<<
>>

§ 1. Понятие и система преступлений посягающих на служебную деятельность и личность представителей исполнительной власти

Глава 32 УК РФ 1996 года называется «Преступления против порядка управления». Группа указанных в главе 32 раздела X Особенной части УК РФ преступлений включает в себя некоторые составы, характеризующиеся особой актуальностью и значимостью на сегодняшний день.

Среди преступлений против порядка управления есть такие, которые представляют опасность не только возможностью нарушения отношений в сфере управления, но угрозой жизни или причинением вреда здоровью, унижением чести и достоинства субъектов управленческой деятельности, а также подрыва авторитета органов управления. Нередко возникают проблемы, связанные с теоретической характеристикой данных преступлений. У субъектов правоприменительной деятельности часто возникают вопросы при квалификации рассматриваемых преступлений, что подтверждает наличие противоречий и неточностей в УК РФ, которые следует устранить.

В свете новаций уголовного закона России возникает необходимость рассмотрения преступлений против порядка управления на уровне уголовно-правового института. Кроме того, ставя вопрос о том, почему именно порядок управления, а не другие объекты уголовно-правовой охраны были закреплены в рамках данного института, особого внимания заслуживает исследование его как системного объекта правовой охраны.

Следует, отметит, что нормы о преступлениях против порядка управления были известны уголовному законодательству Российской империи уже в середине XIX в. Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. содержало специальный раздел четвертый - «О преступлениях и проступках против порядка управления» (ст. 283-355). Уголовное уложение 1903 г. структурно носило иной характер. В нем выделялось несколько глав о различных формах посягательств на порядок управления, но наиболее близкой к объекту данного исследования являлась глава VI (ст. 138-155). Она была посвящена неповиновению власти. В советское время преступления против порядка управления в системе Особенной части впервые появились в Уголовном кодексе 1922 г., который относил эти преступления к государственным. Уголовный кодекс 1926 г. в своей первоначальной редакции ответственность за преступления против порядка управления предусматривал в главе второй, куда наряду с преступлениями, предусмотренными Уголовном кодексом 1922 г., были включены и другие составы преступлений, ранее помещавшиеся в иных разделах Кодекса. Положением о преступлениях государственных 1927 г., включенным затем в Кодекс 1926 г., в целях разграничения компетенции Союза ССР и союзных республик структура Кодекса была изменена. В главе первой «Государственные преступления» наряду с разд. 1 «Контрреволюционные преступления» был выделен разд. 2 - «Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления», а глава вторая именовалась «Иные преступления против порядка управления».

Новая тенденция нашла отражение в структуре Уголовного ко-декса РСФСР 1960 г., в котором глава девятая именовалась «Пре-ступления против порядка управления». Дело в том, что круг пре-ступлений против порядка управления стал уже, поскольку в Кодексе была предусмотрена специальная глава восьмая «Преступления против правосудия». Впоследствии глава девятая Кодекса подвергалась многочисленным дополнениям и изменениям.

Однако, несмотря на выделение специальной главы о преступле-ниях против порядка управления, круг деяний, относимых законодателем к числу соответствующих преступлений, по УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. по-прежнему был неоднороден, и они существенно различались по объективным и субъективным признакам.

Следует согласиться с авторами, считающими, что увеличение к концу 90-х гг. более чем вдвое количества статей в гл. 9 по сравнению с первоначальной редакцией УК РСФСР 1960 г. явилось отражением общей тенденции развития уголовного законодательства советского периода, при которой глава о преступлениях против порядка управления играли «роль своеобразного запасника», в которой помещались нормы, не нашедшие себе прочного место . Постепенно уточнялся круг общественных отношений, которые следовало взять под уголовно-правовую охрану, в законодательство вносились соответствующие коррективы. От себя добавим, что и в действующем УК РФ 1996 года эта тенденция не совсем преодолена.

Справедливости ради следует отметить, что анализируя основные направления современной уголовно-правовой политики противодействия преступлениям, посягающим на установленный в Российской Федерации порядок управления, законодатель с принятием УК РФ 1996 года обеспечил принципиально новый подход к проблеме защиты интересов государства в этой сфере .

Указанная новизна определяется, прежде всего, тем, что в новом УК РФ предусмотрена дополнительная классификация норм Особенной части на разделы, в основе которой находится родовой объект преступных посягательств. Именно поэтому преступления против порядка управления были помещены законодателем в отдельной главе (гл. 32) в разделе «Преступления против государственной власти».

Одновременно с этим были декриминализированы такие общественно опасные посягательства как: организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок (ст. 190.3 УК РСФСР); сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка (ст. 191 УК РСФСР); сопротивление работнику милиции или народному дружиннику (ст. 191.1 УК РСФСР) и другие деяния.

Наряду с этим отечественное законодательство пополнилось новыми составами преступлений: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ); применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ) и др. Представляется вполне очевидным, что такие серьезные изменения уголовного законодательства требуют существенного пересмотра решения вопросов классификации этих преступлений .

Прежде, чем перейти к анализу состояния уголовно-правовой охраны служебной деятельности и личности представителя власти по действующему законодательству, следует отметить, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Помимо этих ветвей власти признается и гарантируется местное самоуправление (ст. 10-12 Конституции РФ) . Эффективная, отвечающая современным требованиям деятельность органов власти и местного самоуправления является залогом соблюдения прав и интересов граждан, успешного решения задач, стоящих перед обществом. Государство, наделяя своих представителей большими правами по сравнению с обычными гражданами, предъявляет к ним и более высокие требования, вплоть до привлечения в случаях нарушения законов к уголовной ответственности (см. гл. 30 УК РФ). При выполнении должностными лицами своих служебных обязанностей они обеспечиваются усиленной охраной, в том числе применением к лицам, препятствующим такой деятельности, суровых мер ответственности.

В настоящее время нормы, предусматривающие ответственность за нарушение нормальной деятельности органов власти и местного самоуправления, сосредоточены в гл. 32 УК РФ. Устанавливая суровые меры ответственности за преступления, посягающие на порядок управления, законодатель тем самым стремится обеспечить властным отношениям, складывающимся между управляющими субъектами (должностными лицами, органами управления) и управляемыми (гражданами и организациями), режим наибольшего благоприятствования в целях их нормальной реализации .

В принципе, вопрос о содержании понятия «порядок управления», что необходимо для определения пределов охраны данных правоотношений, - это вопрос об объекте главы 32 Особенной части УК РФ. В связи с этим следует отдельно отметить, что в науке уголовного права существуют разногласия относительно определения видового объекта, обозначенного в наименовании главы 32 УК

РФ, - порядка управления и, особенно, при разграничении его с объектами иных групп преступлений. В юридической литературе отмечается, что видовой объект служит основным, решающим критерием при построении Особенной части . Поленов Г.Ф. отмечал, что вопрос об «объекте преступлений против порядка управления приобретает принципиальное значение, поскольку он непосредственно связан с установлением сущности, специфики этой категории преступлений, с их отграничением от иных групп преступлений» .

Менынагин В.Д. определял порядок управления следующим об-разом: «Правильная деятельность советского государственного аппарата - органов управления или народного хозяйства» .

Сташис В.В. и Бажанов М.И. утверждали, что порядок управления - это «определенная группа общественных отношений, которая обеспечивает нормальную деятельность органов управления (госу-дарственных, общественных, кооперативных) при реализации ими задач коммунистического строительства» .

Поленов Г.Ф. полагал, что видовым объектом данной группы пре-ступлений «следует считать порядок управления, заключающийся в нормальном функционировании любых органов (государственных, общественных, кооперативных) управления, реализующих задачи коммунистического строительства» .

Рудый Н.К. полагает, что все указанные выше определения ви-дового объекта страдают некоторыми недостатками. Названный ученый отмечает, что, помимо бросающегося в глаза их несоответствия настоящим политико-экономическим реалиям, указанные определении не позволят провести разграничение между родовым и видовым объектами рассматриваемых деяний, ибо при любом виде толкования очевидна идентичность данных понятий.

По сути дела Н.К.Рудый разделяют позицию авторов, считающих, что под родовым объектом Раздела X УК РФ понимаются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование и легитимность государственной и муниципальной власти в целом, а также ее отдельных институтов и органов. Указанный автор же полагают, что видовой объект преступлений против порядка управления можно определить как отношения социального подчинения, обеспечивающие нормальную деятельность органов го-сударственной власти и местного самоуправления в процессе организации общественной жизни .

Думается, что настало время пересмотреть казалось бы устояв-шийся взгляды на видового объекта преступления против «порядок управления». Так, во многих определениях преступлений против порядка управления и их объекта присутствует понятие «государственного аппарата» (В.Д. Меныпагин, Г.Ф. Поленов), включающего в себя органы государственной власти и управления. Так, например, Г.А. Кригер и Б.М. Леонтьев считали объектом преступлений против порядка управления «правильную деятельность и авторитет государственного аппарата - органов государственной власти и государственного управления...» .

Мы полагаем, что словосочетание «органы государственной власти и управления» было характерно для советского периода развития общества, когда был реализован принцип «Вся власть Советам!» и органами государственной власти считались только Советы всех уровней - от сельского до Верховного, которые образовывали свои исполнительные комитеты (исполкомы), а Верховный Совет образовывал правительство - Совет Министров. Именно эти исполнительные органы (исполкомы, правительства), а также подчиненные им отделы, управления исполкомов, министерства и их подразделения, не признаваемые органами власти, получили наименование органов управления.

По существу, именно против нормальной деятельности органов управления в вышеуказанном понимании и было направлено боль-шинство преступлений против порядка управления, предусмотренных всеми предыдущими УК РСФСР. Так, например, сопротивление представителю власти (ст. 191 УК РСФСР 1960 г.), посягательство на жизнь работника милиции (ст. 191.2 УК РСФСР 1960 г.), оскорбление представителя власти (ст. 192 УК РСФСР) - это преступления, явно направленные против нормальной деятельности представителей органов государственного управления.

Если взять для примера нарушение правил въезда или проживания в пограничной полосе или пограничной зоне (ст. 197 УК РСФСР 1960 г.), то эти нарушаемые правила оказываются установленными соответствующими органами государственного управления и т. д. В этом смысле наименование «преступления против порядка управления» в предыдущих советских УК было вполне логичным, учитывая, что в то же время существовала глава о преступлениях против правосудия, т. е. против нормальной деятельности судов как иных государственных органов, не относящихся к органам государственного управления.

Как уже было сказано, в настоящее время в России провозглашен принцип разделения властей (ст. 10 Конституции РФ). Государственная власть отныне делится на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную. Те государственные органы, которые ранее назывались органами государственного управления, по современной терминологии называются органами исполнительной власти.

УК РФ 1996 г. в какой-то мере отразил новую реальность, свя-занную с принципом разделения властей. Так, раздел X УК РФ называется «Преступления против государственной власти». Одна из глав этого раздела (глава 31) посвящена преступлениям против правосудия, т. е. в сущности, против одной из ветвей государственной власти - судебной. Логично предположить, что должны существовать преступления и против иных ветвей власти. Таким образом, глава 32 УК РФ, по идее, должна быть посвящена преступлениям против исполнительной власти.

Таким образом, учитывая то обстоятельство, что преступления против порядка управления во всех предыдущих УК РСФСР, по существу, означали посягательства против нормальной деятельности органов государственного управления, к которым относились исполнительные комитеты Советов, министерства, их подразделения и органы, а по современной терминологии, основанной на принципе разделения властей, указанные органы называются органами исполнительной власти, полагаем целесообразным главу 32 УК РФ назвать «Преступления против исполнительной власти», тем более, что уже существует глава 31 УК РФ о преступлениях против судебной власти (правосудия), а обе главы входят в раздел X «Преступления против государственной власти», и, таким образом, в УК будут представлены преступления против различных ветвей государственной власти.

Само же понятие органов исполнительной власти наиболее об-стоятельно разрабатывается наукой административного права. При этом следует отметить, что современные административисты вовсе не отказываются и от понятия органов управления, включая их в понятие органов исполнительной власти.

Так, К.С. Вельский органы исполнительной власти делит на две группы: органы государственного управления, руководящие всеми отраслями социальной действительности и образуемые ими, но вы-деляемые в самостоятельную группу надзорно-контрольные или полицейские органы в широком смысле (органы внутренних дел, службы безопасности и т. д.). Особенностью полицейских органов он считает применение ими к третьим, не подчиненным по службе лицам, принудительных полномочий . Данное определение как нельзя лучше относится к понятию «представители власти», употребляемому в ст. 318 и 319 УК РФ.

Органы исполнительной власти в то же время нельзя понимать упрощено как органы, пассивно исполняющие законы. По мнению К.С. Вельского «органы исполнительной власти выступают не как пассивные исполнители законодательного или вышестоящего по вертикали органа, но как органы, обладающие властными полномочиями, предпринимающие управленческие действия по собственной инициативе, реагирующие посредством властных решений на перемены в управленческой ситуации» .

Разнообразны функции исполнительной власти. Среди них К.С. Вельский, в частности, называет, функцию охраны общественного порядка и обеспечения национальной (государственной) безопасности . Эти функции исполнительной власти также указываются в статьях главы 32 УК РФ. Так, ст. 317 УК РФ предусматривает ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность. Обеспечением национальной безопасности следует назвать охрану Государственной границы РФ (ст. 322 и 323 УК РФ).

В настоящее время федеральные органы исполнительной власти четко обозначены в Указе Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». К ним относятся Правительство РФ, федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства . Собственные органы исполнительной власти созданы в субъектах РФ.

Определяя видовой объект рассматриваемых преступлений, можно было ограничиться указанием на нормальную деятельность органов исполнительной власти. Однако с позиций науки административного права государственное управление понимается не только как форма реализации исполнительной власти, но и в более широком смысле как деятельность аппаратов управления, обслуживающих законодательную и исполнительную ветви власти4.

К управленческой деятельности следует отнести деятельность других органов, официально не относящихся ни к одной из ветвей власти: Президента РФ и его Администрации, прокуратуры РФ. Несмотря на это, можно утверждать, что преступления, предусмотренные главой 32 УК РФ, преимущественно посягают на деятельность органов исполнительной власти. Подавляющее большинство преступлений против порядка управления направлено именно против интересов исполнительной власти.

Таким образом, можно определить, что родовым объектом пре-ступлений, предусмотренных главой 32 УК РФ, являются интересы всех ветвей государственной власти, а видовым объектом этих преступлений являются интересы исполнительной ветви государственной власти (органов исполнительной власти).

В связи с этим, содержание видового объекта главы 32 УК РФ, включает в себя следующие черты: данные преступления совершаются в сфере публичного управления; при этом именно частным лицом, подвластным субъектом, нарушаются те или иные правила организации общественной жизни, изданные властвующим субъектом и адресованные этому подвластному субъекту; нарушение этих правил влечет за собой нарушение в той или иной форме нормальной деятельности органов публичной власти.

С объективной стороны преступления против исполнительной власти характеризуются активной формой поведения, о чем сви-детельствуют используемые законодателем термины; «посягательство», «применение насилия», «разглашение сведений», «приобретение», «подделка» и т. д.

По законодательной конструкции преступления против порядка управления описываются в нормах закона как формальные составы преступлений: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), оскорбления представителя власти (ст.319 УК), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ) и др.

С субъективной стороны преступления против исполнительной власти характеризуются только умышленной формой вины. Для некоторых преступлений обязательным признаком является специальная цель: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ) и др.

Субъектом преступления может быть только вменяемое физи-ческое лидо, достигшее 16-летнего возраста. В случае совершения преступления, предусмотренного гл. 32 УК РФ, должностным лицом ответственность последнего наступает по статьям о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Таким образом, по нашему мнению, преступления против ис-полнительной власти представляют собой совершаемые физическими лицами умышленные общественно опасные деяния, причиняющие вред или ставящие под угрозу причинения вреда нормальную управленческую деятельность органов исполнительной власти и местного самоуправления.

Для более глубокого понимания сущности и содержания престу-плений против исполнительной власти необходимо их классифицировать. Полагаем, что классификация преступлений представляет собой процесс разделения преступлений по категориям в зависимости от определенного критерия (основания), положенного в его основу . Она необходима также для уяснения социальной природы систематизируемых преступлений, для понимания взаимной связи между соответствующими преступлениями и их различием. Решение проблемы классификации преступлений против исполнительной власти позволит отчасти решить ряд вопросов квалификации преступлений посягающих на служебную деятельность и личность представителей власти, особенно на первоначальном этапе квалификации . Классификация неизбежно является необходимым элементом логического аспекта квалификации преступлений. А обоснованная классификация преступлений - предпосылка их правильной квалификации. В теории уголовного права существует множество классификаций преступлений входящие главу 32 УК. Это многообразие осложняет, как представляется, процесс квалификации этих преступлений.

Классифицировать преступления против исполнительной власти можно по различным основаниям - по особенностям сфер управления, на которые осуществляется посягательство, особенностям объективной стороны и т. д.

В настоящее время довольно широкий ряд авторов придержива-ются мнения, что наиболее предпочтительной представляется клас-сификация преступлений против порядка управления по непосред-ственному объекту посягательства .

Если обратиться к анализу конкретных уголовно-правовых со-ставов, входящих в главу 32 «Преступления против порядка управления» УК РФ, данных в учебной и научной литературе, то можно обнаружить различные варианты классификации.

Так, B.C. Комиссаров, Г.Н. Борзенков по непосредственному объ-екту предложили выделить 4 группы преступлений против порядка управления .

Первая группа преступлений характеризуется различными фор-мами противодействия субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций. К этой группе относятся: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ); применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ); разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ); дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ).

Вторая группа преступлений посягает на режим Государственной границы Российской Федерации и символы государственности: незаконное пересечение Государственной границы Российской Фе-дерации (ст. 322 УК РФ); противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации (ст. 323 УК РФ); надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации (ст. 329 УК РФ).

Третья группа преступлений посягает на установленный порядок ведения официальных документов и документальное оформление фактов, имеющих юридическое значение: приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград (ст. 324 УК РФ); похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия (ст. 325 УК РФ); подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК РФ); подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК РФ); изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 3271 УК РФ).

Четвертая группа преступлений связана с посягательствами на установленный порядок реализации прав и обязанностей граждан: уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ); самоуправство (ст. 330 УК РФ).

Профессор Ю.И. Ляпунов в зависимости от непосредственного объекта (управленческой деятельности конкретного вида, деятельности звена управленческого аппарата) преступления против порядка управления предлагал разделить на следующие виды: 1.

Посягательства на представителей власти и иных лиц в связи с управленческой деятельностью в государственных органах и органах местного самоуправления (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа - ст. 317 УК РФ; применение насилия в отношении представителя власти - ст. 318 УК РФ; оскорбление представителя власти - ст. 319 УК РФ; разглашение сведений о мерах безопасности применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа - ст. 320 УК РФ; дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества - ст. 321 УК РФ); 2.

Посягательства на неприкосновенность Государственной гра-ницы РФ (незаконное пересечение Государственной границы РФ - ст. 322 УК РФ; противоправное изменение Государственной границы РФ - ст. 323 УК РФ); 3.

Преступления против обращения официальных документов и государственных наград (приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград - ст. 324 УК РФ; похищение или повреждение документов, штампов, печатей, бланков - ст. 325

УК РФ; подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства - ст. 326 УК РФ; подделка, изготовление или сбыт поддельных документов - государственных наград, штампов, печатей, бланков - ст. 327 УК РФ; изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование - ст. 327 УК РФ); 4.

Преступления против порядка призыва на военную и альтернативную гражданскую службу - ст. 328 УК РФ; 5.

Посягательства на авторитет Государственного герба и Государственного флага РФ - ст. 329 УК РФ; 6.

Преступления против осуществления оспариваемых прав - ст. 330 УК РФ1.

E.JI. Таможник в зависимости от непосредственного объекта предлагает классифицировать преступления против порядка управления следующим образом : 1)

посягающие на жизнь, здоровье, безопасность, честь и досто-инство должностных лиц, осуществляющих деятельность в сфере управления, и их близких. К ним относятся преступления, преду-смотренные ст. ст. 317, 318, 319, 320, 321 УК РФ; 2)

посягающие на государственную территориальную целост-ность и неприкосновенность государственных границ: ст. ст. 322 и 323 УК РФ; 3)

посягающие на государственный порядок ведения официаль-ной документации, имеющей своим предметом официальные документы, государственные награды, штампы и печати: ст. ст. 324, 325, 326, 327, 3271 УК РФ; 4)

посягающие на отдельные правила, обеспечивающие порядок управления: ст. ст. 328 и 330 УК РФ; 5)

посягающие на государственную символику - ст. 329 УК РФ.

Другие ученые считают, что разделять преступления против по-рядка управления целесообразно на следующие виды : 1)

преступления, посягающие на авторитет государственной вла-сти и неприкосновенность Государственной границы (ст. 322, 323, 329 УК РФ); 2)

преступления, посягающие на нормальную деятельность ор-ганов государственной власти и органов местного самоуправления и их представителей (ст. 317—320, 321, 328, 330 УК РФ); 3)

преступления, посягающие на установленный порядок веде-ния и обращения офидиальной документации и государственных наград (ст. 324-327 УК РФ).

Другая группа ученых считает, что рассматриваемые преступления необходимо классифицировать на три большие группы1: 1.

Преступления, посягающие на авторитет государственной власти и неприкосновенность Государственной границы (ст. ст. 329, 322, 323 УК РФ); 2.

Преступления, посягающие на нормальную деятельность ор-ганов государственной власти и органов местного самоуправления (ст. ст. 317-321, 328, 330 УК РФ); 3.

Преступления, посягающие па установленный порядок веде-ния официальной документации (ст. ст. 324-327, 327 (1) УК РФ).

Ю.Ю. Бышевский классифицирует преступления против порядка управления по критерию непосредственного объекта следующим образом : 1.

Преступления, посягающие на авторитет государственной власти; 2.

Преступления, посягающие на нормальную деятельность ор-ганов государственной власти и органов местного самоуправления; 3.

Преступления, посягающие на установленный порядок веде-ния, пользования, обращения официальной документации; 4.

Преступления, посягающие на неприкосновенность государ-ственной границы.

P.P. Галиакбаров в соответствии с объектом посягательства ана-лизируемые преступления группирует в четыре блока : 1.

Посягательства на деятельность органов власти и управление, связанных с выполнением их обязанностей (ст. ст. 317-321 УК РФ); 2.

Посягательства на неприкосновенность государственной гра-ницы РФ (ст.ст. 322, 323 УК РФ); 3.

Посягательства на деятельность органов власти и управление, выражающееся в нарушении установленного порядка ведении до-кументов и присвоения наград (ст. ст. 328-330 УК РФ); 4.

Иные преступления против порядка управления (ст. ст. 328- 330 УК РФ).

Рудый Н.К. полагают, что наиболее предпочтительной представ-ляется следующая классификация. 1.

Преступления, выражающиеся в противодействии субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций, а именно: а) посягающие на личность представителей власти (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа - ст. 317 УК РФ; применение насилия в отношении представителя власти - ст. 318 УК РФ; оскорбление представителя власти - ст. 319 УК РФ); б) посягающие на служебную деятельность (разглашение сведений о мерах безопасности применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа - ст. 320 УК РФ; дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества - ст. 321 УК РФ); 2.

Посягательства на неприкосновенность Государственной гра-ницы РФ (незаконное пересечение Государственной границы РФ - ст. 322 УК РФ; организация незаконной миграции - ст. 3221 УК РФ; противоправное изменение Государственной границы РФ - ст. 323 УК РФ); 3.

Преступления против обращения официальных документов и государственных наград (приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград - ст. 324 УК РФ; похищение или повреждение документов, штампов, печатей, бланков - ст. 325 УК РФ; подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства - ст. 326 УК РФ; подделка, изготовление или сбыт поддельных документов - государственных наград, штампов, печатей, бланков - ст. 327 УК РФ; изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование (ст. 3271 УК РФ); 4.

Преступления против порядка призыва на военную и альтернативную гражданскую службу (уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы - ст. 328 УК РФ); 5.

Посягательства на авторитет Государственного герба и Государственного флага РФ (надругательство над Государственным гербом

Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации - ст. 329 УК РФ); 6.

Преступления в сфере осуществления оспариваемых прав (са-моуправство - ст. 330 УК РФ).

Следует, отметит, что в литературе было предпринята попытка деления преступлений против порядка управления, исходя из структуры общественного отношения как объекта преступления. Так, А.Р. Саруханян преступления против порядка управления делит на три группы: посягательства на субъекты управленческой деятельности, посягательства на предметы управленческой деятельности; посягательства на содержание управленческой деятельности . Такая точка зрения, в принципе, имеет право на существование. Однако, она уязвима с точки зрения употребляемой терминологии. Например, трудно отнести к понятию «предмет управленческой деятельности» штампы, бланки, идентификационный номер транспортного средства и т. д.

Во многих случаях единый критерий классификации вообще не избирается.

Так, Г.Ф. Поленов в условиях действия УК РСФСР 1960 г. пре-ступления против порядка управления делил на пять групп: пре-ступления, имеющие своим объектом авторитет Советского государства и установленного в нем государственного и общественного строя; посягательства на деятельность органов власти, управления, общественных организаций и на должностных лиц; преступления, имеющие своим предметом документы, печати, штампы, бланки; преступные нарушения отдельных правил, обеспечивающих порядок управления; преступления, введенные в законодательство на основании международных конвенций . Как видно, в одном случае в основе выделения группы преступлений выступает объект преступления, во втором случае - предмет преступления и т. д.

Н.Г. Иванов, выделяя те же группы преступлений против порядка управления, что и А.Р. Саруханян, добавляет к ним преступления, посягающие на отношения, связанные с обеспечением режима

Государственной границы , т. е. в своей классификации использует два критерия: отдельные элементы общественного отношения как объекта преступления и непосредственный объект.

Учитывая вышеизложенные нами соображения относительно объекта рассматриваемых преступлений, предложим собственную их классификацию.

Как представляется, все преступления, предусмотренные в на-стоящее время главой 32 УК РФ, следует разделить на две большие группы: преступления против исполнительной власти и иные пре-ступления, предусмотренные главой 32 УК РФ.

В первую из выделенных нами групп преступлений входят деяния, имеющие различный характер и степень общественной опасности. Наиболее общественно опасны те из них, которые сопряжены с посягательством на жизнь и здоровье (ст. 317, 318, 321 УК РФ). Жизнь и здоровье ставятся под угрозу и при совершении преступления, предусмотренного ст. 320 УК РФ.

К указанным преступлениям тесно примыкает деяние, преду-смотренное ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти).

В УК РФ преступления против жизни и здоровья, а также пре-ступления против чести и достоинства предусмотрены соответствующими главами (16 и 17) раздела VII УК РФ «Преступления против личности», видовым объектом этих преступлений являются интересы личности, основным непосредственным объектом, соответственно, жизнь и здоровье, честь и достоинство. При совершении преступлений, предусмотренных ст. 317 и 321 УК РФ, жизнь и здоровье, честь и достоинство, а в целом, интересы личности выступают дополнительным объектом. Следовательно, указанные преступления можно объединить в одну группу по признаку видового объекта и назвать преступлениями против исполнительной власти, сопряженными с посягательством на интересы личности. Эти пре-ступления, в свою очередь, можно разделить на насильственные и ненасильственные. К первым из них относятся преступления, пред-усмотренные ст. 317, 318 и 321 УК РФ, а ко вторым - преступления, предусмотренные ст. 319 и 320 УК РФ.

Остальные преступления против исполнительной власти не со-пряжены с посягательством на интересы личности. Очевидно, требуется найти какой-то иной объединяющий их признак. Таковым, на наш взгляд, может быть определенная сфера деятельности отдельных органов исполнительной власти как непосредственный объект данных преступлений.

Не вызывает никаких сомнений то обстоятельство, что в одной и той же сфере деятельности органов исполнительной власти совершаются деяния, предусмотренные ст. 322 и 323 УК РФ - это сфера, связанная с режимом Государственной границы РФ или сфера пограничной политики. К этой сфере тесно примыкает сфера миграционной политики, поэтому не случайно законодатель разместил статью, устанавливающую ответственность за организацию незаконной миграции (ст. 322.1 УК РФ), между статьями 322 и 323 УК РФ.

Преступление, предусмотренное ст. 328 УК РФ, посягает на ин-тересы исполнительной власти в лице органов военного управления (военных комиссариатов) в специфической сфере реализации кон-ституционной обязанности по защите Отечества (ст. 59 Конституции РФ).

В завершение параграфа скажем, что предложенная классифи-кация преступлений против исполнительной власти является наиболее предпочтительной, так как она позволяет учитывать особенность включенных законодателем в главу 32 УК РФ преступлений, механизм причинение вреда отношениям, складывающимся в процессе принятия управленческих решений.

Основные выводы, к которым мы пришли на данном этапе иссле-дования заключаются в следующем: 1.

На всем протяжении истории развития уголовного законода-тельства определение объекта преступлений против порядка управления представляло собой определенную сложность, ввиду того, что в разные годы в соответствующие главы и разделы УК (1922, 1926, 1960, 1996 гг.) включались во многом разнородные преступления. Кроме того, сложность определения объекта преступлений, ныне предусмотренных главой 32 УК РФ, состоит в том, что неоднозначно, особенно в настоящее время, понимается сам порядок управления. 2.

Преступления против порядка управления во всех предыду-щих УК РСФСР означали посягательства против нормальной дея-тельности органов государственного управления, к которым относились исполнительные комитеты Советов, министерства, их подразделения и органы, а по современной терминологии, основанной на принципе разделения властей, указанные органы называются органами исполнительной власти. Ввиду этого целесообразно главу 32 УК РФ назвать «Преступления против исполнительной власти». 3.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных главой 32 УК РФ, являются интересы всех ветвей государственной власти, а видовым объектом этих преступлений являются интересы испол-нительной ветви государственной власти (органов исполнительной власти). 4.

Преступления, предусмотренные в настоящее время главой 32 УК РФ, следует разделить на две большие группы: преступления против исполнительной власти и иные преступления, предусмотренные главой 32 УК РФ. 5.

Преступления против исполнительной власти делятся на пре-ступления, сопряженные с посягательством на личность (насильственные - ст. 317, 318 и 321 УК РФ и ненасильственные - ст. 319 и 320 УК РФ); преступления, посягающие на отдельные направления деятельности органов исполнительной власти (ст. 322, 322.1, 323, 328 УК РФ), которые, в свою очередь, следует разделить на преступления в сфере пограничной и миграционной политики (ст. 322, 322.1, 323 УК РФ); преступления в сфере реализации конституционной обязанности по защите Отечества (ст. 328 УК РФ).

<< | >>
Источник: Агаев, Г. А.. Оптимизация механизма уголовно-правового противодействия преступности в сфере исполнительной власти: монография / под ред. В. М. Боера; Г. А. Агаев, Ф. Ю. Сафин. - СПб.: ГУАП. -124 с.. 2010

Еще по теме § 1. Понятие и система преступлений посягающих на служебную деятельность и личность представителей исполнительной власти:

  1. 3. Преступления, посягающие на установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности
  2. 6. Преступления, посягающие на установленный порядок внешнеэкономической деятельности
  3. 4. Преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности
  4. 2. История развития законодательства об ответственности за преступления против правосудия
  5. 3. Преступления, связанные с противодействием субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций
  6. 4. Преступления, посягающие на режим Государственной границы Российской Федерации и символы государственности
  7. 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ
  8. § 2. Формы взаимодействия гражданского общества и государства
  9. 1.1. Общая характеристика преступлений в сфере бюджетных отношений
  10. § 3. Правонарушения в сфере труда как основание юридической ответственности по нормам трудового права
  11. 3.1. Характеристика и совершенствование комплекса мер, направленных на предупреждение преступлений, предусмотренных ст. 170 УК РФ
  12. § 1. Понятие злоупотребления должностными полномочиями
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -