комментарии Проекта Конвенции 1978 г., подготовленный Секретариатом ЮНСИТРАЛ. '•' Такчю по-ншию рлчлеляет Высший земельный суд г. Дюссельдорфа (ФРГ)- См.: Решение Высшего земельного суда г. Дюссельдорфа от 24 04.1997

<1шр //www.cisg law pace.cdu'cisg,,\\ais/db',cases2/97G424gl.html> (последнее посещение - 20 июля 2005 г.)

Для определения критериев существенного нарушения следует рассмотреть, каким образом суды толкуют и применяют положение Конвенции 1980 г. о существенном нарушении договора.

Основном обязанностью продавца является обязанность поставить товар (ст. 30 Конвенции). Поэтому значительная часть судебной практики посвящена рассмотрению споров, связанных с несвоевременной поставкой товара. Просрочка в поставке товара, как правило, не является существенным нарушением договора. С этим согласны и практики, и теоретики322. При просрочке покупатель вправе воспользоваться положением ст. 47 Конвенции 1980 г. и установить для продавца дополнительный срок. При неисполнении продавцом своей обязанности в течение этого срока, покупатель вправе заявить о расторжении контракта в силу п. 1 «Ь» ст. 49 Конвенции. Однако, если в момент заключения договора видно, что поставка к определенному сроку представляет особый интерес для покупателя, просрочка в этом случае является существенным нарушением. К такому выводу пришел Высший земельным суд г. Гамбурга323. Высший земельный суд г. Карлсруе (ФРГ) решил, что при поставке товара на условиях СИФ задержка в поставке составляет существенное нарушение договора, поскольку использование сторонами такого базиса поставки как СИФ означает, что сделка имеет срочный характер. Такой позиции придерживаются и другие суды324.

Просрочка при поставке сезонных товаров обычно составляет существенное нарушение325. Это объясняется тем, что, даже если стороны и не согласовали срок исполнения, сам характер товара указывает на то, что срок-поставки имеет важное значение для покупателя.

Незначительная задержка в поставке, как правило, не составляв существенного нарушения. Так, суд первой инстанции г. Ольденбурга (ФРГ) решил, что при поставке одежды задержка в один день не составляет существенного нарушения договора4 . Если же задержка в поставке

}" См См.. International ffinhcitliches Kaufrecht: Praktiker-Kommentar und Vertragsgestaltung zum CISC S. 20S..

См Решение Высшего земельного сула г. Гамбурга от 28 февраля 1997 г. < ^http-.'.'cisguS law расеcuVcascs'97022Sgl.html > (последнее посещен.* 10 марта2006 г.). 1:4 См . Решение Высшею гсмелыюго суда г. Карлсруе (ФРГ) от 20.07.2004 «hup 'Vcisgw3 law pace.edu'cases'040720gl.html> (последнее посещение 18 ноября 2005 г.).

См.. Schlechirwn l\. Schwvtizcr I. Op. cit. 318. }*4 См.: Решение Земельного суда г. Ольденб\рг (ФРП от27.03.1996 %-http://cis«»\v3.law .расе educascs/%03 27gl.html > (последнее посещение - 9 февраля 2006 г.).

значительна, и продавец поставляет только часть товара, то суды рассматривают это как существенное нарушение договора32'.

Таким образом, исходя из анализа судебной практики, можно сделать вывод, что просрочка в поставке товара, как правило, не составляет существенного нарушения договора за исключением случаев, когда поставка к определенному сроку имеет интерес для покупателя, например, поставка сезонных товаров.

Другим важным обязательством продавца является обязанность поставить товар, который по количеству, качеству и описанию соответствует требованиям договора (ст. 35 Конвенции). Возникает вопрос, каким недостатком должен обладать поставленный товар, чтобы можно было говорить о существенном нарушении договора?

Для определения существенности нарушения при поставке несоответствующего товара следует принимать во внимание обстоятельства каждого дела. При поставке несоответствующего товара существенным является значительное нарушение качества товара. Например, поставка, при которой только 20% товара соответствует договору, является существенным нарушением договора"'2*.

Важным фактором для определения существенного нарушения является возможность покупателя распорядиться несоответствующим товаром каким-либо иным образом. И теоретики и практики едины во мнении, что, если

'* См.: Решение суда первой инстанции г. Парма (Италия) от 24. 11. 1989

4ut|>:.'7cis»\v3 law.pacc.edu cases'891 124i3.html > (Последнее посещение - 9 февраля 2006 г.)

° Си • International I jnhcitlichcs Kaufrccht: Praktiker-Kommentar und Vertragsgestaltung zum CISG. Op. cii. S.

207.

покупатель, получивший товар, не соответствующий договору, можо использовать его для других целей, чем ранее предполагалось, или может переработать или перепродать товар по более низкой цене, то здесь нельзя говорить о существенном нарушении договора. Однако переработка или перепродажа несоответствующего товара не должна влечь для покупателя

329

несоразмерных расходов .

Так, по мнению Высшего земельного суда г. Франкфурта (ФРГ) заявление покупателя о существенном нарушении продавцом своих обязательств будет принято во внимание в том случае, если покупатель

330

покажет невозможность использовать товар в других целях .

Такой же позиции придерживается и Федеральный суд ФРГ, который указал331, что при несоответствии товара положениям контракта существенное нарушение зависит от того, возможна ли дальнейшая переработка или сбыт товара в обычном торговом обороте, даже по более низкой цене (со скидкой). Суд указал, что Конвенция 1980 г. ограничивает применение такого средства правовой защиты как расторжение договора, которое является для пострадавшей стороны крайним средством, которым можно воспользоваться при нарушении контрагентом своих обязательств. Иными словами, перед тем, как заявить о расторжении договора, пострадавшая сторона должна использовать другие средства правовой средства защиты, предоставленные Конвенцией 1980 г.

v' См : Решение Федерального суда Швейцарии от 28JOJ998 (Последнее посещение - 10 марта 200.S г.).

"См.: Решение Высшего земельного суда г. Франкфурта (ФРГ) от 18.01.1994.

(Последнее посещение - 9 февраля 2006 г.).

См.: Решение Федерального суда ФРГ от 03.04.1996 < hnp:y/cisgw3.1aw.pace.edu/cases,940l ISgl.html> (Последнее посещение - 9 февраля 2006 г.).

1,2 См.: International Einhcitliches Kaufrecht: Praktiker-Kommentar und VertTagsgestaltung zum CISC Op. cit. S. 207.

Продавец, поставивший товар, не соответствующий договору, может предложить исправить недостатки товара. Если он это сделает, то существенного нарушения обязательств здесь не будет*з2. Однако при этом необходимо учитывать ряд обстоятельств. В силу п. 1 «а» ст. 49 право покупателя расторгнуть договор обычно превосходит право продавца устранить недостатки согласно п. 1 ст. 48. Если поставка несоответствующего товара составляет существенное нарушение договора, то превалирует действие п. 1 «а» ст. 49. Таким образом, покупатель должен сам решать, принимать предложение продавца об исправлении дефекта или нет. Однако при определении существенности нарушения, следует не только принимать во внимание тяжесть нарушения, но и желание продавца устранить недостаток. Кроме того, замена дефектного товара не должна причинять покупателю неразумных неудобств333. Иными словами, если покупатель желает, чтобы продавец исправил недостатки товара, и такие действия не причинят покупателю неразумные неудобства, даже значительное несоответствие не является существенным нарушением договора

Такой же точки зрения придерживается МКАС. Так, с учетом результатов экспертизы, признавшей, что поставленная технологическая линия не может выпускать товар, предусмотренный контрактом, с обусловленными в контракте показателями, и что она нуждается в доработке, требующей длительного времени и значительных затрат, МКЛС признал, что продавцом (украинская фирма) допущено существенное нарушение условий контракта и в силу ст. 25 и п. I «а» ст. 49 Конвенции покупатель (российская фирма) был вправе расторгнуть контракт334.

При определении существенности нарушения важно ограничить круг обстоятельств, делающих нарушение существенным, и не использовать незначительные требования для придания нарушению существенного характера. Вместе с тем нужно иметь в виду, что нарушение не только основных обязательств, но и дополнительных может стать существенным*'5.

,ч См.: Так>ю позицию изложил в своем решении от 31.01.1997 Высший земельный суд г. Коблсниа (ФРГ) (последнее посещение - 10 Mapia 2005 г.) "4 См.: Решение МКЛС при ТПП РФ от 25.06.2004 по делу Ла 120/2003 // Практика Международного коммерческого арбтражного суда при ТПП РФ за 2004 год./ Сост. М.Г. Розснбсрг. М.: Статут, 2005. С. 245-252

r's См.: The Draft UNCIT RAL Digest on the United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods 1980) /.'The Draft UNCITRAL Digest and Beyond... P. 601.

Так, итальянский производитель обуви договорился с немецкой фирмой-покупателем об изготовлении 130 пар обуви по спецификации, предоставленной покупателем, которую он собирался использовать в качестве основы для дальнейших заказов. Производитель выставил на выставке несколько пар обуви, произведенной по спецификации покупателя и носящей торговую марку, на которую покупатель имел лицензию. Покупатель потребовал от производителя убрать обувь с выставки. Однако производитель отказался это сделать. Поэтому через день после выставки покупатель уведомил производителя о том, что он разрывает с ним договорные отношения и не станет оплачивать 130 пар обуви, которые уже не имели никакой ценности для покупателя. Суд решил, что покупатель своевременно заявил о расторжении контраста. По мнению суда, покупатель имел право на расторжение контракта, поскольку нарушение производителем дополнительного обязательства, заключавшегося в сохранении эксклюзивности товара, составило существенное нарушение договора в силу ст. 25 Конвенции 1980 г., т.к. оно поставило под угрозу цель контракта до такой степени, что покупатель утратил интерес к контракту. Производитель мог это предвидеть336.

Интересно в этом плане решение МКАС. При разрешении спора между российской организацией и индийской фирмой было признано действительным вопреки возражениям ответчика исключительное (эксклюзивное) условие контракта сторон, предусматривавшее перевозку всего товара, проданного по контракт)', одной партией на судне, зафрахтованном специально для его перевозки. Отказ от его исполнения, мотивированный продавцом тем, что это условие исключает возможность перевозки на судне иных товаров, но не одноименного для других получателей, был квалифицирован в качестве существенного нарушения контракта (ст. 25 Конвенции 1980 г.), дававшего покупателю право расторгнуть контракт137.

"Л См.. решение Высшею чемслыюго суда г. Франкфурт-на-Майнс (ФРГ) от 17.09.1991

<Лшр '-www uncitral.or«'pdfrcngIis№^ (последнее посещение

- 26 февраля 2006 г.). *

1VT См.: Решение МКАС при ТИП РФ от 07.06.1999 по делу № 238.4998// Розенварг МГ. Из практики Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ// Хозяйство и право. X» I. 2002. С. 49 зл См.: International Kinhcitlichcs Kautrcchr Praktiker-Kommentar und Vertragsgestaltung 7um CISC Op. cii. S.

208.

С точки зрения доктрины, использование дефектного товара создает опасность для окружающей среды или пользователя, то поставка такого товара всегда составляет существенное нарушение3'8.

Основными обязательствами покупателя является обязанность уплатить цену и принять поставку товара. По мнению теоретиков и практиков, неисполнение покупателем своих обязанностей не составляет существенного нарушения договора. В этом случае продавец может установить дополнительный срок разумной продолжительности (п. I ст.63 Конвенции 1980 г.) и при неисполнении покупателем своих обязанностей в течение лого срока заявить о расторжении контракта в силу п. 1 «Ь» ст. 64 Конвенции. Однако, как полагает проф. Г.-К. Зальгер, при определенных обстоятельствах нарушение покупателем своих обязательств может быть существенным. Эти обстоятельства зависят от каждого конкретного случая. Например, когда очевидно, что продавец заинтересован в срочном исполнении покупателем своих обязанностей. Если, например, продавец имеет небольшой склад п заинтересован в том, чтобы товар был, как можно быстрее, вывезен из негочУ>.

)Х1 См : International Hinhcitlichcs Kaufrccht: Praktiker-Kommentar und Vcrtragsgcstaltung zum CISG. Op. cit. S 209.

140 См.: решение Арбитражного сули Международной1 тор.свой палаты Кшая or 21.07.1997 •Imp .'.'cisywj.law .расе edurca$cv97072lcl html> (последнее посещение - 16 февраля 2006 г.).

Обязательство покупателя уплатить цену включает принятие таких мер и соблюдение таких формальностей, которые могут требоваться для того, чтобы сделать возможным осуществление платежа (ст. 54 Конвенции 1980 г.). К их числу относятся, например, меры, направленные на своевременное открытие аккредитива, предоставление банковской гарантии и т.д. Многие судебные споры связаны с неисполнением покупателем своей обязанности открыть аккредитив. По мнению некоторых судов, невыполнение этой обязанности может стать существенным нарушением договора. Так, Арбитражный суд Торгово-промышленной палаты Китая решил, что своевременное открытие покупателем действительного аккредитива является гарантией и предпосылкой поставки товаров продавцом. Покупатель не открыл аккредитив до даты, установленной в контракте. Поэтому продавец не смог поставить товар. По мнению Арбитражного суда, не открыв аккредитив, покупатель существенным образом нарушил контракт340.

Открытие покупателем аккредитива на несколько диен позже, чем требовалось, не является существенным нарушением договора, и продавец не вправе заявить о расторжении договора и отказаться поставлять товар. Если аккредитив, открытый покупателем, не соответствует условиям контракта, продавец может потребовать, чтобы покупатель изменил его согласно

341

контракту и международной практике .

Нарушение покупателем условия о стране назначения товара может стать существенным нарушением контракта. Такую позицию разделяет Апелляционный суд г. Гренобля (Франция). Так, при заключении контракта стороны (продавец - французская фирма, покупатель - фирма из США) договорились, что товар, покупаемый у продавца (джинсы), будет отправлен в Южную Америку и Африку. Во время исполнения контракта продавец постоянно и настойчиво требовал от покупателя сообщить, в какую страну был отправлен проданный товар. Впоследствии оказалось, что такой страной была Испания. Суд решил, что покупатель не принял во внимание желание продавца знать место нахождения товара. По мнению суда, такое поведение покупателя явилось существенным нарушением контракта. Кроме того, суд заявил, что поведение покупателя противоречит принципу добросовестности в международной торговле, установленный в ст. 7 Конвенции 342.

01 См • решение Арбитражного суда Международной торговой палаты Китая от 23.04.1995. - http:.''cisg\v3.law.pace educa$es.'950423cl.html >. (последнее посещение - 17((«враля 2006 г.) ^ См : Решение Лпелляционною суда г. Гренобля (Франция) от 22.02.1995 <1шр .'''cis^\v3.la\v.pace.edu'ca«:s/950222fl.btrnl.> (последнее посещение - 17 февраля 2006 г.)

См.. International Finheitlichcs Kaufrecht: Praktiker-Kommentar und Vertragsgcstaltung zum CISG. Op. cit. S. 212

?l" Федеральный суд ФРГ указал, что стороны должны четко указывать в контракте, какие качества товара имеют важное значение дня покупателя. И отсутствие таких качеств у товара будет означать существенное нарушение договора продавцом. См.: Решение Федерального суда ФРГ от 3.04.1996

Вышеизложенное позволяет прийти к выводу, что понятие существенного нарушения договора, предусмотренное в Конвенции 1980 г.. является неопределенным. Поэтому рекомендуется при составлении договора международной купли-продажи товаров указывать в договоре, соблюдение каких обязательств является для сторон существенным и важным313. Такой же позиции придерживается Федеральный суд Германии344.

Анализ судебной практики показывает, что при квалификации понятия «существенного нарушения договора» суды учитывают, в частности, следующие факторы: тяжесть нарушения договора; невозможность для покупателя распорядиться соответствующим товаром каким-либо иным образом (например, продать по сниженной цене, переработать и т.д.); особую заинтересованность покупателя в соблюдении срока поставки товара, если тго явно следует из договора купли-продажи; поставку дефектного товара, представляющею опасность для окружающей среды или пользователя.

<< | >>
Источник: Викторова Наталья Николаевна. КОНВЕНЦИЯ ООН О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 Г.: ТОЛКОВАНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫМИ СУДАМИ ГОСУДАРСТВ / Диссертация / Москва. 2006

Еще по теме § 1. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. о «существенном нарушении» договора международной купли-продажи товаров:

  1. 1.1. Общие положения
  2. ТЕМА Х ВЫРАБОТКА УСЛОВИИ ТОРГОВЫХ ДОГОВОРОВ
  3. § 1. Международные торговые договоры. Источники правового регулирования международной торговли
  4. Введение
  5. § 2. Теоретические основы толкования международных договоров
  6. § 2. Общие принципы, на которых основана Конвенция 1980 г., как способ восполнения ее пробелов
  7. § 3. Принцип добросовестности как принцип толкования Конвенции 1980 г.
  8. § 1. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. о «существенном нарушении» договора международной купли-продажи товаров
  9. § 3. Толкование и применение положений Конвенции 1980 г. об установлении дополнительного «срока разумной продолжительности» для исполнения обязательств по договору международной купли-продажи товаров
  10. § 2 Особенности применения норм международных договоров и международно-правовых обычаев в МТП
  11. Выработка условий торговых договоров
  12. 2. Основания для предъявления требований об исполнении в натуре и о применении мер ответственности
  13. 3. Проблема «совместимости» иска об исполнении в натуре и требований о применении мер гражданско-правовой ответственности
  14. Источники международного частного права
  15. § 2. Классификация средств правовой защиты по Венском конвенции
  16. § 3. Реализация средств правовой защиты в случае расторжения договора
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -