<<
>>

2.3 Квалификация преступлений против жизни при изменении обвинения

1.

Впервые обвинение в совершении преступления формулируется в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 144 УПК РСФСР). Формулировка обвинения неразрывно связана с индивидуализацией ответственности и квалификацией преступления.

В ней определяются объем и пределы обвинения и тем самым индивидуализируется ответственность обвиняемого, появляется возможность дать полную юридическую оценку совершенному им преступлению.

Формулировка обвинения при совершении преступлений против жизни должна с максимальной точностью воспроизводить установленные уже фактические обстоятельства действия (бездействия) виновного и наступившие последствия.

По делам об убийстве фактическими обстоятельствами являются: событие убийства (кем, какое убийство совершено, кто потерпевший), время, место, способ, мотивы и цели его совершения, а также иные обстоятельства, имеющие значение для индивидуализации ответственности и квалификации.

При доведении до самоубийства фактические обстоятельства раскрывают (помимо данных о личности обвиняемого и потерпевшего) характер зависимости потерпевшего от виновного, конкретное проявление жестокости обращения или систематичности унижения личного достоинства потерпевшего, период времени, в течение которого оно продолжалось, время, место и способ самоубийства, а также другие обстоятельства, отражающие специфику этого преступления.

Для правильной квалификации убийства или доведения до самоубийства важное значение имеет характер изложения формулировки обвинения. Она должна быть объективной без эмоционального напряжения и сгущения красок независимо от тяжести преступления. В этой связи представляет интерес следующий эксперимент.

Для двух групп следователей было подготовлено два варианта одной задачи на разграничение умышленного убийства и тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть. Каждой группе был дан свой вариант этой задачи для решения.

Второй вариант отличался от первого, изложенного объективно, только тем, что при помощи литературных приемов, безразличных в юридическом отношении, «нагнетались» отрицательные эмоции в отношении обвиняемого: в начале текста было сказано о сильном возмущении общественности поселка «злодейским» поступком субъекта. В результате среди следователей, решавших второй вариант задачи, число неправильных ответов (квалификация преступления как убийства) оказалось равным 31%, а у следователей, решавших первый вариант задачи, неправильных ответов было только 15%54. Вопрос о соответствии формулировки обвинения фактическим обстоятельствам совершенного преступления и данным о личности виновного возникает при составлении и утверждении обвинительного заключения, в стадии предания суду, при постановлении приговора и в вышестоящих судебных инстанциях, если приговор обжалуется или опротестовывается. 2.

В тех случаях, когда в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства изменяются фактические обстоятельства совершенного преступления или данные о личности обвиняемого, возникает необходимость изменения формулировки обвинения. Такая необходимость возникает и в тех случаях, когда формулировка не соответствует тем обстоятельствам, которые уже установлены.

Придавая важное значение формулировке обвинения, закон исходит из того, что новое обвинение должно быть предъявлено во всех случаях, когда оно является более тяжким или существенно отличается по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного обвинения либо повлечет ухудшение положения и нарушение права обвиняемого (подсудимого) на защиту. Если при изменении обвинения эти последствия не наступают, то следователь, прокурор и суд вправе изменить его формулировку без предъявления лицу нового обвинения (ст. ст. 154, 215, 232, 254 УПК РСФСР).

Применение этих положений по делам об убийстве и доведении до самоубийства вызывает на практике определенные трудности, которые объясняются не только сложностью обстоятельств, характеризующих эти преступления, но и тем, что обстоятельства их совершения неоднородны и имеют различное правовое значение при решении вопроса об изменении обвинения.

В связи с этим возникает необходимость классификации обстоятельств, составляющих структуру обвинения в убийстве или доведения до самоубийства. Критерием такой классификации должна быть юридическая однородность указанных обстоятельств для индивидуализации ответственности и квалификации убийства и доведения до самоубийства. 3.

В соответствии с названным критерием все обстоятельства, входящие в формулировку обвинения в убийстве или доведении до самоубийства, для анализа разбиваются на пять групп:

а) данные о личности виновного и потерпевшего55;

б) место и время совершения преступления;

в) обстоятельства, определяющие квалификацию убийства и доведения до самоубийства;

г) обстоятельства, отягчающие ответственность, не включенные в качестве квалифицирующих признаков;

д) обстоятельства, способствующие уяснению деталей и некоторых условий совершения преступлений.

Отнесенные к первой группе обстоятельства, характеризующие обвиняемого (подсудимого) и потерпевшего, позволяют с несомненностью удостовериться в личности каждого из них.

По делам об убийстве сведения о личности обвиняемого (подсудимого) могут измениться в связи с тем, что обвиняемый назвал себя вымышленной фамилией либо выдал себя за существующего в действительности человека, который не совершал убийства. При установлении новых данных в каждом из этих случаев должно быть предъявлено новое обвинение, так как возникает необходимость заново исследовать все данные, характеризующие личность действительного убийцы. Они могут оказать влияние на изменение квалификации преступления, а также на размер наказания, которое может быть назначено судом. В тех случаях, когда обвиняемый выдавал себя за другого реально существующего человека, предъявление нового обвинения важно еще для того, чтобы оградить невиновное лицо от возможных неприятностей в будущем. Например, при побеге действительного виновника убийства это невиновное лицо при розыске может быть арестовано.

Необходимость предъявить новое обвинение возникает и тогда, когда выясняется, что личность потерпевшего на момент предъявления обвинения в действительности установлена не была.

Это относится как к тем случаям, когда личность потерпевшего была установлена неправильно, так и к тем, когда личность потерпевшего на момент предъявления обвинения вообще не была установлена. Данные о личности потерпевшего могут повлиять на квалификацию преступления и наказание виновного. Установление личности потерпевшего повлечет также прекращение розыска без вести пропавшего человека.

Установление действительной личности обвиняемого (подсудимого) и потерпевшего по делу об убийстве должно влечь предъявление нового обвинения следователем, направление для этого дела на предварительное расследование не только до вынесения приговора, но и после вынесения приговора и вступления его в законную силу. В последнем случае речь идет о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

По нашему мнению, рассмотренные ситуации во всех случаях требуют предъявления нового обвинения, которое существенно отличается от ранее предъявленного, а в некоторых из них может оказаться и более тяжким.

При доведении до самоубийства данные о личности виновного и потерпевшего, по общему правилу, становятся известны еще при возбуждении уголовного дела. Это объясняется тем, что виновный и потерпевший при совершении этого преступления не только знают друг друга, но и известны окружающим. Однако все же нельзя исключить и по этим делам выявление в ходе расследования новых данных об обвиняемом, например когда оказывается, что обвиняемый в действительности другое лицо. В таком случае, как и при убийстве, необходимо предъявление нового обвинения с указанием новых данных о личности обвиняемого.

По нашему мнению, в подобных случаях нельзя ограничиться вынесением постановления или определения о том, что обвиняемый (подсудимый) Иванов он же Петров, как иногда поступают на практике.

Во вторую группу включены обстоятельства, указывающие на место и время убийства и доведения до самоубийства. Изменение этих данных влечет предъявление нового обвинения, когда возникает необходимость применить уголовный закон другой союзной республики или иную норму в связи с введением в действие нового уголовного закона.

В подобных ситуациях правильность такого решения несомненна. Обвинение должно быть заново предъявлено и в тех случаях, когда изменение данных о месте и времени убийства ставит под сомнение возможность совершения убийства обвиняемым (подсудимым), особенно когда он заявляет об алиби или не признает себя виновным, а также когда изменение этих данных влияет на другие обстоятельства совершения преступления, например когда оказывается, что место обнаружения трупа не совпадает с местом лишения жизни потерпевшего.

На практике возникает вопрос о том, надо ли предъявлять новое обвинение, когда предъявлено обвинение в убийстве с указанием адреса и примерного времени («в доме № 2 по Широкой улице около 20 часов»), а затем в ходе расследования место и время детализируются (в какой комнате было совершено убийство), уточняются минуты совершения преступления. Здесь однозначного ответа не может быть. Например, при убийстве способом, опасным для жизни многих людей, в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны и т. п. уточнение места совершения убийства может оказаться решающим для квалификации преступления, а иногда и для доказывания вины. В тех же случаях, когда уточнение места и времени убийства не имеет решающего значения, вряд ли есть необходимость предъявлять новое обвинение, но не следует уточнять и формулировку обвинения. Место и время убийства могут быть уточнены в таких случаях при описании обстоятельств этого преступления в обвинительном заключении или в приговоре перед изложением формулировки обвинения. С нашей точки зрения, такое уточнение не дает оснований считать, что новое обвинение существенно изменилось по фактическим обстоятельствам.

Место и время доведения до самоубийства имеют свои особенности. Здесь место совершения действий обвиняемого и место самоубийства часто не совпадают, не совпадает и время доведения до самоубийства и самоубийство потерпевшего. Каждое из этих обстоятельств имеет самостоятельное значение. В тех случаях, когда изменение места и времени влияет на квалификацию действий виновного, ему должно быть предъявлено новое об- винение56.

В тех случаях, когда место и время лишь уточняются и в результате этого не ставится под сомнение предъявленное обвинение, необходимости предъявлять новое обвинение в доведении до самоубийства не возникает.

Третью группу составляют обстоятельства, определяющие квалификацию рассматриваемых преступлений.

Для убийства эти обстоятельства могут быть самыми различными: характер умысла, вид неосторожности, мотив, цель, способ, завершенность начатого преступления, признание обвиняемого особо опасным рецидивистом при осуждении за прежние преступления, повторность, наличие беременности потерпевшей и др. Их изменение после предъявления обвинения зачастую влечет применение другого уголовного закона, а в связи с этим возникают вопросы о том, какое обвинение является более тяжким или существенно отличающимся от первоначального.

Не вызывает сомнения, что следователь, прокурор и суд вправе изменить формулировку обвинения в убийстве на другую, менее суровую, предусматривающую ответственность за убийство. Они могут также исключить отдельные эпизоды обвинения или обстоятельства, отягчающие убийство. Во всех этих случаях новую формулировку обвинения приводят в соответствие с теми данными, которые установлены предварительным следствием или судом. Такие изменения не ухудшают положения обвиняемого (подсудимого) и не нарушают его права на защиту. Это относится, например, к переквалификации действий обвиняемого (подсудимого) со ст. 102 на ст. ст. 103, 104, 105, 106 УК, со ст. 103 на ст. ст. 104, 105 и 106 УК и т. д. Однако изменить квалификацию со ст. 106 на ст. 105 УК нельзя, хотя ст. 105 и предусматривает менее строгое наказание, чем ст. 106. Это объясняется тем, что убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть только умышленным. Изменение обвинения в совершении неосторожного убийства на обвинение в умышленном убийстве привело бы к существенному изменению формулировки обвинения по фактическим обстоятельствам.

Более сложно решить вопрос о предъявлении нового обвинения, когда возникает необходимость изменить его формулировку в связи с изменением мотивов, цели, способа и иных обстоятельств убийства, предусмотренных ст. 102 УК. Имеется в виду изменение квалификации убийства вместо одного пункта этой статьи на другой. Здесь нельзя говорить о различной тяжести обвинения в убийстве, поскольку если отвлечься от конкретных обстоятельств таких убийств, то станет очевидно, что тяжесть обвинения по каждому из пунктов ст. 102 одинакова. Следовательно, правильное решение вопроса зависит от того, насколько существенно по фактическим обстоятельствам изменяется обвинение и не нарушается ли право обвиняемого (подсудимого) на защиту.

Пленум Верховного Суда СССР в развитие требований закона (ст. ст. 36, 42, 46 и 48 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик) в п. 16 постановления от 27 июня 1975 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» разъяснил, что замена судом неправильно примененного пункта ст. 102 УК возможна в тех случаях, когда такое изменение квалификации не влечет изменения формулировки обвинения и не нарушает права подсудимого на защиту. Пленум конкретизировал требования закона применительно к делам об убийстве. Это указание Пленума относится и к органам предварительного следствия, которые тоже не вправе изменять квалификацию убийства в указанных случаях без предъявления нового обвинения.

Иногда выясняется, что мотив убийства в момент предъявления обвинения был установлен неправильно, например убийство совершено не из корыстных, а из хулиганских побуждений. Без предъявления нового обвинения следователь и суд не вправе изменить прежнюю формулировку обвинения. Указание в обвинительном заключении или в приговоре о другом мотиве убийства приведет к тому, что новое обвинение будет существенно отличаться по фактическим обстоятельствам от прежнего. Так, Пленум Верховного Суда СССР внес изменение в постановление Президиума Верховного Суда РСФСР, которым было признано, что М. совершил убийство из хулиганских побуждений, и дело передал на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства. Согласившись с постановлением Президиума о квалификации преступления, Пленум признал, что дело подлежит передаче на новое рассмотрение со стадии предварительного следствия для предъявления М. обвинения в убийстве из хулиганских побуждений, поскольку по этому мотиву ранее обвинение ему не предъявлялось.

Когда предъявлено обвинение в убийстве из хулиганских побуждений (как и по любому другому мотиву, указанному в ст. 102 УК), оно не может быть изменено на обвинение по другим признакам (например, особой жестокости или способу, опасному для жизни многих людей). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР отменила приговор по делу Е., действия которого судом были переквалифицированы с п. «б» на п. «д» ст. 102 УК. Судебная коллегия указала на то, что в связи с существенным изменением формулировки обвинения Е. необходимо предъявить обвинение по п. «д» ст. 102 УК.

Равным образом нельзя в формулировке обвинения в умышленном убийстве заменить способ, опасный для жизни многих людей, или другой признак ст. 102 УК на любой из мотивов, названных в этой статье.

Недопустимо изменение формулировки обвинения и в том случае, когда суд приходит к выводу о совершении убийства при иных обстоятельствах, чем указано в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. Нельзя, например, переквалифицировать действия обвиняемого (подсудимого) с п. «г» на п. «д» ст. 102 УК, когда оказывается, что убийство совершено не с особой жестокостью, а способом, опасным для жизни многих людей. При этом были бы установлены новые обстоятельства убийства и повое обвинение, которое должно быть предъявлено. Однако в том случае, когда совершение убийства способом, опасным для жизни многих людей, было включено в формулировку обвинения, но квалифицировано неправильно по п. «г» ст. 102 УК, этот вопрос должен решаться иначе. К примеру, из постановления о предъявлении обвинения следует, что А., находясь на расстоянии 5—6 метров от Е., который стоял в группе своих товарищей, произвел выстрел из ружья и убил его с особой жестокостью. В последующем действия А. могли бы быть переквалифицированы с п. «г» на п. «д» ст. 102 УК без предъявления нового обвинения, поскольку в формулировке обвинения в числе обстоятельств убийства по существу содержалось указание о совершении его способом, опасным для жизни многих людей.

В тех случаях, когда обстоятельства, отягчающие убийство, относятся к характеристике личности обвиняемого или подсудимого (совершение убийства лицом, ранее совершившим убийство, или особо опасным рецидивистом) либо характеризуют определенным образом потерпевших (совершение убийства беременной женщины, двух и более лиц), изменение квалификации действий обвиняемого или подсудимого на какой-либо из пунктов ст. 102 УК повлечет изменение формулировки обвинения. Например, не может быть изменена квалификация убийства с п. «и» на п. «з» ст. 102 УК.

При квалификации убийства по ст. 103 УК также может возникнуть вопрос об изменении формулировки обвинения, когда суд установит, что убийство было совершено по другому мотиву (например, не из ревности, а из мести на почве личных отношений) или при других обстоятельствах (например, не в ссоре и драке, а в результате неправомерного применения оружия лицом, охранявшим государственное имущество, при неисполнении потерпевшим законных требований этого лица). Поскольку ст. 103 УК имеет единую диспозицию, то вопрос о переквалификации преступления, разумеется, не возникает, но это не значит, что формулировка обвинения может неограниченно изменяться. Здесь также подлежат применению названные выше критерии. По нашему мнению, замена мотива или обстоятельства убийства, квалифицируемого по ст. 103 УК, должна признаваться существенным изменением обвинения. Иное решение вопроса нарушило бы право обвиняемого на защиту.

По общему правилу для квалификации убийства форма умысла не имеет значения. Очевидно, из этого исходила Военная коллегия Верховного Суда СССР по делу П., осужденного за умышленное убийство П., когда указала, что признание в приговоре судом совершения убийства с прямым умыслом в отличие от постановления о предъявлении обвинения, где речь шла об убийстве с косвенным умыслом, не ухудшает положения подсудимого. При этом коллегия сослалась на то, что ст. ст. 144 и 205 УПК РСФСР не требуют детализации умысла, и, следовательно, указание на то, что виновный действовал с косвенным умыслом, не связывает суд в своих выводах о форме умысла57 .

Коллегия была бы права в том случае, если бы форма умысла в постановлении о привлечении лица в качество обвиняемого не была детализирована. В данном случае, когда в нем уже было указано о совершении убийства о косвенным умыслом, признание совершения его с прямым умыслом отягчает положение подсудимого. Совершение убийства с прямым умыслом, по нашему мнению, при прочих равных обстоятельствах является более тяжким преступлением, чем совершение убийства с косвенным умыслом.

В тех случаях, когда суд приходит к выводу о том, что совершено покушение на убийство, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого было предъявлено обвинение лишь в причинении телесных повреждений, следователем должно быть предъявлено новое обвинение, хотя различие может быть «только» в оценке формы умысла.

На практике нередко возникают вопросы о возможности изменения формулировки обвинения в убийстве на обвинение в других смежных преступлениях. Признается допустимым изменение формулировки обвинения в умышленном убийстве на обвинение: в причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего (в связи с тем, что санкция ч. 2 ст. 108 УК выше санкции ст. 103 УК, такая переквалификация возможна только со ст. 102 УК), в нарушении правил безопасности движения на автотранспорте (чч. 2 и 3 ст. 211 УК); либо изменение обвинения в покушении на убийство на обвинение в причинении тяжких, менее тяжких или легких телесных повреждений (ч. 1 ст. 108 и ст. ст. 109—112 УК) или в хулиганстве (ст. 206 УК), а также — приготовление к убийству на обвинение в оставлении в опасности (ст. 127 УК) или угрозу убийством (ст. 207 УК).

Из названных возможных вариантов изменения формулировки обвинения нуждается в некотором пояснении изменение обвинения в убийстве на обвинение в нарушении правил безопасности движения на автотранспорте, а также обвинения в покушении на убийство на обвинение в хулиганстве. В первом случае такое изменение формулировки обвинения допустимо, если обстоятельства дела в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого изложены таким образом, что эта формулировка обвинения существенно не изменится. Изменение квалификации покушения на убийство на ст. 206 УК возможно только при условии, что обвиняемому вменялось в вину покушение на убийство из хулиганских побуждений (ст. 15 и п. «б» ст. 102 УК).

Обвинение в умышленном убийстве может быть изменено на обвинение в доведении до самоубийства. Это влечет изменение квалификации со ст. ст. 102 или 103 на ст. 107 УК. Однако такое изменение возможно лишь при условии, если существенно не изменится формулировка обвинения.

При доведении до самоубийства, по нашему мнению, должно предъявляться новое обвинение, если, например, установлено, что потерпевший от виновного находился не в материальной зависимости, а в иной зависимости, или установлено не жестокое обращение, а систематическое унижение личного достоинства потерпевшего. Представляется, что в подобных случаях обвинение изменяется существенно.

В тех случаях, когда не установлен какой-либо из признаков, необходимый для применения ст. 107 УК, преступление может быть, например, переквалифицировано на ст. ст. 109, 113, 127 УК, если формулировка в этой части существенно не изменяется. Доведение до самоубийства без предъявления нового обвинения не может быть переквалифицировано ни на один вид убийства (в том числе на неосторожное), так как убийство само по себе более тяжкое преступление, чем доведение до самоубийства.

К четвертой группе отнесены обстоятельства, отягчающие ответственность (ст. 39 УК) за убийство и за доведение до самоубийства. В отношении убийства здесь имеются в виду только те обстоятельства, которые отсутствуют в ст. 102 УК: совершение убийства организованной группой, из низменных побуждений (например, зависти или мести на почве личных отношений), малолетнего, престарелого лица или лица, находящегося в беспомощном состоянии, и др. В отношении доведения до самоубийства отягчающими могут оказаться любые из обстоятельств, указанных в ст. 39 УК. Все они должны быть приняты во внимание судом при назначении наказания. Суд с их учетом вправе назначить более строгое наказание, так как они свидетельствуют о повышенной опасности совершенного преступления и личности виновного. Поэтому когда возникает необходимость изменить формулировку обвинения, то она может быть изменена только при предъявлении нового обвинения. Здесь несомненно речь идет о более тяжком обвинении, которое в то же время будет существенно отличаться от первоначального и по фактическим обстоятельствам.

Из обстоятельств, указанных в ст. 39 УК, исключение, по нашему мнению, необходимо сделать лишь для такого обстоятельства, как «совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление». Чаще всего это сведения о прежней судимости. В тех случаях, когда данное обстоятельство устанавливается после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого по делу об убийстве, необходимость предъявления нового обвинения не возникает, если прежнее преступление не связано с совершенным убийством и упоминание о нем не включено в формулировку обвинения в обвинительном заключении и в приговоре.

Пятая группа включает обстоятельства, которые способствуют уяснению отдельных деталей убийства и доведения до самоубийства, а также условий, в которых преступление было совершено. В их числе: предварительная обдуманность убийства, равнодушие окружающих при доведении до самоубийства и при убийстве в момент совершения преступления, отношения обвиняемого с потерпевшим, повреждения, от которых непосредственно наступила смерть потерпевшего, и др. Изучение практики показывает, что такие обстоятельства нередко включаются в формулировку обвинения по делам о преступлениях против жизни, хотя все они не имеют самостоятельного значения для квалификации и не относятся по закону к обстоятельствам, отягчающим ответственность. При таком положении включение их в формулировку обвинения не должно бы влечь предъявления нового обвинения. Однако данный подход был бы формальным. Некоторые из такого рода обстоятельств могут свидетельствовать о повышенной опасности действий подсудимого либо привести к существенным отличиям нового обвинения от первоначального. Например, если включить в формулировку обвинения указание о том, что обвиняемый (подсудимый) длительное время готовил убийство, то оно, с нашей точки зрения, ухудшит его положение, так как против такого обвинения он не защищался.

Таким образом, изменение обвинения в убийстве и доведении до самоубийства обязывает следователя, прокурора и суд тщательно проанализировать обвинение по отдельным его частям и в целом, сопоставить новую и прежние формулировки и только после этого с учетом конкретной специфики обстоятельств дела решить, является ли новое обвинение более тяжким или существенно отличающимся по фактическим обстоятельствам от первоначального обвинения. Правильное решение этих вопросов способствует индивидуализации ответственности лиц, совершивших преступления против жизни, и квалификации их в соответствии с точным смыслом ст. ст. 102—107 УК.

<< | >>
Источник: Бородин С. В.. Квалификация преступлений против жизни. М., «Юрид. лит.», 240 с.. 1977

Еще по теме 2.3 Квалификация преступлений против жизни при изменении обвинения:

  1. 2.3. Особенности производства неотложных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко-тических средств и психотропных веществ.
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  3. 4. Ответственность за конкретные виды преступлений против государственной власти и интересов государственной службы и службы в органах самоуправления
  4. 3. Преступления, связанные с противодействием субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций
  5. 4. Преступления против интересов государства
  6. §2. Методика расследования преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности
  7. § 2. ЮРИДИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 210 УК РФ
  8. §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления
  9. §1. Правовые основания ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом
  10. §1. Признак группы в преступлениях со специальным составом
  11. Квалификация убийства при изменении обвинения
  12. Общие условия правильной квалификации преступлений против жизни
  13. 2.3 Квалификация преступлений против жизни при изменении обвинения
  14. ГЛАВА 3. Концептуальные направления изменений в российском законодательстве в сфере ювенальной юстиции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -