<<
>>

8. Квалификация преступлений при изменении уголовного закона

В соответствии с ч. 1 ст. 9 УК РФ преступления должны квалифицироваться по уголовному закону, действовавшему во время их совершения. Однако уже во время совершения преступления (длящегося, продолжаемого или любого другого протяженного во времени) либо после его завершения уголовный закон может измениться. В данном случае возникает ситуация, при которой одно деяние предусматривается двумя или более законами. Понятно, что его уголовно-правовая оценка должна осуществляться лишь по одному из таких законов.

Для определения того, какой из нескольких законов, принятых в разное время, является действующим в отношении содеянного, законодатель сформулировал несколько правил. Одно из них заключается в том, что «временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий» (ч. 2 ст. 9 УК рФ) Это означает, что если уголовный закон был изменен во время Или после наступления последствий, преступление все равно квали-

СТУПЮЦ^ИХ Постановлений--- С. 469-470). По приведенным признакам единичное прежние и совокупность преступлений не различаются.

фицируется по закону, действовавшему во время совершения общественно опасного действия (бездействия).

Представляется ошибочным мнение о том, что «часть 2 ст. 9 определяет время совершения преступлений двух видов: а) преступлений, составы которых относятся к категории так называемых “материальных” (момент наступления предусмотренных законом вредных последствий); б) преступлений, составы которых относятся к категории так называемых “формальных” или “усеченных” (момент совершения предусмотренных уголовным законом действия или бездействия)»327. Текст ч. 2 ст. 9 УК РФ недвусмысленно свидетельствует об установлении одинакового времени совершения преступлений для включающих и не включающих наступление общественно опасных последствий.

Правда, вопрос о времени совершения преступления является дискуссионным. В литературе имеется как поддерживающее нынешнее законодательное решение мнение328, так и высказываемое в пользу наступления последствий, если они предусмотрены составом соответствующего преступления329. Иногда последнее делается с оговорками330, что сближает обе позиции.

При известных минусах предписаний ч. 2 ст. 9 УК РФ они точнее любого другого подхода. Разумеется, нельзя не признать, что деяния, предусмотренные в уголовном законе материальными составами преступления, являются оконченными только с момента наступления последствий. В то же время это совершенно не означает, что преступление после выполнения его образующих общественно опасных действий (бездействия) продолжает совершаться.

Совершать соответствующее преступление можно лишь предусмотренными для него действиями (бездействием).

Кроме того, признание временем совершения преступления время наступления последствий должно влечь такое же решение в отношении юридически аналогичных ситуаций. Так, придется считать 1) преступлениями деяния, при которых действия (бездействие) совершены а) на территории другого государства, а последствия наступили в России, б) до установления преступности деяния, а последствия наступили после, в) до четырнадцати (шестнадцати, восемнадцати) лет, а последствия наступили после, 2) соучастием в преступлении — обещание укрывательства преступления после совершения исполнителем действий (бездействия), но до наступления последствий, 3) началом течения сроков давности — время наступления последствий.

Для всего перечисленного более приемлема позиция, изложенная в ч. 2 ст. 9 УК РФ.

Вместе с тем в Уголовном кодексе имеется еще два правила преодоления ситуации, когда одно деяние оказывается предусмотренным несколькими принятыми в разное время уголовными законами: 1) «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание... имеет обратную силу»; 2) «Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание... обратной силы не имеет». Под обратной же силой понимается распространение закона «на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу...» (ч. 1 ст. 10 УК РФ).

Нетрудно заметить, что правило об обратной силе уголовного закона действует как исключение из направленных в будущее предписаний ст. 9 УК РФ (lex posterior derogat prior — последующий закон отменяет предыдущий), а правило о недействии уголовного закона, соответствующим образом ухудшающего положение лица, совершившего преступление, выглядит излишним359, ибо в отсутст- Вие уголовного закона, соответствующим образом улучшающего Сложение лица, совершившего преступление, указанные предписа- НИя но применять нельзя. Однако не все изменения уголовного закона укладываются в прокрустово ложе законодательных формулировок.

С одной стороны, уголовный закон может быть изменен не только во время или после наступления последствий, но и в период совершения соответствующих действий (бездействия). Каким законом следует в последней ситуации руководствоваться, в Уголовном кодексе прямые указания отсутствуют.

С другой стороны, сами изменения уголовного закона нередко происходят не только в одном из направлений, предусмотренных ст. 10 УК РФ — улучшение или ухудшение положения лица, совершившего преступления, — но и сразу в обоих. Так, при изменении ч. 1 ст. 166 УК РФ санкция смягчена путем введения альтернативного наказания (причем самого мягкого в соответствии с перечнем, содержащимся в ст. 44, — штрафа) и отягчена за счет увеличения максимального срок лишения свободы (с трех до пяти лет). Ответственность за вовлечение в занятие проституцией по ч. 1 ст. 240 УК РФ смягчена путем введения в санкцию альтернативного наказания (ограничения свободы на срок до трех лет) и понижения максимального срока лишения свободы (с четырех до трех лет) и одновременно отягчена, по крайней мере за счет введения штрафа в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев (ранее он был лишь за период от двух до пяти месяцев). Имеют или не имеют такие законы обратную силу, Уголовный кодекс умалчивает.

Если уголовный закон изменяется во время совершения соответствующего действия (бездействия), содеянное всегда должно квалифицироваться по последнему, новому закону. Нельзя согласиться с тем, что «если момент совершения преступления “растянут” во времени, захватывает как период действия старого, так и период действия нового закона, применению в соответствии с принципом гуманизма подлежит более мягкий закон»331. Гуманизм здесь совершенно не применим. Дело в том, что продолжение совершения общественно опасных действий (бездействия) всегда влияет на объем деяния. Оно становится все более и более полным. Причем прибавляющаяся часть не способна регулироваться старым, предыДУ** щим законом, так как появилась уже при утрате им своей силы. Новый же закон, естественно, принимается в развитие (уточнение, совершенствование) предыдущего, а значит, охватывает и ту часть действия (бездействия), которая была совершена до его вступления в силу.

Приведенное правило относится к любым преступлениям, которые имеют протяженность во времени, в частности, начавшимся созданием условий для совершения преступления и (или) продолжившимся (завершившимся) совершением действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, и за-

361

вершившимся в оконченном деянии, продолжаемым и длящимся Их природа в плане квалификации преступлений при изменении уголовного закона тождественна.

Точно также должна осуществляться юридическая оценка соучастия в преступлении. Если уголовный закон изменяется во время совершения соответствующего действия (бездействия) любым из соучастников, содеянное им, конечно, должно квалифицироваться по последнему, новому закону. В то же время когда такое происходит после совершения действия (бездействие) данным соучастником, его деяние подпадает под признаки предшествующего закона независимо от того, как обстоит дело с другим соучастником362. Хотя соучастники в соответствии со ст. 32 УК РФ участвуют в преступлении совместно, но выполняют разные, обусловленные их ролью действия (бездействия), за которые в соответствии с ч. 1 ст. 34 только и несут личную ответственность. Кроме того, было бы странно возлагать ответственность по закону, предупредительное действие

361 _

им.: Тилле А. А. Время, пространство, закон. М., 1965. С. 66-69; Блум М. И., Тил- ЛеА. А. Обратная сила закона. С. 36-43. — Иное мнение в отношении длящихся пре- стУплений см.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Не- знамова. М., 1997. С. 37; Уголовное право России. Общая часть. М., 1996. С. 41. — °Днако, наверное, не случайно на практике считается, что «срок давности уголовного ^следования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их превращения...» (Постановление 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 зв2 сУДвбная практика... С. 63 (п. 4)).

У См-> напр.: Уголовное право России. Общая часть. М., 1997. С. 24; Комментарий к Ровному кодексу Российской Федерации. М., 2001. С. 22; Бойцов А. И. Действие Ровного закона во времени и пространстве. С. 73. — Иное мнение см.: Уголовное Раво России. Общая часть / Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. С. 41; Уголовное право.

часть / Отв. ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамова. С. 37; Курс советского уго- Вного права. М., 1970. Т. 1. С. 232-233.

которого на соответствующего соучастника еще не распространялось. Утверждение, что при описанном подходе к решению проблемы обратная сила более мягкого закона «должна распространяться лишь на действия исполнителя», если он совершит преступление при действии уже этого закона332, не выдерживает критики. В ч. 1 ст. 10 УК РФ никакого ограничения для данной ситуации не преду. смотрено.

В связи с изложенным нельзя не обратить внимания на высказанное в литературе мнение о том, что «при совершении преступлений неоднократно каждое из них должно получить самостоятельную правовую оценку по закону, действовавшему во время его совершения»333. Именно так и поступил суд первой инстанции по делу Фролова и других, которые совершили вымогательство организованной группой, в том числе неоднократно, в период с 1995 по 1997 г. А Президиумом Верховного Суда РФ Фролов в конечном счете был осужден по ч. 5 ст. 148 УК РСФСР и по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ334. Поскольку содеянное при таких условиях в настоящее время признается совокупностью преступлений (ч. 1 ст. 17 УК РФ), возражать против него не приходится.

Верховный Суд РФ в настоящее время стабильно считает, что некоторые новые законы, одновременно улучшающие и ухудшающие положение лица, совершившего преступление, могут иметь обратную силу. Речь идет о тех из них, которыми понижается верхний предел наказуемости соответствующих преступлений. Так, по делу Семьянинова, рассмотренному в кассационном порядке Военной коллегией Верховного Суда, отражено: «Переквалификация действий осужденного в соответствии со ст. 10 УК РФ допустима в тех случаях, когда новый закон не усиливает наказание. При решении этого вопроса следует руководствоваться верхними пределами санкций статей УК РСФСР и УК РФ»335. В уголовно-правовой литературе по затронутому вопросу чаще всего высказываются аналогичные суждения367. Вместе с тем имеется и противоположный подход, согласно которому более мягким является закон, понижающий минимальный предел наказания, но суд при его применении не вправе выходить за пределы максимального наказания, предусмотренного санкцией предшествующего закона368.

Для изложенных подходов имеются некоторые нормативные предпосылки. В ст. 10 УК РФ прямо говорится о том, что уголовный закон, смягчающий наказание, имеет обратную силу, тогда как уголовный закон, усиливающий наказание, таковой не имеет. Получается, что законодатель упускает из вида уголовный закон, который в одной части смягчает, а в другой — усиливает наказание. Поэтому в отношении его якобы и допустимо решать вопрос о действии во времени, исходя из характера изменений лишь одного из пределов наказуемости.

Однако приведенный аргумент может быть легко нейтрализован. Если в новом законе одновременно с понижением максимального предела увеличивается минимальный, в части последнего положение лица ухудшается. Если, наоборот, в новом законе вместе с понижением минимального предела увеличивается максимальный, уже в части него ухудшается положение лица. Конечно, последнее не произойдет при предлагаемом назначении наказания не свыше максимума, предусмотренного предшествующим законом. Только в результате появляется не отраженный в данном законе новый верхний предел наказуемости соответствующего деяния и фактически вместо одного закона применяется два: один для определения минимального предела наказания, другой — максимального.

367 _

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М., 1996. С. 12; Якубов А. Наказуемость деяния и обратная сила уголовного закона // Законность. 1997. № 1. С. 13 (позже данный автор свою позицию изменил. См.: Яку- А. Е. Обратная сила уголовного закона: некоторые проблемы совершенствования Уголовного кодекса Российской Федерации. СПб., 2003. С. 103); Игнатов А. О действии уголовного закона во времени. С. 15; Советское уголовное право. Общая часть. 11981,0.64.

см.: Блум М. И., Тилле А. А. Обратная сила закона. С. 120; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1980. С. 12; Малыхин В. И. Изменение санкций уголовно- Равовых норм и обратная сила закона // Уголовно-правовые и процессуальные про- Лемы реализации уголовной ответственности. Куйбышев, 1986. С. 27; Бойцов А. И., ^лженкин Б. В. Уголовный закон: действие во времени и в пространстве. СПб., 1995. за ДевиЦын М. Ю. О некоторых проблемах действия российского уголовного *°на во времени и в пространстве // Российское право в период социальных ре- н, Новгород, 1998. Вып. 2. С. 98. Более того, трудно понять, почему ищется обратная сила только для закона, которым в одной части смягчается, а в другой — усиливается наказание. В ст. 10 УК РФ не упомянут еще один закон — тот, которым наказание оставляется без изменения. Им может не меняться и преступность соответствующего деяния, что нередко бывает при принятии нового Уголовного кодекса. Между тем применительно к нему практика стабильно действует в рамках ст. 9 УК РФ336.

Наконец, как отмечалось, ст. 10 УК РФ регулирует обратную силу уголовного закона в качестве исключения из общего правила о том, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ч. 2 ст. 9). Исходя же из того, что обратная сила «относится к явлению исключительному, она может иметь место только в случаях прямого указания в законе»337. Отсюда, если в Уголовном кодексе отражено, что обратную силу имеет лишь закон, смягчающий наказание, никакой другой аналогично действовать во времени не способен.

При противоположном подходе возникают странные судебные решения. Весьма примечательным является, в частности, определение Военной коллегии Верховного Суда РФ по делу Яремчука. Он совершил преступление в ноябре 1996 г. Военным судом гарнизона дело рассматривалось 1 апреля 1997 г., и действия осужденного были переквалифицированы на ч. 1 ст. 129 УК РФ, «предусматривающую в целом более мягкое наказание по сравнению с ч. 1 ст. 130 УК РСФСР, которая предусматривала, наряду с другими видами наказания, и лишение свободы на срок до одного года», а наказание назначено в виде штрафа в размере 60 минимальных размеров оплаты труда. В связи с этим вышестоящая инстанция указала: «...действовавший на момент совершения данного преступления закон (ч. 1 ст. 130 УК РСФСР), среди других видов наказания предусматривал штраф лишь в размере до двух минимальных размеров оплаты труда. Следовательно, санкция ч. 1 ст. 129 УК РФ в части штрафа» согласно требованиям ст. 10 УК РФ, не должна иметь обратную ратную силу, так как ее применение ухудшает положение осужденного». В соответствии с изложенным Военная коллегия снижает на-

371

казание до двух минимальных размеров оплаты труда

Получается, что, с одной стороны, суд первой инстанции подошел к определению закона, имеющего обратную силу, на базе принятого в Верховном Суде РФ подхода, назначил наказание в размере, предусмотренном законом, по которому квалифицировал деяние, но все равно допустил ошибку. С другой стороны, Военная коллегия Верховного Суда изменила наказание так, что штраф полупился менее нижнего показателя, установленного в то время ст. 46 УК РФ — двадцать пять минимальных размеров оплаты труда, и это не вызвало никаких сомнений. Причем оказывается, что в целом санкция может быть более мягкой, а одно из содержащихся в ней наказаний все-таки ухудшать положение лица, совершившего преступление. Применение общего правила, предусмотренного ч. 2 ст. 9 УК РФ, никаких неувязок бы не породило.

Таким образом, при юридической оценке преступлений в случае изменения уголовного закона следует руководствоваться тремя правилами. Первое: при изменении уголовного закона во время совершения общественно опасных действий (бездействия) установленное деяние квалифицируется по последнему по времени закону. Второе — при изменении уголовного закона в процессе или после наступления последствий установленное деяние квалифицируется по закону времени совершения общественно опасных действий (бездействия). Третье — при изменении уголовного закона в процессе или после наступления последствий деяние квалифицируется по новому закону, если им устраняется преступность деяния или смягчается наказание.

Применение правила об обратной силе уголовного закона связано с тремя направлениями его изменения: устранением преступно- Сти деяния, смягчением наказания или иным улучшением положения лица, совершившего преступление372. Устранение преступности Деяния может быть полным и частичным.

При полном устранении преступности деяния происходит его декриминализация, формой которой является исключение новым законом из Уголовного кодекса статьи, предусматривающей ответственность за совершение данного деяния, либо невключение статьи о нем в новое уголовное законодательство. Поэтому квалификация как преступления деяния, совершенного при действии предыдущего закона, исключается. Содеянное должно получать юридическую оценку в качестве непреступного по новому закону.

При частичном устранении преступности деяния происходит декриминализация отдельных составляющих его действий (бездействия), ранее признававшихся преступными. Формой такой декриминализации является исключение указания на них из закона.

Ясно, что полное устранение преступности деяния относится к гипотезе и санкции уголовного закона, частичное устранение преступности деяния — к изменениям в гипотезе, смягчение наказания — к изменениям в санкции. Поскольку приведенным перечнем исчерпываются возможные изменения в Особенной части Уголовного кодекса, иное улучшение положения лица, совершившего преступление, относится к изменениям лишь в Общей части Кодекса, которые сами по себе прямого влияния на уголовно-правовую оценку? содеянного оказать не способны. д

Отсюда квалификация преступлений при изменении уголовного закона зависит от соотношения предыдущего и нового закона в час#* ти их гипотез и санкций. При этом возникает три варианта: старый и* новый закон различаются по а) гипотезам, б) санкциям, когда изме«г нения вносятся лишь в один из элементов закона, и в) гипотезам Ш санкциям, когда изменения вносятся в оба элемента закона. »

Когда предыдущий и новый законы различаются только гипо-" тезами, квалификация преступления в соответствии со ст. 10 УК РФ будет зависеть уже от их соотношения друг с другом. Возможны* четыре разновидности соотношения гипотез при изменении уголоНР ного закона: а) гипотезы предыдущего и нового закона совпадаю^ б) гипотеза нового закона уже предыдущего, в) гипотеза нового з$Р кона шире предыдущего и г) гипотезы нового и предыдущего законні пересекаются. Первая разновидность относится к изменениям то뻧

ра. Желательно было бы одну и ту же уголовно-правовую реальность везде имен- вать одинаково.

ко санкций уголовного закона, следовательно, порождает отличные правила уголовно-правовой оценки установленного деяния. Правила квалификации преступлений при соотношении гипотез уголовных законов в остальных разновидностях уже разработаны и обоснованы теорией уголовного права373.

Гипотеза нового закона оказывается уже предыдущего тогда, когда происходит частичное устранение преступности деяния. Так, в настоящее время в ст. 118 УК РФ установлена ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Первоначально же в ней говорилось и о причинении средней тяжести вреда здоровью по неосторожности. Получается, законодатель устранил уголовную ответственность за подобное причинение вреда здоровью. Сейчас ст. 168 УК РФ предусматривает ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности. Ранее же в ней шла речь о любом уничтожении или повреждении чужого имущества в крупном размере, совершенном по неосторожности. Выходит, законодатель устранил уголовную ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества, не связанное с неосторожным обращением с источниками повышенной опасности.

Согласно ст. 10 УК РФ, новый закон в той части, в которой устраняется преступность деяния, имеет обратную силу. Значит, соответствующее правило юридической оценки содеянного должно быть таковым: если гипотеза нового закона уже предыдущего, а совершенное при действии предыдуи^его закона деяние не предусмотрено новым законом, оно должно получать юридическую оценку по последнему закону.

Гипотеза нового закона оказывается шире предыдущего тогда, когда происходит дополнение деяния действиями (бездействием), ранее преступными на являвшимися, т. е. частичное установление преступности деяния. Скажем, в ст. 134 и 135 УК РФ в современный период установлена ответственность за совершение действий соот- ветственно сексуального характера и развратных с лицом, не дос- Тигщим шестнадцатилетнего возраста. До этого в данных статьях

»Г7~~ ~

тез Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 282-287 (гипо- 1 автор по традиции называет диспозициями).

речь шла о тех же действиях, но с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста. Следовательно, в ст. 134 и 135 УК РФ до. полнен объем преступных действий по сравнению с предыдущими предписаниями за счет повышения возраста потерпевшего с четырнадцати лет до шестнадцати.

Согласно ст. 10 УК РФ, новый закон в той части, в которой устанавливается преступность деяния, обратной силы не имеет. Значит, соответствующее правило юридической оценки содеянного должно быть таковым: если гипотеза нового закона шире предыдущего, а совершенное при действии предыдущего закона деяние не предусмотрено данньш законом, оно должно получать юридическую оценку по нему.

Гипотезы нового и предыдущего закона пересекаются тогда, когда одновременно происходит частичное устранение и установление преступности деяния (вообще или хотя бы в данной части статьй Особенной части Уголовного кодекса). Например, в отмененной ст. 152 УК РФ предусматривалась ответственность за торговлю только несовершеннолетними. Заменившая же данную статью ст. 127-1 УК РФ преступность деяния, с одной стороны, сузила путем введения цели эксплуатации, а с другой — расширила за счет указания на любого человека как объект торговли. Из начальной редакции ч. 2 ст. 238 УК РФ в последующем исключено указание на причинение вреда здоровью в отношении двух или более лиц, а так* же меньшего, чем тяжкий, и одновременно добавлено указание на совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и неоднократно (последний признак в современной редакции закона уже отсутствует). Тем самым за одни действия преступность по ч. 2 названной статьи устранена, за другие же — установлена.

Согласно ст. 10 УК РФ новый закон в части устранения пре* ступности деяния имеет обратную силу, а в части установления —* не имеет. Значит, соответствующее правило юридической оценки содеянного должно быть таковым: если гипотезы нового и преды* дущего закона пересекаются, а совершенное при действии предъР дущего закона деяние не предусмотрено новым законом, оно долэ& но получать юридическую оценку по последнему закону. Если деяние не предусмотрено предыдущим законом, оно должно полу* чать юридическую оценку по нему. #

Когда предыдущий и новый законы различаются только санкциями, квалификация преступления в соответствии со ст. 10 УК РФ будет связана со степенью строгости составляющих их наказаний. Правило же таково: если новый закон смягчает наказание, то совершенное при действии предыдущего закона деяние должно получать юридическую оценку по новому закону. Однако точность такой оценки во многом определяется пониманием закона, смягчающего наказание338.

Анализ санкций показывает, что степень их строгости зависит от вида, размера и порядка назначения составляющих наказаний. Общепризнанно, что, чем благоприятнее названные параметры, тем мягче является санкция. Отсюда законом, смягчающим наказание, целесообразно считать тот, в котором или 1) установлено менее строгое основное либо дополнительное наказание, или 2) исключено более строгое основное либо дополнительное наказание, или 3) введено альтернативно менее строгое основное либо вместо обязательного к применению факультативное дополнительное наказание, или 4)

уменьшен минимальный либо максимальный размер основного либо дополнительного наказания.

Казалось бы, все ясно. Если в санкции нового закона осуществлено хотя бы одно из приведенных изменений, по нему и следует квалифицировать установленное деяние. Вместе с тем появление настоящего уголовного законодательства и внесение в некоторые его статьи неоднократных изменений вновь высветили так называемую проблему действия более мягкого промежуточного закона, т. е. такого, который вступил в действие после совершения соответствующего деяния, но потом был заменен другим, смягчающим наказание. Именно так во второй половине 90-х годов прошлого века менялась уголовная ответственность за похищение человека, совершенное организованной группой. По ч. 3 ст. 125-1 УК РСФСР за него предусматривалось наказание лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой, по ч. 3 ст. 126 УК РФ в первоначальной редакции — от пяти д° пятнадцати лет, а по п. «а» ч. 3 современной редакции — от в°сьми до двадцати лет.

Уже в XXI в. дважды после вступления в силу действующего уголовного законодательства менялась ответственность за кражу. Простая кража по ч. I ст. 158 УК РФ наказывалась по первой редакции закона обязательными работами от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, исправительными работами от одного года до двух лет, арестом от четырех до шести месяцев, лишением свободы ДО трех лет, а по последним — соответственно до ста восьмидесяти часов, от шести месяцев до одного года, от двух до четырех месяцев, до двух лет. В то же время динамика изменения штрафа была сложнее. Первоначальная редакция закона предусматривала его в пределах от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда, последующая — от пятидесяти до двухсот, а современная — до восьмидесяти тысяч рублей. Довольно простую картину изменений испортил только другой вариант назначения штрафа. В размере заработной платы или иного дохода осужденного его было допустимо назначать сначала за период от двух до семи месяцев, затем до двух месяцев и, наконец, до шести месяцев.

В отношении квалификации деяний, совершенных при последовательном вступлении в силу после этого не менее двух законов, практикой выработан подход еще по делу Фейгина и друих в 1964 г. Он заключается в том, что «преступные действия не могут быть квалифицированы по закону, который не действовал ни в момент

375

совершения преступления, ни ко времени рассмотрения дела» . Следовательно, «промежуточный» закон применяться не должен339. В литературе высказаны позиции и о том, что более мягкий «проме-

377

жуточный» закон подлежит применению , и о том, что «не применяется. Однако если “промежуточный ” закон мягче закона времени совершения преступного деяния, то назначаемое наказание не должно превышать санкции “промежуточного" закона»340. По-

следнее решение, хотя и выглядит, как золотая середина, приемлемо менее всего, ибо в соответствии с ним вводятся не отраженные в данном законе пределы наказуемости соответствующего деяния и фактически вместо одного закона применяется два: один при квалификации преступления — в части гипотезы, другой при назначении наказания — в части санкции.

В теории считают, что рассматриваемую ситуацию предпочтительнее решать в пользу более мягкого закона «независимо от количества законов, содержащих признаки одного и того же преступления, и независимо от времени осуждения виновного»341. Основой данного взгляда является, видимо, то, что «в случае принятия третьего закона предусмотренную этим третьим законом наказуемость деяния следует сравнивать с “промежуточным” законом»342, а I не с первым.

На самом деле проблема «промежуточного» закона представляется надуманной, ее просто не существует. Для квалификации преступлений вообще нет никакого «промежуточного» закона. Его выделение порождено недоразумением. Так, считается, что «“промежуточный” закон после вступления в силу действует как і “нормальный”, обычный закон, т. е. если он мягче, то он распро-

I страняет свое действие и на правоотношения, возникшие до его

? вступления в силу. “Промежуточным” законом он становится только

j с момента вступления в силу нового закона, отменившего или заме-

I нившего его. Только с этого времени он может быть назван “проме

жуточным” законом, но с этого же времени “промежуточный” закон перестает быть действующим законом. Он уже “мертв”, а недействующий закон обратной силы не имеет»343. Все-таки именуемый промежуточным закон «скорее жив, чем мертв», разумеется, если он мягче последующего, и «полномочие государства в уголовном пра- ! в°отношении продолжает определяться так называемым “промежу- 272

точным” законом»382. «Мертв» же более строгий действовавший до него закон.

Статья 10 УК РФ, урегулировав распространение уголовного закона, смягчающего наказание, на лиц, совершивших преступления до его вступления в силу, признает предшествующий закон недействующим со вступления в силу нового закона Таким образом, как только вступает в силу закон, смягчающий наказание, он полностью заменяет собой предыдущий закон. Отсюда последний не должен и не может сопоставляться с последующими законами, а то, что сейчас принято считать промежуточным законом, если он более мягкий, разумеется, подлежит применению в соответствующем случае.

Не случайно отсутствует проблема с «промежуточным» законом, устраняющим преступность деяния. Было бы странно не применять его после установления преступности ранее декриминализо- ванного деяния в отношении того, что было совершено до вступления в силу нового закона. Например, в настоящее время нельзя считать преступлением продажу до 1997 г. подлежащих маркировке марками установленных образцов подакцизных товаров без таковой маркировки, ответственность за которое предусматривалась ст 162-10 УК РСФСР и восстановлена ст. 171-1 УК РФ.

Когда предыдущий и новый законы различаются гипотезами и санкциями, квалификация преступления в соответствии со ст. 10 УК РФ будет зависеть как от соотношения друг с другом гипотез, так и от степени строгости наказаний, предусмотренных обеими санкциями. Понятно, что при этом возможны любые сочетания ранее рассмотренных вариантов изменения только одного из элементов закона. Примером являются перемены в ответственности за убийство. С одной стороны, в гипотезе ч. 2 ст. 105 УК РФ в отличие ОТ ст. 102 УК РСФСР исключены квалифицирующие признаки в виде убийства иных лиц, совершенного с целью воспрепятствовать законной деятельности должностного лица по выполнению им св- его служебного долга, и убийства, совершенного особо опасным р цидивистом (за рамками неоднократности), но включены квалиф цирующие признаки в виде убийства по мотиву Религи031* ненависти, в целях использования органов или тканей потерпевш

и иные. С другой стороны, в санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ отражено наказание лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы, тогда как в ст. 102 УК РСФСР лишение свободы было установлено на срок от семи до пятнадцати лет, а пожизненное лишения свободы отсутствовало.

Нельзя не отметить, что на квалификацию преступления при изменениях и гипотезы, и санкции уголовного закона помимо характера перемен, внесенных новым законом, влияет и то, какая часть и какого закона предусматривает' совершенное при действии предшествующего закона деяние. Применяться же должны в соответствующем случае сочетания правил, изложенных при рассмотрении влияния на уголовно-правовую оценку деяния изменений только гипотезы или только санкции закона.

<< | >>
Источник: Благов Е. В.. Применение уголовного права (теория и практика). — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс» —505 с.. 2004

Еще по теме 8. Квалификация преступлений при изменении уголовного закона:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -