<<
>>

§ 2. Понятиеи виды деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия

Институт предварительного следствия представляет собой совокупность положений уголовно-процессуального законодательства, которые определяют основания и формы процессуальной деятельности следователя.

Исследуя вопрос о деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения, необходимо определиться с самим понятием «деятельность следователя», в первую очередь, на основе рассмотрения значения слова «деятельность» в толковых словарях. С. И. Ожегов определяет деятельность как занятие, труд, работа[29]. В Толковом словаре Т. Ф. Ефремовой деятельность - это работа, занятие в какой либо области[30] [31]. В большом Толковом словаре русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова деятельность толкуется как работа, систематическое

применение своих сил в какой-нибудь области . В Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона под деятельностью понимается совокупность действий, объединенных общностью субъекта[32]. Исходя из вышеизложенного, диссертант приходит к выводу, что под деятельностью понимается прежде всего труд.

Большой энциклопедический словарь токует деятельность как специфическую человеческую форму отношений к окружающему миру, при этом дополняя толкование тем, что деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс[33] [34]. Считаем, это дополнение является ключом к правильному пониманию деятельности как труда в целом. Труд не может осуществляться без цели достижения результата, определенных средств и непосредственно самого процесса в том или ином виде.

Диссертант полностью разделяет мнение О. Г. Носковой, которая в своей работе указывает, что для осуществления индивидуальной деятельности человеку необходимо отображать такие компоненты, как цель, продукт

Л

(реализованную цель), средства, процесс и условия .

Отображение этих компонентов имеет важное значение для планирования, контроля процесса и условий труда, а в конечном счете для оценки его результатов.

Подводя итог всему вышеизложенному, можно сделать вывод, что деятельность - это трудовой процесс с определенными целями, средствами и условиями, осуществляемый для достижения результата.

Далее рассмотрим понятие слова «следователь». В широком смысле следователь - это в первую очередь профессия. Специальное значение предусмотрено ст. 38 УПК РФ, которая указывает, что следователь - это должностное лицо, уполномоченное Кодексом осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Согласно ч. 2 ст. 21 УПК РФ следователь должен установить событие преступления и выявить лиц, виновных в его совершении. Применительно же к теме диссертационного исследования следователь должен разрешить уголовное дело составлением обвинительного заключения.

По мнению Л. В. Черечукиной, деятельность следователя - это выпол-

нение возложенных на него законом функций досудебного расследования[35]. Считаем данное определение не совсем точным, так как следователь в своей работе выполняет не только возложенные на него законом функции, но и разрешает другие задачи, имеющие важное значение для расследования. Так, И. Н. Чеботарева и А. В. Жалнина правильно указывают на то, что следователь, являясь главной фигурой при производстве расследования, занимается квалификацией преступления, руководством хода расследования, а также принятием важных процессуальных решений, в том числе и об окончании предварительного следствия. При этом они обращают внимание на то, что это является трудоемким процессом, требующим повышенного уровня самосознания и ответственности[36].

Наша позиция подтверждается и мнением В. Л. Васильевой, которая в своей работе указывает, что следователь в своей деятельности разрешает разнообразные задачи, для решения которых необходимы различные качества, навыки и специальные познания других, кроме юридических, областей науки[37].

На основании вышеизложенного и проведенного автором анализа видится возможным предложить следующую формулировку исследуемого понятия. Деятельность следователя - это профессиональный труд должностного лица, уполномоченного на основе положений уголовнопроцессуального законодательства осуществлять предварительное следствие и выполнять иные процессуальные функции, включая окончание расследования по уголовному делу составлением обвинительного заключения.

Деятельность следователя в досудебном производстве посвящена решению таких задач, как: установление уголовно наказуемого деяния, подтверждение причастности конкретного лица (лиц) к его совершению, собирание, проверка и оценка достаточной совокупности доказательств, позволяющих установить все требуемые обстоятельства.

Для этого следователь в рамках своей процессуальной самостоятельности наделен целым рядом полномочий, адекватное использование которых обеспечивает надлежащий досудебный процесс и его результативность.

Представляется логичным суждение о том, что в современном уголовном процессе наиболее распространенным итогом предварительного расследования является составление обвинительного заключения.

Как отмечают специалисты, следователь по итогам досудебного производства должен быть убежден в том, что выполнил исчерпывающий перечень необходимых действий, которые служат способом подтверждения или опровержения обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. При этом тщательной оценке должны подвергаться как каждое отдельно взятое доказательство, так и полная их совокупность. Предварительное следствие может быть признано оконченным лишь в тех случаях, когда будет установлено, что оно было произведено всесторонне, полно и объективно[38].

Можно констатировать, что форма окончания предварительного следствия в виде формирования обвинительного заключения является логическим продолжением всего предшествующего досудебного производства, что в совокупности являет собой единую цепочку процессуальных действий и решений.

Поэтому представляется целесообразным изучить данную деятельность с использованием общих положений системного подхода.

Весьма актуально утверждение о том, что системный подход, основываясь на методе системного анализа, представляет собой диалектический способ изучения естественных и общественных процессов и позволяет полно, всесторонне познавать и учитывать связи и взаимодействия изменений[39].

Г оворя об этапе окончания предварительного следствия как о некой единой системе процессуальных действий и решений, которые призваны обеспечить полноту, всесторонность и объективность всех сконцентрированных в уголовном деле доказательств, как полагают С.П. Ефимичев и П. С. Ефимичев следует сказать, что она позволяет восполнить пробелы проведенного расследования, а также оформить его итоги по единой унифицированной форме[40]. Как отмечает Д. В. Лящев, здесь же нужно упомянуть и о том, что окончание предварительного расследования не является одномоментным действием, а представляет собой целый комплекс мероприятий, направленных как на систематизацию материалов уголовного дела, так и на обеспечение прав вовлеченных в процесс лиц[41].

Ссылаясь на Д. Ю. Манцурова и соответственно поддерживая указанного автора, Д. В. Лящев в спектр задач этапа окончания предварительного следствия с обвинительным заключением включает следующие действия и решения:

- систематизацию материалов уголовного дела, т. е. придание им вида единого пронумерованного документа (ч. 1 ст. 217 УПК РФ);

- сообщение участникам досудебного производства со стороны обвинения (потерпевшего, гражданского истца, их представителей) об окончании предварительного следствия, и в случае наличия ходатайств ознакомление последних с материалами уголовного дела, касающихся каждого из этих лиц, и заявленных ими исковых требований (ч. 2 ст. 215, ст. 216 УПК РФ);

- уведомление об окончании предварительного следствия участников досудебного производства со стороны защиты (обвиняемого, его защитника, законных представителей несовершеннолетних обвиняемых, гражданского ответчика, его представителя), а также их ознакомление с материалами уголовного дела (ч.

1, 2 ст. 215, ст. 217 УПК РФ);

- подготовку обвинительного заключения, формирование списка подлежащих вызову в суд лиц, а также справки о движении уголовного дела (ст. 220 УПК РФ);

- направление обвинительного заключения вместе с материалами уголовного дела прокурору для принятия решения (ч. 6 ст. 220 УПК РФ);

- действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (ст. 221, 222 УПК РФ)[42].

Однако приведенный алгоритм не может быть признан всеобъемлющим, поскольку в нем отсутствует ряд весьма важных составляющих этапа окончания предварительного следствия с обвинительным заключением:

• во-первых, это деятельность следователя по рассмотрению и разрешению заявленных ходатайств (в случае поступления таковых);

• во-вторых, установление и устранение обстоятельств, способствовавших совершению преступления;

• в-третьих, деятельность следователя по уголовному делу, которое было возвращено руководителем следственного органа для дополнительного расследования;

• в-четвертых, это деятельность следователя по уголовному делу, которое было возвращено прокурором для дополнительного расследования или пересоставления обвинительного заключения.

Сразу же отметим, что все указанные задачи[43] будут детально рассмотрены нами в последующих разделах настоящего исследования.

На основании сказанного предлагаем, хотя и условно, но все же предпринять попытку разделить задачи этапа окончания предварительного следствия (с обвинительным заключением) по следующим четырем критериям.

Оценочный критерий, в рамках которого следователь обязан проводить итоговую оценку всей доказательственной базы на предмет достаточности для составления обвинительного заключения. Основной составляющей указанного критерия является формирование по результатам расследования уголовного дела умозаключения следователя об окончании процесса доказывания по делу.

Организационно-правовой критерий предполагает осуществление таких обязательных действий, как: систематизация материалов уголовного дела; уведомление участников процесса о факте окончания предварительного следствия; подготовка обвинительного заключения, а также иных сопутствующих документов и направление их с материалами уголовного дела прокурору.

Обеспечительный критерий предназначен для разрешения следователем задачи, которая напрямую связана с деятельностью по обеспечению прав и свобод участников досудебного производства. Первоочередно к таковым относится обязанность следователя ознакомить участников досудебного производства с материалами уголовного дела и в случае заявления ходатайств разрешить их в установленном законом порядке.

Контрольно-надзорный критерий представляет собой действия и решения следователя по уголовному делу, возвращенному руководителем следственного органа или прокурором. Необходимо отметить, что этот критерий этапа окончания предварительного следствия наряду с иными критериями весьма эффективно обеспечивает качественное расследование уголовных дел.

Сформулировав критерии, которым должен отвечать этап окончания предварительного следствия с обвинительным заключением, и указав те из них, которым должны соответствовать принимаемые следователем процессуальные решения и действия, необходимо отметить их внутреннюю взаимосвязь, а также отличительные особенности, отражающие их суть и предназначение для данного этапа предварительного расследования.

При этом следует отметить, что каждое процессуальное действие и принятое следователем решение на данном этапе досудебного производства имеет индивидуальное предназначение, но при этом в совокупности они выполняют задачу по проверке полноты, всесторонности, объективности, законности и обоснованности предварительного следствия.

По мнению некоторых авторов (Ю. Н. Калмыков), предусмотренный уголовно-процессуальным законом комплекс процессуальных действий, которые должен выполнить следователь на этапе окончания предварительного следствия, создает подходящие условия для грамотной и качественной оценки всех собранных доказательств, которые, в свою очередь, позволяют обеспечить участникам досудебного производства реализацию своих прав и защиту законных интересов[44]. При этом дополним, что именно контрольнонадзорный критерий исследуемого этапа призван обеспечить юридическую равнозначность направления уголовного дела в суд или его прекращения с последующей реабилитацией не причастного к совершению преступления лица (ч. 2 ст. 6 УПК РФ).

Итак, вполне очевидно, что рассматриваемый нами этап имеет в своем распоряжении конкретный круг описанных критериев и задач, которые составляют систему исследуемого вопроса, что является показателем целостности и востребованности данного этапа в уголовном судопроизводстве.

В то же время указанные нами критерии пронизаны внутренними связями, служат достижению единой цели, а также полноценно отражают выявленные закономерности, которые в итоге дают право говорить о наличии внутренней организации и целостности исследуемого этапа.

Заметим, что все упомянутые критерии (оценочный, организационноправовой, обеспечительный, контрольно-надзорный), а также их отдельные элементы взаимосвязаны между собой и другими институтами уголовнопроцессуального права. Все они обладают конкретными функциями, для реализации которых и необходим этап окончания предварительного следствия с обвинительным заключением, представляющий собой совокупность качественных свойств, обладающих единой целостностью, но имеющих процессуальные особенности.

Представляется, что сегодня сформулировано большинство выводов, раскрыты значимые признаки дефиниции этапа окончания предварительного следствия с обвинительным заключением. Однако, прежде чем сформулировать искомое определение, необходимо разрешить две проблемы, для структурирования и последовательности описания которых воспользуемся хронологическим методом:

• первая касается основания решения следователя об окончании предварительного следствия;

• вторая связана с определением момента начала и окончания этапа предварительного следствия с обвинительным заключением.

В Толковом словаре русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова приведено несколько значений слова «основание»: «...4. Существенная часть, отношение или условие, порождающее какое-н. явление (филос.) ;

6. только мн. Главные положения, принципы; то же, что основа в 3 знач. (книжн.). Основания геометрии; 7. Разумная причина, повод, то, что оправдывает, делает понятным какое-н. явление, действие, суждение. Серьезные основания. На каком основании вы это сделали? 8. Законоположение, распоряжение или документ, в силу которых совершается какое-н. официальное действие (офиц. канц.). Основание: выписка из протокола... »[45].

Что касается основания решения следователя об окончании предварительного следствия с обвинительным заключением, то в качестве его составляющих называются две неразрывно связанные между собой группы условий: объективно-субъективные (приоритетом, несомненно, обладает объективный критерий) и количественно-качественные, о которых следователем вынесено утвердительное умозаключение, дающее основание полагать, что все следственные действия произведены, а объем собранных доказательств достаточен для составления обвинительного заключения.

Примечательно, что в ч. 1 ст. 200 и ч. 1 ст. 201 УПК РСФСР было названо лишь одно условие - достаточность собранных доказательств для составления обвинительного заключения. Появление в УПК РФ нового условия объективно отражает процесс гуманизации и совершенствования норм уголовно-процессуального права. В действующем УПК РФ, в отличие от прежнего УПК РСФСР, требуется, как пишет К. Ф. Гуценко, не только проверка достаточности доказательств, но и формирование у следователя глубокого убеждения в том, что в досудебном производстве были действительно выполнены действия, необходимые и достаточные для установления всех требуемых обстоятельств[46] [47].

Однако даже начало формулировки нормы ч. 1 ст. 215 УПК РФ «все следственные действия по уголовному делу произведены...» вызывает большое количество нареканий.

• Во-первых, почему необходимо выполнить все действия.

• Во-вторых, почему именно все следственные действия обязывает произвести закон?

• В-третьих, какую цель это положение преследует?

Относительно цели следует сказать, что она очевидна и ясна. В ситуации, когда следователь собрал и проверил все необходимые доказательства, он должен провести оценку всей совокупности имеющихся доказательств для формирования вывода об их достаточности и, как следствие, об окончании процесса доказывания по уголовному делу, а также возможности приступить к работе над составлением обвинительного заключения. Так, в результате анкетирования на вопрос об основаниях делаемых выводов о том, что достаточные доказательства по уголовному делу собраны и его можно направлять для производства судебного разбирательства, были получены следующие ответы: все следственные действия проведены - 0 %; все необходимые доказательства собраны и проверены - 9,7 %; предъявлено окончательное обвинение - 74,2 %; доказательств достаточно для

направления уголовного дела в суд - 16,1 % .

Указывая на важность и насущность данной цели, следует отметить, что до настоящего времени в уголовно-процессуальном законе так и отсутствует определение понятия «следственное действие». Буквально трактуя положения п. 32 ст. 5 УПК РФ, можно констатировать, что следственные действия по своей природе относятся к разновидности процессуальных действий, но они характеризуются тем, что направлены на исследование доказательств, т. е. на их собирание и (или) проверку.

При этом важно подчеркнуть, что разработке термина «следственное действие» в отечественной уголовно-процессуальной науке всегда уделялось должное внимание, о чем свидетельствует значительное количество научных работ, связанных между собой активной научной дискуссией, и полярность мнений.

Однако, принимая во внимание тот факт, что данная проблема прямо не является предметом данного диссертационного исследования, воспользуемся определением, предложенным В. Н. Григорьевым, А. В. Победкиным и

В. Н. Яшиным, которые понимают под следственным действием-предусмот- ренное и урегулированное уголовно-процессуальным законом, направленное на формирование доказательств действие, осуществляемое компетентным должностным лицом и сопряженное с возможностью применения при его обеспечении или производстве мер государственного процессуального при- нуждения[48].

Для уяснения условий принятия следователем решения об окончании предварительного следствия с обвинительным заключением осталось выяснить, как определить, все или не все следственные действия произвел следователь. Буквальное толкование нормы, содержащейся в ч. 1 ст. 215 УПК РФ, направляет правоприменителя в сторону «нерационального, количественного» следствия, так как она обязывает следователя произвести все следственные действия по уголовному делу.

Именно поэтому мы вынуждены противопоставить нашу позицию мнению В. Г. Асташенкова, который убежден в том, что этап окончания предварительного следствия начинается с того, что следователь на основе своего внутреннего убеждения переходит к заключительной проверке и оценке ранее собранных доказательств[49].

Поддержим тех авторов (Э. И. Бордиловский, О. А. Г алустьян), которые данный вывод В. Г. Асташенкова обоснованно считают неуместным и процессуально некорректным[50] [51].

Представляется, что для окончательного решения этого вопроса надлежит руководствоваться значимыми характеристиками каждого объекта, процесса или явления, в данном случае наиболее существенными из них - количественно-качественными.

Количество (следственные действия, доказательства) и качество (достаточность совокупности доказательств для принятия следователем искомого решения) - философские категории, смысл которых обнаруживается лишь при выяснении отношения первого понятия ко второму, являющемуся его диалектической противоположностью. Таким образом, условно противопоставляя друг другу количественные и качественные категории, представляется возможным увидеть их взаимосвязь и взаимную обусловленность.

Богуславский В. М. отмечает, что закон взаимосвязи количественных и качественных изменений и их перехода друг в друга гласит о том, что по достижении определенных границ меры и ее нарушении, количественные модификации явлений, объектов или процессов приводят к скачкообразному изменению их качества. Новые качественные трансформации влекут за собой

3

и новые количественные изменения .

Диалектика количественных и качественных изменений играет существенную роль в практической и познавательной деятельности следователя, направленной на раскрытие и расследование преступлений. Она позволяет эффективно объяснять и прогнозировать протекание процессов, выбирать оптимальные криминалистические средства и методы воздействия на них для достижения целей пресечения деятельности лиц, совершающих те или иные преступления, рационального ее расследования.

Так, в процессе доказывания происходит накопление доказательств, тем самым регистрируются непрерывные количественные изменения, вызывающие переход к новому качеству. Возникают новые следственные ситуации, характеризующиеся определенной сложностью, требующие активного поиска недостающей информации сразу по нескольким конкурирующим направлениям. При этом существенно возрастает объем работы, иначе говоря, возникновение нового качества обуславливает дальнейшие количественные модификации. Однако при раскрытии преступления, привлечении лица в качестве обвиняемого и вступлении предварительного следствия в завершающую фазу происходит скачкообразный переход к новому качеству - следователь принимает решение о целесообразности направления дела в суд (для чего, собственно, и составляется обвинительное заключение).

В этой связи определенно следует согласиться с позицией В. Н. Григорьева и Г. А. Кузьмина о том, что следователю надлежит выполнить именно те следственные и иные процессуальные действия, которые являются необходимыми для принятия итогового решения досудебного производства[52].

Необходимость (производство всех необходимых действий) (количественный критерий) понимается как осуществление требуемого количества следственных действий, направленных на установление предмета доказывания по уголовному делу (качественный критерий) и устранение возможных противоречий и сомнений в доказательственной базе. По отношению к этапу окончания предварительного следствия с обвинительным заключением данный критерий является динамичным. Так, на основании ч. 2 ст. 219 УПК РФ следователь для разрешения ходатайств может произвести дополнительные следственные действия.

Однако, рассматривая данный критерий как условие принятия следователем решения об окончании предварительного следствия, отметим, что оно (решение) должно быть постановлено окончательно, и заявленные ходатайства по осуществлению дополнительных следственных действий, а также собственно их производство могут рассматриваться как упущения в работе следователя.

В силу прямого указания закона (ч. 1 ст. 215 УПК РФ) процесс доказывания при окончании расследования с обвинительным заключением вступает в свою заключительную стадию, поскольку на него в соответствии со ст. 17 и ч. 1 ст. 88 УПК РФ возлагается прямая обязанность в оценке всех собранных доказательств в совокупности.

В целом, как справедливо указывает Н. А. Якубович, на заключительном этапе досудебного производства следователь по сути подводит итоги своей работы: он оценивает доказательства на предмет их достаточности, прекращает производство следственных действий, осуществляет систематизацию материалов, в результате чего принимает решение о дальнейшем движении уголовного дела[53]. С другой стороны, эта позиция следователя не является окончательной, поскольку если он убедится в обратном, то предварительное следствие продолжается в общем порядке, что в полной мере относится как к производству следственных действий, так и принятию по уголовному делу процессуальных решений.

Нисколько не умаляя значения и результатов исследований различных авторов в сфере доказательств и доказывания и принимая во внимание ограниченный объем данной работы, позволим себе опустить реферативное изложение различных позиций и точек зрения, однако будем использовать их в качестве исходных и направляющих наши научные изыскания положений.

По мнению А. Р. Белкина, оценка доказательств представляет собой двуединый информационно-логический процесс. Действительно, в его ходе происходит как накопление информации, так и ее логическая интерпретация[54]. Вместе с тем дополним, что такая оценка не является окончательной, итоговой, она может видоизменяться в случаях, когда определенная совокупность доказательств была изменена (расширена или, наоборот, сужена), а также зависеть от того этапа, на котором находится процессуальнопознавательная деятельность следователя.

В связи с этим оценку доказательств нельзя относить лишь к завершающему этапу доказывания. Она охватывает всю уголовно-процессуальную деятельность по собиранию и проверке доказательств[55] [56].

Таким образом, следует различать предварительную, последующую и окончательную оценку доказательств следователем, хотя некоторые авторы

выделяют только предварительную и окончательную , необоснованно сужая тем самым возможности следователя при осуществлении им предварительного следствия.

Предварительная оценка доказательств позволяет следователю построить систему следственных версий, определить направление расследования, поскольку на начальном этапе расследования нельзя однозначно и окончательно определить значение и качество каждого доказательства и их (все еще неполной) совокупности.

Последующая оценка определяет «промежуточное» значение полученной совокупности доказательств на определенный момент расследования. Такая совокупность позволяет следователю в первую очередь определить как методику расследования, так и необходимые тактические приемы и их последовательность для получения новых доказательств и доказывания в це- лом.

Окончательная оценка доказательств возможна только в ситуации, когда формулируется итоговый вывод по уголовному делу и оценивается вся совокупность доказательств. В результате окончательной оценки следователем всей совокупности доказательств у него появляется уверенность в том, что его вывод об окончании предварительного расследования с обвинительным заключением правилен, а процесс доказывания окончен. Такая уверенность субъекта доказывания называется внутренним убеждением, которое формируется как раз посредством оценки всей совокупности доказательств. Кроме того, именно законом (ч. 1 ст. 17 УПК РФ) и предусмотрена непрерывность оценки доказательств, поскольку каждое доказательство должно и может быть оценено по уже сложившемуся внутреннему убеждению, в данном случае - следователя.

При оценке доказательств следователь, равно как и любой другой субъект доказывания, должен руководствоваться законом и совестью. Именно в этот момент объективно-субъективные критерии, сформулированные в ч. 1 ст. 215 УПК РФ, приобретают выраженный субъективный характер. Здесь важно обратить внимание на существующую опасность, о которой писал И. Я. Фойницкий еще в начале ХХ в., заключающуюся, по его мнению, в том, что внутреннее убеждение станет чрезмерно размытым, неконкретным и по сути превратится в произвол. Поэтому закон, не ограничивая должностных лиц чрезмерными ограничениями, вместе с тем должен сочетаться с рассудительностью и здравомыслием любого человека, а тем более должностного лица. Его выводы не должны чем-либо существенным отличаться от выводов обычных здравомыслящих людей при тех же исходных данных[57].

Поэтому субъективный критерий не может превалировать над объективным, а внутреннее убеждение должно вытекать из доказательств, собранных и проверенных в установленном законом порядке, быть основанным на оценке каждого доказательства и всех доказательств по делу в их совокупно-

Собранные следователем доказательства должны устанавливать все перечисленные обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ.

При оценке следователем всех доказательств на предмет возможности окончания предварительного следствия именно с обвинительным заключением он должен однозначно убедиться в том, что собранные доказательства в своей совокупности могут точно подтвердить все обстоятельства, подлежащие доказыванию, т. е. зафиксировать предмет доказывания по делу.

На основании вышеуказанного можно выдвинуть предположение о том, что началом этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения является итоговая оценка следователем собранных доказательств и переход к выводу о целесообразности окончания доказательственной деятельности.

Продолжая мысль, отметим, что сами по себе выводы следователя еще не имеют юридической силы, так как моментом, с которого уголовнопроцессуальное законодательство связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений, является решение, выраженное в письменном виде. В этой связи есть основание полагать, что юридическим фактом начала этапа окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения следует считать вынесенное следователем постановление об этом. Причем именно на основании данного постановления могут и должны совершаться последующие процессуальные действия и приниматься соответствующие решения.

В силу действующего уголовно-процессуального законодательства составление следователем данного постановления не предусматривается, следовательно, отсутствует и четкая грань, посредством которой можно отделить первоначальный и последующий этапы предварительного расследования от его заключительного этапа.

Вместе с тем юридический анализ положений ч. 1 и ч. 2 ст. 215 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что следователь обязан уведомлять об окончании следственных действий всех без исключения заинтересованных участников процесса, а также их представителей. Далее, принятое следователем решение фиксируется в одноименном протоколе уведомления об окончании следственных действий.

При этом Д. В. Лящев утверждает, что такое решение фактически уже было принято, и следователь в уведомлении лишь сообщает об этом заинтересованным лицам, само же постановление уже не несет юридического смысла и значения[58].

Вместе с тем, по нашему мнению, данное утверждение не соответствует общей теории принятия и исполнения процессуальных решений, тем более что это касается решения столь важного.

В частности, требуется наличие соответствующих оснований для принятия решения, которые в обязательном порядке должны быть отражены в процессуальном документе. Ведь на основании положений п. 25 ст. 5 УПК РФ решение по уголовному делу по общему правилу должно оформляться соответствующим постановлением.

В то же время законодатель не вполне логично уходит от уже разработанного им понятия и установленного порядка принятия решений на предварительном следствии, прямо не требуя оформлять процессуальное решение об окончании предварительного следствия с обвинительным заключением в форме отдельного документа. Получается, что отдельно взятая из контекста юридическая норма вступает в прямое противоречие с общими положениями уголовно-процессуального законодательства. Причем это только один из доводов.

Во-вторых, в указанном контексте усматривается также нарушение прав участников судопроизводства, которые лишь опосредованно уведомляются об окончании предварительного следствия[59].

В данном случае мы приходим к убеждению в том, что для соблюдения прав участников уголовного судопроизводства необходимо однозначно определить момент окончания предварительного следствия. При этом сами участники должны ясно и четко узнать об окончании процесса доказывания и вступления досудебного производства в заключительную (финальную) стадию. Лишь после этого можно говорить об ознакомлении их с материалами уголовного дела, заявлении ходатайств и подготовке к участию в судебных заеданиях.

Для выработки окончательной формулировки редакции ч. 1 ст. 215 УПК РФ необходимо выяснить также вопрос, касающийся правильного наименования постановления следователя, формулирующего решение о начале последнего этапа предварительного следствия.

Сразу же оговоримся, что назвать документ «постановление об окончании предварительного следствия с обвинительным заключением», по аналогии с названием ст. 215 УПК РФ, не представляется возможным, ведь предварительное следствие одномоментно с вынесением такого постановления не закончится. Как минимум формально оно будет окончено, когда обвинительное заключение будет составлено и передано вместе с уголовным делом прокурору.

Ближе по смыслу было бы такое наименование документа, как «постановление об окончании следственных действий». Даже буквальное прочтение текста ч. 1 ст. 215 УПК РФ «1. Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь уведомляет об этом обвиняемого...» соответствует изложенной выше формулировке обозначенного постановления следователя.

Однако, ссылаясь на высказанные ранее замечания относительно указанной формулировки правовой нормы и приведенную новую редакцию, заметим, что данное наименование постановления не может быть предложено к использованию. Следователь не может информировать стороны об окончании следственных действий, тогда как по их обоснованному ходатайству он

должен будет произвести дополнительные следственные действия.

Представляется, что объективным и обоснованным будет следующее название данного процессуального документа - постановление об окончании доказывания по уголовному делу. По результатам опроса, проведенного диссертантом с предложенным наименование постановления согласилось 52,3 % респондентов[60]. Именно в это связи считаем, что данное наименование требует некоторых пояснений.

В результате анализа содержания ст. 85 УПК РФ представляется возможным сформулировать понятие доказывания при производстве предварительного следствия как обусловленную и регламентированную уголовно - процессуальным законом деятельность следователя по собиранию, проверке и оценке доказательств, позволяющих установить все обстоятельства по уголовному делу. А ведь именно тогда, когда следователь сможет однозначно убедиться в том, что собранные им доказательства в своей совокупности могут точно подтвердить все обстоятельства, подлежащие доказыванию, т. е. зафиксировать предмет доказывания по уголовному делу, он (следователь) и принимает решение об окончании предварительного следствия с обвинительным заключением.

В результате анализа литературных источников можно сделать вывод о том, что большинство ученых-процессуалистов отождествляют понятие «предварительное следствие» с понятием доказывания, а этапы предварительного следствия являются результатами логического развития процесса доказывания. Кроме того, в понятие предварительного следствия входит и признак принятия следователем решений, которые обеспечивают возможность его производства.

В данном случае легко увидеть, что с окончанием доказывания предварительное следствие еще продолжается, поскольку следователь должен осуществить ряд процессуальных действий, предписываемых ему законом.

На основании вышеизложенного и проведенного автором юридического анализа положений уголовно-процессуального закона целесообразно считать началом этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения решение следователя об окончании доказывания в форме соответствующего постановления.

Одновременно приведение нормы ч. 1 ст. 215 УПК РФ в надлежащее состояние позволит сфокусировать внимание следователя на осуществлении только требуемых, а не всех возможных следственных действий, направленных на установление предмета доказывания по уголовному делу и призванных устранить возможные противоречия и сомнения в доказательственной базе. Кроме того, посредством логической взаимной связи положений п. 25 ст. 5 и ч. 1 ст. 215 УПК РФ появляется возможность не только устранить «конфликтное» положение, но и разрешить остро дискуссионный вопрос в науке уголовного процесса о моменте начала этапа окончания предварительного расследования составлением обвинительного заключения.

По мнению диссертанта, вынесение постановления об окончании доказывания необходимо возложить непосредственно на следователя, закрепив эту обязанность в ч. 1 ст. 215 УПК РФ[61].

Затронув вопрос о моменте начала этапа окончания предварительного следствия с обвинительным заключением, нельзя обойти вниманием и проблему момента окончания исследуемого этапа предварительного следствия. В уголовно-процессуальном законе (гл. 30 УПК РФ) на этот счет прямого указания нет. Данная проблема также имеет принципиальное значение и на ее научное познание направлены многие исследования представителей юридической общественности.

Систематизируя их воззрения, можно утверждать, что существуют две принципиальные позиции.

Первая позиция. Некоторые авторы моментом завершения этапа окончания предварительного следствия считают дату, когда следователь уголовное дело вместе с обвинительным заключением направил прокурору[62], не оговаривая никаким образом то, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ прокурор может возвратить уголовное дело следователю обратно.

Другие ученые, словно дополняя указанный пробел, предлагают деятельность прокурора по поступившему к нему уголовному делу выделять в качестве особого этапа досудебного производства, не связывая ее с собственно предварительным расследованием[63] [64].

Третьи авторы вообще деятельность прокурора в целом пытаются вывести за рамки досудебного производства, предусмотрев для этого самостоятельный раздел в УПК РФ .

Близость приведенных мнений сводится к тому, что все упомянутые авторы не включают деятельность прокурора в этап окончания предварительного следствия с обвинительным заключением.

Вторая позиция, изложенная в трудах Г. М. Миньковского, К. А. Савельева[65], сводится к тому, что завершающим моментом окончания предварительного следствия с обвинительным заключением является момент, когда прокурор утвердил обвинительное заключение и направил уголовное дело в суд. Данная позиция нам представляется обоснованной, исходя из нижеследующей аргументации.

Прежде всего отметим, что такая деятельность прокурора отнесена законом к предварительному расследованию, поскольку соответствующая глава 31 УПК РФ структурно включена в раздел VIII «Предварительное расследование» части второй УПК РФ «Досудебное производство».

Прокурор является стороной обвинения, в силу чего его решение об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд означает согласие стороны обвинения с тем, что предмет доказывания по уголовному делу зафиксирован, все необходимые процессуальные и организационно-правовые действия следователя выполнены, предварительное следствие можно считать оконченным, а уголовное преследование обвиняемого необходимо продолжить в суде. Именно решение прокурора, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, служит правовой «границей», которая отделяет досудебное производство от судебного.

Как отмечается выше в диссертационном исследовании, обвинительное заключение, составленное следователем, отражает результаты процесса доказывания по уголовному делу. Но оно приобретает статус легитимного процессуального документа только после его утверждения прокурором. Отсюда вопрос: не является ли составной частью предварительного расследования и деятельность суда по возвращению уголовного дела прокурору для организации устранения выявленных недостатков предварительного следствия? Ответ однозначный: нет! Следователь получает возвращаемое уголовное дело только от прокурора в порядке п. 2 ч. 2 ст. 221 УПК РФ, а суд в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 18-П[66] вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить уголовное дело прокурору, если в досудебном производстве были допущены неустранимые судом нарушения закона. Иными словами, на момент возвращения уголовного дела из суда стадия предварительного расследования себя уже исчерпала. Правда, заметим, что в уголовнопроцессуальном праве существует пробел относительно регламентации действий и решений прокурора в подобных ситуациях.

Вместе с тем момент утверждения прокурором обвинительного заключения и момент направления уголовного дела в суд - все же разные по времени акты прокурора.

Исходя из вышеизложенного, видится возможным и обоснованным предложить авторскую формулировку данного этапа. Сущность этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения состоит в итоговой оценке следователем совокупности всех собранных и проверенных в ходе производства предварительного следствия доказательств в целях установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и обосновании вывода о возможности окончания досудебного производства по уголовному делу, которые позволяют осуществить процессуальные действия, связанные с систематизацией материалов уголовного дела, ознакомлением сторон, разрешением заявленных ходатайств, подготовкой обвинительного заключения и направлением уголовного дела прокурору.

Это позволяет сформулировать основную дефиницию данной части настоящего исследования - понятие этапа окончания предварительного расследования составлением обвинительного заключения.

В целях выделения этапа окончания предварительного следствия как отдельного звена стадий досудебного производства по уголовным делам многие ученые задействуют одинаковый подход, который основан на разделении стадии предварительного расследования.

В частности, при изучении методологических проблем предварительного расследования И. М. Лузгин предлагал выделить два этапа этой стадии. Первый этап начинается с возбуждения уголовного дела и заканчивается предъявлением лицу обвинения. Началом второго этапа является момент предъявления лицу обвинения, а итогом - принятие окончательного реше- ния[67].

По отношению к исследуемой проблематике можно выделить сходство во мнениях названных ученых, отметив, что они весьма широко по времени трактуют данный этап. Поэтому представляется более точной и близкой позиция профессора С. А. Шейфера, который выделяет начало заключительного этапа предварительного следствия с принятием следователем решения о прекращении собирания доказательств и непосредственно окончанием предварительного следствия[68]. Данная позиция диссертантом была выше конкретизирована применительно к проблематике настоящего исследования.

На основании проведенного исследования представляется логичным и обоснованным представить авторское определение этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения[69] [70].

Этап окончания предварительного следствия - это временной период, началом которого следует считать момент итоговой оценки следователем совокупности собранных доказательств в ходе проведенного предварительного следствия в целях установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, с последующим составлением следователем постановления об окончании доказывания по уголовному делу и до направления прокурором уголовного дела в суд с утвержденным обвинительным заключением, предусматривающий обязательное решение оценочных, организационно-правовых, обеспечительных и контрольно-надзорных задач.

В ходе проведенного анкетирования, отвечая на вопрос «Отражает ли, по вашему мнению, представленное понятие сущность и содержание этапа окончания предварительного следствия» 83,4 % респондентов высказались

положительно и лишь 26 (16,6 %) - отрицательно .

Сформулированное понятие приводит к необходимости решения еще одного вопроса. Как правильно заметил П. Г. Марфицин, название ст. 215 УПК РФ «Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением» по сути совпадает с названием главы 30 Кодекса «Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору», будучи слишком общим[71] [72]. В этой связи данный автор считает возможным отметить, что предложенное им новое название - «Основание и порядок направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору» - является недостаточно определенным по своему содержанию и смыслу, а также содержит логическую ошибку, так как речь здесь должна идти именно об «основании», но не о направлении уголовного дела с обвинительным заключением прокурору.

Таким образом, ст. 215 УПК РФ предлагается назвать «Основание и порядок окончания предварительного следствия с обвинительным заключением», что делает ее частной по отношению к названию главы 30 УПК РФ. Вышеуказанное предложение о внесении изменений в название ст. 215 УПК РФ поддержало 78,8 % респондентов, и всего лишь 21,2 % высказались против .

Подводя итоги настоящему параграфу, можно сформулировать следующие выводы.

1. Выделены и классифицированы задачи, решение которых необходимо на этапе окончания предварительного расследования с составлением обвинительного заключения, а именно:

• оценочная задача, которая заключается в итоговой оценке всех собранных доказательств и резюмируемом выводе о возможности окончания производства предварительного следствия;

• организационно-правовая задача состоит в деятельности следователя по четкой систематизации материалов уголовного дела, осуществлении уведомления соответствующих заинтересованных лиц, подготовке обвинительного заключения и последующем направлении уголовного дела прокурору в порядке положений ч. 6 ст. 220 УПК РФ;

• обеспечительная задача направлена на реализацию прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса, ознакомление соответствующих участников с материалами уголовного дела, а также на разрешение их ходатайств;

• контрольно-надзорная задача включает в себя действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением; деятельность следователя по делу, возвращенному прокурором без утвержденного обвинительного заключения.

2. Внесение изменений в часть 1 ст. 215 УПК РФ по возложению на следователя обязанности по вынесению «постановления об окончании доказывания по уголовному делу» будет способствовать введению научноприкладного критерия разделения стадии предварительного расследования на этапы непосредственно расследования и окончания расследования.

3. Предложено авторское определение этапа окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения. Данный этап представляет собой временной период, началом которого следует считать момент итоговой оценки следователем совокупности собранных доказательств в ходе проведенного предварительного следствия в целях установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, с последующим составлением следователем постановления об окончании доказывания по уголовному делу и до направления прокурором уголовного дела в суд с утвержденным обвинительным заключением, предусматривающий обязательное решение оценочных, организационноправовых, обеспечительных и контрольно-надзорных задач.

4. Систематизация материалов уголовного дела является непроцессуальной задачей, призванной обеспечить удобство в работе с уголовным делом. Она в полной мере может быть отнесена к группе организационно-правовых задач.

5. Предложено авторское определение понятия деятельность следователя, под которой понимается профессиональный труд должностного лица, уполномоченного на основе положений уголовно-процессуального законодательства осуществлять предварительное следствие и выполнять иные процессуальные функции, включая окончание расследования по уголовному делу составлением обвинительного заключения.

<< | >>
Источник: АЛИМАМЕДОВ Эльмир Низамиевич. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Понятиеи виды деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия:

  1. § 2. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии предварительного расследования (общие условия предварительного расследования)
  2. § 4. Особенности окончания предварительного расследования по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  3. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  4. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  5. 2.2. Предварительное слушание
  6. 3.2. Последующие этапы судебного разбирательства
  7. §3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
  8. Понятие и сущность уголовного процесса
  9. ПОНЯТИЕ, ФУНКЦИИ и виды ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ.
  10. § 3. Тактические особенности иных следственных действий, проводимых в целях изобличения субъекта преступления в сфере предпринимательской деятельности
  11. §2. Сущность и основные условия деятельности следователя и дознавателя по расследованию нераскрытых преступлений прошлых лет
  12. § 1. Понятие, значение и принципы построения криминалистических методик расследования преступлений
  13. § 4.Особенности окончания предварительного расследо­вания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  14. § 1. Генезис института окончания предварительного следствия в российском уголовно-процессуальном законодательстве
  15. § 2. Понятиеи виды деятельности следователя на этапе окончания предварительного следствия
  16. § 1. Уведомление участников процесса об окончании следственных действий и последствия их неявки для ознакомления с материалами уголовного дела
  17. § 3. Рассмотрение и разрешение следователем ходатайств, заявленных по окончании ознакомления с материалами уголовного дела
  18. § 2. Основания и порядок возвращения руководителем следственного органа и прокурором уголовного дела следователю
  19. Правовая природа судебных действий и их виды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -