<<
>>

§ 2. Допрос субъектов уголовного судопроизводства по указанной категории дел: современные проблемы формирования показаний

Процесс расследования нарушений требований безопасности подтверждает общее правило о широкой распространенности допроса в системе изобличающих доказательств по уголовному делу. Помимо различных видов следственных осмотров, пожарно-технической и судебно-медицинской экспертизы, без проведения которых не обходится ни одно расследование указанных деяний, в чем мы убедились, изучая эмпирическую базу по указанной проблематике[128], субъектами расследования существенное внимание уделяется также и следственным действиям, направленным на вербальное отображение доказательственной информации.

В процессе расследования нарушений требований пожарной безопасности в качестве допрашиваемых проходит обширное число лиц, предмет допроса которых существенно различается исходя как из их уголовно-процессуального статуса, так и из ситуации, в связи с которой лицу стали известны те или иные обстоятельства, значимые для расследования указанного деяния. К сожалению, осуществляя допрос свидетелей или потерпевших, следователи далеко не всегда в полной мере осознают и учитывают при разработке тактики данного следственного действия не только психологическое состояние этих лиц, но и в целом факторы, образующие промежуточную следственную ситуацию допроса. В результате не всегда верно выбираются тактические приемы допроса, оказывающие необходимое тактическое воздействие.

Вместе с тем, криминалистическая тактика как раздел науки криминалистики[129] постепенно разработала обширный арсенал тактикокриминалистических приемов допроса, приемлемых к различным условиям следственных ситуаций, в том числе существенно различающихся по степени благоприятности. Напомним, что под тактико-криминалистическим приемом проведения любого следственного действия понимается наиболее эффективный и целесообразный способ действия или наиболее эффективная и целесообразная линия поведения, соответствующие системе требований, предъявляемых к

тактическим приемам, и применяемые с учетом требований определенной

1

следственной ситуации .

Следственная ситуация трактуется в криминалистике как обстановка, в которой осуществляется расследование[130] [131] [132], формируемая совокупностью

объективных и субъективных факторов . Под объективными факторами понимаются: степень полноты информации об обстоятельствах преступления; состояние доказательственной базы по уголовному делу, наличие процессуально оформленных доказательств, наличие следов и иных данных, являющихся потенциальной доказательственной информацией, при условии ее своевременного и тактически верного процессуального оформления. Среди субъективных факторов следственной ситуации, также оказывающих влияние на процесс расследования преступлений, существенное место занимает психическое состояние лиц, проходящих по уголовным делам, наличие у них определенной совокупности психологических, социально-демографических и иных качеств и свойств, являющихся криминалистически значимыми. К субъективным факторам также относятся психическое состояние субъекта расследования, уровень его квалификации и подготовленности, способности принимать тактические решения в соответствующих следственных ситуациях, в том числе ситуациях тактического риска.

По нашему мнению, сложившемуся в результате эмпирического анализа уголовных дел о преступлениях, связанных с нарушением требований пожарной безопасности, именно субъективная составляющая промежуточных следственных ситуаций, складывающихся при проведении следственных действий, связанных с получением вербальной информации, учитывается не в полном объеме, что влечет недостаточно высокую информативность, содержательность показаний как источников доказательств.

Как известно, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, либо юридическое лицо, которому преступлением причинен имущественный вред либо вред деловой репутации (ст. 1 ст. 42 УПК РФ). Причинение потерпевшему вреда в результате совершения преступления связывается в российском законодательстве с отнесением его к категории субъектов функции обвинения[133], наряду со следователем и иными профессиональными субъектами уголовного судопроизводства, участвующими в уголовном преследовании.

Типичными категориями потерпевших по делам о преступлениях в сфере нарушений требований пожарной безопасности, согласно обобщенным нами эмпирическим источникам, являются:

- лица, которым причинен тяжкий вред здоровью в результате возгорания;

- близкие родственники лиц, погибших в результате пожара;

- лица - собственники имущества, уничтоженного или поврежденного в результате пожара;

- юридические лица, чье имущество (реже - деловая репутация) пострадали в результате пожара.

Полагаем, что уже исходя из выше представленных категорий потерпевших, становятся очевидными существенные различия в характере и степени вреда, причиненного потерпевшим в результате преступления, разнонаправленности психологической сопричастности потерпевших с событием возгорания, как следствие - неодинаковости их психологического состояния, желания и способности давать подробные показания[134].

Еще более обширны категории свидетелей по уголовным делам о нарушениях требований пожарной безопасности, которых, по нашему мнению, целесообразно систематизировать на следующие группы, предопределенные сходством: а) предмета допроса; б) позиции по отношению к совершенному преступлению и проводимому расследованию; в) наличию профессионального (служебного) статуса.

Уголовное судопроизводство трактует свидетеля как лица, не относящегося к представителям уголовно-процессуальных функций обвинения и защиты, относя его к иным (независимым) участникам уголовного

судопроизводства. Вместе с тем, представление о свидетеле как о лице, абсолютно не заинтересованном в результатах расследования, верно далеко не всегда. На наш взгляд, это отчасти подтверждает ниже представленный сформулированный нами перечень типичных групп свидетелей по делам о нарушениях требований пожарной безопасности:

- очевидцы события, наблюдавшие со стороны процесс пожара или иные связанные с ним события (до или после возгорания);

- очевидцы события, оказавшиеся непосредственно на месте

происшествия, но в силу определенных обстоятельств не пострадавшие;

- сотрудники организации (жители дома), в которой (в котором)

произошло нарушение требований пожарной безопасности, повлекшее тяжкие последствия;

- сотрудники организаций и учреждений, наделенных контрольно

надзорными полномочиями в сфере противопожарной безопасности;

- сотрудники противопожарной службы, непосредственно принимавшие участие в тушении пожара;

- родственники лиц, пострадавших в результате пожара;

- руководители юридических лиц или иных организаций, в которых произошло возгорание (собственники жилых объектов либо иные лица, на которые была возложена обязанность по соблюдению требований пожарной безопасности) - если отсутствуют основания для признания их подозреваемыми.

Положения уголовно-процессуального закона, трактующие дачу показаний потерпевшими и свидетелями одновременно как право и обязанность этих лиц, формулирующие запрет их отказа от дачи показаний, подкрепляемый соответствующей уголовной ответственностью, значительно сближают тактику допроса этих лиц[135]. Как известно, потерпевший или свидетель вправе отказаться от дачи показаний лишь в соответствии либо с гарантиями, предусмотренными ст. 51 Конституции РФ (в части не свидетельствования против себя самого, своих супруга или супруги, а также близких родственников), либо требованиями ч. 3 ст. 56 УПК РФ (в части свидетельского иммунитета). Кроме того, по общему правилу, эти лица являются участниками уголовного судопроизводства, не отличающиеся явно выраженным антагонизмом своей линии поведения по отношению к субъектам расследования. Они или заинтересованы в восстановлении своих прав и законных интересов, нарушенных в результате совершения преступления, или сочувствуют пострадавшим, а потому проявляют солидарность по отношению к действиям следователя, либо нейтрально относятся к расследованию, выполняя свой гражданский долг, возложенный на них уголовно-процессуальным законодательством.

Потерпевшие и очевидцы, оказавшиеся в момент пожара на месте события, могут пребывать во фрустрированном либо, наоборот, чрезмерно возбужденном состоянии, препятствующим установлению психологического контакта и даче ими полных и последовательных показаний. Они проявляют замкнутость, нежелание сотрудничества либо, напротив, экспрессивно выражая эмоции, не способны сосредоточиться и логически последовательно рассказать об известных им обстоятельствах, связанных с расследуемым преступлением. Кроме того, допрос потерпевших, здоровью которых причинен тяжкий вред, и находящихся в связи с этим на стационарном лечении в медицинском учреждении, возможен с разрешения лечащего врача. Соответственно существенным условием получения добротных и последовательных, высоко содержательных показаний является осуществление следователем тактических приемов, специально направленных на установление и дальнейшее поддержание психологического контакта. Реализация таких приемов начинается с момента встречи следователя и допрашиваемого, наиболее активизируется в процессе установления анкетных данных допрашиваемого, и должна продолжаться на протяжении всего периода проведения следственного действия. Как известно, для каждого человека значимы его имя, дата и место рождения, наличие профессиональных или иных достижений, признание каких-либо заслуг. Все эти данные так или иначе следователю необходимо установить в ходе заполнения анкетной части протокола допроса. Развитие любой из этих тем глубже, чем предусмотрено бланками официальных документов, позволяет постепенно сформировать доверительную атмосферу, в которой на смену напряжению приходит творческая обстановка взаимного сотрудничества.

Общий (универсальный) предмет допроса потерпевших и свидетелей- очевидцев предполагает выяснение следующих обстоятельств:

- контактные данные допрашиваемого, его юридический статус, права и обязанности, в связи с ситуацией пожара, его юридическое отношение к территории, на которой произошел пожар, а также к пострадавшим и погибшим в результате пожара;

- причина нахождения в месте возникновения пожара;

- время, место и иные обстоятельства обнаружения пожара (кем именно обнаружен пожар и каким образом);

- специфические особенности пожара: запах, звуки, цвет пламени и дыма (характеристика и последовательность);

- лица, имеющие постоянный доступ к помещению, в котором произошло возгорание, их статус, деловые и характерологические особенности;

- лица, ответственные за соблюдение требований пожарной безопасности, нормативный или локальный правоприменительный акт, устанавливающий данную ответственность;

- лица, находившиеся на месте происшествия в момент пожара: их контактные данные, статус, отношения с допрашиваемым, причина нахождения в этом месте (если это место не является их постоянным местом пребывания, в том числе в связи с определенным распорядком труда (учебы) и отдыха);

- события на месте происшествия, предшествовавшие пожару и находящиеся, по мнению допрашиваемого, в связи с пожаром;

- действия лиц на месте происшествия в момент пожара (в том числе действия по тушению пожара, эвакуации лиц, находящихся в зоне пожара) и непосредственно после тушения пожара;

- вред, причиненный в результате пожара (допрашиваемому и иным лицам, известным допрашиваемому): физический, имущественный, моральный, его обоснование;

- сведения об имуществе, материальных ценностях, предметах и документах, а также иных объектах, уничтоженных или поврежденных в результате пожара;

- сведения о страховании помещения или иного имущества, расположенного по месту возникновения пожара, а равно иные сведения, свидетельствующие о наличии заинтересованности кого-либо из лиц, имеющих доступ к данному помещению, в уничтожении или повреждении каких-либо материальных ценностей, иных предметов и документов.

Предмет допроса потерпевшего включает данные о том, какой именно вред причинен ему в результате каких именно обстоятельств преступления, в чем непосредственно данный вред заключается (какие причинены телесные повреждения, повлекшие вред здоровью определенной степени тяжести; каков перечень и характеристики имущества, уничтоженного или поврежденного пожаром), каково его (вреда) материальное выражение.

Выяснение указанных обстоятельств сопровождается действиями следователя, направленными на дальнейшее поддержание психологического контакта, снятие напряжение, припоминание забытого, путем таких приемов, как допрос по ассоциативным связям, предъявление отдельных предметов и документов, допрос на месте происшествия и т.д.

Существенно повышает содержательность показаний допрос на месте происшествия, позволяя одновременно, как восстановить события в памяти, так и наглядным образом предотвратить ложь или добросовестное заблуждение. Вместе с тем, если выход на место события пожара необходимо для того, чтобы сам допрашиваемый пояснил о каких-либо особенностях данного места, которые он ранее освещал в своих показаниях, но вследствие технической специфики и значимости для расследования эти обстоятельства оказались выяснены не вполне, кроме того, лицо желает дать пояснения в связи с процессом протекания события возникновения и распространения пожара, а также действий при этом иных присутствующих лиц, то целесообразно провести не допрос на месте, а проверку показаний на месте как самостоятельное следственное действие, регламентированное ст. 179 УПК РФ.

Анализ уголовных дел побуждает обратить особое внимание на такую специфическую категорию свидетелей, как руководители юридических лиц или иных организаций, в которых произошел пожар, но в отношении которых на данный момент не установлены основания для признания их подозреваемыми. Конструкция института возбуждения уголовного дела позволяет возбуждать дела не только в отношении конкретных лиц, но и по факту совершенного преступления, что с точки зрения организации и расследования позволяет использовать некоторые процессуальные возможности тактического характера. В частности, возбуждение уголовных дел в отношении конкретных лиц обязывает следователя незамедлительно уведомлять об этом этих лиц, а также вручать им копию постановления о возбуждении уголовного дела. Это, по мнению следователей, снижает тактические возможности расследования, а именно реализацию тактических приемов, связанных с оставлением подозреваемого вне ведения относительно собранных доказательств, а также иной доказательственной или ориентирующей информации.

Возбуждение уголовного дела по факту преступления, предусмотренного ст. 219 УК РФ или иных смежных деяний, а не в отношении конкретных лиц, само по себе не является нарушением уголовно-процессуального закона, особенно если из материалов проведенной доследственной проверки не усматриваются признаки причастности ответственного за пожарную безопасность лица к совершенному преступлению, позволяющие выразить подозрение. Несмотря на то, что локальными актами на конкретных лиц возлагается ответственность за противопожарную безопасность, тем не менее, расследование преступление не всегда осуществляется в условиях очевидной ситуации. Так, анализ уголовных дел позволил сделать вывод о том, что в ходе предварительного расследования не является редкостью переквалификация деяний на умышленное повреждение имущества, совершенное путем поджога, что также может сочетаться с установлением причастности к этому деянию иных лиц, нежели тех, на которые возложена ответственность за соблюдение требований пожарной безопасности.

Поэтому в неочевидных следственных ситуациях, когда имеются данные, не подтверждающие версию о причастности к совершению преступления лица, ответственного за противопожарную безопасность, целесообразно допросить такое лицо в качестве свидетеля. Но в отличие от подозреваемого, как уже упоминалось, свидетель обязан давать правдивые показания, за исключением гарантий, предусмотренных ст. 51 Конституции РФ. Изменение процессуального статуса лиц, проходящих по уголовным делам, в том числе со свидетеля на подозреваемого, при условии установления соответствующей совокупности доказательств, не противоречит уголовному судопроизводству. Дальнейший отказ подозреваемого от дачи показаний, а также ходатайства о признании показаний, данных им ранее в качестве свидетеля недопустимыми доказательствами, в связи с изменением его процессуального статуса, само по себе не является основанием для безоговорочного исключения из системы доказательств его показаний, данных в качестве свидетеля, разумеется, если следователем не были допущены нарушения закона.

С другой стороны, недопустима и такая линия поведения следователя, реализуемая по мотивам дефицита доказательственной информации, которая выражается в сознательном признании свидетелем лица, в действиях которого фактически имеются признаки преступления, согласно имеющимся доказательствам. Пребывая в статусе свидетеля, как субъекта, не заинтересованного в результатах расследования и обязанного давать правдивые показания, лицо лишается ряда гарантий защиты прав и законных интересов, предназначенных для субъекта, оказавшегося в объективе уголовного преследования (от гарантий обязательного участия защитника до права давать любые показания в свою защиту либо воздержаться от таковых).

Допрос в качестве свидетелей сотрудников организаций и учреждений, наделенных контрольно-надзорными полномочиями в сфере противопожарной безопасности, включает выяснение следующих данных:

- должность, объем и содержание полномочий, каким нормативным или локальным правоприменительным актом они регламентированы; каким документом на допрашиваемого возложены контрольно-надзорные полномочия в сфере обеспечения противопожарной безопасности на объекте, на котором произошел пожар;

- компетентность допрашиваемого в сфере требований пожарной безопасности; сведения о наличии соответствующего образования (высшего, среднего), курсов переподготовки или повышения квалификации, прохождении конкретных форм аттестации, подтверждающих компетентность данного уполномоченного лица;

- осуществлялся ли допрашиваемым контроль за соблюдением требований пожарной безопасности на объекте, на котором произошел пожар, лично или путем поручения в пределах служебных полномочий иному сотруднику (кому именно), в каких формах и с какой периодичностью осуществлялись проверочные мероприятия; чем регламентирована последовательность, периодичность, формы проверок;

- когда конкретно проводилась последняя проверка, являлась ли она плановой или внеплановой; какие методы проверки применялись; в каких документах отражены ход и результаты проверки;

- какие нарушения были выявлены в результате проверки, какие были выражены требования и рекомендации по их ликвидации; принималось ли решение о привлечении лиц, ответственных за нарушение требований пожарной безопасности, к установленной законом ответственности (кем, по каким нормам), какое наказание назначено и в отношении кого;

- каковы были пояснения ответственных лиц о выявленных нарушениях, намерениях и процессе их устранения;

- осуществлялись ли промежуточные меры контроля за устранением нарушений, выявленных в ходе проверки, каковы результаты этих мер;

- что допрашиваемому известно о ситуации возникновения пожара, его распространения и тушения, последствиях пожара.

Резюмируя вышеизложенное, отметим, что, не возражая в целом по поводу указанной тенденции изменения процессуального статуса свидетеля на подозреваемого, которая свойственна для уголовных дел данной категории преступлений, укажем на недопустимость применения такого подхода в целях искусственного увеличения объема доказательств и свертывания процессуальных гарантий защиты прав и законных интересов личности как участника уголовного судопроизводства.

Допрос подозреваемого по делам о преступлениях в сфере нарушения требований пожарной безопасности предопределен совокупностью следующих общих факторов:

1. Процессуальным статусом подозреваемого как участника уголовного судопроизводства, в отношении которого выражено подозрение в совершении преступления (в соответствии со ст. 46 УПК РФ); факт выражения подозрения осуществляется в следующих процессуальных решениях: - возбуждение уголовного дела в отношении данного лица; - задержание лица в порядке ст. 91 - 92 УПК РФ; - применение меры пресечения в отношении подозреваемого (до предъявления обвинения, в порядке ст. 100 УПК РФ); - уведомление о подозрении (если расследование проводится в форме дознания);

2. Требованиями норм Особенной части Уголовного кодекса РФ, устанавливающей состав преступлений, инкриминируемых допрашиваемому, а также ст. 73 УПК РФ, устанавливающей общий предмет доказывания;

3. Характеристикой исходной следственной ситуации по уголовному делу, степенью информационной определенности;

4. Позицией допрашиваемого в отношении выражаемого в отношении него подозрения и ситуации пожара, повлекшего тяжкие последствия.

Вместе с тем, специфика выдвижения подозрения по уголовным делам о преступлениях в сфере нарушения требований пожарной безопасности проявляется в том, что, во-первых, не всегда сразу на момент возбуждения уголовного дела установлены все лица, в отношении которых целесообразно выражение подозрения в совершении преступления. Поэтому зачастую уголовные дела возбуждаются по факту нарушения требований пожарной безопасности или иных смежных преступлений либо в отношении не всех причастных лиц, которые впоследствии будут привлечены к уголовной ответственности. Поскольку на первоначальном этапе расследования далеко не всегда известна непосредственная причина пожара, позволяющая определить лиц, виновных в возникновении данной причины. Нередко лиц, привлеченных к уголовной ответственности за указанные деяния, изначально допрашивали в качестве свидетелей, как носителей информации, имеющей значение для расследования. Соответственно такие лица не подпадают под формальные основания признания лица подозреваемым, указанные в ч. 1 ст. 46 УПК РФ.

Во-вторых, не всегда имеются фактические основания для применения к лицу, заподозренному в совершении преступления, меры пресечения до предъявления обвинения, даже если лицо, в отношении которого может быть выражено подозрение, определено. Например, лицо, ответственное за соблюдение требований пожарной безопасности, нарушение которых способствовало возникновению и распространению пожара, само получило тяжкий вред здоровью в результате пожара, находится на лечении в стационарном медицинском учреждении и не способно по своему состоянию здоровья скрыться от следствия и суда или иным образом воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу. Так, А. Титлянов, один из совладельцев клуба «Хромая лошадь», арендовал данное помещение у Министерства обороны РФ в лице полномочных его представителей. Поэтому, прежде всего, именно он, как арендатор, должен был нести ответственность за соответствие помещения клуба требованиям пожарной безопасности и обеспечить это соответствие путем принятия необходимых мер. Однако именно Титлянов, находясь в клубе во время возникновения и распространения пожара, получил сильные термические ожоги (70 % поверхности кожи) и, несмотря на госпитализацию и оказанное ему интенсивное лечение в стационарном медицинском учреждении, скончался. По иным уголовным делам подозреваемые, серьезно пострадавшие в результате нахождения в месте возгорания, в том числе и вследствие их деятельности по оказанию помощи и спасению других лиц из места пожара, получив длительное медицинское лечение, смогли выжить и были привлечены к уголовной ответственности.

Таким образом, по делам о преступлениях в сфере нарушения требований пожарной безопасности не являются редкостью ситуации, при которых лица, которым инкриминируется причастность к данным деяниям, сами серьезно пострадали в результате возникновения неконтролируемого горения, в связи с чем проходят курс лечения. Учитывая их состояние здоровья, а также отношение к расследованию, в подобных ситуациях нет необходимости в применении к ним мер пресечения: в период пребывания в статусе подозреваемого они могут быть как физически не способны к самостоятельному перемещению за пределы места своего пребывания, так и добровольно не пытаться оказывать препятствия расследованию и одновременно оказывать помощь родственникам или иным близким лицам, пострадавшим в результате возгорания, потерявшим своих близких. Но УПК РФ связывает возможность признания лица подозреваемым путем вынесения соответствующего уведомления о признании подозреваемым, то есть, без возбуждения в отношении него (то есть по факту преступления) уголовного дела, применения меры пресечения, задержания в порядке ст. 91 - 92 УПК РФ, лишь в случаях если расследование проводилось в форме дознания.

В то же время, если самому подозреваемому не причинен тяжкий вред здоровью, исключающий возможность самостоятельного осуществления им основных форм жизнедеятельности организма, то вопрос об избрании меры пресечения может быть разрешен неоднозначно. Так, согласно материалам уголовного дела о пожаре в молодежном клубе «Хромая лошадь», один из соучастников, арт-директор клуба О. Феткулов, в обязанности которого входила организация шоу-программ, был взят под стражу, хотя его жена, выступая в период трагедии в качестве участника шоу-программы, в результате пожара получила термические ожоги, не совместимые с жизнью, от которых скончалась в лечебном учреждении спустя неделю, несмотря на оказываемую ей интенсивную медицинскую помощь. Таким образом, их общие несовершеннолетние дети оказались фактически лишены одновременно обоих родителей.

Итак, несмотря на неоднозначность вопроса об основаниях и порядке признания подозреваемым, поскольку он скорее относится к плоскости знаний в сфере уголовного процесса, отметим распространенность ситуаций допроса лица в качестве подозреваемого, несмотря не неполное наличие оснований, предусмотренных ст. 46 УПК РФ, что, на наш взгляд, скорее является не только пробелом в уголовно-процессуальном праве, но и логическим противоречием. В отношение значительного большинства лиц, впоследствии изобличенных в совершении преступления, но не застигнутых с поличным, вначале формируются данные (доказательственная информация), свидетельствующие о причастности к совершению преступления. Лишь затем субъект расследования (убедившись в наличии доказательств причастности к преступлению) выражает подозрение и, при наличии необходимости, задерживает в порядке ст.ст. 91 - 92 УПК РФ или применяет меру пресечения. А не наоборот: лицо задерживается (подвергается мерам пресечения, в отношении него возбуждается уголовное дело), и поэтому подозревается. По нашему мнению, уведомление о подозрении должно распространяться на предварительное расследование, проводимое как в форме следствия, так и в форме дознания.

Несмотря на позицию подозреваемого относительно ситуации его допроса, а также возбужденного уголовного дела и осуществляемого уголовного преследования, целью допроса данного лица является получение показаний, содержание которых позволяет установить максимально возможный перечень обстоятельств, установленных ст. 73 УПК РФ (общий предмет доказывания). Ранее, раскрывая элементы криминалистической характеристики преступлений, мы останавливались на определенных типичных особенностях субъектов преступлений, выделяя в том числе их типичные категории, исходя из служебного статуса или отношения к помещению, в котором произошел пожар.

С точки зрения сходства предмета допроса эти лица, на наш взгляд, могли бы быть объединены в следующие группы:

- собственники (ответственные квартиросъемщики, арендаторы) жилья;

- руководители юридических лиц и лица, ответственные за противопожарную безопасность в помещении организации, в которой произошел пожар;

- сотрудники подразделений противопожарной службы и иных органов, наделенных контрольно-надзорными полномочиями.

Если лицо не подлежит задержанию в порядке ст. 91 - 92 УПК РФ, то отсутствует ситуация, требующая немедленного допроса подозреваемого. Это актуализирует возможность более тщательной подготовки к допросу, путем проведения различных следственных действий, направленных на материальнофиксированное (обыски, выемки, осмотры, судебные экспертизы) и вербальное отображение доказательственной информации (допросы, очные ставки, предъявления для опознания). Такая подготовка особенно необходима в случаях, если лицо, не признавая себя виновным, пытается переложить вину за возникновение и распространение пожара на других лиц - своих коллег, партнеров по бизнесу, либо лиц, погибших в результате пожара.

Например, обвиняемый Х., являясь лицом, на которого была возложена обязанность по соблюдению правил пожарной безопасности, в том числе в сгоревшем деревянном строении хозяйственно-бытового назначения, категорически не признал свою вину. Он пояснил, что указанное здание ему и возглавляемой им организации не принадлежит, обязанности по обеспечению в сгоревшем здании требований пожарной безопасности на него никем не возлагались, он и другие руководители никакого отношения к находившимся в этом здании людям, погибшим в результате пожара, не имеют. Сгоревшее здание ранее использовалось организацией - партнером, и при этом оно также не отвечало требованиям пожарной безопасности. Затем организация - партнер передала это здание для использования Г., который погиб в этом здании с другими лицами. Сгоревшее здание не было арендовано возглавляемой им организацией, поскольку в акте приема-передачи в аренду недвижимого имущества отражены сведения об этом здании, не соответствующие действительности, касающиеся площади и литера. Допрашиваемый пытался также убедить, что в договор аренды данного здания организация - партнер в одностороннем порядке внесло пункты, на основании которых ответственность за обеспечение противопожарной безопасности переходит на возглавляемую им организацию. Считает, что охрана территории фирмы - партнера осуществляется формально, что позволило находившимся на данной территории лицам топить неисправную печь и оставаться ночевать в данном здании. Погибшие рабочие не имели отношения к возглавляемой им организации, поскольку не вступали с его организацией в официальные трудовые правоотношения. Поэтому он не был обязан проводить с рабочими противопожарный инструктаж. Кроме того, он не имел права контролировать качество охраны территории фирмы - партнера после окончания рабочего дня и запрещать погибшим находиться в данном здании, поскольку не обладал в отношении них управленческими полномочиями. Считает несостоятельной позицию следствия о непосредственной причине пожара, а также неустановленным очаг и причину пожара.

Для аргументированного опровержения подобной позиции подозреваемого потребовалась совокупность доказательств, всесторонне показывающих ее несостоятельность:

- допросы ряда свидетелей и потерпевших (сообщивших, в том числе, и об уговорах дать ложные показания в части неосторожных действий с огнем самими лицами, находившимися в здании в момент пожара, и о реальных управленческих полномочиях этого лица в отношении сгоревшего здания и погибших строителей),

- заключения технико-криминалистической экспертизы документов, установившей факт частичного внесения изменений в содержание договора об аренде, в части определения лица, ответственного за обеспечение пожарной безопасности;

- заключения пожарно-технической экспертизы, установившей причину пожара и очаг пожара, опровергнув позицию обвиняемого о неосторожных действиях самих погибших[136].

Таким образом, допрос подозреваемого в преступлении, связанном с нарушениями требований пожарной безопасности, требует тщательной и разносторонней подготовки, особенно в условиях ситуации, характеризующейся открытым или скрытым конфликтом.

<< | >>
Источник: Овсепян Геворг Мартинович. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. 2016

Еще по теме § 2. Допрос субъектов уголовного судопроизводства по указанной категории дел: современные проблемы формирования показаний:

  1. Раздел 1. История российского доказывания и правоприменения
  2. Рассмотрим традиционные и нетрадиционные научные подходы к оценке доказательств правоприменителем (преимущественно судом).
  3. Изученная и использованная литература
  4. § 2. Принцип публичности (официальности): понятие, сущность и содержание
  5. § 2. Средства реализации принципа публичности (официальности)
  6. 1.1. Ключевые понятия и категории теории доказательств и доказывания.
  7. 1.1. Заключение под стражу и продление срока содержания под стражей (ст. ст. 108, 109 УПК)
  8. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  9. § 2. Допрос субъектов уголовного судопроизводства по указанной категории дел: современные проблемы формирования показаний
  10. § 2. Классификация форм и субъектов применения специальных познаний в сфере уголовного судопроизводства
  11. § 1. Особенности и состояние правового регулирования использования специальных познаний на современном этапе
  12. § 1. Проблемы реализации в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных познаний
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -