<<
>>

§ 3. Производство последующих следственных действий при расследовании нарушений требований пожарной безопасности: вопросы повышения эффективности

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что наиболее распространенными следственными действиями, выполняемыми на последующем этапе расследования, безотносительно к категориям преступлений, являлись: допрос обвиняемого; очные ставки; назначение отдельных видов судебных экспертиз, не назначенных вследствие тех или иных причин на предыдущих этапах досудебного производства.

Что касается расследования анализируемой категории преступлений, то следует отметить о том, что допрос обвиняемого проводился во всех случаях, если данное лицо: а) установлено и не скрылось от следствия и суда; б) согласно давать показания, будучи извещено о содержании ст.51 Конституции РФ и правовом статусе обвиняемого в соответствии с УПК РФ.

В то же время недостаточно активно применяются такие следственные действия, как проверка показаний на месте, следственный эксперимент, предъявление для опознания.

Допрос обвиняемого. Тактика допроса обвиняемого по делам преступлений, связанных с нарушением требований пожарной безопасности, характеризуется совокупностью следующих взаимообусловленных факторов:

- общими уголовно-процессуальными и тактико-криминалистическими положениями допроса как средства получения вербальных доказательств;

- процессуальным статусом обвиняемого как лица, наделенного правом защищаться от уголовного преследования, а также соответствующими уголовнопроцессуальными гарантиями;

- неосторожным характером совершения преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности - в части причинения тяжких последствий, предопределяющим особое психическое состояние субъекта преступления.

Главой 23 УПК РФ регламентирован порядок привлечения лица в качестве обвиняемого, который влияет и на тактику осуществления допроса этого лица, устанавливая определенные процедурные и временные ограничения, представляющие собой единство процессуальных средств реализации уголовного преследования и обеспечения прав и законных интересов обвиняемого. Так, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого формулируется только при наличии у следователя достаточной совокупности доказательств, дающих право выразить обвинение в совершении преступления. При этом обвинение в совершении преступления должно быть предъявлено лицу не позже трехсуточного срока с момента составления указанного процессуального акта. В соответствии с ч. 5 ст. 172 УПК РФ, предъявление обвинения сочетается с обязательным разъяснением обвиняемому существа обвинения, его прав, предусмотренных ст. 47 УПК РФ, а также вручением ему копии данного постановления. Предшествуя немедленному допросу обвиняемого, процедура предъявления обвинения находится с ним в неразрывной связи, поскольку следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения. В то же время, в промежутке между предъявлением обвинения и допросом обвиняемого, в соответствии с п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, следователь обязан предоставить обвиняемому его право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, без ограничения продолжительности такого свидания, разумеется, предварительно обеспечив участие защитника в соответствии со ст. 50 УПК РФ (если лицо не пригласило защитника либо имеются предусмотренные законом обстоятельства, требующие замены защитника).

Необходимым начальным этапом рабочего этапа допроса (после установления анкетных данных и указания их в соответствующей вводной части протокола допроса), является выяснение позиции обвиняемого по существу предъявленного обвинения, его желания давать показания, в том числе на каком языке (ч.

2 ст. 173 УПК РФ). В остальном порядок и тактика первоначального допроса обвиняемого соответствует общим положениям, предусмотренным ст. 189 УПК РФ.

Итак, выполняя уголовно-процессуальное требование о выяснении у обвиняемого его позиции по поводу признания или непризнания себя виновным и желания давать показания, нельзя подходить к этому вопросу формально. Для следователя выяснение позиции обвиняемого - это не только заполнение одного из реквизитов протокола допроса, но и возможность диагностировать дальнейшую линию поведения представителей стороны защиты: от сотрудничества со следствием до противодействия расследованию.

Механизм данного преступления, и в особенности неосторожный характер его совершения, отсутствие у субъекта преступления преднамеренного умысла на масштабное и неконтролируемое возгорание объекта обеспечения пожарной безопасности, сопровождавшееся тяжкими последствиями, обусловливает специфику в выборе обвиняемым линии поведения, направленной на защиту своих прав и законных интересов.

Факты согласия обвиняемого с предъявленным обвинением по преступлению, предусмотренному ст. 219 УК РФ, подтверждаемые на всех этапах расследования, как показывают результаты эмпирического изучения, не являются редкостью. Они в большей степени характерны для случаев, когда в результате пожара погибли несовершеннолетние дети и иные близкие лица обвиняемого. Обвиняемый также выражает соболезнование родственникам иных погибших в результате пожара лиц. Разумеется, обвиняемый испытывает колоссальную психологическую подавленность, его гнетет, прежде всего, моральная вина за причинение смерти другим людям (особенно своим близким родственникам или близким лицам), пусть и по неосторожности.

Согласие обвиняемого с предъявленным обвинением на заключительном этапе расследования трансформируется в ходатайство о проведении судебного разбирательства без судебного следствия в соответствии с главой 40 УПК РФ. Санкции ст. 219 УК РФ позволяют задействовать данный режим процессуальной экономии, который благоприятен для следователя по причине стабильной судебной перспективы в виде обвинительного приговора, а также в условиях действия современной системы учета раскрываемости преступлений. Поэтому следователи, действительно, рассчитывают на получение у обвиняемого согласия с предъявленным обвинением и на дальнейшее его ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства, без проведения судебного следствия в рамках ст. 40 УПК РФ.

Так, например, полностью согласилась с предъявленным обвинением и ходатайствовала о проведении судебного разбирательства в особом порядке обвиняемая И[137]. Являясь арендатором жилого дома, имеющего печное отопление, и, несмотря на неисправную работу печи, в виде прогаров металла в духовке, обвиняемая, подложив в печь дрова (чем допустила перекаливание печи) и, повесив сушиться над печью пододеяльник, покинула домовладение, оставив без присмотра не только неисправно работающую печь, но и двух своих малолетних детей. В результате перегрева печи произошло самовозгорание находившегося в непосредственной близости к участкам печи, имеющим прогары металла, хлопчатобумажного пододеяльника, что привело к пожару, унесшему жизни обоих ее малолетних детей.

Вместе с тем, согласие обвиняемого с предъявленным обвинением в подобных ситуациях, сопровождающихся глубокой фрустрацией лица, привлекаемого к уголовной ответственности, вовсе не освобождает следователя от полного, всестороннего и объективного расследования обстоятельств преступления.

Так, у ранее упомянутой обвиняемой И., согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, имелись признаки умственной отсталости с нарушениями поведения, пусть и в легкой форме, не исключающей ее вменяемость и не освобождающей от уголовной ответственности. Лицам, страдающим умственной отсталостью, при психологическом воздействии на них других лиц, присуще безоговорочно признавать свою вину даже за те преступления, к совершению которых они вообще не были причастны. Таким образом, внешне добровольный характер заявления обвиняемой о согласии с предъявленным обвинением и о проведении судебного разбирательства без судебного следствия, на самом деле мог быть предопределен не личным волеизъявлением лица, а его повышенной внушаемостью на фоне депрессии или иных форм глубинной психологической подавленности.

В иных случаях лицо, напротив, не признает себя виновным в причастности вследствие нарушений правил пожарной безопасности к совершению пожара, повлекшего жертвы. Оно пытается переложить ответственность на других лиц, например, не разъяснивших ему подробно содержание правил противопожарной безопасности и (или) осуществляющих техническое обслуживание пожароопасного оборудования, а равно, заявляя об обстоятельствах, возникновение которых оно не могло предусмотреть.

Например, обвиняемый Гусев, являющийся ответственным квартиросъемщиком, самостоятельно перенес в предоставленное ему и его семье жилье газовую печь и газовый баллон, заправленный на АГЗС оператором станции, вопреки наличию специального для данных бытовых газовых баллонов оборудованию. Он же, в нарушение предусмотренной для данного дома системы газоснабжения (которая в данный момент не функционировала) самостоятельно установил в кухне данное оборудование и подключил газовый баллон к печи, чем самовольно изменил систему газоснабжения, согласно которой газ должен был поступать через газопровод из газобаллонного шкафа, расположенного с внешней стороны дома. В результате резкого изменения температуры содержащейся в газовом баллоне пропаново-бутановой жидкой фракции, изначально охлажденной до температуры -7 градусов, произошел разрыв корпуса газового баллона и заполнение находившейся в нем смесью помещений занимаемой Гусевым квартиры, что повлекло взрыв и пожар, итогом которого явилась смерть его супруги, одного из его детей, а также других лиц, и причинение тяжкого вреда здоровью другому его ребенку и иным лицам. Не признавая себя виновным, Гусев заявлял и о незнании им правил пожарной безопасности, в т.ч. по причине бездействия ответственных лиц, к ведению которых относится ознакомление его с данными правилами и осуществление контроля за их соблюдением, и о неисправности газового баллона, и о виновности в данном деянии оператора АГЗС, неправильно заправившего газовый баллон, и о собственно стечении неблагоприятных обстоятельств (Приговор Архангельского гарнизонного военного суда от 13.03.2012 г. по уголовному делу № 1-4/2012 по ч. 9 ст. 219, ст. 168 УК РФ). И хотя, несмотря на непризнание обвиняемым своей вины, ему были вменены нарушения конкретных правил пожарной безопасности, за которые он был осужден, полагаем, что расследование по данному делу могло бы быть более полным. Так, не вполне разрешен вопрос об обстоятельствах, способствовавших совершению преступлению, которые, помимо заправки газового баллона на АГЗС с помощью неналежащего оборудования, касались и причин нефункционирования центральной системы газоснабжения, и это в январе месяце в г. Архангельске при очень низкой температуре воздуха.

В условиях действия в отечественном уголовном судопроизводстве ряда демократических и гуманистических начал, а именно - принципа презумпции невиновности, права обвиняемого на защиту от уголовного преследования, права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников и иных несомненно прогрессивных новелл, заявления и ходатайства обвиняемого и (или) его защитника о неполноте расследования, необходимости проверки иных версий, в т.ч. и о непричастности данного лица, недопустимо просто игнорировать и отклонять по надуманным причинам. Разумеется, они потребуют от следователя проведения ряда следственных и иных процессуальных действий, в том числе и не планируемых ранее, направленных на более детальное установление обстоятельств данного деяния. Итогом неизменно явится качественная система доказательств, объективно и всесторонне отражающая обстоятельства преступного деяния, а также характер и степень вины каждого лица, заключающейся в виновном нарушении конкретных правил пожарной безопасности.

Наиболее активно тактику защиты, направленную на отрицание причастности к совершению преступления, осуществляют руководители организаций, в помещении которых произошел пожар по причине нарушения требований пожарной безопасности, повлекший многочисленные жертвы. Для данной разновидности нарушений правил пожарной безопасности не является редкостью воспрепятствование расследованию в виде попыток скрыться от следствия, осуществить комплекс действий, имеющих признаки фальсификации (например, путем исключения из правоустанавливающих документов сведений о возложении ответственности на определенных лиц за соблюдение требований пожарной безопасности) направленных на сокрытие следов преступления и имитации иных обстоятельств деяния. В данной ситуации усложняется задача следователя установить истинную причину пожара, поскольку, наряду с другими трудностями процессуально-тактического характера, возникают сложности даже в изъятии объектов для экспертного исследования.

Вариантом преодоления конфликтной ситуации является более разноплановые действия следователя по установлению психологического контакта с данной группой обвиняемых, в сочетании с принятием мер, исключающих осуществление ими деятельности по противодействию расследованию. Отсутствие умысла на возникновение пожара, и, соответственно, на причинение смерти или вреда здоровью, предопределяет более выраженную степень сожаления и соболезнования по поводу случившегося. Соответственно, благоприятна реализация тактических приемов, направленных на стимулирование положительных качеств данного лица, обращение к таким темам, которые имеют наибольшую значимость и воспринимаемы наиболее психологически близко. Например, если

допрашиваемый - лицо, имеющее семью и детей, отношения между членами семьи теплые и хорошие, то благоприятно развитие темы семьи, детей, с постепенным переходом разговора о семьях пострадавших в результате пожара. Это направление перспективно в отношении субъекта преступления, имеющего хорошую адаптацию в обществе и реализованного в семейном отношении, но

может быть малоэффективна для маргинала, страдающего нигилизмом. Установление контакта с маргиналом возможно путем осознания того, что это лицо в силу каких-либо причин, обстоятельств, утратило свои социальные ценности как члена общества, возможно, еще в ранние годы оказалось отверженным обществом. В случае установления контакта с маргиналом целесообразно обращение к таким темам, которые субъективно для этого лица не утратили значимости (какие-либо яркие события из прошлого), но при этом общение не должно носить характер панибратства или заискивания.

Установление психологического контакта сопровождается его постоянным поддержанием на протяжении проведения всех процессуальных действий с участием данного лица. Возвращаясь непосредственно к допросу обвиняемого, отметим, что, продолжая находиться в психологическом контакте с обвиняемым, и, выяснив его позицию по поводу предъявленного обвинения, далее следователь стимулирует процесс получения показаний обвиняемого, непосредственно касающихся обстоятельств нарушения требований пожарной безопасности, возникновения и распространения пожара, мер по его тушению, эвакуации и спасению присутствующих на месте происшествия лиц, последствий пожара, действий обвиняемого по возмещению вреда, причиненного потерпевшим в результате преступления.

Содержательная часть допроса обвиняемого традиционно обладает сходством с допросом подозреваемого. Но, предмет допроса обвиняемого несколько шире предмета допроса подозреваемого. Допрос подозреваемого мог проходить в ситуации, отличающейся дефицитом информации, неопределенностью в отношении не только последствий пожара, но и обстоятельств его возникновения. Ведь в момент пожара, через непродолжительное время после которого проводится допрос, лицо в силу небрежности или легкомыслия могло не осознавать причину пожара, поскольку не предвидело его возникновение. Не всегда к этому моменту имеется и заключение пожарно-технической экспертизы, которое является ценным информационным источником для восполнения, уточнения, детализации и проверки показаний. Поэтому если лицо подтверждает ранее данные показания в качестве подозреваемого, то желательно побудить допрашиваемого не отказываться от дачи показаний, по мотивам не желания повторяться при сохранении их актуальности и идентичности, а продолжить общение в рамках установления значимых для дела вопросов, - в условиях существенно изменившейся в процессе расследования следственной ситуации.

Итак, содержательная часть допроса обвиняемого по делам о преступлениях, связанных с нарушениями требований пожарной безопасности, должна включать:

- отношение к предъявленному обвинению;

- статус допрашиваемого как лица, на которого возложено соблюдение требований пожарной безопасности и иных соучастников;

- обстоятельства, предопределившие возникновение экстремальной ситуации, и действия различных лиц, предопределившие ее развитие вплоть до пожара;

- обстоятельства и действия различных лиц, способствующие быстрому распространению пожара;

- действия всех лиц на месте пожара, в том числе по эвакуации и спасению;

- обстоятельства и действия различных лиц, связанные с тушением пожара и преодолением последствий пожара;

- пояснения по поводу формулировки различных положений заключения пожарно-технической экспертизы и иных доказательств (преимущественно материально-фиксированного характера) по уголовному делу, - при наличии существенных противоречий показаний обвиняемого с содержанием соответствующих доказательств;

- взаимоотношения с соучастниками в связи с единством или различием позиций по поводу предъявляемого обвинения и уголовного преследования в целом; позиция по поводу линии поведения иных соучастников;

- степень и характер возмещения вреда, причиненного каждому потерпевшему в результате совершенного преступления.

Типичным следственным действием последующего этапа расследования преступлений в сфере нарушения требований пожарной безопасности является очная ставка, которая проводилась по большинству уголовных дел, между лицами, проходящими по уголовному делу в качестве различных участников уголовного судопроизводства. Как известно, основанием для назначения очной ставки являются противоречия в показаниях двух ранее допрошенных лиц относительно одних и тех же обстоятельств[138]. Эти противоречия могут быть как в показаниях добросовестных участников процесса, дающих правдивую и достоверную информацию, так и в показаниях лиц, сообщающих ложные сведения как элемент тактики защиты от уголовного преследования.

Действительно, экстремальный характер возникновения и быстрого распространения пожара, возникновение ситуации всеобщего страха и паники, могут объективно способствовать искажению в восприятии потерпевших и очевидцев обстоятельств, являющихся предметом допроса. Искажения возникают в восприятии временного периода открытого горения, момента прибытия пожарных расчетов, числе погибших и пострадавших, степени и масштабов повреждения помещения и т.д.

Сообщение ложной информации чаще всего касается статуса допрашиваемого как лица, на которого возложена обязанность обеспечивать соблюдение требований пожарной безопасности. Реализуя тактику защиты от уголовного преследования, допрашиваемый пытается опровергнуть обвинение в части наличия данного статуса (лица, ответственного за обеспечение противопожарной безопасности); отнесенности помещения, в котором возник пожар, к его юрисдикции; распределения полномочий, в том числе касающихся непосредственного обеспечения противопожарной безопасности, между другими сотрудниками или сотрудниками организаций-партнеров.

Анализируя протоколы очных ставок, следует выразить рекомендацию о том, что если очная ставка проводится с целью выяснения противоречий, наиболее вероятной причиной которых является добросовестное заблуждение вследствие особенностей восприятия экстремальной ситуации, то целесообразно проводить данное следственное действие в так называемом классическом порядке, предоставляя возможность первым дать показания лицу, чья информация, по мнению следователя, достоверна и убедительна. Проведение этого следственного действия требует подготовки, в ходе которой следует проанализировать ранее данные показания этих лиц, выявить существенные противоречия и сформулировать вопросы, касающиеся проверки обстоятельств (места, времени, условий, отвлекающих факторов) восприятия информации каждым лицом, в связи с которой возникают противоречия.

Что касается проведения очной ставки с участием лица, сознательно дающего, по мнению следователя, ложные показания, то данная ситуация является проблемной, поскольку такие лица психологически готовы отстаивать свою позицию. В этом случае целесообразно, при наличии в материалах дела лица, дающего не только правдивые, но и подробные и убедительные показания, а также обладающего активной жизненной позицией, провести очную ставку с этим лицом. При чем выбрать не традиционный порядок проведения очной ставки, предоставив вначале слово субъекту, дающему ложные показания (в данном случае таковым часто является обвиняемый-руководитель юридического лица), затем лицу (чаще всего - свидетелю), показания которого правдивы, с расчетом, что данное лицо по своим психологическим качествам способно разоблачить ложь в показаниях.

Предъявление для опознания, как известно, заключается в узнавании (отождествлении) лица или предмета как ранее наблюдаемого по сохранившемуся в памяти мысленному образу.

Анализ уголовных дел по преступлениям данной категории позволил обнаружить распространенность данного следственного действия на последующем этапе расследования. Типичными видами предъявления для опознания являлись: предъявление для опознания трупа и предъявления для опознания предметов (принадлежавших погибшим или пострадавшим).

Тактика предъявления для опознания трупа разработана в целом разработана в криминалистике. Ключевым моментом является предъявление трупа в единственном числе, без некоего множества однородных объектов, имеющих сходство общих признаков. Опознание трупа представляет собой отождествление личности погибшего человека по признакам его внешности. Поэтому логика данного следственного действия заключается именно в узнавании в трупе лица, ранее знакомого опознающему, именно по анатомическим признакам внешности. Таковы примеры формулировок акта отождествления трупа, например, «по характерному перелому левой руки», «по строению зубного аппарата и наличию характерных зубных коронок в определенном месте» [139] и т.п.

Вместе с тем, проведение данного следственного действия по рассматриваемой категории преступлений влечет дополнительные тактические и психологические сложности, если труп подвержен сильному обгоранию и воздействию пламени.

Мы обратили внимание, что на практике в ходе расследования нарушения требований пожарной безопасности зачастую происходит узнавание и отождествление личности погибшего лица не столько по чертам внешности, сколько по имеющимся на трупе украшениям и иным предметам. Нередко в протоколе предъявления для опознания трупа можно встретить такую формулировку отождествления (узнавания): «узнаю определенное лицо по цепочке и крестику (медальончику) на шее» или «по печатке на пальце руки» [140] и т.п.

Полагаем, что подобные результаты предъявления для опознания не очень достоверны, да и они не соответствуют сущности следственного действия предъявления для опознания трупа - как узнавания личности погибшего по признакам внешности ранее знакомого лица. Само по себе узнавание опознающими личных вещей опознаваемого - закономерно. Однако нельзя не учитывать, что лицо при жизни могло передать свои украшения и подобные носильные предметы другому лицу, добровольно или принудительно. Гораздо эффективнее предъявить находящиеся на трупе украшения или иные предметы отдельно по правилам предъявления для опознания предметов после предъявления для опознания трупа. Труп же предъявить для опознания без подобных украшений, накрыв простыней, и открывая постепенно, по мере необходимости, отдельные участки тела трупа. Разумеется, что опознающие должны быть предупреждены о необходимости провести отождествление именно по чертам внешности, а не искать знакомые аксессуары (и не делать отрицательного вывода в связи с их отсутствием на трупе), которые будут предъявлены для опознания в рамках самостоятельного следственного действия.

Предъявление для опознания вещей, принадлежащих погибшим (предметов одежды, различных аксессуаров, украшений), осуществляется в соответствии с правилами предъявления для опознания вещей. В данном случае требуется предъявить для опознания опознаваемые предметы в числе определенного множества предметов, обладающих внешним сходством по общим признакам. На предъявление для опознания вещей сохраняется общее правило о предварительном допросе опознаваемого о возможности опознания вещей по некоторым общим и частным признакам. К сожалению, этот момент иногда упускается субъектами расследования. Выясняя возможность опознания трупа или предметов, обнаруженных отдельно от трупа (например, вещей погибших, оставленных накануне пожара в гардеробе, который не был поврежден пламенем и т.п.), следователи предъявляют труп для опознания, не выясняя о возможности опознания в самостоятельном порядке аксессуаров, находившихся на трупе. Как уже упоминалось, нередко при этом данные аксессуары предъявляются вместе с трупом. В результате возникает пробел относительно предварительного установления признаков, по которым возможно опознавание указанных предметов, что ставит под сомнение результаты данного следственного действия, противореча его сущности - узнавание единичного (идентификация) среди некоего множества однородного.

Расследование преступлений в сфере нарушений требований пожарной безопасности порой обусловливает ситуации, требующие проведения иных следственных действий, присущих последующему этапу расследования, а именно проверки показаний на месте и следственного эксперимента. Однако следователи не всегда верно интерпретируют эти ситуации, не считая нужным назначать и проводить эти следственные действия. В результате в доказательственной базе имеются недочеты и пробелы.

Проверка показаний на месте, регламентированная ст. 194 УПК РФ, назначается в случаях, когда в показаниях ранее допрошенных лиц имеются упоминания о каком-либо месте или маршруте следования к нему или от него, из содержания которых нельзя сделать однозначный и непротиворечивый вывод о признаках этого места, обстоятельствах события, происходившего на данном месте, значимых для расследования преступления. Кроме того, проверку показаний на месте целесообразно назначать, когда из показаний ранее допрошенного лица следует, что на данном месте сохранились различные следы преступления и иная значимая для дела информация. Также основанием для проведения показаний на месте являются противоречия в показаниях ранее допрошенных лиц относительно одного и того же места или маршрута следования к нему или от него. Наличие противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц может быть также и основанием для проведения очной ставки, о чем мы ранее писали.

В отличие от очной ставки проверка показаний на месте не только предполагает добровольный характер выезда на место события, но и проведение проверки с каждым лицом по отдельности. Проведение проверки показаний на месте одновременно с двумя ранее допрошенными лицами, по аналогии с очной ставкой, не допускается.

Выбор одного из указанных следственных действий производится следователем, исходя из присущего ему права процессуальной самостоятельности как субъекта расследования, и с учетом анализа конкретной ситуации. Если содержание показаний в значительной степени затрагивает обстановку места происшествия, акцентируя внимание на ее специфичность, которая может быть неоднозначно воспринята разными допрашиваемыми, хотя бы вследствие разного места и времени нахождения на месте, разных условий восприятия, то приоритетное значение имеет проверка показаний на месте. В таких ситуациях она позволит лучше, чем очная ставка понять причины противоречий в показаниях.

Возможно разновременное проведение обоих следственных действий. Поскольку очная ставка нацелена на устранение противоречий путем восприятия противоположной точки зрения, которая обосновывается в показаниях, то целесообразно вначале провести проверку показаний на месте с каждым из лиц, дающих противоречивые показания, затем, если актуальность проведения очной ставки сохраняется, осуществить очную ставку между этими лицами.

<< | >>
Источник: Овсепян Геворг Мартинович. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. 2016

Еще по теме § 3. Производство последующих следственных действий при расследовании нарушений требований пожарной безопасности: вопросы повышения эффективности:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -