<<
>>

§ 1. Уведомление участников процесса об окончании следственных действий и последствия их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела

При исследовании проблемы уведомления участников уголовного судопроизводства об окончании следственных действий диссертантом отмечается нерешенность в УПК РФ вопроса регламентации порядка такого уведомления.

Для исследования этого вопроса, предлагается более подробно рассмотреть отдельные аспекты данной деятельности следователя и выделить основные проблемы, выработать пути их разрешения.

Придерживаясь хронологии изложения положений уголовнопроцессуального закона, касающихся ознакомления участников досудебного производства с материалами уголовного дела, логично начать с уведомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей (ч. 2 ст. 215 УПК РФ).

Однако уголовно-процессуальное законодательство конкретную форму уведомления не предусматривает. Представляется, что это может быть письменное или устное сообщение должностного лица, осуществляющего предварительное следствие, которое оформляется протоколом (например, аналогично протоколу уведомления обвиняемого в соответствии с ч. 1 ст. 215 УПК РФ).

При этом диссертант уточняет, что факт уведомления должен быть заблаговременным в целях предоставления возможности указанным участникам уголовного процесса права на формулировку и заявление ходатайств о желании ознакомиться с материалами уголовного дела. В данном аспекте особенно важен аргумент, свидетельствующий о том, что объявление (уведомление) об окончании предварительного следствия категорически запрещает последующее производство процессуальных действий, направленных на доказывание по уголовному делу. Исключение составляют случаи, когда это осуществляется в рамках удовлетворения ходатайств, заявленных участниками в ходе или по результатам ознакомления с материалами уголовного дела (ст. 219 УПК РФ).

Среди ученых-процессуалистов существуют практически полярные мнения по поводу механизма уведомления указанных участников.

При этом большинство ученых разделяют позицию о необходимости письменного уве- домления[73].

В то же время другая группа авторов негативно относится к письменному уведомлению об окончании предварительного следствия заинтересованных участников досудебного производства со стороны обвинения[74] [75].

В. А. Стремовский более гибко подходит к возможности уведомления обозначенных участников процесса и утверждает, что это может быть сделано и письменно, и устно. Вместе с тем в обоих случаях следователь обязан детально и в понятных терминах разъяснить заинтересованным лицам их

права и обязанности на этапе окончания предварительного следствия .

В. М. Быков и С. В. Колдин, анализируя имеющийся опыт практической деятельности сотрудников следственных подразделений, утверждают, что на практике в подавляющем большинстве случаев уведомления такого разъяснения не происходит, следователи вообще никак не уведомляют потерпевшего и его представителя о возможности ознакомиться с материалами дела, а ограничиваются лишь тем, что помещают в материалы копию якобы направленного письма[76] [77] [78] [79].

Еще более категорично высказывается П. Г. Марфицин, который критикует содержание отдельных положений уголовно-процессуального закона и небезосновательно полагает, что на вопрос о том, нужно или нет уведомлять заинтересованных лиц об окончании предварительного следствия, вообще не представляется возможным ответить однозначно, поскольку из содержания ч. 1 и 2 ст. 215 УПК РФ указанное положение прямо не вытекает .

В качестве выхода из сложившейся негативной ситуации А. В. Смирнов и К. Б. Калиновский предлагают не только уведомлять об этом вышеуказанных лиц, но и делать это заранее, еще до окончания предварительного следствия в целях предоставления возможности обдумать свою позицию относительно как самого факта ознакомления, так и тех ходатайств, которые могут быть

3

ими заявлены .

Весьма интересными представляются данные, полученные Б. А. Мириевым в ходе анализа следственной практики, которые показали, что уведомление заинтересованных лиц об окончании предварительного следствия исполняется формально, в 22,7 % случаев уведомления направляются уже после передачи уголовного дела прокурору. При этом в 38,3 % случаев уведомления всего лишь подшиваются в материалы уголовных дел, так и ос-

4

тавшись ненаправленными указанным участникам .

В дополнение к проведенному исследованию можно сказать, что в настоящее время отсутствуют какие-либо процессуальные предпосылки более упрощенного подхода к реализации прав данных участников досудебного производства. Добавим, что факт уведомления заинтересованных участников письмом, повесткой, телефонограммой, факсимильной связью и т. п. не является гарантией их надлежащего оповещения об окончании предварительного следствия. Необходимо иметь в виду, что потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители могут отсутствовать по месту своего жительства (пребывают на даче, в отпуске, длительной командировке и т. п.), в связи с чем они действительно могут не получить письменное почтовое уведомление от должностного лица, осуществляющего предварительное следствие, об его окончании.

Сказанное свидетельствует об отсутствии единого подхода у правоприменителя к выполнению указанных положений уголовнопроцессуального законодательства, что свидетельствует о нарушении прав и законных интересов указанных участников на данном этапе досудебного производства по уголовным делам.

Разнообразие процессов уведомления наводит на мысль о необходимости внесения изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство путем разработки единого механизма осуществления данной обязанности лицом, производящим предварительное расследование.

Согласно данным, полученным в ходе проведенного нами социологического опроса сотрудников следственных подразделений, на вопрос о том, каким способом необходимо уведомлять потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей об окончании предварительного следствия, 66,5 % опрошенных указали о необходимости уведомления в письменной форме, 30,3 % говорили о об устном уведомления, и 3,2 % респондентов считают уведомление этих участников необязательным'[80] [81] [82].

В свою очередь сами потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики и их представители достаточно редко заявляют об их ознакомлении с материалами дела. Этот вывод вытекает также из результатов проведенного опроса сотрудников следственных подразделений. Так, на вопрос «Как часто потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики и их представители заявляют о своем желании ознакомиться с материалами уголовного дела?», были получены следующие ответы: всегда - 0 %; часто (более 50 %) - 27,7 %; иногда

л

(менее 40 %) - 2,0 %; редко (менее 10 %) - 70,3 % соответственно .

По результатам изучения диссертантом уголовных дел направленных в суд с обвинительным заключением, были получены следующие результаты: с материалами уголовного дела были ознакомлены: обвиняемый в 100 % случаев; защитник - 95,4 %; потерпевший или его представитель - 36,8 %; гражданский истец или его представитель - 34,5 %; гражданский ответчик или его представитель - 12,6 % .

Необходимость соблюдения права на надлежащее уведомление об окончании предварительного следствия потерпевшего подтверждается также требованиями, изложенными в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[83], где в частности отражено, что суды при разрешении вопросов о возвращении уголовных дел прокурору для организации устранения недостатков досудебного производства должны принимать во внимание, что необеспечение прав потерпевшего (и иных участников процесса) нарушает права лиц на судебную защиту и доступ к правосудию, в связи с чем суды не в состоянии постано-

вить приговор, отвечающий критериям законности и обоснованности.

Конституционный Суд Российской Федерации также указал, что обеспечение потерпевшему возможности представлять доказательства, подтверждающие его позицию, а также делать заявления относительно содержания материалов, представленных противоположной стороной, является проявлением конституционного права лица на судебную защиту и на доступ к правосудию.

Иное является прямым нарушением положений ст. 46 и 52 Конституции Российской Федерации[84] [85].

По мнению Д. А. Иванова, для решения этой проблемы в законе необходимо закрепление обязанности следователя не только письменно объявлять об этом заинтересованным лицам, но и составлять соответствующий протокол, в котором фиксировать содержание прав указанных лиц и их же-

Л

лание (нежелание) реализовать эти права . Дополним, что такой протокол может быть составлен заблаговременно, в период производства следственных и иных процессуальных действий с участием заинтересованных лиц, но в случае их отказа от ознакомления с материалами дела в части, их касающейся, с условием дополнительного разъяснения, что они вправе изменить свою позицию, а о точном моменте окончания и, соответственно, о наличии возможности им будет сообщено дополнительно.

Таким образом, логичным и обоснованным будет вывод, который определяет следующую догму. Право на ознакомление с материалами уголовного дела представляет собой непосредственный доступ потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей к осуществлению правосудия. В этой связи данные участники в обязательном порядке и надлежащим образом должны быть уведомлены об окончании предварительного следствия. Лишь тогда они смогут реализовать свое законное право на ознакомление с материалами уголовного дела, сформулировать свою позицию для дальнейшего участия в судебном разбирательстве.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что на следователя необходимо возложить обязанность аналогично, как и в процессе уведомления обвиняемого, составлять соответствующий протокол. В частности, предлагается унифицировать процедуру, прописанную в действующей ч. 2 ст. 215 УПК РФ, и указать, что следователь должен не только уведомлять об окончании производства следственных действий защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, но и разъяснять им их права, предусмотренные статьей 217 УПК РФ.

Представляется обоснованным в данном протоколе указать место, где указанные участники уголовного судопроизводства могут знакомиться с материалами уголовного дела в случае заявления об этом ходатайства, а также дату и время.

Срок, в течение которого уведомленные надлежащим образом потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители могут заявить о своем желании ознакомиться с уголовным делом, в законе не отражен. Что касается научной сферы, то ученые-процессуалисты относятся к этой проблеме по-разному.

Некоторые ученые (С. П. Щерба, О. А. Зайцев, Т. Е. Сарсенбаев) небезосновательно полагают, что только следователь определяет срок, в течение которого потерпевший может заявить о своем желании ознакомиться с материалами уголовного дела[86] [87]. В свою очередь, В. А. Булатов несколько по- иному видит разрешение этой проблемы. Автор пишет, что такой срок действительно в законе не прописан, однако он предложил предоставлять срок порядка двух-четырех дней после того, как было получено уведомление2.

В целом поддерживая данную позицию, все же заметим, что она отражает действующее законодательство, тогда как результатом научных исследований должна быть произведена выработка предложений по его совершенствованию. В этой связи можно согласиться с позицией Д. А. Иванова, предлагающего установить конкретный (5-суточный) срок непосредственно в УПК РФ[88]. При этом срок должен касаться как периода, когда такое желание должно быть изложено, так и возможности его продления и восстановления при наличии уважительных причин. Относительно уважительных причин необходимо отметить, что таковыми однозначно будут признаваться: несвоевременное получение повестки или уведомления, болезнь, стихийное бедствие и другие аналогичные причины.

Также в УПК РФ не предусматривается порядок действий следователя, если в течение обозначенного срока указанные субъекты не явились для ознакомления. По мнению А. В. Смирнова и К. Б. Калиновского, при невозможности явки заинтересованных лиц в течение установленного срока никаких дополнительных сроков для ознакомления с делом им не предоставляется, однако они все равно имеют право ознакомиться с материалами дела «при наличии такой возможности» [89].

Здесь представляется весьма спорным понятие «наличие такой возможности», так как неясно, как именно следует трактовать указанную формулировку и в пределах каких сроков такая возможность может быть реализована. По нашему мнению, правильнее было бы сказать, что осуществить возможность ознакомления с материалами дела данные участники могут не позднее начала ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого (первого из нескольких обвиняемых, если их количество в деле более одного).

Однако В. А Стремовский, ссылаясь на изученные им уголовные дела, приводит весьма интересные факты. В частности он указал, что обнаружил случаи, когда потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители изучали материалы дела уже после того, как это было сделано обвиняемым и его защитником (при наличии такового). Автор признал, что, по его мнению, это не являлось прямым нарушением закона, если обвиняемый вновь получал возможность ознакомиться с дополнительно появившимися материалами уголовного дела (если они появятся в результате удовлетворения поступивших и рассмотренных ходатайств) \

Согласиться с такой позицией сложно, так как уголовно- процессуальный закон (ч. 1 ст. 217 УПК РФ) содержит четкую императивную норму о том, что следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику все подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела лишь после того, как были выполнены требования ст. 216 УПК РФ об ознакомлении с материалами уголовного дела потерпевшим.

Трактовать двусмысленно данную норму невозможно, а соответственно ознакомление с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей должно быть произведено лишь до начала ознакомления с материалами дела обвиняемого и защитника.

Диссертант также отмечает, что при детальном изучении положений ч. 2 и 3 ст. 215 УПК РФ очевидно усматривается коллизия. Так, в ч. 2 ст. 215 УПК РФ говорится об обязанности следователя уведомлять об окончании следственных действий защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. В то же время в части 3 указанной статьи речь идет уже об отложении процесса ознакомления данных участников с материалами уголовного дела, но процессуальной фигуре потерпевшего в ней не упоминается (указан лишь представитель потерпевшего). Однако совершенно очевидно, что отложение процесса ознакомления распространяется как на представителя потерпевшего, так и на самого потер- [90] певшего. В этой связи предлагается действие ч. 3 ст. 215 УПК РФ распространить также на случаи неявки по уважительным причинам потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Итак, подводя промежуточный итог всему вышесказанному о последствиях неявки для ознакомления с материалами уголовного дела, можно сделать вывод о том, что неявка в указанную дату и время надлежащим образом уведомленных об окончании предварительного следствия потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей не является препятствием для следователя в выполнении им требований ст. 217 УПК РФ, т. е. для начала осуществления процедуры ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела.

Далее представляется необходимым рассмотреть вопрос, связанный с уведомлением обвиняемого и его защитника об окончании предварительного следствия, а также последствиями их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 215 УПК РФ).

Нельзя не согласиться с В. А. Стремовским, который, говоря о целях и задачах уведомления обвиняемого об окончании предварительного следствия, подчеркивает особую важность данной процедуры, в частности обоснованно утверждая, что следователь должен не просто уведомлять обвиняемого об имеющейся у того возможности, но и детально разъяснять, какие права в связи с таким ознакомлением появляются у лица как на предварительном следствии, так и в ходе дальнейшего судебного разбирательства1.

Сама процедура уведомления обвиняемого в большинстве случаев в достаточной мере регламентирована уголовно-процессуальным законом и реализуется следующим образом. Следователь уведомляет обвиняемого письменно, телеграммой, телефонограммой, по факсу. В уголовном деле рекомендуется оставлять сведения о том, что уведомление обвиняемому отправлено. Так, согласно данным, полученным в ходе изучения направленных в суд материалов уголовных дел, информация об уведомлении обвиняемого [91] содержалась в следующих документах: письменном уведомлении - в 65,5 % случаев, телеграмме - в 2,9 %, телефонограмме - в 4,6 %, факсимильном сообщении - в 5,7 %, в остальных же 21,3 % какие-либо материалы, подтверждающие факт уведомления обвиняемого, отсутствовали[92].

Предлагается направлять уведомление по всем требованиям делопроизводства. В частности, необходимо указать дату и исходящий номер, присвоенный данному документу в отделе делопроизводства и режима органа внутренних дел. Уведомление обязательно должно содержать информацию о дате и времени явки обвиняемого к следователю для ознакомления с материалами уголовного дела.

Следователь разъясняет явившемуся обвиняемому предусмотренное ст. 217 УПК РФ право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, после чего проводит ознакомление в соответствии со ст. 217 УПК РФ.

Г оворя о правах обвиняемого на данном этапе предварительного следствия, отметим, что все они подробно описаны в соответствующих положениях УПК РФ (ст. 47, 217, 219).

Способ, которым обвиняемый является к следователю, зависит от того, какая мера пресечения в отношении лица была избрана. Если это заключение под стражу или домашний арест, то обвиняемый к следователю доставляется (или, как в первом случае, сам следователь прибывает в СИЗО либо в ИВС, если туда был переведен обвиняемый).

Если же избрана мера пресечения, не ограничивающая свободу передвижения обвиняемого, то он прибывает самостоятельно. Относительно последствий неявки не содержащегося под стражей обвиняемого без уважительных причин следует отметить, что это не служит препятствием для окончания предварительного следствия и направления материалов прокурору. Однако данный факт должен быть подтвержден соответствующими документами, помещенными в материалы уголовного дела.

Следует учитывать, что факт отказа обвиняемого от ознакомления с материалами дела либо его неявка к следователю должны быть зафиксированы в протоколе об ознакомлении с материалами уголовного дела, отметками на отправленных повестках, заказных письмах, телефонограммах и т. д.[93] Весьма целесообразным будет составление отдельного протокола в соответствии со ст. 166 УПК РФ, в котором следует указать, что обвиняемый не прибыл для ознакомления с материалами уголовного дела без уважительных причин[94].

В случаях, когда для ознакомления не прибыл защитник, следователю нужно поступать, как это предписано ч. 4 ст. 215 УПК РФ.

Г оворя же о последствиях неявки защитника для ознакомления с материалами уголовного дела, следует отметить, что действующее уголовнопроцессуальное законодательство (ч. 4 ст. 215 УПК РФ) содержит норму, позволяющую его заменить. Такими мерами, очевидно, будет являться уведомление об окончании предварительного следствия с обвинительным заключением, направленное в адрес руководителя конкретного адвокатского образования с предложением о выделении защитника в назначенное время для ознакомления с делом. Важно отметить, что в данном уведомлении обязательно указываются данные об обвиняемом и краткая фабула совершенного преступления для того, чтобы можно было определиться с выбором защитника, исходя из требования положений ст. 72 УПК РФ (обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника).

Факт отказа обвиняемого от назначенного таким образом защитника нужно зафиксировать в протоколе. При этом необходимо помнить, что ст. 51 УПК РФ предусматривает обязательное участие защитника, участие которого обязан обеспечить следователь.

По итогам данного раздела диссертационного исследования были сформулированы следующие промежуточные выводы.

1. Сделан вывод о том, что согласно ч. 1 ст. 217 УПК РФ ознакомление с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей производится исключительно до фактического начала ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и защитника.

2. Необходимо внести изменения в уголовно-процессуальное законодательство путем разработки единого механизма осуществления обязанности уведомления следователем об окончании следственных действий защитника, законного представителя обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей следователем аналогично процессу уведомления обвиняемого с составлением соответствующего протокола.

3. Предлагается унифицировать процедуру, прописанную в действующей ч. 2 ст. 215 УПК РФ, и указать, что следователь должен не только уведомлять об окончании производства следственных действий защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, но и разъяснять им их права, предусмотренные соответственно ст.ст. 216 и 217 УПК РФ.

4. Для приведения в соответствие между собой чч. 2 и 3 ст. 215 УПК РФ предложено действие ч. 3 ст. 215 УПК РФ, предусматривающей возможность отложения ознакомления с материалами уголовного дела на 5-суточный срок, помимо неявки по уважительным причинам защитника, законного представителя обвиняемого или представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, также распространить на случаи неявки по этим же причинам потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

<< | >>
Источник: АЛИМАМЕДОВ Эльмир Низамиевич. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Уведомление участников процесса об окончании следственных действий и последствия их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела:

  1. § 2. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии предварительного расследования (общие условия предварительного расследования)
  2. § 3. Целесообразная соразмерность процессуальных прав и обязанностей потерпевшего
  3. § 2. Защита прав потерпевшего на разных стадиях уголовного процесса
  4. Введение
  5. 1.3. Судебный порядок рассмотрения жалоб
  6. 3. ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
  7. 4. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ
  8. § 3. УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛУШАНИИ
  9. 15.2. Процессуальный порядок производства допроса, очной ставки и проверки показаний на месте
  10. §3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
  11. §3. Расследование хищений
  12. § 3. Меры пресечения
  13. § 1. Процессуальный порядок окончания предварительного следствия с обвинительным заключением
  14. Создание и функционирование институтов присяжных поверенных, прокуратуры, судебных следователей, судебных приставов и нотариата.
  15. Судебное производство
  16. О Г Л А В Л Е Н И Е
  17. В В Е Д Е Н И Е
  18. § 1. Уведомление участников процесса об окончании следственных действий и последствия их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -