<<
>>

Квалификация незаконного предпринимательства (ст. 171 УК РФ)

Непосредственным объектом данного преступления является установленный законом порядок осуществления предпринимательской деятельности.

Объективная сторона характеризуется следующими альтернативными деяниями:

1) осуществление предпринимательской деятельности без регистрации.

Осуществление предпринимательской

деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в Едином государственном реестре юридических лиц и Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального

предпринимателя;

2) осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение обязательно. При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, судам следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии). Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (и. 3 ст. 49 ГК РФ).

Если юридическое лицо, имеющее специальную правоспособность для осуществления лишь определенных видов деятельности (например, банковской, страховой, аудиторской), занимается также иными видами деятельности, которыми оно в соответствии с учредительными документами и имеющейся лицензией заниматься не вправе, то такие действия, сопряженные с неправомерным осуществлением иных видов деятельности, должны рассматриваться как
незаконная предпринимательская деятельность без регистрации либо незаконная предпринимательская деятельность без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, судам следует выяснять, соответствуют ли эти действия указанным в и. 1 ст. 2 ГК РФ признакам предпринимательской деятельности, т.е. деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя.

В соответствии со ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а глава крестьянского (фермерского) хозяйства - с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства. Согласно ст. 51 ГК РФ юридическое лицо подлежит государственной регистрации.

В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном

размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления,

предусмотренного ст. 198 УК РФ.

По конструкции объективной стороны рассматриваемый состав преступления является формально-материальным. Если преступление характеризуется причинением крупного ущерба, то такой состав следует считать материальным, и он окончен с момента причинения крупного ущерба. В том случае, если преступление характеризуется извлечением дохода в крупном размере, то такой состав следует признать формальным, и он окончен с момента получения такого дохода.

Под доходом следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности.

Однако при квалификации преступлений в виде незаконного предпринимательства определение размера полученного дохода вызывает определенные сложности. Это связано, прежде всего, с тем, что в теории экономики и юриспруденции доход понимается по-разному.

В экономической теории под доходом понимают всю выручку от реализации товаров и услуг без учета затрат. Однако в праве такое понятие дохода сохранялось в отношении подоходного налога. В других же случаях под доходом понимается прибыль, т.е. денежные поступления, получаемые в результате предпринимательской деятельности, в части, превышающей расходы.

В уголовно-правовом смысле понятие «прибыль» и «доход» тождественны, что находит отражение в специальной литературе1.

Однако, в 17 декабря 1998 г. по делу Леонова Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем определении указала, что доход, предусмотренный ст. 171 УК, следует определять как разницу между полученной от предпринимательской деятельности прибылью и расходами, понесенными в результате этой деятельности[LXXXVII] [LXXXVIII].

Такой подход к решению данного вопроса вызвал в теории уголовного права неоднозначное отношение. Многие авторы (А.Э. Жалинский, Н.А. Лопашенко, Т.Д. Устинова и др.) в своей трактовке согласились с понятием дохода от незаконной предпринимательской деятельности, данным Верховным Судом РФ. Другие, например, П.С. Янн, С. Васендин, Б.В. Волженкин, не согласились с такой трактовкой.

П.С. Янн мотивировал свое неприятие такой позиции ссылкой Верховного Суда России на налоговое законодательство, которое, по его мнению, настолько противоречиво, что позволяет, обратившись к нему, аргументировать решение, прямо противоположное[LXXXIX].

Б.В. Волженкин с учетом своего понимания опасности незаконной предпринимательской деятельности утверждает: «Всякое предпринимательство контролируется государством путем установления государственной регистрации, лицензирования отдельных видов деятельности, установления в лицензии ряда условий. Опасность представляет не
обогащение предпринимателя, не получение им прибыли, а то, что он уклоняется от установленного контроля»1.

С. Васендин считает точку зрения, где под доходом понимается весь совокупный доход, полученный от незаконного предпринимательства, более обоснованной. В противном случае, по его мнению, наступление ответственности может быть поставлено в зависимость от экономической эффективности деятельности того или иного предприятия или предпринимателя[XC] [XCI].

Несмотря на образовавшуюся в теории уголовного права дискуссию, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении №23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» указал, что под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности. Верховный Суд принял определение дохода, близкое к используемому для целей налогообложения (Статья 249 НК РФ: «доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав).

При исчислении размера дохода, полученного организованной группой лиц, следует исходить из общей суммы дохода, извлеченного всеми ее участниками.

Действующее уголовное законодательство не содержит указаний относительно того, в чем может выражаться ущерб
от незаконного предпринимательства. Нет однозначного понимания ущерба при незаконном предпринимательстве и в юридической литературе. При данном составе преступления, наряду с ущербом государству в виде неуплаты пошлин, сборов, налогов, авторами разных публикаций предлагается рассматривать ущерб в виде причинения вреда здоровью граждан, их имуществу, упущенной выгоды другими предпринимателями1.

Отдельные авторы предложенное толкование ущерба в незаконном предпринимательстве считают необоснованным, так как оно, по их мнению, носит расширительный характер. С их точки зрения, только непоступление налогов в соответствующий бюджет может включаться в структуру незаконного предпринимательства в качестве одного из последствий указанного преступления[XCII] [XCIII].

Комментируя данное мнение, следует отметить, что при незаконном предпринимательстве ущерб выражается, как правило, в виде непоступления налогов в бюджет, но это не исключает его выражение в причинении вреда здоровью граждан или их имуществу. Например, указанный вред может наступить в результате потребления или пользования товарами, которые явились продуктом незаконного предпринимательства и имеют конструктивные, рецептурные или иные недостатки. Органам предварительного следствия в этих случаях необходимо будет установить причинно- следственную связь между перечисленными последствиями и совершенным незаконным предпринимательством.

В зависимости от размера извлеченного дохода при незаконном предпринимательстве осуществляется

отграничение данного преступного деяния от
административного правонарушения, но как квалифицировать деяние, когда незаконная предпринимательская деятельность была пресечена в тот момент, когда ее субъект еще не намеривался прекращать свои действия, но извлеченный им доход составляет менее полутора миллионов рублей?

При установлении признаков объективной стороны рассматриваемого преступления, помимо анализа видов незаконного предпринимательства, указанных в диспозиции ст. 171 УК, следует особо обратить внимание на то обстоятельство, что осуществление незаконной предпринимательской деятельности по своему характеру относится к числу продолжаемых преступлений. Моментом окончания продолжаемых преступлений является прекращение преступной деятельности1. Объективная сторона ст. 171 УК РФ сконструирована таким образом, что единичным преступлением является целая система последовательных действий[XCIV] [XCV].

Применительно к таким случаям, в теории уголовного права выработан подход, согласно которому квалификация осуществляется в зависимости от цели продолжаемого преступления, конкретизированности или

неконкретизированности умысла виновного[XCVI].

По мнению некоторых ученых, действия, описанные в приведенном примере, могут быть оценены как покушение на преступление (ч.З ст. 30, ст. 171 УК РФ), но в том случае, если органам предварительного следствия удастся доказать конкретный размер дохода, который намеревался извлечь субъект преступления, или размер дохода, который был бы
извлечен, если бы незаконная предпринимательская деятельность не была пресечена[XCVII].

Анализ изученных уголовных дел также свидетельствует о том, что пресеченная незаконно осуществляемая предпринимательская деятельность, при которой ее субъект извлек доход в крупном размере, в некоторых случаях квалифицируется как покушение на незаконное предпринимательство, совершенное с извлечением дохода в особо крупном размере.

По мнению Н.Ф. Кузнецовой, при незаконном предпринимательстве до момента извлечения дохода в особо крупном размере предшествующие действия лица могут расцениваться правоприменительными органами либо как оконченное преступление (при наличии крупного размера дохода) либо как покушение на преступление2.

С нашей точки зрения, последний вариант квалификации возможен только в том случае, если органами предварительного следствия будет доказано, что виновное лицо намеривалось извлечь доход при незаконном предпринимательстве в особо крупном размере, тогда его действия должны быть квалифицированы как покушение на незаконное предпринимательство с извлечением дохода в особо крупном размере.

Справедливости ради следует отметить, что в юридической литературе бытует мнение о невозможности совершения покушения на незаконное предпринимательство, в связи с тем, что данное преступление является продолжаемым. В одной из ст. Л.С. Аистовой приводится пример из судебной практики, когда, по ее мнению, действия виновного лица неправильно были квалифицированы как покушение на незаконное предпринимательство с извлечением дохода в особо крупном размере.

Б., не являясь частным предпринимателем, в Северной Осетии приобрел у не установленных следствием лиц 8400 литров этилового спирта, с целью его перепродажи в других субъектах РФ. Для перевозки бочек со спиртом и торговли Б. арендовал автомобиль «КамАЗ» и наняі водителя. Деятельность Б. была пресечена, когда он успел реализовать только 1000 л спирта1.

Думается, что в приведенном примере правоприменитель правильно оценил действия Б. как покушение на незаконное предпринимательство с извлечением дохода в особо крупном размере. Нельзя забывать, что объективное вменение в отечественном уголовном праве не допустимо. Несмотря на то, что виновный успел реализовать 1000 л спирта, его умысел был направлен на реализацию 8400 л спирта.

Правоприменительная практика о незаконном предпринимательстве характеризуется своей

противоречивостью. Анализ материалов уголовных дел свидетельствует, что в одних случаях совершение одной крупной сделки признается незаконным

предпринимательством, а в других нет. Нет единства по этому вопросу и в теории уголовного права. Одни ученые считают, что совершение единичной сделки с извлечением дохода в крупном или особо крупном размере образует незаконное предпринимательство[XCVIII] [XCIX], а другие данное мнение подвергают критике.

К сожалению, признак систематичности не получил легальной расшифровки, а практика до сих пор не выработала его твердых критериев, что вызывает немало трудностей при применении норм ст. 171 УК РФ[C].

Так, в одном из районов Вологодской области был осужден за незаконное предпринимательство К., получивший доход в крупном размере от перепродажи легковой машины. В другом районе той же области, напротив, было прекращено уголовное дело за отсутствием состава преступления в действиях П. и Л., получивших доход в крупном размере от перепродажи большой партии пиломатериалов, поскольку, как подчеркнул следователь, сделка была единичной[CI].

В этой связи возникает вопрос, как квалифицировать действия лиц, совершивших одну или две сделки, принесшие им доход в крупном или особо крупном размере?

Ответ на поставленный вопрос, с нашей точки зрения, содержится в письме Минфина РФ от 14.01.2005 № 03-05-01- 05/3. Из контекста данного письма следует, что закон связывает необходимость регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя с осуществлением им деятельности особого рода, а не просто с совершением возмездных сделок. Самого по себе факта совершения гражданином сделок на возмездной основе для признания гражданина предпринимателем недостаточно, если совершаемые им сделки не образуют деятельности. В качестве критериев ведения предпринимательской деятельности Минфин РФ, в частности, указывает изготовление или приобретение имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации; хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок; взаимосвязанность всех совершенных гражданином в определенный период времени сделок; устойчивые связи с продавцами, покупателями, прочими контрагентами.

В одном из постановлений Верховного Суда, касающегося применения ст. 14.1 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без государственной

регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, разъясняется, что «...отдельные случаи продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицом, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, не образуют состав данного административного правонарушения при условии, если количество товара, его ассортимент, объемы выполненных работ, оказанных услуг и другие обстоятельства не свидетельствуют о том, что данная деятельность была направлена на систематическое получение прибыли»1.

В и. 2 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 №23 указано, что в тех случаях, когда

незарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство.

Таким образом, позиция высшей судебной инстанции выражается в том, что не только единичная сделка, но и несколько совершенных одним лицом сделок не создают оснований для квалификации этих действий как незаконное предпринимательство[CII] [CIII].

Такое понимание незаконного предпринимательства представляется обоснованным, так как ст. 171 УК в существующем виде нацеливает правоохранительные органы на борьбу с более опасными видами предпринимательских действий, которые наносят существенный урон обществу. Незаконное предпринимательство является незаконным не как
предпринимательство само по себе, а в силу того, что лицо уклоняется от исполнения требований о государственной регистрации либо от получения соответствующей лицензии. Если эти требования были исполнены, предпринимательство было бы законно[CIV].

Кроме этого некоторые предприниматели сочетают в своей законной деятельности незаконные виды

предпринимательства. Например, в некоторых магазинах, легально торгующих оружием, можно купить его нелегально, произведенное кустарным способом и т.д.

Известны случаи, когда отдельные врачи на базе стационарного или поликлинического отделения разворачивают деятельность по нелегальному оказанию возмездных медицинских услуг.

Мошенники под видом народных целителей систематически собирают огромные аудитории для проведения, например, сеансов массового исцеления.

Перечисленные виды деятельности при систематическом извлечении прибыли по своим содержательным характеристикам вполне будут соответствовать определению предпринимательства. Не будут они лишь отвечать условию законности совершаемых действий2.

По нашему мнению, описанные деяния должны получать уголовно-правовую оценку по специальным нормам уголовного законодательства и наряду с этим квалифицироваться по совокупности с нормами ст. 171 УК РФ, если они причинили крупный ущерб или принесли доход в размере не ниже крупного.

Следует также отметить, что нахождение в трудовых отношениях с каким-либо работодателем исключает наличие в
действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Одним из районных судов Орловской области вынесен обвинительный приговор по ст. 171 УК РФ в отношении Е., который, не имея лицензии на осуществление перевозок автомобильным транспортом, заключил трудовое соглашение с пищекомбинатом о трудоустройстве в качестве водителя и на принадлежащем ему автомобиле, по указанию руководства названного предприятия, производил перевозки различных грузов.

Данный приговор был отменен. В своем постановлении Президиум Орловского областного суда указал, что деятельность Е. в упомянутом предприятии не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства комбината по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче товара (который, как это видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией производились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в пенсионный фонд), велся график учета его рабочего времени. Следовательно, действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому специального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоятельствах не требовалось1.

В юридической литературе обсуждается вопрос, следует ли рассматривать в качестве преступления предпринимательскую

- ~2г>

деятельность, осуществляемую с просроченной лицензией !

Общественная опасность такого вида незаконного предпринимательства обусловлена тем, что за время, которое прошло после выдачи лицензии, могли измениться условия, предъявляемые к конкретному виду деятельности, могли [CV] [CVI]

наметиться какие-то отклонения от ее требований в работе организации. В этой связи осуществление предпринимательской деятельности с просроченной лицензией при наличии прочих условий следует рассматривать в качестве признака объективной стороны преступления1.

В ч. 2 ст. 171 УК РФ содержится указание на два квалифицирующих признака:

1) совершение преступления организованной группой;

2) извлечение дохода в особо крупном размере (свыше шести миллионов рублей).

Первый из названных признаков нами уже неоднократно комментировался, поэтому его уголовно-правовой анализ можно опустить.

Второй признак по отношению к понятию дохода в крупном размере носит сугубо количественный характер.

Субъективная сторона незаконного предпринимательства характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Субъектом незаконного предпринимательства может быть как лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, так и лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

При осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской

деятельности уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ подлежит лицо, на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического
лица), а также лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации.

Если лицо (за исключением руководителя организации или лица, на которое постоянно, временно или по специальному полномочию непосредственно возложены обязанности по руководству организацией) находится в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем, которые осуществляют свою деятельность без регистрации либо без специального разрешения (лицензии), то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового договора, не содержит состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

4.5.

<< | >>
Источник: В.И. Гладких. Квалификации преступлений в сфере экономики. Курс лекций: под ред. проф. В.И. Гладких. - М., 2014.-430 с.. 2014
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Квалификация незаконного предпринимательства (ст. 171 УК РФ):

  1. § 1. Понятие и социально-экономические основания криминализации лжепредпринимательства
  2. § 2. Объективная сторона лжепредпринимательства
  3. Научные статьи и иные публикации. 122.
  4. 4. Квалификация преступлений при конкуренции и коллизии норм
  5. 2.1. Незаконное предпринимательство.
  6. § 2. Понятие предпринимательской деятельности. Незаконное предпринимательство
  7. 2.1. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом их объекта
  8. 3.1. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института неоконченного преступления
  9. 3.3. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом института обстоятельств, исключающих преступность деяния
  10. 3.4. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений, с учетом института множественности преступлений
  11. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии
  12. Глава четвертая. ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ СО СЛУЖЕБНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В СФЕРЕ ЧАСТНОЙ ОХРАННОЙ И ДЕТЕКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ПОСЯГАЮЩИМИ НА СОБСТВЕННОСТЬ И ИНТЕРЕСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  13. § 3.2. Социально-экономические меры противодействия незаконным корпоративным захватам.
  14. Незаконное использование средств индивидуализации товаров (ра­бот, услуг) (ст. 180 УК РФ).
  15. СОДЕРЖАНИЕ
  16. Квалификация незаконного предпринимательства (ст. 171 УК РФ)
  17. Квалификация незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -