<<
>>

Судебная практика преступлений, совершенных в состоянии аффекта

Психология определяет несколько видов аффекта: страх, ужас, гнев, ненависть, злоба, отчаяние, радость. Аффекты страха и ужаса относятся, как правило, к оборонительным реакциям и, если под их влиянием совершаются определенные действия, то они должны полностью подпадать под признаки ст. 37 УК РФ (необходимая оборона), соответственно принимая во внимание обстоятельства, которые повлияли на возникновение аффекта.

Основные отличительные черты, которые позволяют разграничить при большом количестве общих признаков рассматриваемые составы преступления, сводятся к следующему.

Основным разграничительным критерием можно назвать цель, т.е. достижение того результата, к которому стремится лицо. Пленум Верховного Суда СССР в вышеуказанном постановлении рекомендует судам отграничивать данные составы (ст.ст.

107, 113 и ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ), имея в виду, что для преступлений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, характерно причинение вреда потерпевшему не с целью защиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны».1 Это означает, что для ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК характерна цель защиты от посягательства в момент его совершения. Для ст.ст. 107, 113 УК РФ целью является прекращение действий, совершаемых лицом, описанных в диспозициях вышеуказанных статей, а именно наличия, издевательств, тяжких оскорблений со стороны потерпевшего, а также ликвидация длительной психотравмирующей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Психологи называют эти действия отрицательным раздражителем. Целью является устранение данного отрицательного раздражителя, который и явился поводом для возникновения аффекта.

Отличительным признаком данных составов признается и мотив совершения преступления. Для ст.ст. 108 ч. 1, 114 ч. 1 УК РФ доминирующим является мотив защиты от посягательства, а для ст.ст. 107, 113 УК РФ мотивы могут быть различными (месть, ревность и пр.).

Приговором Ставропольского краевого суда гражданин Ш.был осужден по ч. 1 ст. 107, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 107 УК РФ. Придя в дом к гражданину Д., осужденный гражданин Ш.увидел там разобранный диван с двумя подушками на нем, рядом с которым находились его жена в халате, державшая в руках свои плавки, и гражданин Д., который был в одних плавках. Увидев это, гражданин Ш.ударом ножа стал наносить удары гражданину Д., а затем и своей жене. Комплексная судебно-медицинская экспертиза установила, что увиденное осужденным привело его в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, под воздействием

которого он и наносил удары ножом.1 В данном случае мотивом преступления явилась ревность лица, которая и послужила поводом к его совершению.

В практике встречаются случаи, когда действия, начавшиеся в состоянии необходимой обороны, в том числе при превышении ее пределов, перерастают в преступления в состоянии аффекта. Данные действия необходимо квалифицировать следующим образом. Если одному и тому же лицу вначале причиняется вред, при превышении пределов необходимой обороны, предусмотренный ч.1 ст.114 УК РФ, а затем уже в состоянии аффекта причиняется смерть этому лицу (ст. 107 УК), то содеянное следует квалифицировать только по статье 107 УК, т.е. по окончательному результату. Если вред, независимо от его последствий, причиняется двум и более лицам, т.е. одному при аффекте, другому - при превышении пределов необходимой обороны, при перерастании одних действий в другие, о чем говорилось выше, то в данном случае эти действия необходимо квалифицировать по совокупности преступлений.

Гражданин JI.

был осужден Смоленским областным судом за убийство в состоянии аффекта граждан Л.и К. Потерпевшие Л.и К.встретили осужденного Л.и стали предъявлять ему претензии по поводу дачи показаний, уличающих брата одного из потерпевших в совершении кражи чужого имущества, за что потребовали от осужденного заплатить 2000 долларов США. На отказ осужденного Л.потерпевшие Л.и К.стали наносить ему удары по груди и лицу. Л.сумел вырваться и убежать. Тогда К. догнал его и под угрозой расправы назначил время для продолжения разговора вечером в 23 часа, на что осужденный согласился. Л.пошел на указанную встречу, при этом взяв с собой нож, опасаясь расправы. Потерпевшие Л.и К.подъехали на машине и, посадив в нее Л., вновь стали избивать его. В это время подбежала мать осужденного Л.и стала просить отпустить сына.

К.стал кричать на нее, оскорблять нецензурно, сломав ей палец руки, а затем ударил ее кулаком по лицу. Во время избиения осужденный Л.стал наносить ножом удары Л и К. Потерпевший К.выбежал из машины, но Л.догнал его и ударил ножом в грудь. От полученных ранений Л.и К.скончались.1

Данные действия следует квалифицировать по совокупности по совокупности статей ч. 1 ст. 108 и ст. 107 УК РФ. Потерпевший К.выбежал из машины, чтобы убежать, но осужденный Л., находясь в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевших по отношению к нему и его матери, своими действиями причинил смерть К., которые обоснованно были квалифицированы по ст. 107 УК РФ. Потерпевшему Л.был причинен вред непосредственно в момент его преступных посягательств в отношении осужденного Л., но средства защиты были последним превышены и потому данные действия следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Ошибки в квалификации рассматриваемых составов преступления, как правило, связаны с тем, что поводом для совершения преступлений, предусмотренных как ст.ст. 107, 113, так и ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 служит насилие со стороны потерпевшего, которое может быть физическим - конкретные действия: нанесение ударов, побои, причинение вреда здоровью различной степени тяжести и пр., и психическим, например, - угроза совершить изнасилование. Легче решается этот вопрос, когда поводом для совершения преступления выступают иные случаи противоправного поведения потерпевшего, предусмотренные ст. 107, 113 УК РФ: издевательство, тяжкое оскорбление, длительная психотравмирующая ситуация - они не связаны с конкретными физическими действиями, а только могут влиять лишь на психику лица. К иным противоправным действиям можно отнести, например, шантаж, клевету, невозвращение долга. Эти действия не направлены на конкретное физическое воздействие;

они совершаются как бы косвенно по отношению к лицу, но непосредственно относятся к нему и направлены против этого лица, что, в свою очередь, и приводит в определенных случаях к аффекту и совершению преступных действий.

Необходимым условием для квалификации по ст.ст. 107, 113 УК РФ является внезапность возникновения аффекта, т.е. его возникновение немедленно и неожиданно для самого лица, т.е., как правило, не должно быть разрыва во времени между противоправными действиями лица и совершенным преступлением, либо этот разрыв должен быть минимальным. Но встречаются случаи, когда аффект и вслед за ним преступление возникали через какой-то отрезок времени. Это возможно тогда, когда лицу через определенное время становится известно о противоправном поведении или когда он осознает его значимость либо в случаях длительной психотравмирующей ситуации.

Данные обстоятельства устанавливаются судом и соответственно вопросы с квалификацией не возникают.

Что же касается такого признака, как насилие со стороны потерпевшего, то здесь необходимо точно установить мотив и цель субъективной стороны состава преступления.

Проанализируем уголовное дело, рассмотренное Никифоровским районным судом Тамбовской области, по которому гр. Сивохин был осужден за причинение тяжкого телесного повреждения Каширскому В., совершенное в состоянии аффекта. Обстоятельства дела таковы. Престарелый Сивохин, увидев братьев Каширских, Василия и Владимира, с лошадью решил попросить Василия вспахать ему огород, на что тот согласился за вознаграждение. Когда Сивохин пришел с бутылкой водки в дом Каширских, Владимир в состоянии алкогольного опьянения беспрестанно, из хулиганских побуждений стал к нему придираться, оскорблять нецензурно, а затем избил руками и ногами. Повалив Сивохина на пол, он сел на него, коленом ударил по лицу, ручкой кухонного ножа - по

голове, вырвал клок волос, приставил нож к горлу и угрожал расправой. Затем Владимир, приставив нож к спине Сивохина, повел его к выходу из дома. Последний, опасаясь за свою жизнь, выбил из его рук нож и нанес им Владимиру два ранения, после чего убежал и о случившемся заявил в милицию. Каширскому Владимиру были причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент причинения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя судебное решение, указала следующее: Суд фактически установил, что действия 66-летнего Сивохина были направлены на защиту своей жизни и здоровья, но дал им неправильную правовую оценку. Сивохин, защищая свою жизнь и здоровье от нападения Каширского, сопряженного с насилием и с непосредственной угрозой применения насилия, находился и действовал в состоянии необходимой обороны и ее пределов не превысил. А поэтому действия Сивохина следует признать правомерными, дело в отношении него прекратить за отсутствием в его деянии состава преступления.1

Одной из причин допускаемых ошибок при оценке психического состояния лица, по мнению По дольной Н., является отождествление понятий физиологического аффекта и внезапно возникшего сильного душевного волнения. Автор считает, что физиологический аффект - это медицинская категория, а сильное душевное волнение - юридическое понятие, включающее в себя констатацию психического состояния и анализ ситуации и поэтому как таковое оценивается только правоохранительными органами. Данная точка зрения не лишена смысла.

Лицо, находящееся под влиянием осуществляемого против него общественно опасного посягательства, не может спокойно реагировать на происходящее, Люди имеют различные типы нервных систем и, соответственно, они по-разному оценивают одну и ту же обстановку. Одни

ее оценивают мгновенно, другие - спустя короткий промежуток времени, у третьих - через определенный промежуток времени.. Но во всех случаях психика человека выводится из-под самоконтроля. И если в данном состоянии, независимо от вышеуказанной стадии возникновения, способность человека осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими в большей степени понижена, может идти речь о физиологическом аффекте. В тех случаях, если в действиях лица усматривается превышение пределов необходимой обороны, что в свою очередь приводит к привлечению данного лица к уголовной ответственности, необходимо назначать судебно- психологическую экспертизу, которая и должна будет установить у этого лица наличие или отсутствие в момент совершения оборонительных действий физиологического аффекта. Суд, в свою очередь, анализируя всю обстановку происшествия и обстоятельства, которые повлияли на возникновение у лица данного состояния (это может быть время суток, количество посягавших, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место посягательства и пр.) с учетом заключения судебно-психологической экспертизы определяет, находилось ли лицо в состоянии сильного душевного волнения или нет. В этом случае сам факт физиологического аффекта входит составной частью в понятие внезапно возникшего сильного душевного волнения, которое определяется судом в совокупности с другими обстоятельствами дела.

Необходимо определить, что внезапно возникшее сильное душевное волнение понятие более широкое, чем физиологический аффект, поскольку включает в себя анализ ситуации, которая и приводит к физиологическому аффекту.

Проанализируем дело Малявкина, осужденного Новоуренгойским городским народным судом Ямало-Ненецкого автономного округа по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее

смерть потерпевшего). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия осужденного с ч. 2 ст. 108 на ст. 110 УК РСФСР (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения).

Обстоятельства дела следующие. На Малявкина, при выходе из комнаты в коридор общежития, внезапно напал Чернышев, который нанес два удара бутылкой по голове Малявкину, в результате чего у последнего из раны на голове пошла кровь. В ответ на действия Чернышева Малявкин, защищаясь, стал избивать последнего. В результате действий Малявкина Чернышеву были при чинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть. По заключению экспертов, проводивших амбулаторную комиссионную судебно-психиатрическую экспертизу по отношению к содеянному, было признано, что в действиях Малявкина была налицо аффектная реакция, реакция защиты при нападении Чернышева.1

Как видно из материалов дела, Малявкин наносил удары Чернышеву в момент совершения последним преступного посягательства. Кроме этого у Чернышева в руках находилось орудие совершения преступления. Находясь в состоянии аффекта, Малявкин в полной мере не мог оценивать ситуацию относительно окончания преступных действий Чернышева и не мог, в таком состоянии, полностью контролировать свои действия и степень физического воздействия на Чернышева. Вопрос о том, находился ли Малявкин в состоянии необходимой обороны, судом не рассматривался. Остается лишь гадать - почему? Думается, что ответ на этот вопрос заключается в следующем. В уголовном кодексе лишь в двух статьях - 107 и 113 - непосредственно в диспозициях указано на совершение преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Если экспертиза устанавливает наличие у подсудимого эффектной реакции на

противоправные действия потерпевшего, то суд, в первую очередь, рассматривает вопрос квалификации именно по ст. 107 или 113 УК РФ, тем более в их диспозициях содержится положение о том, что данная реакция возникает как ответная на противоправные действия потерпевшего либо насилие последнего. И совершенно не принимается во внимание мотив и цель действия подсудимого. А ведь в практике нередки случаи, когда лицо причиняет вред другому лицу в состоянии аффектной реакции на противоправные действия последнего. Ответ здесь, думается, заключается в том, что в нормах о необходимой обороне не предусмотрено положение о психическом состоянии лица, действия которого явились ответной реакцией на противоправные действия другого лица. Поэтому судом в большинстве случаев квалифицируют подобные действия по ст.ст. 107, 113 УК РФ, тогда как данные действия требуют рассмотрения по ст. 37 УК, либо статьям, предусматривающим ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

Если судом будет установлено, что лицо, осуществляя оборонительные действия, превысило пределы необходимой обороны в результате внезапно возникшего сильного душевного волнения, то данное лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности. В связи с этим в уголовное законодательство РФ в норму о необходимой обороне следует внести дополнение. Думается, эта норма должна звучать следующим образом:

«Лицо не подлежит уголовной ответственности, вследствие отсутствия вины, за превышение пределов необходимой обороны, если будет установлено, что это лицо превысило пределы необходимой обороны в результате внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного страхом, испугом либо другой оборонительной реакцией на общественно опасное посягательство с учетом всех обстоятельств, которые повлияли на возникновение такого состояния».

Включив подобную норму в уголовный закон, законодатель тем самым урегулирует вопрос разграничения преступлений, совершенных в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны.

В этом случае следственные и судебные органы будут избавлены от возможности самостоятельного толкования по делам данной категории существующих в теории уголовного права правил квалификации преступлений, согласно которым при расследовании преступления и определения его квалификации предпочтение отдается той норме Уголовного кодекса, которая более полно характеризует признаки состава данного преступления.

Если обратиться к опыту зарубежного законодательства по этому вопросу, то можно обнаружить, что во многих странах Восточной, Западной, Центральной Европы данный вопрос уже решен и решен в пользу обороняющегося лица.

Так, согласно п. 3 ст. 14 УК Литвы «не влечет уголовной ответственности действие, совершенное с превышением пределов необходимой обороны вследствие большого замешательства или сильного испуга, вызванного посягательством.1

УК Польши в ч. 3 ст. 25 определил, что «Суд отказывается от назначения наказания, если превышение пределов необходимой обороны произошло вследствие страха или возбуждения, вызванного обстоятельствами посягательства»

В Уголовном кодексе Румынии отражено, что «Если же страх или оправданное душевное волнение не мешают полностью, но препятствуют осознанию необходимых пределов обороны, суд может неограниченно смягчить наказание, т.е. избрать наказание ниже того минимального предела, который установлен в соответствующей статье УК» (п. 3 параграф

29), а в случаях, «если в процессе предотвращения посягательства состояние страха или оправданного душевного волнения лишает обороняющегося возможности осознать пределы необходимой обороны, он не подлежит наказанию» (п. 2 параграф 29).

Аналогичное положение закреплено в ч. 3 ст. 44 Уголовного кодекса Румынии 1978 г. в редакции 1999 г., а также в ч. 3 ст. 12 Уголовного кодекса Болгарии 1968 г. в редакции 1998 г. УК ФРГ, в параграфе 33 говорится о том, что «если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию».

Уголовный кодекс Швейцарии в ч. 2 ст. 33 предусмотрел, что, «если обороняющийся превышает пределы необходимой обороны вследствие извинительного волнения или замешательства, вызванного посягательством, то он не наказывается». Данный вопрос в уголовно-правовой практике Франции решается следующим образом. В 1959 г. Кассационный Суд в своем решении записал: «Законодательная презумпция... не имеет абсолютного и неопровержимого характера и может пошатнуться перед

Л

доказательством обратного».

M.-J1. Росса видит здесь привилегированные случаи правомерной защиты: «Учитывая особые обстоятельства, в которых лицо подвергалось нападению, нужно признать, что оно не имело возможности спокойно и трезво выбрать соответствующий вид защиты. Следовательно, защита признается правомерной даже в случае непропорциональности отпора»

Судебная практика учитывает эти привилегированные случаи и рассматривает их как совершенные в состоянии правомерной зашиты, хотя законодательного закрепления в уголовном кодексе Франции этот вопрос не получил.

Думается, что российскому законодателю следует учесть опыт уголовного законодательства вышеуказанных зарубежных стран по рассматриваемому вопросу, так как психическое состояние лица, подвергшегося посягательству и находившегося в состоянии необходимой обороны, нельзя оставить без внимания и неурегулирования этого вопроса в уголовном законе.

<< | >>
Источник: Фомин Михаил Анатольевич. Проблемы совершенствования института необходимой обороны в уголовном праве России [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 .-М.: РГБ. 2003

Еще по теме Судебная практика преступлений, совершенных в состоянии аффекта:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -