<<
>>

Основные черты избирательного законодательства, применявшегося при выборах депутатов Уложенной комиссии

Характер выборного законодательства 1766 г. определялся наличием трех важных составляющих. Оно было сословным, так как право представительства в Комиссии должны были реализовать не отдельные личнос- ти, а социальные группы, адресно определенные законодательством. Участие в выборах было обусловлено не гражданским статусом (такого понятия в России XVIII в. не существовало), а принадлежностью к тому или иному сословию.

Сословный принцип выборов дополнялся территориальным. Депутаты должны были отстаивать в Комиссии не только интересы своих корпораций, но и «нужды» регионов, от которых они были избраны.

Наряду с сословиями, право участия в Уложенной комиссии получили властные структуры (своеобразное «административное») представитель- Екатерина II ство.

По одному депутату дол- работает над проектом «Наказа» жны были делегировать Сенат465, Синод466, двенадцать коллегий-467, канцелярии центрального управления - всего 28 ведомств. Кроме того, для участия в работе Комиссии приглашались «губернаторы, кои в столице находятся».

Отметим, что законодательство трактовало выборный процесс не только как право сословий, но и как их обязанность. В указе от 14 декабря 1766 г. говорилось: «Повелеваем прислать... изо всех уездов и городов Нашей империи в первостоличный Наш город Москву депутатов»'1. Всего было названо семь больших социальных групп, призванных избрать своих депутатов в Комиссию для сочинения проекта нового Уложения: дворяне, горожане, «однодворцы»5, свободные крестьяне, на которых была возложена обязанность военной службы («пахотные солдаты», «служилые люди», «ландмилиция»е), государственные «черносошные и ясачные» крестьяне468, оседлые этнические племена Поволжья, Сибири, северных областей: «некочующих разных в области Нашей жи- вущих народов, какого б они закона ни были, крещеные или некрещеные»469, казачество.

Не получили права представительства крестьяне, находящиеся в крепостной зависимости, «приписанные» к различным предприятиям, ведомствам («посессионные», «дворцовые», «экономические»470) и многие другие категории зависимого населения, составлявшие 65-88 % населения России471.

Неоднозначным был вопрос об участии в выборах духовенства. В законодательстве оно не было выделено в особую группу избирателей, подобно тому, как это практиковалось ранее, при созыве «уложенных» комиссий. Впрочем, в законе не содержалось и прямого запрета на участие в выборах служителей церкви или избрания их представителей, например, в качестве городских домохозяев.

Статус избирателей и избираемых, принадлежащих к разным сословиям, варьировал в деталях, но основывался на общих принципах. Очевидно, можно говорить о том, что для участников электорального процесса был установлен имущественный ценз, но не конкретный, а достаточно общий: избиратели и кандидаты должны были иметь какую-либо недвижимую собственность любого размера и стоимости: дворянин - поместье, горожанин - «дом, или дом и торг, или дом и ремесло, или дом и промысл», казаки, государственные крестьяне, служилые люди, представители этнических племен - «дом и землю». К выборам не допускались горожане, потерпевшие банкротство.

Ко всем кандидатам и избирателям предъявлялись сходные требования «нравственного» порядка. Закон гласил, что подданный, участвующий в выборах, должен быть «ни в каких штрафах, подозрениях и явных пороках не бывалый, честного и незазорного поведения» (дворянин), «не банкрутные, в штрафах, подозрениях и явных пороках не бывалые, добрые совести и незазорного поведения» (горожане), «в наказаниях, подозрениях, ябедах и явных пороках небывалого, но доброго и незазорного поведения» (крестьянин).

Для представителей непривилегированных сословий обязательным было требование иметь семью и детей.

25-летний возрастной ценз был установлен для депутатов-дворян и горожан; крестьянские избранники и их выборщики должны были достичь тридцатилетнего возраста и, кроме того, иметь семью и детей.

У дворян, горожан и крестьян - участников первичных избирательных собраний возраст носителей активного избирательного права не оговаривался.

Сословный характер избирательного законодательства 1766 г. накладывал отпечаток на основные составляющие регламента выборов.

Наибольший объем прав был предоставлен дворянам.

В том случае, если помещик не мог лично явиться на выборы, ему разрешалось подать свой голос письменно: либо прямо назвав своего кандидата, либо указав, что «в выборе оного полагается на своих сотоварищей». Это правило распространялось и на дворян, находящихся вне мест расположения их поместий, - на военной или гражданской службе. За несовершеннолетних владельцев имений могли голосовать их опекуны. Формально избирательное право распространялось и на женщин-дворянок, самостоятельно владеющих поместьями. Однако они могли подавать свои голоса лишь в письменной форме, их личное присутствие на съезде избирателей не предусматривалось («от приезда в город оне увольняются»). Женщины, принадлежащие к другим сословиям (например, купеческому), права голоса не получали - ни лично, ни через доверенных лиц.

Письменные сообщения дворян адресовались «начальникам» губерний; последние обязывались незамедлительно направлять их в уезды, к организаторам выборов на местах.

Дворянин мог быть избран депутатом заочно, не присутствуя непосредственно на собрании, в законе лишь оговаривалось, что он должен находиться в пределах российского государства.

Законодательство учло ситуацию, когда один дворянин мог быть избран в ряде уездов, поскольку обладал несколькими поместьями. Каждый депутат имел лишь один голос, «дополнительные» полномочия разрешалось передать другому дворянину, лицу, отвечающему всем требованиям, установленным для депутата Комиссии. Таким образом, депутат- дворянин, избранный в ряде мест, мог самостоятельно назначить одного или нескольких членов Комиссии.

Лица, не приславшие письменного сообщения и не прибывшие на выборы лично, теряли право голоса.

Дворяне избирали по одному депутату от каждого уезда, горожане - от города, крестьяне - от «провинции». Такой порядок сказался на численном представительстве сословий в Комиссии. Если во всей Российской империи дворяне составляли менее 1 % от общего числа населения, то в Комиссии они имели около 45 % депутатских мест, включая дворян- депутатов от ведомств, городов и даже крестьян (например, пахотных солдат Орловской провинции представлял граф А. П. Шувалов1). Удельный вес городского населения России в середине XVIII в. также не был значительным (около 3 %). В Комиссии его представительство выглядело достаточно внушительно - свыше 37 %. Таким образом, приблизительно 450 депутатов представляли сословия, составляющие в целом менее 5 % населения.

Дворянские выборы были исключительно прямыми: все уездные землевладельцы, принадлежащие к «благородному сословию», имели право лично или опосредованно принять участие в выборах. В законе особо оговаривалось, что в том случае, если в уезде насчитывается небольшое число дворян-землевладельцев (менее 15 человек), им предоставляется право самим определить, будут ли они избирать своего депутата. Но их представитель имел такой же статус, как и все другие депутаты-дворяне.

Представительство сословий и учреждений в Комиссии 1767 г.472 Сословие Число депутатов % от числа депутатов Государственные учреждения 28 4,8 Дворяне 189 32,6 Горожане 216 37,3 Черносошные и ясачные крестьяне 24 4,1 Однодворцы 43 7,4 Казаки 45 7,7 Оседлые племена 34 5,8 Всего 579 100

Представительство городов осуществлялось на основе сходных принципов.

Любой город мог делегировать в Комиссию своего депутата. Поселения, насчитывающие менее 50 жилищ, имели свободу выбора - посылать или не посылать своих депутатов, но их право сделать выбор не подвергалось сомнению. Понятие «город» в указе от 14 декабря 1766 г. не конкретизировалось; в России существовали небольшие торгово-промышленные поселения, «местечки», традиционно не именовавшиеся городами. После обнародования манифеста, группы жителей населенных пунктов со спорным статусом обращались в Сенат с просьбой разрешить избрать депутатов Уложенной комиссии: «Известны далеко не единичные случаи, когда обойденный пункт городского поселения не радовался тому, что его миновала новая «повинность» депутатского выбора, но, наоборот, настойчиво требовал для себя права на эту повинность»473. В ряде случаев подобные ходатайства были удовлетворены.

Столь благосклонное внимание императрицы к городам и к их населению исследователи объясняют стремлением Екатерины II найти опору среди представителей своего рода «среднего класса» - «среднего рода людей», - по выражению самой законодательницы. «Но такого класса еще не было в России, - писал В. О. Ключевский, а были налицо лишь некоторые разобщенные его элементы; для выборов оставался один уловимый признак мещанина - домовладение»474.

Обратим внимание на важное обстоятельство: по законодательству 1766 г. все жители города, отвечавшие установленным требованиям, име- ли активное и пассивное избирательное право, безотносительно, к каким сословиям они принадлежали. Данная норма появилась в законодательстве после определенных колебаний. В первоначальном проекте указа среди групп населения, имеющих право представительства в Комиссии, были названы не горожане в целом, а купцы и цеховые ремесленники (по отдельности). В бумагах, лично написанных императрицей, значились отдельные собрания избирателей от мещан и ремесленников, и от купцов. Но в окончательном тексте указа от 14 декабря 1766 г. разделение городских избирателей на сословия было снято. Это был первый в российской электоральной истории случай, когда в основу представительства был положен не сословный принцип, а более широкое понятие - принадлежность к совокупности городских жителей475.

В городах, имеющих «великое множество» домов, социальный состав избирательных собраний был пестрым. Часто не представлялось возможным собрать в одном месте всех избирателей. Поэтому в большинстве городов476устанавливался двухстепенный порядок выборов: сначала избирались «поверенные» - уполномоченные от городских районов (как правило, это были полицейские части). Затем проводились окончательные выборы депутата; каких-либо точных квот, норм представительства от частей города предписано не было, указывалось, чтобы «число поверенных не менее 100 человек было».

Например, Санкт-Петербург был разделен на пять избирательных округов, Москва - на семь. В северной столице, по предварительному опросу, проведенному властями, 907 человек выразили желание лично явиться для голосования (реально прибыло около 500), в Москве - 1 478 (в действительности в выборах участвовало 878 человек)477. При этом в Петербурге насчитывалось 2-2, 5 тыс. домовладений, а в Москве до 12 тысяч.

Отметим, что все города (в том числе столичные) могли направить в Комиссию лишь по одному депутату - независимо от их величины и экономического значения.

Крестьянский сход

Сельское население должно было пройти три этапа выборного процесса. Норма представительства была для него очень высокой: один депутат от провинции, т. е. крупной административно-территориальной единицы, входившей в состав губернии (в России насчитывалось 66 провинций).

На первом этапе во всех селениях («погостах») избирались представители-выборщики - по одному «поверенному от каждого погоста». Как правило, ими были сельские старосты. Все домохозяева-мужчины независимо от возраста могли прийти на избирательный сход. Участие поселения в выборном процессе не было обязательным: «Каждому погосту дается на волю прислать или не присылать поверенного, для выбора уездного поверенного», говорилось в указе478. В тех случаях, когда избрание производилось, предписывалось руководствоваться традициями выборов сельских должностных лиц, характерными для данной местности. Крестьянские делегаты снабжались письменным свидетельством, заверенным священником и минимум семью подписями местных домохозяев.

Выборщики направлялись в уездный центр, где на их общем собрании путем тайного голосования определялся «уездный поверенный» - выборщик, представляющий свое сословие в масштабе уезда (второй этап выборов). На завершающей стадии созывалось собрание уездных поверенных, в ходе которого следовало «выбирать из наличных уездных поверенных одного, кого хотят, в депутаты... начиная с первого, на списке написанного»479.

Ряд норм, содержащихся в указе от 14 декабря 1766 г., был призван конкретизировать особенности выборного процесса в местах компактного проживания народностей, входящих в состав Российской империи. В юридических документах, связанных с выборами депутатов Комиссии, Екатерина II подчеркивала свою заинтересованность видеть в числе депутатов представителей многочисленных народов, находящихся под ее властью. В законе оговаривалось, что незнание лицом русского языка не должно стать препятствием для его избрания: «Депутатам подданных Нам народов, кои довольно российского языка не знают, надобно привести с собою толмачей; и дабы дела их с лучшим успехом производились, дозволяется их депутатам в сей Комиссии, с позволения оной, выбрать по приезде их в столицу Нашу, кого хотят, опекуном, какого б тот человек чина и звания ни был, лишь бы не имел уже полно- мочия другого места. Сей опекун должен быть вместо их ходатаем за их делами в Комиссии...»480.

В инструкции губернаторам, изданной в связи с предстоящими выборами, также подчеркивалась важность избрания представителей «от не- кочующих разных в областях Наших живущих народов, какого бы они закона ни были, крещеные или некрещеные». Императрица предписывала губернаторам: «По свойству обычаев тех народов, не оставите для тех, для которых обряд выбора не прислан, примениваясь к образу их жития и закона, стараться, дабы выбор происходил без отягощения для них, и с тишиною и добрым порядком во всех местах»481.

Роль провинциальной администрации в выборном процессе была значительной. Губернаторам предстояло организовать выборы, следить за правильностью соблюдения их процедуры, оперативно разрешать спорные ситуации. Лица, стоявшие во главе органов местного управления должны были позаботиться о том, чтобы как можно большее число населения узнало об учреждении Комиссии, ее задачах и правилах, по которым будут осуществляться выборы.

Создание Комиссии для сочинения проекта нового Уложения и выборы ее депутатов рассматривались Екатериной II в качестве своего рода пропагандистской кампании, призванной продемонстрировать подданным заботу монарха о благе народа. Властям приходилось использовать имеющиеся в их распоряжении средства для оповещения жителей городов и сел о предстоящем событии. Указ губернаторам гласил: «Как скоро вы получите манифест и обряды о выборе депутатов в Комиссию.., то должны вы оный не токмо публиковать в первое воскресенье в вашем городе, но и разослать во все города и уезды вашей губернии, дабы не только во всякой церкви в городах, но и во всяком погосте, после получения оного в каждом месте, мог прочтен быть в первое воскресение неотменно, и в два следующие воскресенья сряду»482.

Таким образом, процесс «оглашения» манифеста императрицы и регламента выборов должен был длиться минимум три недели. Одновременно следовало известить потенциальных избирателей о времени и месте их предвыборных собраний. Например, в Петербурге экземпляры манифеста от 14 декабря 1766 г. «были прибиты на видных местах и к ним приставлены были от полиции канцелярские служители, обязанные прочитывать манифест не умеющему читать народу»4.

Губернаторы составляли расписание проведения дворянских, городских и крестьянских выборных мероприятий, учитывая, что собрания представителей разных сословий целесообразно провести в разные дни, «дабы один выбор отнюдь другому помехи и остановки не причинил». Предполагалось, что выборный процесс займет в общей сложности шесть месяцев.

В ведении губернаторов находились значительные территории. «Начальник» губернии не мог лично присутствовать на всех собраниях, из- биравших депутатов. Поэтому в отдаленных уездах организацию выборов и контроль за их проведением осуществляли либо уполномоченные губернатором местные должностные лица, либо присланные чиновники губернских или провинциальных администраций.

В XVIII в. обществу не часто предоставлялась возможность столь масштабного участия в политическом процессе. Екатерина II имела основания опасаться проявления внутрисословных конфликтов, регионального сепаратизма, использования предвыборных мероприятий в личных интересах, вспышек народных волнений, вызванных произвольным толкованием распоряжений правительства.

В указе от 14 декабря 1766 г. подчеркивалось, что избирательный процесс должен проводиться так, чтобы не вызвать нарушения общественного порядка: «Всем и каждому крайне остерегаться, дабы никому никаких приметок и притеснений учинено не было: равномерно наикрепчай- ше запрещается употреблять при сем ненавистную мзду и лихоимство, под опасением Нашего неминуемого гнева»483. Императрица внушала губернаторам: «Более всего смотреть будете, чтобы все выборы происходили порядочно, с учтивостию, с тихостию и с молчанием тут, где слова излишни»484. Региональные власти должны были соответствующим образом контролировать местных чиновников: «Всем же подчиненным вашим вы в сем случае наикрепчайше подтвердите, чтоб воздержались, каким бы то ни было образом, во зло или в собственную ненавистную корысть обратить сие дело, под опасением неминуемой тягости законного наказания»485.

На местные власти возлагались и иные обязанности по обеспечению условий для успешного проведения выборов. Прежде всего следовало определить помещения, в которых будут проводиться собрания избирателей. Это могли быть как административные здания («присутствия», канцелярии, суды, магистраты, биржи, ратуши и т. п.), так и жилые помещения, в том числе резиденции самих губернаторов.

Законодательство обращало внимание исполнительных властей на необходимость наличия достаточного количества стульев, скамей, лавок, соответствующих числу избирателей, инвентаря, необходимого для голосования.

Процесс выборов во всех сословиях проводился по сходному сценарию.

Избиратели или выборщики прибывали в город, где было назначено проведение избирательного мероприятия. Как правило, это был административный центр провинции или уезда. «Начальник» города'1 составлял список, в который вносились имена прибывших избирателей.

В условленный день лица, участвующие в выборах, собирались в оговоренном здании.

Избирательные собрания дворян и горожан имели важную особенность: выборы депутата Уложенной комиссии проводились на втором этапе; на первом избирались главы органов местного сословного управ- ления: уездные предводители дворянства и городские головы. После избрания указанные должностные лица выполняли функции руководителей собраний избирателей.

Процедуры выборов предводителей дворянства, городских голов и депутатов Комиссии были схожими в основных чертах.

Через несколько дней (от трех до семи, но не более недели) после вступления в должность уездного предводителя дворянства или городского головы закон предписывал приступить к выборам депутата Комиссии.

Выборы начинались в праздничной обстановке. Указ от 14 декабря 1766 г. задавал торжественный тон предстоящей церемонии: «Поутру рано соберутся дворяне в назначенное предводителем их место; а начальник пойдет в церковь, и даст дворянам знать, что он туда прибыл: тогда дворянский предводитель скажет дворянам, что время пришло идти в церковь. Он сам идет наперед; дворяне же, как они прибыли в город, по два в ряд идут за ним с благочинием и тихостию. Пришед в церковь, слушают со страхом Божиим литургию, по окончании которой начнут молебен Спасу и освящение воды; по окроплении же оною всех, начальник велит читать манифест, о сочинении проекта нового Уложения и избрании депутатов, со всеми к оному приложениями, и потом всех собравшихся дворян приводит к присяге...»486. Таким же образом поступали горожане и крестьяне-выборщики (уездные поверенные).

После обряда принесения присяги, избиратели направлялись из церкви в помещение, где им предстояло произвести голосование. Документ свидетельствует: «В Петербурге и Москве из первейших чинов люди, у кого такие выборы назначены ни были, за честь себе почитали оказать усердие, отдавая на такое время свои дома»487.

Дворяне располагались не «по чинам», а по принципу очередности явки на выборы. Горожане - в соответствии со списком, составленным органом городского управления. Затем начинался процесс голосования.

Для непосредственной подачи голосов должен был использоваться деревянный ящик с открытым верхом, разделенный перегородкой на две равные части. На правой стороне ящика имелась надпись «избираю», на левой - «не избираю». Ящик покрывался материей для того, чтобы скрыть действия избирателя, и устанавливался на столе. Данное приспособление, которое властям предписывалось соорудить заранее, на этапе подготовки к выборам, было призвано обеспечить реализацию тайного способа подачи голосов.

Понятие «баллотирование»2 - т. е. голосование шарами - впервые появилось в русском политико-правовом лексиконе при Петре I. 18 февраля 1720 г. им был издан «Образ балатированья, как во оном поступать надлежит»". Это была инструкция, регламентирующая порядок прове- дения закрытого голосования в государственном учреждении в том случае, когда имелась необходимость получить решение коллегиального органа при сохранении анонимности взглядов отдельных лиц. В петровском законе мы находим основные элементы технической организации тайной подачи голосов: участники «балатированья» сначала приносят присягу, затем каждый получает небольшой шар, сделанный «из холста или иной мяхкой материи, а не деревянные или иной тяжкой материи». Шары следовало опускать в двойной ящик, имеющий отделения черного и белого цвета: «Носить ящик кругом, начат от президента, в которой должен всяк, вложа руку, класть балы в белой или черной ящик по своей совести и присяге с прикрытием епанчи, дабы другой, или кто держит ящик, не видал, куда рука погнетца».

Принцип тайного голосования, рекомендованный Петром I для применения в коллегиальном управлении, был востребован законодательством Екатерины II. Данное нововведение представляется чрезвычайно важным не только с процессуальной точки зрения. Юридическая регламентация процесса подачи голосов избирателями зафиксировала момент трансформации сущности самого института выборов: «Это новшество имело огромное значение, так как с этого времени выборы стали формой волеизъявления избирателей, а не формой поручительства и материальной ответственности за действия избранного лица»488.

У дворян процесс тайного голосования проходил следующим образом. Уездный предводитель дворянства оглашал имена помещиков в той последовательности, в какой они прибыли для участия в выборах. Затем он предлагал опустить шары в соответствующее отделение избирательного ящика - «избираю» или «не избираю» (допускалась возможность воздержаться от голосования, выйти из помещения).

При выборах депутатов Комиссии каждый участник избирательного собрания одновременно являлся кандидатом в депутаты Комиссии. Каждое лицо оглашалось председателем и за каждого следовало подать голоса. Количество «избирательных» и «не избирательных» шариков подсчитывалось, результаты фиксировались в протоколе собрания, и процесс начинался сначала. Данная процедура была достаточно продолжительной, особенно в многолюдном избирательном собрании. Закон не предусматривал возможности «снятия» своей кандидатуры. Все, участвующие в собрании лично или заочно, должны были пройти через процедуру баллотировки. Указ императрицы допускал возможность подачи голосов на протяжении шести дней (максимальный срок).

Если наибольшее число голосов получали несколько кандидатов, для них проводилась повторная процедура голосования - до тех пор, пока не будет избрано одно лицо.

Депутатом мог быть избран предводитель дворянства или городской голова. В таком случае следовало выбрать нового главу местного сословного управления: совмещение двух выборных должностей не допускалось.

Медаль — отличительный знак депутатов Комиссии 1767 г.

По окончании выборов лицо, набравшее наибольшее число голосов, объявлялось избранным депутатом Комиссии для сочинения проекта нового Уложения; депутатам, выбранным заочно, направлялись письменные уведомления.

Об итогах выборов в подведомственном ему регионе губернатор информировал Правительствующий Сенат.

Руководствуясь своими соображениями, депутат имел право передать полномочия иному лицу своего сословия, соответствующему требованиям, предъявляемым к членам Комиссии: «Всякому депутату дозволяется сдать свое полномочие и наказ, следовательно и жалованье и преимущества депутатские, с позволения Комиссии о Уложении; и он может представить кого из посторонних, на кого он положится, лишь бы человек от него представляемый был без порицания и таков, каков требуется быть депутатом. Дворянин сдаст дворянину, городской житель городскому жителю; прочие же могут сдать свои полномочия, наказы, жалованье и преимущества, кому заблагорассудят, а сам, кто сдаст, выбудет из числа депутатов»489.

Был предусмотрен порядок проверки полномочий депутатов, прибывающих в Москву для того, чтобы принять участие в законотворчестве. Все лица, избранные членами Комиссии, должны были явиться в Сенат, где официально регистрировались в качестве депутатов Комиссии на основе сообщений губернаторов о результатах выборов в их губерниях.

Им вручались знаки отличия - золотые или серебряные медали с высеченным девизом: «Блаженство каждого и всех», как это предписывал указ императрицы: «Чтоб можно было узнать члена, то носить им всем знаки одинакие, к тому от Нас определенные, которые во всю жизнь их им останутся»2.

Основная часть выборных мероприятий была проведена в сроки, соответствовавшие требованиям избирательного законодательства, с марта по апрель 1767 г. Но в отдельных случаях выборный процесс существенно затянулся, и некоторые депутаты прибывали в Москву уже после того, как Комиссия приступила к работе (30 июля 1767 г.). Формально Уложенная комиссия не была распущена, довыборы ее депутатов производились в 70-х гг. XVIII в., например, от территорий, вошедших в состав Российской империи вследствие раздела Польши.

Как уже говорилось выше, в настоящее время не представляется возможным установить точное количество депутатов - членов Уложенной комиссии. Мы можем привести данные, содержащиеся в работе современного исследователя490. Депутатских мест 564 Значилось в списках 724 (в т. ч. 160 заменивших «первоизбранных») Заявили о себе к моменту начала работы 545 Реально участвовали в выборах 420-450 Значились в ведомости на получение депутатского жалования 545 Получили депутатские знаки 563

<< | >>
Источник: Ю. А. Веденеев и др.. Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. - Калуга: Калужский обл. фонд возрождения историко- культурных и духовных традиций «Символ». - 692 е. 2002

Еще по теме Основные черты избирательного законодательства, применявшегося при выборах депутатов Уложенной комиссии:

  1. Основные черты избирательного законодательства, применявшегося при выборах депутатов Уложенной комиссии
  2. ПРИЛОЖЕНИЕ
  3. Нормы избирательного права
  4. II. Основные Законы и смежные с ними акты переходного времени в свете типического конституционного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -