<<
>>

§ 2. Ознакомление заинтересованных участников уголовного судопроизводства и их представителей с материалами уголовного дела

При исследовании вопросов ознакомления сторон со всеми материалами уголовного дела диссертант считает возможным особо подчеркнуть, что данная процедура призвана обеспечивать их процессуальные (конституционного уровня) права, а также всесторонность, объективность и полноту предварительного следствия.

Вначале следует рассмотреть алгоритм ознакомления с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Из последовательности изложения в УПК РФ ст. 215 (об ознакомлении с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей) и ст. 217 (об ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника) следует, что данные лица ознакамливаются с материалами дела перед тем, как это предстоит сделать обвиняемому и его защитнику.

Однако анализ мнений ряда ученых, рассматривающих процедуру ознакомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей с материалами уголовного дела, позволяет сделать вывод, что в исследуемом вопросе не все однозначно. Так, Д. П. Чекулаев указывает, что обязанность следователя знакомить потерпевшего со всеми материалами уголовного дела может существенно увеличить время досудебного производства и тем самым воспрепятствовать позиции стороны защиты[95].

С. В. Колдин противопоставляет свою позицию мнению Д. П. Чекулаева и уточняет, что следователи, реально не уведомляющие потерпевших или их представителей о возможности ознакомления с материалами уголовного дела, наоборот, нарушают права потерпевших, а также их представителей[96]. В этой связи С. В. Юношев предлагает в полном объеме ввести порядок ознакомления с материалами уголовного дела, действующий в отношении обвиняемого, и по отношению к потерпевшему[97] [98] [99].

Для разрешения этой ситуации целесообразно обратиться к практике. В настоящее время следователи в соответствии со ст. 215 УПК РФ уведомляют потерпевшего о его праве ознакомиться с материалами уголовного дела в касающейся его части и вносят данное уведомление в материалы уголовного дела.

Однако в случаях отказа потерпевшего от ознакомления с материалами уголовного дела подтверждение этому в материалах изученных нами уголовных дел отсутствует. Например, из материалов уголовного дела № 330263, оконченного расследованием Следственным управлением УМВД России по Тверской области 20 августа 2011 года в справке к обвинительному заключению дословно указано «12. Потерпевшие с материалами уголовного дела не знакомились. Уведомление осуществлялось (т. 8, л.д. 72)» .

Аналогичная запись присутствует в пункте 12 обвинительного заключения по уголовному делу № 13-12-1-0066, расследованному в Следственным управлением УМВД России по Липецкой области в 2012 г. о том, что «по-

терпевший Б. от ознакомления с материалами дела отказался (л.д.143)» .

Однако с таким подходом к составлению обвинительного заключения диссертант не согласен, поскольку он является неэффективным и существенно уменьшает объем информации в итоговом процессуальном документе при направлении уголовного дела в суд. По нашему мнению, в данном случае следователю надлежит не только указывать на том и листы дела, содержащие сведения об уведомлении потерпевших, но также прилагать и указывать номера томов и листов документов (собственноручное заявление об отказе от ознакомления или отказ от ознакомления, подтвержденный в протоколе объявления об окончании следственных действий), подтверждающих отказ потерпевшего от ознакомления с материалами дела.

Неознакомление потерпевшего или неотражение информации об отношении потерпевшего к возможности ознакомления с материалами уголовного дела является основанием для возвращения уголовного дела прокурором следователю. В качестве примере может быть приведено постановление прокурора о возвращении уголовного дела № 30050, расследуемого в 2014 г.

Главным следственным управлением ГУ МВД России по г. Москве, на дополнительное расследование, из которого следует, что потерпевший Г. приговором Никулинского районного суда г. Москвы осужден 12 сентября 2013 г. к 3 годам лишения свободы и оставлен в распоряжении ФКУ СИЗО-3 УФ- СИН России по г. Москве для отбывания наказания и работы в отряде по хозяйственному обслуживанию. После окончания следственных действий по уголовному делу потерпевший Г. был извещен через администрацию следственного изолятора, что он вправе ознакомиться с материалами дела. При этом фактически возможность ознакомиться с делом Г. не была предоставлена[100] [101].

Все вышесказанное подтверждается и проведенным социологическим исследованием. Так, на вопрос о необходимости введения в УПК РФ нормы, обязывающей следователя знакомить потерпевшего и его представителя с материалами уголовного дела, положительно высказались 78,0 % респондентов, отрицательный ответ дали 22,0 % опрошенных .

Введение указанной процедуры ознакомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей с материалами уголовного дела станет дополнительным инструментом механизма защиты прав и законных интересов указанных участников уголовного процесса на заключительном этапе предварительного расследования.

Нерешенной до настоящего времени остается и проблема неустановления в УПК РФ последовательности, в которой знакомятся с материалами уголовного дела потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Из этого вытекает, что следователь имеет право самостоятельно установить очередность их ознакомления или же одновременно ознакомить нескольких из указанных участников уголовного процесса при их согласии.

Мнения процессуалистов по поводу объема материалов, предъявляемых для ознакомления, также весьма полярны. Ряд авторов предлагает предъявлять все материалы уголовного дела потерпевшим[102] [103], другие же, наоборот, обосновывают логичность положений действующего уголовнопроцессуального закона и считают целесообразным знакомить потерпевшего лишь с материалами уголовного дела, имеющими отношение непосредственно к деянию, совершенному в отношении данного лица2.

В случае признания в ходе предварительного следствия потерпевшим только одного лица он знакомится со всеми материалами дела, что следует из буквального понимания первого предложения п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Однако второе предложение указанного пункта 12 кардинально изменяет общую направленность данной нормы, а именно то, что при наличии в уголовном деле нескольких потерпевших каждый из них вправе ознакамливаться лишь с теми материалами уголовного дела, которые касаются непосредственно этого лица.

Примечательно и то, что в юридической литературе также нет единого мнения по данному вопросу. В законе он регламентируется недостаточно точно, а в следственной практике не получает единообразного толкования и разрешения. Так, М. Ю. Рагинский, А. В. Дулов, Л. Д. Кокорев, В. А. Стремовский и В. А. Дубривный считают, что потерпевшего необходимо знакомить со всеми материалами дела[104].

Другие авторы - Н. Я. Калашникова, Л. М. Корнеева, В. В. Коротенко и Н. П. Митрохин - полагают, что потерпевшего следует знакомить лишь с материалами той преступной деятельности, которая причинила вред потерпевшему[105] [106].

В данной дискуссии диссертант в целом разделяет позицию авторов, которые вполне обоснованно указывают на несовершенство и нелогичность построения п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ . Действительно, из содержания данного пункта следует, что при наличии в уголовном деле одного потерпевшего он вправе знакомиться с уголовным делом в целом, независимо от того, относятся те или иные материалы к потерпевшему либо нет. Если же потерпевших несколько, то каждый из них изучает более «узкий» объем материалов, причем, как это следует из смысла процитированной нормы, он, например, не вправе ознакамливаться с материалами, которые относятся к личности обвиняемого.

Резонно отметить и то, что положения действующего уголовнопроцессуального закона не указывают на субъект, который ограничивает объем предъявляемых потерпевшему и его представителю для ознакомления материалов.

Отсутствуют какие-либо определенные критерии, которые определяющие объем материалов дела, предоставляемых для ознакомления указанным участникам.

По данному вопросу А. В. Смирнов и К. Б. Калиновский вполне справедливо утверждают, что имеются два аспекта указанного явления. С одной стороны, если представить, что при большом (несколько сотен или даже тысяч) числе потерпевших в случаях ознакомления каждого со всеми материалами предварительное расследование будет продолжаться практически бесконечно. С другой стороны, нежелательна и ситуация, когда те материалы, которые будут предоставляться потерпевшему, станет отбирать по своему усмотрению следователь, поскольку наиболее значимая для потерпевшего информация может содержаться именно в отсутствующих документах[107].

Вместе с тем такие «пограничные» ситуации встречаются все-таки достаточно редко. По нашему мнению, должно быть найдено законодательное решение, которого будут придерживаться и следователь, и потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, представители потерпевшего. В этом случае каждый из потерпевших, а также иные вышеперечисленные лица должны быть наделены правом ознакамливаться со всеми материалами уголовного дела. Однако следователю надлежит оказывать участникам необходимую помощь и демонстрировать, какие материалы касаются непосредственно того или иного участника, а какие освещают иные обстоятельства из числа подлежащих доказыванию.

На основании изложенного целесообразно во втором предложении п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ указать, что при участии в уголовном деле двух и более потерпевших каждый из них вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела, причем не только по обстоятельствам, относящимся к ним лично, но и по обстоятельствам, которые касаются иных потерпевших, за исключением документов, указанных в ч. 2 ст. 317.4 УПК РФ. По результатам проведенного опроса с таким предложением согласилось лишь 17,4 % респондентов, 82,6 % высказались против[108]. Представляется, что такая позиция следователей может быть объяснена прежде всего их нежеланием составлять дополнительные процессуальные документы и увеличением времени, необходимым для производства ознакомления потерпевшего с материалами уголовного дела.

Как уже отмечалось выше, в связи с нарушением процессуального порядка ознакомления участников процесса с материалами уголовного дела оно может быть возвращено для дополнительного расследования. В качестве примера приведем решение прокурора Сретенского района Забайкальского края, который вернул материалы уголовного дела № 128427, поскольку в протоколах ознакомления с материалами уголовного дела потерпевших не было указано количество листов, с которыми каждый из них ознакомился. Руководство следственных органов, проводивших проверку по данному факту, выразило свое несогласие с мнением прокурора, указав, что согласно ст. 217 УПК РФ следователь обязан предъявить материалы уголовного дела в подшитом и пронумерованном виде только обвиняемому и его защитнику. В качестве обоснования своей позиции был приведен и тот аргумент, что в ст. 218 УПК РФ указаний на предоставление потерпевшему для ознакомления материалов уголовного дела в подшитом и пронумерованном виде не содержится. Потерпевшие К. и Б. после ознакомления с материалами дела в протоколе ознакомления указали, что были ознакомлены с материалами уголовного дела полностью, и такое ознакомление полностью соответствует положению ч. 1 ст. 216 УПК РФ[109].

Действительно, в ч. 1 ст. 216 УПК РФ указано, что следователь знакомит потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей с материалами уголовного дела полностью или частично. Однако в ч. 2 ст. 216 УПК РФ указано, что ознакомление проводится в порядке, установленном ст. 217 и 218 УПК РФ. Статья 217 УПК РФ устанавливает порядок ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, в соответствии с данной статьей следователь после подшивки и нумерации материалов дела предъявляет их для ознакомления. В связи с вышеуказанным позиция руководителей следственных органов УМВД по Забайкальскому краю, проводивших проверку по факту возвращения прокурором для дополнительного расследования материалов уголовного дела, противоречит установленному процессуальному порядку ознакомления с материалами уголовного дела.

Другим немаловажным моментом на данном этапе предварительного расследования можно признать порядок вручения потерпевшему и его представителю копии обвинительного заключения. Положения ч. 2 ст. 222 УПК РФ предписывают норму, согласно которой после направления уголовного дела с обвинительным заключением в суд копия данного акта вручается потерпевшему по его ходатайству.

Однако итоговым процессуальным документом, который содержит всю информацию о проведенном предварительном расследовании, является обвинительное заключение, в связи с чем полагаем, что оно в обязательном порядке должно быть в наличии не только у обвиняемого, но также у потерпевшего и его представителя.

Хотя подавляющее большинство сотрудников следственных подразделений отрицательно относятся к подобного рода правовой инициативе[110], по нашему мнению, данное видение проблемы со стороны указанных сотрудников нельзя признать оправданным и соответственно нет оснований его поддерживать.

Продолжая исследование проблем ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела, диссертант считает возможным перейти к рассмотрению процедуры ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника. Необходимо отметить, что указанная процедура понимается как право данных участников. Факт отказа обвиняемого от ознакомления с материалами уголовного дела заносится в протокол (ст. 218 УПК РФ).

Однако выраженный обвиняемым отказ от ознакомления не должен расцениваться следователем как основание, препятствующее ознакомлению с уголовным делом защитника обвиняемого. Примечателен и тот факт, что в любом случае адвокат не вправе отказываться от принятого на себя обязательства добросовестно защищать интересы своего подзащитного, тем более когда это касается такого важного и эффективного способа защиты, как ознакомление с материалами уголовного дела[111].

Согласно общему правилу обвиняемый знакомится с материалами уголовного дела совместно с защитником. Это означает, что и обвиняемый, и защитник могут обращать внимание друг друга на те либо иные обстоятельства, доказательства, отраженные (или, наоборот, не нашедшие отражения) в материалах уголовного дела.

Однако в любом случае приоритет в выборе способов ознакомления с материалами уголовного дела принадлежит самим участникам процесса, в данном случае - со стороны обвинения. При наличии письменного ходатайства указанные участники уголовного процесса ознакамливаются с материалами по отдельности. В этой связи следователю важно выяснить, как именно указанные участники желают ознакомиться с материалами уголовного дела - совместно или раздельно, и предоставить им такую возможность, соблюдая их права и законные интересы, поскольку несоблюдение данного правила является безусловным основанием возвращения уголовного дела прокурором для дополнительного расследования и судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Тем не менее изучение следственной и судебной практики показывает, что такое раздельное ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела нередко практикуется в случае расследования преступлений, совершенных в составе группы лиц (организованной группы, преступного сообщества, преступной организации) как по объективным, так иным причинам.

Примечательно, что по УПК РСФСР решение данного вопроса находилось в исключительной компетенции следователя. В частности, в ч. 2 ст. 201 УПК РСФСР закреплялось право следователя по просьбе обвиняемого разрешить им знакомиться с материалами уголовного дела раздельно[112]. Что же касается действующего УПК РФ, то в ч. 1 ст. 217 более категорично указано, что в случае поступления соответствующего ходатайства от обвиняемого и его защитника следователь «предоставляет им возможность» раздельно ознакомиться с материалами уголовного дела, т. е. ранее закрепленное право следователя по УПК РСФСР трансформировалось по УПК РФ в его обязанность[113]. При этом следует отметить, что согласно ч. 1 ст. 217 УПК РФ в случаях, когда расследуется преступление, совершенное нескольким обвиняемыми, сам следователь устанавливает очередность представления им для ознакомления материалов дела.

Говоря непосредственно о самом процессе ознакомления, необходимо подчеркнуть, что следователь обязан предъявлять обвиняемому и его защитнику все материалы уголовного дела в подшитом и пронумерованном виде, за исключением случаев, предусмотренных ч. 9 ст. 166 УПК РФ (не предоставляются материалы, касающиеся биографических и иных сведе- ний об участниках процесса, которым были обеспечены меры безопасности).

Однако из анализа изученных материалов уголовных дел, а также оценки мнений сотрудников практических органов вытекает, что материалы предоставляются в надлежащем виде далеко не всегда. В частности, на вопрос о виде, в котором следует предъявлять участникам уголовного судопроизводства материалы уголовного дела для ознакомления, 16,6 % следователей ответили, что допускается предъявление для ознакомления материалов дела в неподшитом виде с указанием номеров страниц, и 83,4 % - в подшитом виде с указанием номеров страниц[114].

Таким образом, есть основания утверждать, что большинство следователей абсолютно верно представляют свою задачу - ознакамливать обвиняемых и защитников с материалами уголовных дел именно в подшитом и пронумерованном виде. Несоблюдение же данного правила повлечет за собой возможность фальсификации материалов уголовного дела со стороны лица, производящего предварительного расследование, что, естественно, недопустимо.

Однако, как справедливо указывает Б. А. Мириев, во многих случаях требования закона об ознакомлении обвиняемого выполняются весьма формально, ведь лицо (а иногда - и его защитник) зачастую ставится в положение, при котором он не в состоянии надлежащим образом ознакомиться с материалами уголовного дела и реализовать имеющиеся у него права[115].

Например, нарушающие права обвиняемого условия могут иметь место в случаях, когда материалы уголовного дела (даже и надлежащим образом оформленного) предоставляются обвиняемому для ознакомления незадолго до окончания рабочего дня следователя и т. п. Также нарушение прав обвиняемого может происходить, когда следователь не осуществляет официальную процедуру, а предлагает обвиняемому «полистать документы», «посмотреть фотографии», «помочь исправить ошибки», сопровождает пред-

ставление материалов уголовного дела для ознакомления иными своими комментариями.

Одним из наиболее проблемных вопросов окончания предварительного следствия, по мнению М. Ю. Колбеевой, является сложившаяся тенденция, заключающаяся в том, что следователи зачастую нарушают права обвиняемого и его защитника, предъявляя обвинение в окончательной редакции (а иногда - и в единственной) практически в тот же день, в который осуществляется ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ или незадолго перед этим[116].

Диссертантом были получены аналогичные данные при изучении уголовных дел, направленных в суд. Так, установлено, что предъявление обвиняемому окончательного обвинения и ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела было произведено одним днем в

34,5 % случаев, сразу на следующий день - в 20,1 %, спустя 7 дней - в 17,2 % и спустя 10 дней и более - в 28,2 % случаев[117].

Приведенные данные и результаты исследований других авторов свидетельствуют о том, что практически в половине случаев следователь, по мнению диссертанта, фактически нарушает право обвиняемого и его защитника озна- камливаться с материалами уголовного дела без ограничения во времени (ч. 3 ст. 217 УПК РФ). Причина заключается в том, что следователь максимально приближает сроки проведения двух абсолютно разных процессуальных действий - предъявления обвинения и допроса обвиняемого с ознакомлением обвиняемого и его защитника с материалами дела.

Данная ситуация возникает в результате того, что в УПК РФ не установлены конкретные сроки принятия решения об окончании предварительного следствия. По мнению С. А. Хмелева, которое автор полностью разделяет, минимальный промежуток времени со дня предъявления обвинения и до дня ознакомления обвиняемого (и его защитника) с материалами оконченного предварительным расследованием уголовного дела должен быть обозначен в 7 суток, а если лицо заключено под стражу или находится под домашним арестом - 10 суток[118] [119]. Дополним, что указанные сроки были подтверждены нами в ходе изучения материалов конкретных уголовных дел, а также при интервьюировании следователей. Так, на вопрос о сроке, который необходим следователю для подготовки материалов уголовного дела и ознакомления с ними обвиняемого и его защитника с момента предъявления обвинения в окончательной редакции, 13,5 % опрошенных ответили, что следователю требуется не более 3 суток, 56,2 % ответили, что требуется не мене 3 но не более 7 суток, 25,8

л

% - не менее 7 но не более 10 суток, 4,5 % - более 10 суток .

На основании вышеизложенного диссертант приходит к выводу о том, что следователи осознают и понимают необходимость повторной проверки перед началом ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела всех материалов на их достаточность для направления уголовного дела прокурору и в суд, а также проведения организационноправовых мероприятий по подготовке уголовного дела для его предоставления на ознакомление в установленном законом порядке. Однако в силу сложившейся практики следователи предоставляют материалы уголовного дела обвиняемому и его защитнику, не удостоверившись в правильности принятого решения об окончании предварительного следствия.

На основании изложенного предлагается дополнить ч. 2 ст. 215 УПК РФ процедурой уведомления обвиняемого об окончании доказывания по уголовному делу, а также о праве обвиняемого ознакомиться с материалами дела: не позднее чем за 7 суток, если в отношении лица избрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу и домашним арестом, и 10 суток, если лицо заключено под стражу или находится под домашним арестом.

Представляется, что закрепление указанных сроков в действующем УПК РФ устранит одну из выявленных нами проблем на этапе окончания предварительного следствия. В ходе опроса данное предложение поддержали 54,2 % респондентов, оставшиеся 45,8 % высказались против[120] [121].

Естественно, здесь следует сказать о самостоятельности следователя при принятии решения об окончании предварительного следствия. В то же время необходимо учесть предстоящий объем и временные затраты на процесс ознакомления участников уголовного процесса с материалами уголовного дела, а также отдельно предусмотреть время на подготовку обвинительного заключения. Исходя из личного опыта следственной работы, диссертант акцентирует внимание на том, что весомыми аргументами здесь являются сложность уголовного дела, количество эпизодов преступной деятельности, число лиц, привлеченных в качестве обвиняемых, число потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков, характер и размер вреда, причиненного уголовно наказуемым деянием, а также другие обстоятельства, которые влияют на трудозатраты следователя на данном этапе досудебного производства.

Исследуя деятельность следователя на этапе ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела, диссертант обращает внимание на проблему предоставления вещественных доказательств, отмечая, что в научных работах неоднократно указывается на обязательность выполнения данного требования уголовно-процессуального закона2. Традиционно в качестве вещественных доказательств выступают: предметы, которые служили орудием преступления, являлись оборудованием или иными средствами совершения преступления; предметы, на которых сохранились следы преступления; предметы, выступавшие объектом преступного посягательства со стороны обвиняемого (подозреваемого); деньги, имущество и ценности, нажитые преступным путем; иные предметы, служащие сред-

ством к обнаружению преступления, установлению обстоятельств совершенного уголовно наказуемого деяния; документы, содержащие сведения о совершенном преступлении, являвшиеся объектом преступного посягательства и признанные вещественными доказательствами.

В ряде случаев вещественными доказательствами могут быть признаны объекты недвижимости, и при необходимости их фактического наличия на протяжении всего хода досудебного и судебного производства следователями направляются сообщения о прекращении регистрации сделок с указанными объектами недвижимости в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии[122].

Относительно документального носителя информации заметим, что все чаще следователям приходится изымать документы не только на бумажных, но и на электронных носителях. Следует учитывать и возможность получения иных материалов, содержащих фактические данные по делу, например аудио- и видеоматериалов. Статус таких доказательств определяется следователем по обстоятельствам - как документ или вещественное доказательство.

Следует так же отметить, что, учитывая эпоху всеобщего контента доступности различных информационных каналов связи, интернеттехнологий, появляются и иные вещественные доказательства. Так, П. С. Пастухов предлагает вещественными доказательствами считать и те следы, которые обнаружены в сети Интернет, если они были скопированы надлежащим образом[123].

В таких случаях положения ч. 2 ст. 82 УПК РФ предусматривают возможность фотографирования или видеозаписи вещественных доказательств и приобщения таких носителей информации к материалам уголовного дела в качестве фототаблиц, CD-дисков, флэш-накопителей с записью информации. В этом случае ознакомление с ними производится путем просмотра и воспроизводства[124]. При необходимости приобщается образец вещественного доказательства (например, если это доказательство - вещество или однотипные предметы).

В случае поступления заявления от участников процесса о нежелании ознакомления с вещественными доказательствами следовать обязан сделать об этом отметку в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела соответствующих участников. Последствием несоблюдения данного правила может быть возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного расследования. Так, в следственный отдел ОВД района Восточное Измайлово г. Москвы прокурором возвращено уголовное дело № 257219 в связи с тем, что в нарушение ст. 217 УПК РФ при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами дела следователь не ознакомил их с вещественным доказательством и не сделал при этом отметку об их нежелании знакомиться с вещественными доказательствами в протоколе ознакомления[125].

Еще одна проблема ознакомления участников процесса с материалами уголовного дела заключается в объеме этих материалов, предъявляемых при окончании предварительного следствия. Здесь можно в целом поддержать предложение А. М. Быкова и В. М. Быкова о том, что к ним (материалам) должны быть отнесены и ходатайства иных лиц (потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей), и те документы, которые были составлены в результате удовлетворения ходатайств иных участников процесса[126].

Следующая проблема, возникающая на практике и не нашедшая достаточного освещения в научных публикациях, состоит в том, что следователи на момент окончания предварительного следствия (чаще всего из-за ограниченности процессуального срока) не сгруппировали материалы уголовного дела в единое целое. В таких случаях следователь начинает проводить ознакомление обвиняемого и его защитника, чаще всего не предъявляя им сразу в подшитом и пронумерованном виде все количество томов уголовного дела. В частности, предъявляя материалы уголовного дела, содержащиеся в первых двух-трех томах, следователи продолжают формировать остальные материалы дела, уже начав процесс ознакомления и заполняя соответствующий протокол ознакомления с материалами уголовного дела.

Факты подобных нарушений подтверждаются изучением практики расследования уголовных дел. Так, согласно обзору кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2005 г. Московский городской суд своим постановлением продлил гр- ну Ивкину срок содержания под стражей до 3 мая 2005 г. для ознакомления обвиняемого, его защитника с материалами уголовного дела, а также для направления дела в суд. Вместе с тем из материалов дела следовало, что 4томное уголовное дело предъявлялось гр-ну Ивкину следующим образом. Вначале, 17 и 18 января 2005 г. обвиняемый ознакомился с двумя томами уголовного дела, затем по инициативе следователя имел место двухнедельный перерыв, а 2 и 3 февраля 2005 г. обвиняемому предъявили оставшиеся два тома. После чего следователь направил ходатайство о продлении в отношении обвиняемого срока содержания под стражей для завершения ознакомления с материалами уголовного дела. Отменяя данное постановление, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации разъяснила, что суд, согласившись с необходимостью продления срока содержания под стражей Ивкина, не проверил, по чьей инициативе и по каким конкретным причинам был столь продолжительный срок перерыва в ознакомлении[127].

Подобная следственная практика была оспорена и в Конституционном Суде Российской Федерации. Так, в своей жалобе А. А. Баженов указал, что в ч. 1 ст. 217 УПК РФ отсутствует непременное требование предоставлять обвиняемому и его защитнику сразу же все материалы уголовного дела в полном объеме, что позволяет следователю «конвейерным способом» формировать материалы дела, в том числе собирать новые доказательства непосредственно в то время, когда лица ознакамливаются с предыдущими материалами (томами). На это обращение Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в содержании ч. 1 ст. 217 УПК РФ все-таки имеется прямое указание на то, что следователь обязан предъявлять все материалы уголовного дела именно в виде общей системы сгруппированных документов. При этом дополнение материалов новыми документами возможно, но лишь в тех случаях, когда после ознакомления заинтересованных участников процесса поступили соответствующие ходатайства[128].

Таким образом, из вышеизложенного следует, что дополнение материалов уголовного дела в период ознакомления обвиняемого и его защитника с отдельными его частями законодатель не предусматривает. Следователю надлежит сформировать весь массив материалов уголовного дела, пронумеровать и подшить их в окончательном виде и лишь тогда приступить к процессу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела с составлением соответствующего графика и протокола.

Ограничение прав обвиняемого при ознакомлении с материалами уголовного дела, влекущее за собой возможность возвращения уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования, диссертант относит к фактам, которые, по предварительной оценке, не кажутся существенными нарушениями положений уголовно-процессуального законодательства, однако повлекли за собой указанные последствия.

Так, уголовное дело № 96069 было возвращено прокурором ввиду того, что следователь следственного отдела при ОВД по району Гольяново при выполнении требований ст. 217 УПК РФ по обвинению Ф. и Н. в совершении квалифицированной кражи предъявил обвиняемым для ознакомления материалы уголовного дела, содержащие разное количество листов: Н. - на 168 листах, Ф. - на 171х. Очевидно, что следователь предъявил обвиняемому Федорову для ознакомления вместе с материалами уголовного дела также и протокол ознакомления обвиняемого Нестерова, который, судя по хронологии, был первым ознакомлен с уголовным делом.

Данное нарушение встречается достаточно часто в практической деятельности сотрудников органов предварительного следствия, и это означает, что объем материалов, предъявляемых каждому участнику для ознакомления, должен быть строго регламентирован на законодательном уровне. В этой связи предлагается ч. 1 ст. 217 УПК РФ дополнить правилом о том, что при наличии в уголовном деле нескольких обвиняемых каждому из них, а равно их защитникам должен быть предъявлен для ознакомления один и тот же объем материалов уголовного дела. В ходе проведенного опроса 66,5 % респондентов высказались положительно за данное предложение, и лишь

33,5 % высказались отрицательно.

Одна из проблем, как отмечено выше, заключается в законодательно установленной возможности ограничения перечня сведений, предоставляемых для ознакомления с материалами уголовного дела, что связано с поняти- [129] ем «тайны». Действующее законодательство определяет понятие, виды и перечень сведений, составляющих тайну. Так, в ст.ст. 2, 5 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-I «О государственной тайне»1 дано определение гостайны, перечислены те группы сведений, которые ее составляют. В статьях 139, 857 Гражданского кодекса Российской Федерации идет речь о коммерческой и банковской тайне. Тайна усыновления (удочерения) и порядок ее сохранения отражены в ст. 139 Семейного кодекса РФ, налоговая тайна - в ст. 102 Налогового кодекса РФ и др. Согласно ч. 2 ст. 217 УПК РФ, обвиняемый и его защитник имеют право на получение копий документов и выписок из материалов уголовного дела, в которых содержится информация, представляющая государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, только во время судебного разбирательства.

Весьма дискуссионным, по мнению диссертанта, является вопрос о том, каким образом должен поступать следователь в случаях, когда обвиняемый и его защитник уклоняются от ознакомления с материалами уголовного дела, в частности затягивают указанные сроки.

Ранее, в первоначальной редакции ч. 3 ст. 217 УПК РФ, была установлена процедура, согласно которой при явном затягивании сроков ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого, содержащегося под стражей, и его защитника следователь направлял в суд согласованное с руководителем следственного органа (ранее - с прокурором) ходатайство, а суд устанавливал определенный срок, который считался необходимым и достаточным для полной реализации соответствующего права обвиняемого и его защитника.

В 2007 году профессор Н. А. Колоколов поднял весьма интересную проблему, указав, что имеет место «пробельность закона» в тех случаях, когда уклоняются от ознакомления обвиняемый, не находящийся под стражей, и его защитник. Действительно, в таких случаях следователь (пользуясь пер- [130] воначальной редакцией ч. 3 ст. 217 УПК РФ) был вынужден принимать важное процессуальное решение о направлении уголовного дела с обвинительным заключением прокурору, при этом вынесение мотивированного постановления с причинами неознакомления обвиняемого и его защитника не требовалось[131]. По мнению вышеуказанного автора, с которым впоследствии согласился законодатель[132] [133], в данном случае следователь также должен выносить мотивированное ходатайство об установлении времени на ознакомление с материалами уголовного дела, получать согласие руководителя следственно-

го органа и направлять его в суд для получения судебного решения .

Вместе с тем диссертантом по данной проблеме представляется необходимым изложить собственную позицию, которая несколько отличается от вышеизложенной.

Представляется, что до внесения в 2009 году изменений в ч. 3 ст. 217 УПК РФ законодатель к данному вопросу подходил несколько упрощенно, предоставив следователю возможность согласовывать с судом график ознакомления лишь в тех случаях, когда обвиняемый содержится под стражей. Но при этом вовсе без ответа был оставлен вопрос относительно того, как же поступать следователю, если обвиняемый не заключен под стражу, но он или его защитник сроки ознакомления с материалами дела явно затягивают.

На разрешение данной проблемы было направлено приведенное выше изменение УПК РФ Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. № 65-ФЗ, в соответствии с которым судебный порядок установления графика стал применяться во всех без исключения случаях.

Вместе с тем законодатель не учел того, что ознакомление обвиняемого (а равно и защитника) - это их законное право (п. 12 ч. 4 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), но не обязанность. Здесь также следует четко разграничивать две возможные ситуации: 1) если обвиняемый и его защитник вообще не приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела, хотя уже были уведомлены надлежащим образом, и 2) когда обвиняемый и его защитник, уже приступившие к ознакомлению, явно затягивают данный процесс. Относительно первой ситуации ч. 5 ст. 215 УПК РФ четко указывает, что если обвиняемый, не содержащийся под стражей, не является для ознакомления с материалами уголовного дела без уважительных причин, то следователем по истечении 5 суток со дня объявления об окончании следственных действий должно быть составлено обвинительное заключение и уголовное дело направлено прокурору. Данная норма не вызывает каких-либо противоречий положениям п. 12 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Относительно же обвиняемого, содержащегося под стражей, можно сказать, что следователь в любое время может либо сам направиться в учреждение, где содержится обвиняемый (ИВС, СИЗО и т. д.), либо осуществить его этапирование (конвоирование) к месту производства предварительного следствия для выполнения процедур ознакомления с материалами уголовного дела.

Однако нам видится излишней действующая в настоящее время процедура, в соответствии с которой график ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела утверждается судом даже в тех случаях, когда обвиняемый не заключен под стражу.

С другой стороны, если этот порядок будет изменен, то необходима более четкая регламентация в ст. 217 УПК РФ случая, когда обвиняемый, не находящийся под стражей, и его защитник, приступив к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивают этот процесс, а именно наделение следователя с согласия руководителя следственного органа правом выносить постановление, в котором будет установлен соответствующий график, копию которого направлять прокурору. При этом обвиняемый и его защитник обладают правом обжалования данного постановления как прокурору, так и непосредственно в суд.

Следует отметить, что в ходе выполнения требований ст. 215-217 УПК РФ могут производиться различные процессуальные действия, которые так или иначе обязательно сопровождают весь процесс предварительного следствия. Это и вопросы продления процессуальных сроков, а также приобщения к делу, например, ордеров адвокатов, только вступивших в процесс и т. п.[134]

Безусловно, действующий УПК РФ не может предусмотреть всех нюансов следственной практики. Здесь действует правило процессуальной аналогии, учитываются разъяснения судебных инстанций и, естественно, собственный опыт практической деятельности следователя. Тем не менее вопросы окончания предварительного следствия с обвинительным заключением, по нашему мнению, заслуживают более внимательного отношения со стороны законодателя.

Далее, говоря о правах участников предварительного следствия заявлять ходатайства, следует отметить, что этот вопрос был выделен нами в отдельный блок и более подробно будет раскрыт в следующем параграфе диссертационного исследования.

В результате рассмотрения вопроса о процедуре и механизме ознакомления обвиняемого, его защитника и других заинтересованных участников судопроизводства с материалами уголовного дела можно сделать следующие выводы.

1. В целях строгой регламентации объема материалов уголовного дела, предъявляемых для ознакомления нескольким обвиняемым и их защитникам, предлагаем внести изменения в уголовно-процессуальный закон. В частности, целесообразно дополнить ч. 1 ст. 217 УПК РФ правилом о том, что при наличии в уголовном деле нескольких обвиняемых каждому из них, а равно их защитникам должен быть предъявлен для ознакомления один и тот же объем материалов уголовного дела.

2. В целях повышения эффективности деятельности следователя по обеспечению надлежащего ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела обосновано предложение по совершенствованию порядка установления графика ознакомления в зависимости от того, заключен обвиняемый под стражу или нет. В первом случае график предложено, как и в настоящее время, утверждать постановлением суда, а во втором - отражать в постановлении следователя, копия которого подлежит направлению прокурору. С этой целью целесообразно дифференцировать в ч. 3 ст. 217 УПК РФ порядок ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, если ими явно затягивается срок ознакомления, в зависимости от того, заключен обвиняемый под стражу или нет (в первом случае срок ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела должен устанавливать суд на основании положений, предусмотренных ч. 3 ст. 217 УПК РФ, во втором - следователь с согласия руководителя следственного органа с предоставлением обвиняемому и его защитнику права обжаловать решение следователя в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ).

3. Потерпевшим, независимо от их количества, в том или ином уголовном деле необходимо предоставить право знакомиться со всеми материалами уголовного дела за исключением документов, указанных в ч. 2 ст. 217 УПК РФ. В этой связи целесообразно во втором предложении п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ указать, что при участии в уголовном деле двух и более потерпевших каждый из них вправе знакомиться со всеми материалами уголовного дела, причем не только по обстоятельствам, относящимся к ним лично, но и по обстоятельствам, которые касаются иных потерпевших, за исключением документов, указанных в ч. 2 ст. 217 УПК РФ.

<< | >>
Источник: АЛИМАМЕДОВ Эльмир Низамиевич. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Ознакомление заинтересованных участников уголовного судопроизводства и их представителей с материалами уголовного дела:

  1. § 4. Особенности окончания предварительного расследования по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  2. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  3. § 1. Охрана безопасности потерпевшего как инициатора уголовного судопроизводства
  4. § 2. Потерпевший как свидетель, субъект доказывания и обвинения по делу
  5. 6.1. Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела
  6. 6.2. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела
  7. 7.2. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
  8. 8.1. Понятие, виды и социально-правовое значение ходатайств в уголовном процессе
  9. § 5. Иные участники уголовного судопроизводства
  10. § 3. Сущность и правовая природа обжалования в уголовном судопроизводстве
  11. Зорин Р.Г. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕХАНИЗМА ФОРМИРОВАНИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ ТАЙНЫ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  12. § 2. Тактические комбинации допроса потерпевших, свидетелей, специалистов и экспертов по уголовным делам о преступной экономической деятельности
  13. § 4.Особенности окончания предварительного расследо­вания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  14. § 3. Вопросы совершенствования иных правовых и организационных мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  15. § 1. Уведомление участников процесса об окончании следственных действий и последствия их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -