<<
>>

§2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления составляет в год в среднем около 32% среди преступлений против семьи и несовершеннолетних3. Большинство — это вовлечение несовершеннолетних в совершение различного рода хищений, в основном краж, на их долю выпадает около 70% преступлений.

Чаще в совершение преступлений вовлекаются несовершеннолетние мужского пола — 92%, женского — 8%4.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, является лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. Отсюда и особенность субъективной стороны этого состава — заведомое знание субъектом о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого в совершение преступления. Указанные обстоятельства входят в предмет доказывания по делам рассматриваемой категории.

В предмет доказывания входят признаки преступления, указанные в диспозиции основного состава— в ч. 1 ст. 150 УК РФ. Это также способы совершения этого преступления: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом. Фактически любой способ вовлечения в совершение преступления образует состав, предусмотренный ст. 150 УК РФ.

В большинстве случаев расследование этого преступления начинается с предшествующего, в совершении которого наряду со взрослым принимал участие и подросток. Однако конструкция

1              Парламентская газета. 2002 г. 2 апреля.

2              Российский следователь. 2002 г. № 2. С. 22.

3              Российский следователь. 2001 г. № 9. С. 27.

4              См. там же.

565

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

диспозиции ст. 150 УК РФ позволяет производить уголовное преследование и при наличии достаточных данных, указывающих на любые действия взрослых, имеющих целью склонить несовершеннолетнего к совершению преступления, независимо от того, совершено ли преступление, и квалифицировать такие действия, как покушение на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.

Оконченным состав, предусмотренный ст. 150 УК РФ, будет с того момента, когда несовершеннолетний реально примет участие в совершении преступления и выполнит хотя бы часть преступных действий. Если умысел взрослого был направлен на вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, но они не были совершены, то действия виновного взрослого должны квалифицироваться не только по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 150 УК РФ, но и как приготовление к совершению соответствующего тяжкого или особо тяжкого преступления. Оконченным состав, предусмотренный ст. 150 УК РФ, считается с момента совершения действий, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, независимо от того, было ли фактически совершено это преступление.

Поводом для возбуждения уголовных дел по рассматриваемой статье уголовного закона могут быть сообщения, полученные из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), оформляемые рапортом об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ). Однако такие случаи фактически отсутствуют в следственной практике, что свидетельствует о низкой оперативной осведомленности о готовящихся преступлениях.

Особенности методики и тактики расследования этих дел варьируют в зависимости от того, достиг ли подросток возраста уголовной ответственности и совершил ли он конкретно уголовно наказуемое деяние, в совершение которого был вовлечен. В последнем случае все следственные действия с ним должны проводиться с учетом требований Уголовно-процессуального кодекса в части гарантий его права на защиту как подозреваемого. В таких случаях недопустимы его допросы в качестве свидетеля и неопределенность в его истинном процессуальном положении.

При допросе несовершеннолетнего, независимо от его процессуального положения, следует учитывать его возрастные особенности: недостаточность жизненного опыта, склонность к подражанию, стремление в некоторых конкретных ситуациях показать свое превосходство, лидирующую роль, а также повышенные эмоциональность и неуравновешенность, импульсивность, чувство групповой поруки и ложно понимаемого товарищества, низкий уровень самокритики, неадекватное восприятие и реагирование на изменение следственной ситуации, недопонимание в полной мере своих процессуальных прав и недооценка серьезности своего положения.

По большинству дел этой категории допросы являются основной информативной базой предварительного расследования. Допросы должны проводиться в пределах времени, установленных Уголовно-процессуальным кодексом. В ряде случаев к проведению допросов несовершеннолетних следует в качестве специалистов привлекать не только педагогов, но и психологов в области детской и юношеской психологии.

Готовясь к допросу подростка, целесообразно выяснить его симпатии и антипатии к отдельным лицам из числа взрослых. Лица, к которым подросток питает антипатии, не должны фигурировать в качестве его законных представителей. Вместе с тем те из взрослых, например: любимый педагог, взрослый товарищ по работе и т.п., которые могут повлиять на более откровенную позицию подростка, могут быть привлечены к участию в проведении подготовки допроса. Следует предостеречь от соблазна вступления с подростком в панибратские отношения и от предоставления ему несбалансированных уступок и поблажек ради сиюминутного успеха. Попадая затем из-под такой опеки в орбиту судебного разбирательства, подросток начинает ощущать психологический дискомфорт, у него создается впечатление в безразличии к его дальнейшей судьбе. Чувство дистанции со следователем должно оставаться до окончания расследования, но дистанции, гибкой, подвижной, что предопределяет поиск точек соприкосновения на определенных этапах расследования.

По любому делу надо стараться создать такие условия, чтобы подросток был убежден в объективности и беспристрастности следователя и в том, что его процессуamp;чьные права будут неукоснительно соблюдены, все его показания и доводы будут безусловно проверены. Очень часто допрашиваемые подростки с самого начала замкнуты или даже дерзки. В работе с подростком недопустимы нервозность, запугивания, абсолютно недопустимы ругань и оскорбления. В работе с подростком всегда необходимо терпение в сочетании с твердостью и корректностью.

Немаловажным фактором является расследование дела одним следователем.

В большинстве

случаев подростки, даже самые дерзкие и с устойчивой антиобщественной установкой, привыкают

к «своему» следователю. Бравируя на официальных допросах, они в частных беседах, в порыве от

кровенности могут сообщить информацию, которую можно проверить оперативным путем, а затем

закрепить путем производства следственных действий.              :

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

Тактическое преимущество следователю может дать совпадение интересов следствия в изобличении .взрослых преступников и позиции законных представителей и защитников несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, заинтересованных в облегчении их участи.

Вместе с тем следователь обязан самым тщательным образом проверять показания, изобличающие взрослых в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления с учетом того, что не исключены случаи оговора.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предоставляет следователю свободу при выборе тактики допроса (ст. 189 УПК РФ— общие правила проведения допроса). В случаях, если следователь убежден, что допрашиваемый будет хотя бы относительно откровенен, можно использовать форму свободного рассказа с последующими уточняющими вопросами. В иных случаях, из тактических соображений, лучше использовать вопросно-ответную форму, что придаст целенаправленность и динамичность в проведении допроса. Однако в таких случаях следователю необходимо избегать наводящих вопросов. Целесообразно до начала допроса подготовить и откорректировать план допроса, в который следует занести перечень вопросов. Допрос следует проводить с максимальной детализацией, что способствует получению полноценной доказательственной информации и разоблачению ложных показаний, в частности самооговора. Так, по делу по обвинению несовершеннолетнего Г. в краже из торговой палатки продуктов питания и спиртного в ходе допроса подозреваемому задавались вопросы по каждой позиции похищенных продуктов.

По его первоначальной версии получалось, что он съел за один день такое количество пищи, которое немыслимо потребить даже нескольким взрослым. Убедившись в абсурдности своей версии, подозреваемый рассказал о взрослом соучастнике, вовлекшем его в совершение кражи. Проведенным обыском у взрослого была обнаружена основная часть похищенных продуктов и спиртное, впоследствии версия о вовлечении им несовершеннолетнего в совершение кражи нашла объективное подтверждение.

Современное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство предоставляют следователю широкий набор возможностей для правомерного воздействия на сознание несовершеннолетнего правонарушителя. Положительный эффект могут дать: разъяснение значения обстоятельств, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ), в особенности указанных в п. «и» и «к»; юридических последствий этих обстоятельств, которые указаны в ст. 62 УК РФ, возможность применения судом ст. 64 УК РФ. Если деяние, совершенное подростком, содержит признаки преступления небольшой или средней тяжести, то целесообразно прекратить против него уголовное преследование по основаниям, предусмотренным ст. 25,27 и 28 УПК РФ.

Одной из распространенных ошибок по делам данной категории является непродуманное проведение многочисленных очных ставок без учета особенностей дела, личностей допрашиваемых и дальнейшего прогнозирования движения дела. Проведение очных ставок подростков со взрослыми не всегда оправданно по той причине, что взрослые могут оказать негативное влияние на позицию подростка, поскольку последние опасаются прослыть «предателями» в своей среде. Такая очная ставка не будет способствовать изобличению взрослого, а только может завести следствие в тупик. Следователи нередко извращают задачи и цели проведения очных ставок, данное следственное действие.

Во-первых, может быть проведено при наличии существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц. Во-вторых —очную ставку следует проводить, когда есть основания полагать, что эти противоречия могут быть устранены в ходе очной ставки.

В-третьих— проведение очной ставки является вопросом тактическим. Ошибочно проводить очную ставку для «подтверждения» ранее данных показаний того лица, показаниям которого отдает предпочтение следователь. Равным образом на этой очной ставке «подтверждаются» и показания лица, позиция которого противоположна сложившемуся убеждению следователя. Когда каждый участник очной ставки твердо стоит на своих прежних показаниях, то такая очная ставка ничего не дает в плане собирания доказательственной информации. До судебного рассмотрения дела неизвестно, чьим показаниям отдаст предпочтение суд. Поэтому проведение очных ставок только при наличии противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц, притом нередко несущественных— это шаблонный подход к организации проведения предварительного расследования. Достоверность тех показаний, которые считает правдивыми следователь, следует проверять и подкреплять иными доказательствами.

При допросе подростка, дающего правдивые показания, следует шире применять аудио- и (или) видеозапись (ч. 4 ст. 189 УПК РФ), которые затем при допросе взрослого подозреваемого или обвиняемого могут быть продемонстрированы и использованы в его изобличении в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления.

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

При расследовании дел рассматриваемой категории важно расширение круга свидетелей из числа ближайшего окружения подростка: по месту жительства, учебы или работы. Для этого необходимо своевременно давать поручения органу дознания о выявлении лиц, с которыми общался подросток в период, предшествующий совершению преступления и непосредственно после него. Однако допросы этих лиц могут дать эффект при условии, если следователь будет располагать сведениями как о характере взаимоотношений с этими лицами, так и характеризующими-их данными. Такие знания позволяют более конкретно планировать проведение с ними следственных действий и придают целенаправленность в дальнейшем доказывании.

В зависимости от следственной ситуации иногда следует назначать по делу судебно-психологическую экспертизу на предмет установления индивидуальных психологических особенностей личности подростка, его ролевое значение в группе лиц, оценить степень его интеллектуального развития, охарактеризовать эмоциональную и волевые сферы. В совокупности с другими материалами дела выводы психологической экспертизы могут позволить с достоверностью установить его истинную роль в исследовании того или иного события. Кроме того, выводы экспертизы позволяют установить, не подлежит ли подозреваемый или обвиняемый несовершеннолетний освобождению от уголовной ответственности по основаниям ч. 3 ст. 20 УК РФ. Тогда, в силу требований ч. 2 ст. 33 УК РФ, взрослое лицо подлежит ответственности и как исполнитель преступления посредством использования лица, не подлежащего уголовной ответственности.

Доказательственная информация о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления может быть получена из анализа данных следственного осмотра. Например: следы, изъятые с места происшествия, их расположение и локализация могут свидетельствовать о более активной роли взрослого, что в совокупности с иными доказательствами может быть положено в основу его обвинения по ст. 150 УК РФ. Такие же данные могут быть получены и в результате освидетельствования, ибо цели производства этого следственного действия достаточно широки (ч. 1 ст. 179 УК РФ). При производстве такого следственного действия, как предъявление для опознания взрослого лица, необходимо учитывать возможность предъявления для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ). Порой следователи сетуют на отсутствие и неприспособленность помещений для проведения этого вида предъявления для опознания. Представляется, что в этих случаях просто нужен следующий подход. К примеру, это следственное действие вполне возможно произвести при расположении опознающего вместе с понятыми в салоне автомашины с тонированными стеклами.

Проверка показаний на месте (ст. 194 УПК РФ)— комплексное следственное действие, содержащее элементы допроса, осмотра и следственного эксперимента. Важно помнить целевое назначение этого следственного действия: установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Проводить проверку показаний на месте с целью их «закрепления» — нецелесообразно. С таким подходом к проведению этого следственного действия можно закрепить и данные ранее заведомо ложные показания, в том числе оговор и самооговор.

Проверка показаний на месте как следственное действие может конкурировать со следственным экспериментом (ст. 181 УПК РФ). В таких случаях надо исходить из следующих соображений. Если проверяются ранее данные показания подростка и необходимо проведение опытных действий на месте, связанном с исследуемым событием, то следует проводить проверку показаний на месте в порядке ст. 194 УПК РФ. Если необходимости выхода на место нет, то предпочтительнее проведение следственного эксперимента. Многое зависит и от наличия в распоряжении следователя ранее изъятых вещественных доказательств и иных следов преступления. Помимо этого, следует учитывать и то, насколько известны лицу, показания которого проверяются, место или местность, связанная с исследуемым событием. Так, по делу по обвинению несовершеннолетнего Г. в краже мотоцикла из гаража ранее при осмотре места происшествия был изъят и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства двойной дверной замок гаража. Сам обвиняемый ранее неоднократно бывал в этом гараже и хорошо знал его обстановку. Поэтому рассчитывать на то, что Г. укажет на какие-то новые обстоятельства, имеющие значение для дела, не было оснований. Проверка показаний на месте означала бы простое повторение уже ранее данных показаний и не предоставила бы следствию какой-либо дополнительной доказательственной информации. Однако в распоряжении следователя имелась оперативная информация, что Г. совершил проникновение в гараж и кражу совместно с ранее судимым взрослым, о котором на допросах умалчивал. Анализируя показания Г., допрошенного в качестве подозреваемого, а затем обвиняемого, следователь обратил внимание на чрезмерную «находчивость» Г., сумевшего виртуозно открыть двойной дверной замок гаража, завести не совсем исправный мотоцикл и уехать на нем. Следователь прямо в кабинете провел следственный эксперимент, в ходе которого Г. было предложено продемонстрировать, как он открывал

568

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

дверные замки, и объяснить на схеме, как заводил мотоцикл. Обвиняемый не смог открыть замки и толком объяснить, как обращаться с мотоциклом. На основе результатов следственного эксперимента удалось убедить Г. дать правдивые показания и изобличить взрослого преступника, который, кстати, при проведении следственного эксперимента ловко и уверенно продемонстрировал все свои действия.

В другом деле по совершению кражи из магазина подозревался 14-летний И., который показал, что проник в магазин через окно. Было решено провести проверку его показаний на месте. При проведении этого следственного действия И. не смог даже дотянуться до окна, через которое он якобы проник в магазин. В помещении магазина он вообще не ориентировался, и новые обстоятельства противоречили версии о совершении кражи подозреваемым. Вместе с тем было установлено, что ко времени совершения кражи из магазина подозреваемый постоянно общался со взрослым, ранее судимым за кражи гр-м К. У последнего был проведен обыск и обнаружена значительная часть похищенного из магазина имущества. Как далее было установлено, кражу в основном совершал взрослый, а несовершеннолетний И. был вовлечен им в совершение преступления и выполнял роль пособника.

В некоторых случаях, исходя из особенностей личности подростка следует, на основании ч. 7 ст. 164 УПК РФ, привлекать к участию к следственным действиям должностное лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность. Об участии этого лица делается отметка в протоколе. Однако подходить к решению этого тактического и процессуального вопроса необходимо весьма дифференцированно в зависимости от отношений этого подростка с данным подозреваемым. Главные условия: отсутствие предвзятости со стороны этого должностного лица, его объективность и осведомленность о чертах характера, условиях жизни подростка и его связях. Даже при наличии настороженного отношения подростка к оперативным подразделениям, при объективном подходе к нему во многих случаях возможно преодоление этого недоверия.

При расследовании необходимо учитывать основные способы защиты, к которым прибегают взрослые, чтобы избежать ответственности за вовлечение в преступление несовершеннолетнего. В отношении несовершеннолетних старшей подростковой группы (16-17 лет) часто выдвигаются версии о неосведомленности об их несовершеннолетнем возрасте либо о том, что подросток сам был инициатором совершения преступления. Версия относительно возраста иногда может быть опровергнута путем собирания доказательств об устойчивых и относительно длительных связях подростка и взрослого, свидетельствующих о том, что последний не мог не знать об истинном возрасте несовершеннолетнего. Вопрос об инициативной роли несовершеннолетнего в совершении преступления подтверждается или опровергается, исходя из совокупности всех собранных доказательств, путем сопоставления одних доказательств с другими, имеющимися в уголовном деле. В частности, подлежит тщательному изучению личность подростка с последующей оценкой данных, характеризующих личность подростка. Безусловно, вопрос сопоставления личности и роли ее в преступлении носит характер оценки по правилам ст. 88 УПК РФ и окончательно разрешается только при рассмотрении дела по существу в судебном заседании, но следователь и прокурор имеют процессуальное право на формирование своего внутреннего убеждения (ст. 17 УПК РФ).

Важной частью работы следователя по установлению обстоятельств преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, является установление способа вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления. Согласно диспозиции основного состава (ч. 1 ст. 150 УК РФ) это обещания, обман, угрозы и любой иной способ.

Обещания включают в себя как уверения, и посулы каких-либо выгод материального характера, так и освобождения от материальных затрат (например, от уплаты долга). Обещания могут выражаться и не в материальной форме, например: оказание содействия в решении каких-либо вопросов, месть конкретному лицу и т.д.

Обман—это умышленное введение взрослым в заблуждение несовершеннолетнего относительно как юридического, так и фактического характера предполагаемых действий. Обман в юридически значимых обстоятельствах заключается в убеждении подростка в том, что совершаемые действия вполне правомерны. Так, В. вовлек несовершеннолетнего в совершение грабежа, введя последнего в заблуждение в том, что потерпевший якобы взял у него на время магнитофон и не собирается его возвращать. Вместе они отобрали магнитофон у потерпевшего. В другом случае взрослый преступник вовлек двух несовершеннолетних в совершение квартирной кражи, предварительно убедив их, что они якобы переносят принадлежащие ему вещи от его бывшей сожительницы.

В первом случае мы имеем дело с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления путем обмана в юридически значимых обстоятельствах. Во-втором — это обман в фактических обстоятельствах деяния.

569

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

Господствующей в доктрине уголовного права является презумпция, что незнание закона не освобождает от уголовной ответственности, однако, исходя из конкретных обстоятельств дела, эта презумпция может быть опровергнута. Как отмечал Н.С. Таганцев, данная презумпция, проводимая с неумолимой последовательностью, вносит в уголовное право формализм, противоречащий природе уголовной ответственности'.

Пвэтому по каждому уголовному делу необходимо полное и всестороннее исследование всех обстоятельств дела. Представляется правильным, что в свое время (в рамках ранее действовавшего УПК РФ) суд возвратил уголовное дело по изнасилованию по обвинению двух взрослых лиц на дополнительное расследование для решения вопроса об уголовной ответственности Подростков и взрослых за вовлечение их в совершение преступления. Взрослые, воспользовавшись состоянием сильного опьянения потерпевшей, изнасиловали ее, затем заявили группе находившихся поблизости несовершеннолетних, что она якобы сама ищет мужчин и желает продолжить с ними интимную близость, после чего трое подростков поочередно совершили с находившейся в состоянии алкогольной комы потерпевшей половые акты. Суд был прав, что они не могли не осознавать, что потерпевшая совершенно не ориентируется в обстановке и не способна даже возразить на их действия словесно, не говоря уж о каком-то сопротивлении. Все были привлечены к уголовной ответственности за изнасилование, совершенное группой лиц, а взрослые и за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления, все осуждены в соответствии с предъявленными обвинениями. В другом случае вряд ли можно согласиться с освобождением от уголовной ответственности двух подростков, вовлеченных взрослым в похищение человека под предлогом, что тот украл у него имущество на несколько сотен рублей. Как было установлено, потерпевший действительно совершил кражу, но это отнюдь не означало, что в отношении его можно совершать преступные действия даже вообще неимущественного характера.

Вовлечение в совершение преступления путем угроз означает наличие со стороны взрослого угроз любого характера, кроме угроз применения насилия, что является квалифицирующим признаком ч. 3 ст. 150 УК РФ. Это угрозы самого различного характера: уничтожения или повреждения его имущества, разглашения порочащих сведений о подростке, в том числе и о его неправомерном поведении и т.д. Угрозы могут касаться не только непосредственно самого несовершеннолетнегб, но и его родственников и близких ему лиц.

Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления «иным способом» следует понимать любые действия, совершаемые с прямым умыслом, направленным на склонение подростка к участию в совершении уголовно наказуемого деяния. Наиболее часто это выражается в виде простого предложения совершить конкретное преступление. Такие предложения — это не обнаружение умысла, а уже конкретные действия по приисканию соучастника преступления, представляющие собой стадию приготовления к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ). Согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению. В этом случае, как уже отмечалось, взрослый должен нести ответственность за приготовление к конкретному преступлению и за вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления.

Действия по вовлечению несовершеннолетнего в совершение преступления предполагают вину в виде прямого умысла. Культивирование у подростка чувства мести, наживы, корысти, зависти, иных низменных побуждений без установления направленности умысла вовлечь его в совершение конкретного преступления не образует преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ. Вовлечение может совершаться только в форме активных действий, направленных на возбуждение у подростка решимости участвовать в совершении конкретного уголовно наказуемого деяния либо на принуждение его к совершению преступления. Вовлечение может выражаться и системой определенных действий, которые объективно свидетельствуют о направленности умысла взрослого склонить несовершеннолетнего к участию в совершении преступления. Так, неоднократно судимый К. стал поддерживать отношения с двумя подростками, бравировать перед ними своим уголовным прошлым, культивировать уголовную «романтику». Однажды, угостив их спиртным, пригласил «прогуляться» и достать еще спиртное. Приведя к одной из квартир, К. в их присутствии выбил дверь ногами, первым проник в квартиру, позвав за собой подростков, и стал собирать наиболее ценные вещи, передавая их подросткам для выноса. Представляется, что К, совершенно обоснованно был признан судом виновным в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления. Следовательно, для «иных способов» вовлечения не всегда обязательна словесная форма выражения намерений. Способами может быть признана и личная инициативная роль в совершении пре-

1 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. — М., 1994. Т. 1. — С. 236.

570

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

ступления, когда виновный сознает, что своим личным примером он вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.

Вовлечение в совершение преступления, если таковое осуществляется путем интеллектуальной деятельности, близко по своим объективным признакам к институту подстрекательства. Последнее может осуществляться в форме конклюдентных действий. Пример такого подстрекательства приводится у Тита Ливия. Секст, сын Тарквиния Гордого, прислал к своему отцу раба спросить: как прикажет он поступить с пленными жителями города Габии? Тарквиний вместо ответа стал молча ходить по саду, сшибая маковые головки. Раб передал виденное — и по распоряжению Секста наиболее влиятельные из пленных были казнены1. Все варианты воздействия одного лица на другое практически невозможно перечислить. По этой причине в каждом отдельном случае способ вовлечения в совершение преступления необходимо исследовать индивидуально. Теоретически возможно вовлечение в совершение преступления и путем молчаливого согласия, но с позиций правоприменительной практики такой способ недоказуем и поэтому не рассматривается.

Статья 150 УК РФ не предусматривает описательной части обвинительного заключения с оценкой доказательств виновности и по ст. 150 УК РФ. Поэтому, приводя перечень доказательств, основная нагрузка по дальнейшему уголовному преследованию ложится на государственного обвинителя, который обязан быть хорошо подготовленным к судебному рассмотрению дела.

Квалифицированный состав, предусмотренный ч. 2 ст. 150 УК РФ, предусматривает наличие специального субъекта. Это то же деяние, совершенное родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. Трудности доказывания здесь заключаются в том, что родители и дети не обязаны свидетельствовать друг против друга. В этих случаях необходим психологический контакт с несовершеннолетним, привлечение специалистов-психологов, педагогов к участию в производстве следственных действий.

С другой стороны, отношения в семье могут быть настолько обострены, что нельзя исключать опасность оговора. Такая же опасность вероятна и при расследовании дела в отношении педагога. Решающим моментом в таких случаях должна быть объективизация показаний в отношении этих лиц, тщательное изучение отношений педагога с несовершеннолетним. Выявление свидетелей, их допросы могут восстановить картину взаимоотношений подростка с лицами, которые заподозрены в вовлечении его в совершение преступления. К «иным лицам» следует относить усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей и любых других лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несо-вершеннолетнего.

Деяния, Предусмотренные ч. 1 и 2 настоящей статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, квалифицируются по ч. 3 ст. 150 УК РФ.

Доказательствами применения к подростку насилия могут быть результаты судебно-медицинской экспертизы или освидетельствования, проведенного с участием врача (ст. 179 УПК РФ), показания несовершеннолетнего и свидетелей. Насилие заключается в любых формах физического воздействия и в ряде случаев оставляет следы на теле подростка, которые объективно могут быть зафиксированы. Затруднения могут вызвать запуганность несовершеннолетнего, особенно когда подозреваемый взрослый находится на свободе. В таких случаях со стороны следователя необходимо принятие мер безопасности в отношении несовершеннолетнего, ибо даже в случаях привлечения к уголовной ответственности он одновременно является потерпевшим по делу о вовлечении его в совершение преступления путем применения к нему насилия. В таких случаях уголовное дело в отношении несовершеннолетнего на основании ст. 422 УПК РФ подлежит выделению в отдельное производство. При расследовании дел по данному квалифицирующему признаку необходимо рассмотрение вопроса о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего по основаниям ч. 1 ст. 40 УК РФ. Согласно диспозиции этой уголовно-правовой нормы не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если'вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате психического принуждения, т.е. угроз применения насилия, а также иных угроз должен решаться в соответствии с ч. 2 ст. 40 УК РФ и ст. 39 УК РФ (по правилам о крайней необходимости). В ходе предварительного следствия следует назначать судебно-психологическую экспертизу на предмет определения характера и степени влияния на волевую сферу несовершеннолетнего.

1 Арутюнов А.Л. Подстрекатель преступления // Государство и право. — М., 2002. №11 С. 124; Хейфец И Я Подстрекательство к преступлению. — М., 1914. — С. 37.

ш

Глава 34. Расследование преступлений против семьи и несовершеннолетних

Вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления является квалифицирующими признаками преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ. Доказывание вовлечения несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления расследуется по уже изложенной методике с учетом положений ст. 15 УК РФ.

Дефиниции разновидностей преступных групп определены в ст. 35 УК РФ. Вовлечение в совершение преступления группой лиц без предварительного сговора может иметь место путем активной и инициативной роли взрослого в совершении конкретного преступления. Так, если взрослый из хулиганских побуждений начинает избиение потерпевшего, а к нему присоединяются затем подростки, осознавая хулиганский характер своих действий, то вполне возможна ответственность взрослого за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу. Но это чисто теоретически, ведь необходимо доказывать умысел взрослого на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. В реальной действительности практическое значение имеет вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, в преступное сообщество (преступную организацию), а также случаи совершения преступления посредством использования несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста.

При расследовании преступлений, связанных с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу, особое значение имеет наличие внутренних связей и структуры такой группы. Сплоченность, целенаправленность, криминальный профессионализм групп несовершеннолетних правонарушителей во многих случаях может свидетельствовать о направляющей роли взрослых. Дела о многоэпизодных преступлениях несовершеннолетних с растянутой по времени и сложной «технологией» преступной деятельности предпочтительно расследовать следственной группой. В ходе расследования необходимо выявлять каждого несовершеннолетнего, причастного к преступной деятельности, индивидуально, помимо общего плана предварительного следствия, составлять частные планы. В этих планах следует отражать семейное положение, связи каждого несовершеннолетнего и в обязательном порядке выяснять степень влияния на подростка старших по возрасту лиц. Такая индивидуализация планирования расследования позволит выявить все обстоятельства дела, проверить версии о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления.

Дела о преступлениях, предусмотренных ст. 150 УК РФ, стали относительно редким явлением в следственной практике. Такую практику нельзя оправдать дефицитом времени во время проведения расследования, сложностью доказывания и т.п., она противоречит как задачам уголовного законодательства России (ст. 2 УК РФ), так и назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

<< | >>
Источник: В.В. Мозяков. Руководство для следователей / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен,2005. - 912 с.. 2005

Еще по теме §2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления:

  1. 42. Преступления против семьи и несовершеннолетних, их виды и характери-стика. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.
  2. Статья 304. Вовлечение .несовершеннолетних в преступную деятельность
  3. 3. Преступления, способствующие антиобщественной деятельности несовершеннолетних
  4. 5. Преступления, посягающие на охрану семьи и создание необходимых условий для содержания и воспитания несовершеннолетних
  5. 5. Преступления против общественной нравственности
  6. Преступления с повышенной степенью общественной опасности, их криминологические особенности и взаимосвязь.
  7. Обладают особенностями преступные группы несовершеннолетних.
  8. §2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
  9. §3. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий
  10. Квалификация при конкуренции составов преступлений
  11. § 4. Криминализация общества через декриминализацию преступлений
  12. 3. Инициатор преступления и его криминологическая характеристика
  13. 28.8. Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних
  14. Глава 1 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  15. § 2. Некоторые психологические особенности несовершеннолетних, вовлеченных в совершение преступления
  16. § 3. Криминологическая характеристика лиц, вовлекших несовершеннолетних в совершение преступления
  17. Глава 2 ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ВОВЛЕЧЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  18. § 2. Типичные следственные ситуации, возникающие на первоначальном этапе предварительного расследования преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ
  19. 92. Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления. Квалифицирующие признаки данного деяния. Отличие вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления от вовлечения в совершение антиобщественных действий. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (#M12293 21 9017477 1265885411 7617402 2192949221 4188594076 4294967294 196004693 1614229119 77ст. 150 УК#S).
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -