<<
>>

3. Личностная приемлемость тяжести причине и вреда.

Большинство корыстных преступников (около 80 %) имеют примерную оценку минимальной суммы денег, ради завладения которой было бы приемлемо совершение корыстного преступления. В то же вре- ' мя менее часто (26 % респондентов) обнаруживаются верхние пределы материального ущерба, которые преступники не намерены превышать

t

при совершении краж, мошенничества, грабежей, разбоев.

Такого рода 2П

ограничения определяются соображениями, что необходимо оставить часть средств для существования потерпевшего и его семьи, а в случае незаконного изъятия материальных ценностей у предприятий негосударственных форм собственности — в оставлении такой части средств, которая позволит этому предприятию продолжать деятельность. Корыстные преступники, совершающие кражи, грабежи, разбойные нападения весьма определенно приводят перечень предметов имущества, которыми приемлемо завладевать, и исключают целесообразность завладения другими. "Верхние" ограничения незаконного изъятия денежных средств достаточно определенны у лиц, совершающих вымогательства у представителей предпринимательских структур. Они выражаются в конкретных суммах, процентах от доходов или от прибыли, а также в размерах "штрафов" (например, 50 % от прибыли) за сокрытие совершенных сделок и полученных прибылей.

Что касается насильственных преступников, то приемлемая тяжесть причинения вреда также имеет у них субъективную предопределенность. Как отмечалось выше, приемлемая тяжесть причинения вреда для преобладающего их большинства определяется субъективно оцениваемой "вредоностностью" действий потерпевшего. Кроме этого у части насильственных преступников приемлемая тяжесть причинения физического вреда потерпевшему определяется степенью вероятности наступления для них опасных последствий. Это обнаружено при психологическом анализе отдельных убийств. Вначале преступники не имели умысла на лишение жизни потерпевшего, а лишь намеревались нанести ему побои (причинить легкие телесные повреждения, мучения) и вынудить к выполнению их требований. Однако, причинив непредумышленно потерпевшему тяжелую травму (например, из-за превышения силы удара или неточности его нанесения), либо испугавшись его угроз отомстить, заявить в милицию, либо узнав, что потерпевший имеет сильную поддержку других лиц, которые обязательно отомстят за него, преступники, во избежание опасных для себя последствий, совершали убийство.

Отдельные лица, совершившие тяжкие насильственные преступления, отметили, что до совершения посягательства они считали неприемлемым причинение физического вреда такой тяжести в ситуации, подобной той, которая сложилась при совершении преступления, т.е. считали совершение таких действий для себя невозможным, допуская лишь причинение потерпевшему менее тяжкого вреда. При этом одни из них указали, что во время совершения преступных действий они находились в сильно возбужденном состоянии, осознавая при этом опасность своих действий и возможные отрицательные последствия для себя. Как показал более глубокий анализ они, осознавая все это, тем не менее продолжали совершение вредоносных действий, как бы стремясь побороть свой страх или поддержать самого себя в своем опасном поведении. Другие преступники из числа исключавших возможность причинения того вреда, который реально причинили, отметили, что совершили тяжкие действия под решающим влиянием внушающего воздействия других лиц или психологического взаимозаражения в группе.

Вмести с тем и для одних, и для других было приемлемо совершение в тех же ситуациях менее тяжкого физического насилия.

4. Личностная приемлемость совершения преступного деяния в связи с определенным типом потребности, включая потребность, возникшую под влиянием сложившихся обстоятельств ситуации.

В результате исследования выявлена обусловленность приемлемости совершения преступного деяния определенной потребностью, ради удовлетворения которой лицу субъективно допустимо или необходимо его совершать. Так, у значительной части лиц (68 %), совершающих корыстные преступления без применения насилия (мошенничества, кражи) выявлено личностное неприятие использования насилия для незаконного обеспечения своих материальных потребностей. Однако у большинства из них (82 %) выявилась приемлемость совершения насильственных деяний, опасных для здоровья или жизни потерпевшего, в связи с потребностями, выражающими необходимость разрешения проблемных ситуаций в сфере межчеловеческого взаимодействия, связанных прежде всего с конфликтами. Например, особо опасный рецидивист С., осуждавшийся до последнего случая 7 раз исключительно за совершение так называемых карманных краж и абсолютно исключавший возможность и допустимость совершения насильственных деяний для завладения материальными ценностями, тем не менее считает вполне для него приемлемым причинение телесных повреждений или совершение убийства в ситуациях, когда совершается даже незначительное посягательство на его интересы, в том числе имущественные. В последний раз он был осужден за убийство своей сожительницы, которое совершил из-за того, что она воровала его деньги (краденые) и пропивала их.

Весьма жесткая связь приемлемости совершения преступного деяния с содержанием побуждения обнаруживается у значительной части лиц, совершавших насильственные деяния (исключая корыстно- насильственные), сексуально-насильственные, а также злостное хулиганство. Для большинства из них (около 70 %) оказалось определенно неприемлемым или малоприемлемым совершение насилия для завладения материальными ценностями, т.е. для удовлетворения материальной потребности. Среди насильственных преступников, за исключением (лиц, совершивших изнасилования, большинство (89 %) определенно неприемлет совершение насилия для удовлетворения половой потребности.

Психологический анализ мотивации изнасилований, совершенных в составе группы показал, что для значительной части преступников вег душим побуждением было самовыражение перед группой или опасение выглядеть плохо в глазах членов группы (а не только удовлетворение сексуальной потребности). Совершение же данного преступления индивидуально для них было бы неприемлемо или маловероятно. Для преобладающего большинства изученных лиц, совершавших корыстно- насильственные преступления (95 %) оказалось приемлемым совершение неправомерных насильственных действий не только в связи с необходимостью удовлетворения материальной потребности, но и в связи с необходимостью защиты своих интересов в конфликтной ситуации. Среди корыстно-насильственных преступников, которые оценили свои преступные действия как маловероятные на прежний период времени, основная часть совершили преступления в группе, причем их действия носили пассивный характер, выражающийся в большей мере как преступное бездействие.

У профессиональных преступников весьма определенно проявляется субъективная приемлемость и необходимость совершения тяжких насильственных действий ~ расправ с причинением телесных повреждений или убийств в отношении таких же лиц в связи с определенными типами конфликтов, связанными с нарушением принятых договоренностей или неформальных норм (так называемых "воровских законов"). Такая конфликтная ситуация порождает субъективную необходимость (внешне обусловленную потребность) в защите своего статуса, в силу которой для лица приемлемо совершение тяжких преступных насильственных действий.

<< | >>
Источник: ПАСТУШЕНЯ Александр Николаевич. Криминогенная сущность личности преступника. Психологический аспект : Дис. ... д-ра психол. наук. 2003

Еще по теме 3. Личностная приемлемость тяжести причине и вреда.:

  1. 2.1. Объективно-субъективные признаки уголовно-правового понятиявымогательства
  2. 2.2. Анализ квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков состава вымогательства (ч.2 и 3 ст. 163 УК РФ)
  3. Положения, выносимые на защиту.
  4. 1.2. Юридические основания подхода к личности преступника как к объекту психологического исследования
  5. 1. Личностная приемлемость вида преступного посягательства.
  6. 3. Личностная приемлемость тяжести причине и вреда.
  7. 3.3. Типология содержательных характеристик криминогенных склонностей личности преступника и основных условий их проявления
  8. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ
  9. 4.1. Характеристика целеполагаиия в генезисе преступного поведения и реализующихся в нем психологических свойств личности
  10. 5.1. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании
  11. 5.2. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к прогнозированию тенденций преступности
  12. КАРТА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ПРАВОВОЙ ПОЗИЦИИ ЛИЧНОСТИ
  13. МЕТОДИКА ВЫЯВЛЕНИЯ ПРЕДСТАВЛЕННОСТИ В ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНОГО И ПРАВОМЕРНОГО СПОСОБОВ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ПОТРЕБНОСТИ (РАЗРЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМНОЙ СИТУАЦИИ) И СУБЪЕКТОВ ЭТИХ СПОСОБОВ.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -