<<
>>

§4. Ограничения ответственности за соучастие в преступлении по свойствам личности специального субъекта

В преступлениях со специальным составом круг лиц, подлежащих уголовной ответственности, строго очерчен соответствующей нормой уголовного закона. Положение о том, что исполнителем (соисполнителем) преступления со специальным составом могут быть только специальные субъекты — участники данных специальных отношений, предполагает в каждом конкретном случае выявление и точное установление дополнительных признаков специального преступления.

От этого зависит наличие или отсутствие в деянии лица преступления со специальным составом, а, следовательно, и решение вопроса об уголовной ответственности исполнителя и соучастников данного преступления.

При исследовании проблемы взаимосвязи соучастников с субъектом как элементом состава преступления было обосновано, что данная взаимосвязь наиболее полно проявляется в преступлениях со специальным составом. Эта связь, в частности, проявляется в том, что сознанием соучастников охватываются признаки специального субъекта исполнителя преступления, кроме признаков личности.

Личность преступника и ответственность находятся между собой в отношениях взаимозависимости. Ответственность как фактор объективной действительности, закрепленный в уголовном законе, влияет на поведение человека, а свойства личности учитываются при установлении и реализации ответственности. Причем, чем полнее учитываются свойства личности при определении ответственности, тем эффектнее влияние ответственности на личность.

«Игнорирование данных, характеризующих личность, обоснование ответственности главным образом совершением деяния и при-

348

чинной связью с наступившими последствиями, а равно ссылка при решении вопросов ответственности на обстоятельства, не связанные с преступлением, не влияющие на его общественную опасность, ставят ответственность вне сферы жизнедеятельности личности, делают ее в глазах нарушителя произвольным средством воздействия на нарушителя со стороны правоохранительных органов, что ведет к ослаблению предупредительной роли»1.

Лицо, совершившее правонарушение и рассматриваемое как личность преступника, отличается своей антиобщественной направленностью и присущими ему отрицательными чертами. Значение личности преступника и основные аспекты соотношения понятий "субъект преступления» и «личность преступника» сводятся к следующему.

Известно, что данные понятия не тождественны, но исключить их тесную взаимосвязь тоже нельзя2. Уголовно-правовые, криминологические и иные теоретико-правовые аспекты соотношения этих понятий имеют важное значение не только для теории уголовного права и криминологии, но и для практики применения уголовно-правовых норм и профилактики преступлений.

Учение о личности человека исходит из положений философии, поскольку личность всегда определяется системой общественных отношений, связанных с социальными ценностями, а также биологическими и иными особенностями, влияющими на ее развитие.

Поэтому учение о личности преступника является частью общего учения о личности человека. Лицо, совершившее правонарушение и рассматриваемое как личность преступника, отличается от законопослушных граждан своей антисоциальной направленностью и присущими ему отрицательными чертами. Преступник, как и всякая другая личность, характеризуется совокупностью самых различных социальных, биологических, психологических свойств и признаков, которыми обладает любой человек.

Личность преступника рассматривается через социальную сущность лица, а также через сложную систему признаков и особенностей, влияющих при определенных условиях на формирование преступного поведения.

1 Тер-Акопов АЛ Указ. соч. - С.55.

2 Павлов В.Г. Субъект преступления. - Санкт-Петербург: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2001. - С.268.

349

Сознание и воля лица реагируют на условия внешней среды и активно обуславливают его поведение в конкретно сложившейся ситуации.

Личность преступника всегда рассматривается через призму трех основных характеристик: социально-демографической, нравственно-психологической и уголовно-правовой1.

Установление признаков личности преступника имеет важное значение для правильной квалификации преступления, для определения вида и размера наказания, а также для исправления и перевоспитания осужденных.

В уголовном законе личность преступника выступает как одно из оснований индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Отдельные свойства личности преступника предусмотрены в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств. Личность преступника учитывается и в решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности, о применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Если личность преступника - понятие социально-психологическое, биологическое, то субъект преступления — понятие уголовно-правовое. Как субъектом преступления определяется лицо, имеющее способность и возможность совершить общественно опасное деяние и нести за это ответственность.

Установление уголовно-правовых признаков субъекта преступления определяет принципиальную возможность привлечения к уголовной ответственности определенного лица (возраст, вменяемость), а также возможность привлечения к уголовной ответственности по конкретным статьям Особенной части УК (признаки специального субъекта УК).

Таким образом, личность преступника - более широкое понятие, чем субъект преступления, так как признаки субъекта преступления строго ограничены, причем установление этих признаков входит в компетенцию законодательного органа. Субъект преступления рассматривается как элемент состава преступления и является обязательным условием наступления уголовной ответственности.

Личность же преступника - понятие криминологическое.

1 Там же. - С.276.

350

Не вступая в дискуссию по данному вопросу, следует отметить, что субъектом специальных составов преступлений могут быть те лица, которые наделены дополнительными свойствами и признаками, которые указаны не только в уголовном законе или прямо вытекают из него, но и в некоторых случаях отмеченные в иных законодательных актах. Кроме того, среди специальных составов преступлений выделяются такие составы, которые могут быть совершены не каждым участников данных специальных отношении, а лишь теми, которые наделены, по крайней мере, еще одним дополнительным признаком, обусловленным качествами специально-конкретных отношений, входящих в данную группу отношений.

Поэтому соотношение общего, специального и специально-конкретного субъекта преступления следует рассматривать как соотношение общего, специального и единичного.

Для наглядности, соотношение понятий личности, личности преступника, личности виновного, общего, специального и специально-конкретного субъекта преступлений можно представить в виде следующей схемы:

1

- личность 4 — общий субъект преступления 2

— личность преступника 5 — специальный субъект 3

— личность виновного преступления

6 — специально-конкретный

субъект преступления

Изучение признаков личности специального субъекта тесно связано с проблемой уголовной ответственности исполнителей преступления и влияния их признаков на ответственность других соучастников. Наличие дополнительных признаков, характеризующих особый уголовно-правовой статус специальных субъектов самым непо-

351

средственным образом влияет на определение оснований, пределов и объема ответственности соучастников в преступлении со специальным составом.

Зависимость ответственности соучастников от свойств личности специального субъекта проявляется в определении специального субъекта преступления. В соответствии с ранее предложенным новым определением данного понятия, ответственность специального субъекта, наряду с другими признаками, отмеченными в этом определении, находится в прямой зависимости от таких свойств личности, которые свидетельствуют о способности быть субъектом специальных отношений, следовательно, и возможности, и способности совершить соответствующее деяние {нарушить специальные правила поведения), и нести уголовную ответственность в качестве исполнителя преступления.

Ответственность за преступления со специальным составом несет не всякое лицо, а лишь то, которое обладает определенным свойством, характеризующим его социальное положение в обществе (в смысле осуществления им социальных функций), и выступает в качестве одного из детерминантов ответственности.

Основной критерий, по которому можно определить, кто может быть признан субъектом данного преступления, сводится к следующему: субъектом преступления со специальным составом может быть лишь субъект отношений, охраняемых законом, устанавливающим ответственность за это преступление. Лицо, не являющееся участником данных специальных отношений, а равно лицо, включенное в сферу этих отношений не надлежащим образом не может быть специальным субъектом.

В предыдущих главах было обосновано, что лицо становится участником определенных специальных отношений именно благодаря дополнительным признакам, которые в целом сводятся к совокупности прав и обязанностей участников данных отношений.

В соответствии с уголовным законом, общественная опасность деяния состоит в том, что оно наносит или может нанести ущерб объектам, охраняемым уголовным законом. Поскольку деяние всегда выражается в определенном поведении лица, то это лицо и наносит ущерб конкретным объектам. Как известно, лицо, совершившее преступление наряду с признаками, характеризующими его как субъект преступления, обладает и иными признаками, относящимися сугубо к личности исполнителя преступления.

352

Главное назначение признаков специального субъекта состоит в обосновании уголовной ответственности.

Значение этих признаков многогранно. Одни из них обуславливают преступность деяния, другие характеризуют только личность конкретных соучастников или исполнителя, третьи - как деяние, так и личность виновных. Эти обстоятельства, в зависимости от этого и того, каким образом учитывается законодателем в конкретной уголовно-правовой норме, имеют различные юридические последствия.

Проблема влияния признаков, характеризующих исполнителя преступления, на ответственность других соучастников всегда была предметом обсуждения теоретиков уголовного права и правоприменителей.

При этом уголовно-правовая доктрина всегда подчеркивала неодинаковое значение этих признаков для обоснования ответственности соучастников.

Так, один из основателей социологического направления в уголовном праве Франц фон Лист полагал, что «личные свойства или отношения, уменьшающие или увеличивающие наказуемость, ...имеют всегда значение по отношению к тем участникам, в лице которых они даны, но и только по отношению к ним», однако, «если речь идет о личных свойствах или отношениях, которые превращают ненаказуемое само по себе содеяние в наказуемое, которые, следовательно, впервые обосновывают наказуемость, а не только увеличивают или уменьшают ее, то эти свойства и отношения, будучи налицо у виновника, всегда... имеют значение и по отношению к соучастникам (пособникам и подстрекателям) (но не наоборот)1.

Многие отечественные ученые-криминалисты также обосновывали свою позицию по данному вопросу. Например, Н.Д. Сергеевский отмечает, что субъективные обстоятельства, влияющие на размер ответственности, «то есть заключающиеся в личных свойствах и отношениях конкретно отдельного соучастника — повторение, родственное отношение к жертве — имеют значение только для него»2.

'Лист Франц Учебник уголовного права. Общая часть. - М, 1903.

- С.256-257.

2 Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. — Пособие к лекциям.

353

Наиболее обстоятельно этот вопрос осветил Н.С. Таганцев. По его мнению, личные условия (обстоятельства), относящиеся к отдельным соучастникам, могут быть двух родов: «или они находятся исключительно в свойствах личности виновного, или они заключаются в особенных отношениях виновного к жертве, или, говоря вообще, к объекту преступного посягательства». Условия первой категории не представляют особых затруднений при решении данного вопроса, так как они, очевидно, не могут иметь влияние на ответственность других соучастников». Более затруднительным считал Н.С. Таганцев те случаи, когда изменение ответственности, обусловливается особыми отношениями виновного к объекту посягательства, но и в таких случаях он полагал, что эти обстоятельства должны рассматриваться как имеющие чисто личный характер, а потому и не должны иметь значение для других соучастников*. Если мать посягает на жизнь своего незаконнорожденного младенца при самом его рождении, то закон относится снисходительно к ней на том основании, что, с одной стороны, мотивы, ею руководящие — стыд, страх суда общественного мнения, боязнь за будущность младенца, а с другой — ненормальное психическое состояние, вызванное родильными муками, заставляют снисходительно отнестись к виновной, была ли она главной виновницей или пособницей, подстрекательницей или исполнительницей; но может ли закон уменьшить наказуемость ее соучастникам, применяя и к ним ту же наказуемость психической ненормальности».

...Если сын убивает отца, забывая узы крови, их связывающие, то мы имеем достаточные основания для усиления уголовной ответственности ввиду этих отношений, но нельзя отыскать этих оснований для исполнителя, действовавшего исключительно ради получения обещанной награды. При этом не представляется никаких оснований противопоставлять в отношении исполнителей подстрекателям и пособникам. Если исполнитель был родственником жертвы, а прочие соучастники были посторонними, то они отвечают за преступное деяние; точно так же, если он подстрекнул постороннего человека убить отца подстрекателя, то подстрекатель должен отвечать за отцеубийство, а исполнитель — за убийство про-

Часть Общая. - СПб., 1910. - С.312.

354

стое; такое же толкование должно быть применено и к посредникам»1.

Данная проблема была-предметом рассмотрения редакционной комиссии, готовившей проект Уголовного уложения 1903 года, которая задалась вопросом: «какое значение для ответственности соучастников могут иметь обстоятельства, усиливающие или уменьшающие вину, а равно и такие особые отношения виновного к нарушенному закону, которые определяют самую преступность дея~ ния»г. Комиссия пришла к выводу, что личные условия могут влиять на ответственность тех виновных, к которым они относятся. Однако такими личными условиями комиссия посчитала не только те, которые заключаются в личности виновного (например, молодость, раскаяние, прежняя судимость и т.д.)» но и те> которые зависят от отношений виновного к жертве или объекту преступления. «Поэтому, если один из соучастников убийства состоит с жертвой преступления в отношениях родства, то это условие не может иметь никакого значения для ответственности других соучастников: соучастники детоубийства, отцеубийства, служебного подлога и т.д. ... Если же подобные условия не только влияют на меру ответственности, но от их наличности зависит и сама преступность деяния, заключающегося именно в нарушении этих особых обязанностей, как, например, при большинстве преступных деяний по службе, то все остальные соучастники, не находящиеся в таких условиях, не могут быть признаны ответственными за них»3.

В подтверждение этого вывода редакционная комиссия приводила решение по делу Янковского и Косарева от 4 ноября 1873 г. где, в частности, утверждалось, что преступление и проступки по службе государственной и общественной распадаются на две главные группы: 1) преступления и проступки, заключающиеся в нарушении исключительно одних лишь служебных обязанностей, тою или другой должностью на лицо возложенных, и 2) преступления и проступки, учинение которых заключают в себе, сверх нарушения обязанностей службы, еще и общее преступление, преследуемое

1 Таганцев Н. С. Русское уголовное право: В 2-х т. Часть Общая. Том 1. - Тула: «Автограф». - 2001. - С.363-365.

2 Уголовное уложение. Проект редакционной комиссии и объясне ния к нему. Т.1. - СПб, 1897. - С.476.

3 Там же. - С.477-479.

355

само по себе, независимо от того, будет ли оно совершено должностным лицом или же частным. Участие частного лица в преступлениях первой группы немыслимо, поскольку сама преступность и наказуемость этого рода обусловливается и вызывается единственно только нарушением принятых на себя служебных обязанностей. В преступлениях второй группы участие частного лица возможно, поскольку «обстоятельство службы или должности является не признаком, обусловливающим самую преступность деяния, а лишь простым обстоятельством, увеличивающим вину и меру наказания, в силу присоединения к общему преступлению еще и нарушения служебных обязанностей». При этом «участие частного лица в преступлении по должности должно быть рассматриваемо, как участие в том общем преступлении, которому соответствует данное преступление по должности»1.

В современной теории уголовного права по данному вопросу имеются также разные позиции. В целом их суть сводится к следующему.

Для решения вопроса об основаниях уголовной ответственности должны учитываться те признаки, относящиеся к личности преступника, которые охватываются составом преступления. В одном случае эти признаки законодателем учтены в качестве конструктивных признаков состава преступления, в других — на уровне квалифицирующих или привилегированных.

Ответственность соучастников по общему правилу решается в зависимости от того, относятся ли данные признаки к содеянному и личности соучастников (организатор, подстрекатель, пособник) или к содеянному и личности исполнителя. Любые обстоятельства, которые характеризуют деяние и (или) личность соучастников, учитываются при квалификации лишь содеянного конкретным участником и остаются без учета при квалификации содеянного другими соучастниками.

Иначе решается вопрос об обстоятельствах, относящихся к деяниям и личности исполнителя. В свою очередь эти обстоятельства в зависимости от того, относятся ли они к деяниям или к характери-

1 Данная позиция разработчиков проекта Уголовного уложения была раскритикована немецким профессором Меркелем, российскими профессорами Колоколовым и Будзинским и рядом других специалистов.

336

стике субъекта преступника или личности исполнителя, имеют различные юридические последствия. Обстоятельства, относящиеся к характеру преступления, вменяются в ответственность каждому соучастнику, если эти обстоятельства осознавались соучастниками.

Обстоятельства, относящиеся к характеристике субъекта преступления (исполнителя), должны учитываться при квалификации содеянного соучастниками. Так, например, исполнителями (соисполнителями) преступлений со специальным составом могут быть лишь лица, наделенные специальными признаками, качествами. Остальные лица могут быть соучастниками этих преступлений. Обстоятельства, относящиеся сугубо к личности исполнителя, могут учитываться только при решении вопроса об ответственности самого исполнителя'.

В уголовно-правовой литературе имеются и иные позиции, сводящиеся к тому, что обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя, одновременно характеризуют определенную степень специальной опасности совершенного преступления, поэтому должны быть вменены и другим соучастникам, если они охватывались их предвидением. Те же личные обстоятельства, которые характеризуют исключительную опасность конкретного лица (рецидив), не могут быть вменены в вину остальным соучастникам2.

По этому поводу имеется и иная позиция, согласно которой, если рецидив и другие признаки, относящиеся к конкретному соучастнику отражают общественную опасность самого преступления (отражены в диспозиции статьи), то они указываются при квалификации действий и других соучастников3.

Совершенно иную позицию в этом вопросе занимали А.Н. Трайнин, М.И. Ковалев и другие ученые, отмечавшие, что любые квалифицирующие обстоятельства (признаки) объективного и

1 Уголовное право России. T.I. Общая часть/Под ред. А.Н. Игнато ва, Ю.А. Красикова. - М.: «НОРМА», 1998. - С.249.

2 Пионтковский АЛ. Преступление // Курс советского уголовного права. - М., 1970. - С.482.

3 Кафарое Т.М. Проблемы рецидива в советском уголовном праве. - Баку, 1972. — С.172—173; Орымбаев Р. Специальный субъект пре ступления. - Алма-Ата: «Наука*, 1977. - С.139-140; Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. - Л., 1968. - С.67-68.

357

субъективного характера, находящиеся на стороне одного соучастника, должны вменяться и остальным соучастникам, если они были известны им1.

Нет единства мнений и по поводу правовой природы квалифицирующих (отягчающих) обстоятельств, относящихся к личности виновного и их соотношения со смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Данным вопросам посвящена обширная юридическая литература2.

Рассматриваемый вопрос по-разному решен и в уголовном законодательстве зарубежных государств. Например, в ст. 26 УК Швейцарии (личные отношения), говорится что «особые личные отношения, свойства и обстоятельства, которые повышают, смягчают или исключают наказание, учитываются при назначении наказания только применительно к исполнителю, подстрекателю или пособнику, которых они характеризуют»3.

Об особых личных признаках говорится и в ст. 28 УК Германии, согласно которому «если особые личные признаки, указанные в законе, которые обосновывают наказуемость исполнителя, отсутствуют у соучастника (подстрекателя или пособника), то наказание им должно быть смягчено по правилам, отмеченным в том же законе. Если закон устанавливает, что особые личные признаки отягчают наказание, смягчают или исключают его, то это положение применимо только к участнику (исполнителю или соучастнику), у которого эти признаки имеются»4.

1 Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М.: «Юр.лит.», 1957. - С.286; Ковалев МИ. Соучастие по советскому уголовному праву. В 2-х частях. - Свердловск, 1962. — С.161.

2 Кругликов Л.Л., Савинов В.Н. Квалифицирующие обстоятельства: понятие, виды, влияние на квалификацию преступлений: Учебное пособие. - Ярославль, 1989; Кругликов Л.Л. Смягчающие и отяг чающие ответственность обстоятельства в уголовном праве. — Во ронеж, 1985.

3 Уголовный кодекс Швейиарии/Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. — М.: Изд-во «Зерцало», 2000. - СП.

4 Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии): Сборник законодательных актов. — М.: Изд-во «Зерцало», 1999. - С.58.

358

В ст. 65 УК Японии говорится, что, «если лицо совместно действует в преступлении, состав которого должен быть обусловлен личным положением преступника, то это лицо признается соучастником, даже если оно не имеет такого личного положения.

Если тяжесть наказания зависит в особенности от личного положения, то тому, кто не имеет этого личного положения, назначается обыкновенное наказание»'.

В новом УК Армении (ч. 6 ст. 39) также предлагается определенное решение данного вопроса. В соответствии с данной нормой, «соучастники подлежат ответственности за то квалифицирующее обстоятельство преступления, которое охватывалось их умыслом». Это означает, что любое обстоятельство (объективного или субъективного характера) всегда должно вменяться соучастникам. Для этого достаточно осознания данного обстоятельства2. В соответствии с этим правилом, если соучастник оказывает содействие лицу в совершении кражи, ранее судимым за хищение собственности и осознает это обстоятельство, то его действия следует квалифицировать за соучастие в совершении не простой, а неоднократной кражи.

Представляется, что такая позиция необоснованна и не вытекает из современной уголовно-правовой доктрины уголовного права по данному вопросу. Обстоятельства, которые характеризуют только личность исполнителя и не отражены в основном составе преступления, не должны вменяться в вину других соучастников. Возведение соответствующего признака (характеризующего исключительно исполнителя преступления) в ранг квалифицирующего обстоятельства не может создавать дополнительных оснований ответственности соучастников в таких ситуациях. Лицо, совершившее преступление в соучастии, несет уголовную ответственность не за участие в чужом деянии, и не за поведение исполнителя (например, прошлая антисоциальная деятельность последнего), а за собственное деяние, в совместном преступлении, в соответствии с которым определяется мера его ответственности и наказания. Ранее отмечалось, что «участие в одном и том же преступлении» не означает единства со-

1 Там же. - С.344.

2 Григорян М.В. Учение о преступлении в уголовном праве. — Ере ван: Изд-во «ЗАНГАК», 2001. - С.297.

359

ставов в действиях каждого соучастника и, соответственно, единой квалификации содеянного каждым из них.

Единая ответственность выражается в совершении материальной однородности преступления, за который отвечает каждый из соучастников.

Судебная практика также подтверждает состоятельность приведенных доводов. Например, в некоторых постановлениях Пленума Верховного суда обращается внимание на то обстоятельство, что «при квалификации действий соучастников преступления не должны учитываться такие обстоятельства, которые характеризуют личность других соучастников деяния (неоднократность, прошлая судимость)*1.

Так, в УК Российской Федерации данный вопрос частично решен в рамках назначения наказания соучастникам. В ч. 2 ст. 67 УК сформулировано правило о том, что «Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику». Правильнее было бы указать и на квалифицирующие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываемых при квалификации преступления.

Таким образом, мнение ученых об уголовно-правовой природе обстоятельств, относящихся к личности виновного и их влиянии на ответственность соучастников в совместном преступлении существенно расходятся. С учетом принципиальной важности данной проблемы для обоснования вопросов уголовной ответственности соучастников преступления, было бы правильным урегулирование данного вопроса на законодательном уровне.

Такая попытка, как отмечалось, предпринята в уголовном законодательстве России и Армении. Однако соответствующие нормы требуют серьезных уточнений и дополнений.

Разумеется, что вносить каждый вопрос уголовного права на повестку законодательного обсуждения нет необходимости и неправильно это делать. Однако, на наш взгляд, все, что непосредственно связано с определением оснований, пределов и объема уголовной

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ. - М.: «Экзамен», 2002. - С.535.

360

ответственности и условий ее наступления, должно быть в максимальной степени отражено в уголовном законе. Это достаточно тяжелая, но вполне реализуемая задача. Основополагающие вопросы уголовной ответственности не должны оставаться вне рамок уголовного закона. Это, как свидетельствует судебная и следственная практика, ведет к произволу в процессе применения уголовно-правовых норм и не способствует эффективной реализации принципов законности, вины и справедливости.

Принцип законности означает, в частности, что уголовная ответственность должна наступать в точном соответствии с действующим законом. Применение уголовного закона по аналогии, что иногда допускается на практике, недопустимо.

Рассмотрим влияние свойств личности специального субъекта на ответственность соучастников в преступлениях со специальным составом.

Для освещения данной проблемы необходимо обратиться к уголовно-правовому значению признаков специального субъекта преступления и свойств личности данного субъекта. При исследовании проблемы специальных признаков и в целом понятия специального субъекта, было обосновано, что значение этих признаков различно.

I. Основное назначение признаков, относящихся к специальному субъекту, состоит в их учете в основных составах преступлений со специальным составом, определяющих содержание преступного посягательства на специальные объекты, т.е. в обосновании уголовной ответственности. Данная позиция, которой мы придерживаемся, основывается на превалирующей в науке точки зрения, согласно которой качества субъекта преступления определены социальными свойствами субъекта охраняемого законом общественного отношения1.

Субъект специальных отношений должен быть наделен такими признаками и качествами, которые позволяют ему выполнить возложенные на него социально-полезные функции. Именно нарушение этих функций (специального порядка поведения) определяет характер и степень общественной опасности содеянного. Благодаря

1 Калякин Д.В. Субъект воинского преступления: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — М., 1994. - С.10; Таций В.Я. Ответственность за хозяйственные преступления. Объект и система. - Харьков, 1984. - С.108.

361

наличию таких признаков (свойств) субъект имеет возможность и способность отступить от установленного порядка и причинить вред соответствующим объектам или создать угрозу причинения. Тем самым, являясь элементом, конструктивным признаком состава преступления, признаки специального субъекта определяют саму суть соответствующего поведения, как общественно опасного деяния, предусмотренного в законе в качестве преступления.

По этим признакам происходит ограничение круга лиц, могущих нести ответственность за исполнительство или соисполнительство в преступлении со специальным составом. Лица, не наделенные признаками специального субъекта (специальными правами и обязанностями), не могут допустить нарушение специального порядка поведения. В противном случае каждый субъект мог бы считаться участником любых специальных отношений, без какого-либо порядка их включения в сферу данных отношений, что исключается. Поэтому в тех случаях, когда объективную сторону преступления со специальным составом может выполнить неспециальный субъект, признание его исполнителем (соисполнителем) данного преступления означало бы то, что он также признается субъектом специальных отношений.

При исследовании проблем специального субъекта преступления, нами был рассмотрен вопрос о способах выделения в уголовном законодательстве составов преступлений с такими субъектами. Соответствующие аналитические сведения позволили сделать вывод о том, что признаки специального субъекта преступления могут содержаться в описательных, бланкетных и простых диспозициях. Были выделены способы обозначения признаков специального субъекта. Однако, как отмечалось, не всегда из конструкции состава преступления можно определить, кто может быть субъектом данного преступления.

В этой связи важное значение имеет ранее сделанный вывод о том, что если закон предусматривает ответственность за нарушение специальных обязанностей, субъектом преступления может быть только специальный субъект.

Таким образом, дополнительные признаки субъекта преступления, характеризующие его как участника специальных отношений, обусловлены свойствами данных отношений, которым в результате преступления причиняется или может быть причинен общественно опасный вред. Наличие признаков специального субъекта преступ-

362

ления и их закрепление в основном составе характеризуют соответствующее деяние как преступление со специальным составом. В основном составе данные признаки определяют общественную опасность, виновность и наказуемость (уголовную противоправность) деяния, совершаемого специальным субъектом. Иначе говоря, признаки, характеризующие специального субъекта наряду с другими элементами, образуют основание уголовной ответственности за совершенное им деяние.

Выделенные в основном составе преступления специальные признаки определяют (ограничивают) круг субъектов, могущих нести ответственность за данное преступление в качестве исполнителей (соисполнителей).

Следовательно, наличие данных признаков влияет и на ответственность соучастников - лиц, не наделенных специальными признаками. Это влияние, как отмечалось, должно быть определено в уголовном законе, в соответствии с которым, такие соучастники в преступлениях со специальным составом несут ответственность за участие в данном преступлении в качестве организатора, подстрекателя или пособника.

2. Признаки специального субъекта используются законодателем и на уровне квалифицирующих обстоятельств. Как в старом, так и в новом уголовном законодательстве России и Армении вопрос о квалифицирующих обстоятельствах в законе учитывается только в рамках назначения наказания, в том числе за преступление, совершенное в соучастии. Вопрос о правилах квалификации преступлений с квалифицирующими обстоятельствами в законе не отражен. Обстоятельства, учтенные законодателем на уровне квалифицирующих, существенно влияют на общественную опасность вида преступления, определяют объем наказания (вид и размер). «Квалифицирующим должно признаваться такое обстоятельство, которое свидетельствует о значительном изменении (при его наличии) степени общественной опасности деяний определенного вида»1. На наш взгляд эти обстоятельства должны характеризовать преступление или одновременно преступление и личность виновного. Обстоятельства, относящиеся только к личности виновного, включая

1 Кругяиков Л.Л., Савинов Б.Н. Указ. соч. - С.29.

363

ее общественную опасность, но не проявляющиеся в деянии не должны признаваться квалифицирующими1.

Признаки специального субъекта, имеющие квалифицирующее значение в преступлениях, совершаемых специальными субъектами, в действующем законодательстве используются в различных качествах.

Одним из распространенных признаков специального субъекта, учтенным законодателем в качестве квалифицирующего обстоятельства в таких преступлениях, является служебное положение субъекта, если оно было использовано в процессе совершения преступления.

Совершение преступления с использованием своего служебного положения свидетельствует о повышенной степени общественной опасности содеянного, в особенности, когда оно совершается в соучастии. Данный квалифицирующий признак в УК РФ и новом УК РА приведен во многих составах.

Анализ таких преступлений показывает, что использование служебного положения в качестве квалифицирующего признака, как правило, указывается в тех нормах, в которых основные составы относятся к числу преступлений с общим субъектом. Однако имеются и такие составы, в которых использование своего служебного положения законодателем предусмотрено в качестве одного из конструктивных признаков состава преступления. Например, воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участие в нем (ст. 149 УК РФ, ст. 165 УК РА) возможно должностным лицом с использованием своего служебного положения либо с применением насилия или угрозой его применения.

Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ, ст. 189 УК РА) возможно только должностным лицом с использованием своего служебного положения и др.

Во всех приведенных случаях совершение преступления с использованием своего служебного положения свидетельствует об общественной опасности содеянного, является элементом состава преступления, поэтому должно вменяться всем соучастникам если, конечно, эти лица сознавали данное обстоятельство.

1 Ткаченко В.И. Принцип равной уголовной ответственности // Советская юстиция. - 1989. — № 12.

364

Г. был осужден за пособничество в получении взятки, связанной с вымогательством. Судебная коллегия Верховного Суда СССР отметила отсутствие в деле доказательств того, что Г. было известно о вымогательстве взятки исполнителем, и на этом основании приговор изменила, переквалифицировав действия Г. по статье о пособничестве в получении взятки без отягчающих обстоятельств. При этом коллегия указала, что «квалифицирующие обстоятельства, отягчающие преступление, о которых не было известно пособнику, не могут быть вменены ему в ответственность»1.

3. Другим признаком субъекта является его прошлая антиобщественная деятельность — судимость.

Анализ соответствующих составов преступлений свидетельствует о том, что данный признак в уголовном законе используется в различных качествах.

В одних случаях судимость учитывается в качестве самостоятельного признака, отягчающего ответственность виновного. В этих ситуациях данный признак характеризует исключительно социальную опасность личности виновного и поэтому, по нашему мнению, не может быть вменен отдельным соучастникам. При таком способе учета данного признака в качестве средства дифференциации ответственности, судимость лишь характеризует личность виновного и поэтому в достаточной степени учитывается при индивидуализации наказания виновному, наделенному данным признаком.

Признак судимости также учитывается в качестве отягчающего обстоятельства некоторых преступлений. Например, в ст. Ill и 112 УК РФ на уровне отягчающего обстоятельства установлена ответственность тех лиц, которые ранее совершили умышленное убийство (ч. 3 п. «в» ст. Ill) или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью либо умышленное убийство (ч. 2 п. «ж» ст. 112 УК). В ч. 2 ст. 123 говорится о незаконном производстве аборта, совершенным лицом, ранее судимым за такое преступление. В ч. 2 п. «а* ст. 131 УК РФ (ст. 140 УК РА) говорится о совершении изнасилования лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера. Прошлая антиобщественная деятельность (судимость) в качестве отягчающего обстоятельства учитывается и в других составах преступлений, предусмотренных в УК РФ и РА.

Бюллетень Верховного Суда СССР. - 1979. - № 2. - С.22.

365

Данное обстоятельство должно вменяться только тому лицу, которое имело прошлую судимость.

Соучастники в преступлении лица, имеющего прошлую судимость, могут нести ответственность и за соисполнительство.

Примечательно то обстоятельство, что в УК РФ и в новом УК РА данный признак, в отличие от ранее действовавшего уголовного законодательства, не учитывается в качестве конструктивного признака какого-либо состава преступления.

В юридической литературе высказывается мнение о том, что от квалифицирующих признаков «судимость» и «служебное положение» нужно отказаться.

На наш взгляд, эти обстоятельства характеризуют не только личность виновного, но и в зависимости от уровня их законодательного учета, могут отражаться в содеянном, повышая его общественную опасность.

Судимость не относится к числу признаков специального субъекта, так как, по нашему мнению, лишь те признаки (свойства) характеризуют специального субъекта, которые дают ему возможность и способность совершить преступление, направленное именно на специальные объекты. Причем, эти признаки обусловлены качествами объекта посягательства. Прежняя судимость не может считаться таким признаком, поскольку она никак не может проявляться в преступлениях, направленных на те или иные специальные объекты. Данный признак может определять преступность или непреступность деяний с общим составом, если законодателем он включен в число обязательных признаков состава преступления.

Уголовно-правовое значение признака судимости в зависимости от того, на каком уровне она учтена в конкретной уголовно-правовой норме: в качестве признака основного состава преступления или же квалифицирующего обстоятельства, определяется по-разному. В первом случае этот признак влияет на ответственность всех соучастников.

Таким образом, проблема квалифицирующих и привилегирую-щих обстоятельств, в том числе связанных со свойствами личности виновного, достаточно сложна и дискуссионна.

Обобщая основные точки зрения по данному вопросу (применительно к свойствам личности виновного), следует прийти к следующим выводам.

366

1. Признаки (свойства) личности виновного в уголовном законе имеют различное уголовно-правовое значение.

В одних случаях они характеризуют общественно опасное деяние как преступление, в других одновременно преступление и личность виновного. Наконец, данные обстоятельства могут относиться исключительно к личности виновного и не быть связанными с содеянным.

При решении вопроса о квалификации действий виновного учитываются первые два значения данных признаков, так как в этих случаях они проявляются непосредственно в преступлении, могут свидетельствовать о существенном изменении степени общественной опасности преступления и, следовательно, в соответствующих уголовно-правовых нормах могут отражаться в качестве основных (обязательных) признаков состава преступления или же квалифицирующих или привилегированных обстоятельств. При этом важное значение имеет то обстоятельство, что для уголовной ответственности и квалификации преступления имеют значение лишь те свойства личности виновного, которые в той или иной степени и форме связаны с преступлением. В противном случае, как отмечается в юридической литературе, «ответственность за преступление зависела бы от свойств личности, что противоречит основе уголовного права - ответственности лишь за поступки, деяния и в пределах этого деяния*1.

Признаки, характеризующие только личность виновного, имеют иное уголовно-правовое значение: они учитываются при индивидуализации и назначении наказания.

2. Вопрос об ответственности соучастников в преступлении со специальным составом должен решаться с учетом того, что призна ки специального субъекта преступления, независимо от того, явля ются ли они конструктивным элементом основного состава или же предусмотрены в качестве квалифицирующих либо привилегиро ванных обстоятельств, должны вменяться всем соучастникам, при нимавшим участие в совершении данного преступления. При этом каждый из них должен осознавать данные признаки.

1 Леашевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. — М.: Изд-во «НОРМА», 2000. - С.269.

367

3. Если уголовный закон в конкретной статье Особенной части УК устанавливает ответственность лица, наделенного признаками специального субъекта, за посягательство на общий объект, то соучастники в данном преступлении могут нести ответственность не только за организацию, подстрекательство или пособничество, но и соисполнительство. Ответственность соучастников, не обладающих признаками специального субъекта за соисполнительство исключается только в тех случаях, когда они принимают участие в совершении преступления со специальным составом.

Именно в этом проявляется ограничение ответственности соучастников в преступлениях со специальным составом вообще и по свойствам личности виновного в частности.

Таким образом, на основании вышеизложенного и с учетом важности правового регулирования вопроса об основаниях уголовной ответственности соучастников в преступлениях со специальным составом, предлагаем в уголовное законодательство России и Армении вместо ч. 4 ст. 34 УК РФ (ч. 3 ст. 39 УК РА) включить отдельную норму со следующим содержанием:

«Статья — Ответственность соучастников в преступлениях со специальным составом» 1.

Лицо, не являющееся субъектом преступления со специаль ным составом, указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступле ния, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответствен ность за данное преступление в качестве его организатора, подстре кателя либо пособника. 2.

Если в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса установлена уголовная ответственность как специальных, так и общих субъектов за посягательство на специальный объект, то лицо, участвовавшее в совершении преступления, предусмотрен ного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное пре ступление в качестве организатора, подстрекателя, пособника либо соисполнителя. 3.

Если в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса установлена уголовная ответственность лица, наделенного признаками специального субъекта за посягательство на общий объект, то лицо, не наделенное признаками специального субъекта, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в

368

качестве организатора, подстрекателя, пособника либо соисполнителя.

4. Обстоятельства, относящиеся к характеристике субъекта преступления (исполнителя) со специальным составом, должны учитываться при квалификации содеянного всеми соучастниками».

Данная позиция основывается на приведенной нами концепции существования «преступлений со специальным составом», в которых не только субъект, но и остальные элементы состава специальные, а также составов, в которых только субъект преступления имеет специфику.

Приведенное качественно новое понятие специального субъекта преступления позволит четко определять допустимость тех или иных обстоятельств к числу признаков (свойств) данного субъекта, поскольку они должны быть обусловлены особенностями конкретного специального объекта и позволять субъекту совершить посягательство на тот же объект и нести за это ответственность в качестве исполнителя преступления.

Правильному решению вопроса об уголовной ответственности соучастников в таких преступлениях будет способствовать и ранее сделанное нами предложение о закреплении в уголовно-процессуальном кодексе обязательности доказывания признаков специального субъекта преступления как обстоятельства, подлежащего установлению по всем делам данной категории.

Тем самым однозначно и всесторонне решается вопрос об ответственности исполнителей преступления (специальных субъектов) и соучастников в таком преступлении.

Всякое совместное деяние специального и неспециального субъектов, непосредственно причиняющее вред интересам, регулируемым определенным порядком общих отношений, образует исполнение (соисполнение), без каких-либо ограничений, а всякое деяние данных субъектов, в том числе связанное с непосредственным причинением вреда объектам, регулируемыми специальными отношениями, может признаваться только соучастием в преступлении.

Законодательный вариант отмеченной нормы — это не новая редакция ч. 4 ст. 34 УК РФ (ч. 3 ст. 39 УК РА), а качественно новое решение проблемы ответственности соучастников в преступлениях со специальным составом.

Практическое значение предложенной нормы состоит в том, что она позволяет четко определить круг лиц, могущих нести ответст-

369

венность за соучастие в данном преступлении в качестве организатора, подстрекателя или пособника. Кроме того, ответственность соучастников четко ограничивается рамками специального состава преступления.

Наряду с этим выделены пределы и объем ответственности соучастников в преступлении, в составе которого только субъект специальный.

Отмеченная позиция может положить конец научным спорам по вопросу о квалификации соучастия в преступлениях со специальным составом по признаку группы лиц или группы лиц по предварительному сговору и другим вопросам, возникающим на практике.

На основе проведенного исследования перейдем к рассмотрению современных актуальных проблем квалификации соучастия в преступлениях со специальным составом.

370

<< | >>
Источник: Аветисян С.С.. Соучастие в преступлениях со специальным составом. Монография. - Москва-Юнити. - 459 с.. 2004

Еще по теме §4. Ограничения ответственности за соучастие в преступлении по свойствам личности специального субъекта:

  1. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  3. §2. Субъективные признаки дорожно-транспортных преступлений.
  4. 9.2. Понятие преступления
  5. §2. Отдельные вопросы квалификации преступлений против военной службы
  6. §1. Понятие и социально-правовая сущность соучастия в преступлении по Уголовным кодексам России и Армении
  7. §4. Проблема взаимосвязи соучастников с исполнителем, как элементом состава преступления
  8. §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления
  9. §3. Теоретическое исследование специального субъекта преступления
  10. §4. Проблема ненадлежащего специального субъекта преступления
  11. Нарушение специальных правил поведения как общий признак преступления со специальным составом
  12. §1. Правовые основания ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом
  13. §2 Ограничения ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом по объекту
  14. §4. Ограничения ответственности за соучастие в преступлении по свойствам личности специального субъекта
  15. §5. Соучастие в преступлениях с ненадлежащим специальным субъектом
  16. Глава 2. Криминальный субъект с позиций криминологии и Концепции национальной безопасности России.
  17. 9.2. Понятие преступления
  18. § 4. Налогоплательщик как субъект преступления
  19. ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  20. § 2. Оперативно-розыскная характеристика преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -