<<
>>

Нормы избирательного права

Понятие и структура норм избирательного права. Особенности норм. Нормы материального, процессуального и процедурного характера. Способы изложения. Классификация норм избирательного права.

Нормы общерегулятивного характера (нормы-принципы, нормы-декларации, дифинитивные нормы-определения, цели, программы, нормы-разъяснения, нормы-справки и др.). Классификационные критерии норм - по структуре, по форме изложения, по характеру правового регулирования, по действию в пространстве, времени и кругу лиц, по целевому назначению, по характеру содержащего предписания, по степени определенности содержащегося предписания и др.

Толкование и разъяснение норм избирательного права.

Целью изучения данной темы является уяснение понятий норм права и особенностей правовых норм избирательного законодательства, их структуры, способов изложения, разновидностей и толкования.

Изучив данную тему, студент должен:

знать: содержательные характеристики норм: избирательного права, особенности их структуры, основные разновидности норм избирательного права, характер их действия во времени, пространстве и по кругу лиц;

уметь: вести анализ действия норм избирательного законодательства, особенностей их реализации в избирательном процессе, находить пробелы, коллизии, несоответствия в нормах избирательного права, представлять возможные пути преодоления таких несоответствий и разрешения коллизий в данных нормах, выделять нормы материального права, процессуальные и процедурные в избирательном законодательстве;

приобрести навыки: исследования норм избирательного законодательства, применения норм в регулировании избирательных правоотношений и электоральных процессов в целом, анализа их регулятивных и охранительных начал.

134

Понятие норм избирательного права. К сожалению, в большинстве учебников и учебных пособий по избирательному праву отсутствует раздел, посвященный анализу электоральных норм и особенностей их изложения, в том числе и в фундаментальных изданиях Центризбиркома305. На эти важнейшие проблемы обращается внимание только в работах Д.Б. Каткова, Е.В. Корчиго, Ю.А. Дмитриева, В.Б. Исраеляна и В.В. Пылина306. Стоит отметить, что в материалах данных авторов (за исключением Ю.А. Дмитриева, В.Б. Исраеляна) избирательные нормы рассматриваются лишь в информационном плане. На самом деле это проблема куда более сложная, чем может показаться на первый взгляд.

Будет несколько упрощенным рассматривать эти социальные явления как кирпичики всего правового здания307 или минимальные компоненты российского избирательного права308. Более оправданно, не отрицая первичности, все-таки рассматривать правовые нормы через сочетание общего и особенного, как это делает, например В.О. Лучин309, или через социальное взаимодействие и устойчивые общественные взаимосвязи, возникающие в процессе деятельности людей по обмену материальными и духовными благами и выражающие потребность социальных систем в саморегуляции310, или, Б.Н. Чичерин - через выражение объективно обусловленной меры и формы свободы311, как Н.М. Коркунов - через целепологание, действующее правило для достижения той или иной определенной цели312.

Понятие «норма» очень широкое. Если мы посмотрим общелитературное понятие «норма», то это установленная мера, средняя величина чего-либо, например: норма выработки, норма литературного языка, норма выпадания осадков313 и т.д. Но норма это и узаконенное установление, признанный обязательный порядок, строй че- го-нибудь314.

Итак, мы видим что понятие «норма» имеет употребле- ние во всех науках. Нас в данном случае не интересуют нормы технические, биологические, физиологические и другие. Для анализа рассматриваемой темы мы отталкиваемся от общеметодологического понятия «социальная норма», которая также имеет широкое толкование: общее правило поведения людей в обществе, образец, которым руководствуются в обществе. Понятие нормы, нормативности неотделимо от социальной деятельности людей, от их общественных отношений, способов их бытия. Норма не есть нечто стоящее вне общественных отношений, над ними; она органично вплетена в деятельность людей и выражает наиболее типичные, устойчивые связи и общественные отношения. Поэтому исследование социальной нормы сопряжено с анализом общественных отношений, деятельности индивидов как способа их социального бытия, с личностным подходом к природе нормативности315. Соответственно с видовыми характеристиками взаимосвязей субъектов в обществе мы выделяем и корреспондирующие им социальные нормы: нормы морали, этические и эстетические, религиозные, политические, нормы обычаев, традиций, общественных организаций и другие.

Особой разновидностью социальных норм выступают правовые нормы. С одной стороны, эти нормы, порожденные социальной динамикой развития общества, несут в себе его сущностно-содержа- тельные характеристики и не могут рассматриваться в отрыве от него. С другой стороны, эти нормы отличны от всех других социальных норм своей санкционированностью государством и общеобязательным значением. При этом общеобязательность все же достигается возможностью государственного принуждения, а не потому, что данные нормы охватывают наиболее часто повторяющиеся социальные процессы, причинно-следственные связи, образцы поведения, как это утверждается отдельными авторами316. Ведь не все социальные нормы являются правовыми. Стоит обратить внимание и на то, что нельзя выводить различные социальные нормы из одного источника происхождения, как это делают некоторые известные авторы, абсолютизируя формационно-классовые подходы к соотношению социальных норм, в частности правовых и политических. Таким источником происхождения политических и правовых норм является формирование отношений собственности, которая, по их утверждению, выступает основой правовых и политических отношений, «ибо тот, кто обладает собственностью, обладает и политической властью» и «вся политическая сфера нормирована»317.

Во-первых, к сожалению не вся. Впрочем, юридизация политики и не должна быть абсолютной и право не должно подменять собой политику, не только исходя из здравого смысла, но и потому, что по своей природе и своему предназначению это разные, самостоятельные социальные явления. Во-вторых, существует множество периодизаций развития общества. В нашей стране, в силу определенных факторов, была абсолютизирована одна, марксистская, или формационная (формационно-классовая), основанная на экономических факторах (формы собственности, способ производства, производительные силы, производственные отношения и т.д.). Это не только привело к сужению возможностей для анализа развития общества, но было не так уж безобидно и для самой науки, в т.ч. права, политики, и самого человека. Но если бы эта абсолютизированная классификация была действительно единственно верной, то как тогда объяснить многие закономерности развития социума, например, воспроизводство самого человека, на основе формационной классификации или осуществления нормативного регулирования в догосударственный период.

Тем не менее, мы будем учитывать формационно-классовый подход как одну из возможных классификаций, наравне, например с эволюционной, органической, стратификационной и другими, выстраивая анализ все-таки на их совокупности, без абсолютизации некоторых.

Итак, все социальные нормы имеют общественные основы, при этом правовые, содержащие правило, санкционированное государством или разрешение, ограничение, запрет либо наложение позитивной обязанности, тесно взаимодействуют с другими видами социальных норм, значительно обогащая содержание правового воздействия на общественные отношения. Например, общими принципами функционирования правовых норм являются фундаментальные начала, связанные с разумностью, добросовестностью, справедливостью - категориями норм морали. Так, например, значительное количество норм в цивилистике основывается, в том числе, на фундаментальных моральных ценностях общества: нормы о находке, кладе, безнадзорных животных и т.д. Но и в публичном праве моральные ценности, связанные с представлением о долге, чести, достоинстве, справедливости, выступают важнейшими факторами правового регулирования, например, когда нормативно определяются равенство прав кандидатов в представительный орган власти, равные условия при проведении предвыборной агитации, ответственности кандидатов и депутатов перед избирателями, когда в международных избирательных стандартах и федеральном законодательстве закрепляются принципы свободных, демократических, периодических, равных, справедливых, честных выборов и т.д.

137 Включение элементов социального нормирования в содержание правовых предписаний усиливает эффективность реализации права, его позитивное воздействие на общественные отношения. В то же время включение в другие социальные нормы элементов правовой культуры или прямых указаний на соблюдение законности, общественного порядка, следование правовым нормам делает, с одной стороны, более устойчивой социальную регуляцию, с другой, способствует повышению авторитета самого права.

Итак, правовая норма выступает важным государственным регулятором типового общественного отношения, определенной моделью поведения людей, в которой даются общие, типичные его варианты, способствующие установлению единого порядка в обществе. При этом важнейшими ее признаками выступают общеобязательность (устанавливающая границы возможного и должного поведения субъектов правоотношений), формальная определенность, установление и санкционирование государством, а также осуществляемая им охрана от нарушений с применением, в необходимых случаях, мер принуждения в установленном законом или подзаконным актом порядке. От других социальных норм их отличает то, что они появляются в результате нормотворчества самого государства или непосредственного волеизъявления народа, содержат правила в общей (абстрактной) форме, характеризуются наличием нормативных предписаний которые относятся не к отдельным случаям, а к их видовым характеристикам, не прекращают своего действия ее исполнением в конкретном случае или однократным применением.

Видовой спектр правовых норм содержит их отраслевую принадлежность, характеристику по пределам действий в пространстве, во времени и по кругу лиц, а также по характеру нормативных актов в которых они закрепляются, по своему назначению и способам воздействия на поведение людей (обязывающие, запрещающие, упра- вомочивающие), по характеру устанавливаемых правил поведения, закрепленных в диспозиции (императивные, диспозитивные, дефинитивные), по функциям (регулятивные, охранительные), по степени определенности (абсолютные, относительные, альтернативные), по способу изложению (прямые, отсылочные, бланкетные). Нормы также классифицируются по различным группам, например основные (исходные) и производные (детализирующие); постоянные и временные, общие и специальные. В теории права выделяются и другие группы правовых норм, например, отправные (учредительские), факультативные, коллизионные, поощрительные и т.д.

По структуре, как известно, нормы дифференцируются по гипотезе (определенной, относительно определенной, альтернатив-

138

ной), диспозиции (простой, описательной, ссылочной, бланкетной, а также императивной, диспозитивной, дефинитивной), санкции (абсолютно-определенной, альтернативной, относительно-определенной, а также правовосстановительной, правонаделительной, правоохранительной, карательной). Существуют и другие критерии классификации318.

Что касается норм избирательного права, то следует отметить, что они могут иметь различную отраслевую природу, они образуют комплексную подотрасль российского права, объединяющую государственно-правовые, административно-правовые, финансово-правовые, уголовно-правовые нормы и нормы иных отраслей права, и отличаются специфическим статусом в системе права, для которого характерен дуализм юридической природы319.

Таким образом, нормы электрального права закрепляются не только в Конституции Российской Федерации и актах избирательного законодательства. Нормы, регулирующие те или иные отношения, возникающие в ходе избирательного процесса, закрепляются также в ТК РФ, ГК РФ, КоАП РФ, УК РФ, ГПК РФ, НК РФ320, в ряде федеральных законов, имеющих иную отраслевую принадлежность, например, Закон РФ от 18 апреля 1991 года «О милиции» (в редакции Законов РФ от 18 февраля 1993 г. и от 1 июля 1993 г.), ФЗ «О федеральных органах налоговой полиции» от 31 марта 1996 г., от 6 декабря 1999 года, Закон РФ от 27 декабря 1991 года «О средствах массовой информации», Закон РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», Федеральный закон РФ от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации»321, Федеральный закон РФ от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации»322, Федеральный закон РФ от 18 июля 1995 г. «О рекламе»323, Федеральный закон РФ от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»324, Федеральный закон РФ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»325, Федеральный закон от 6 октября 2003 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»326 Федеральный закон РФ от 21 июля 2005 г. «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федера- ции»327 и др.

Объединяющим началом норм избирательного права является их специализация в рамках правового регулирования выборов, требующая интеграции различных по характеру отраслевых юридических норм в обеспечении надлежащих условий для реализации конституционных избирательных прав граждан328.

Следует отметить, что нормам избирательного права, с одной стороны, присущи черты, общие для всех норм российского законодательства. С другой стороны, являясь подотраслью конституционного права, избирательное право состоит из норм, которые характеризуются чертами, присущими именно отрасли конституционного права, и не имеют каких-то особых черт, которые выводили бы их за пределы конституционно-отраслевого пространства. Но в рамках подотраслевого правового пространства нормы избирательного права имеют и характерные черты, которые отличают их от других подотраслей и правовых институтов конституционного права.

Общими чертами норм избирательного права выступают нормативность, обобщенность, общеобязательность. Издание их осуществляется нормотворческими органами, в них закрепляются правила общего порядка, они проходят процесс формализации, официальной публикации, охрана их происходит компетентными органами, принудительной силой государства. Они регулируют не единичные отношения, а видовые. Как уже отмечалось, они не только соотносятся с нормами международного права, но в своей основе воплощают в себе принципы международных избирательных стандартов.

Особенности же норм избирательного права обусловливаются теми же факторами, которые характеризуют и особенности норм конституционного права, отмеченные О.Е. Кутафиным329. Во-первых, по структуре правовых норм они в значительной части характеризуются отсутствием одного или даже двух структурных элементов правовой нормы, состоящей из классического союза трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции. Например, п. 4 ст. 52 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» устанавливает, что «редакции негосударственных периодических печатных изданий, выполнившие условия пункта 6 статьи 50 настоящего Федерального закона, вправе отказать в представлении печатной площади для проведения предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума». Как видим, здесь норма состоит из двух элементов: гипотезы и диспозиции, при отсутствии санкции правовой нормы. В соответствии со ст. 7 этого же закона, голосование на выборах и референдуме является тайным, исключающим возможность какого- либо контроля за волеизъявлением гражданина. Как видим здесь налицо отсутствие и гипотезы, и санкции. Таких норм в избирательном праве достаточно много. Но в избирательном законодательстве имеется немалое количество норм, которые не устанавливают четкие права и обязанности субъектов избирательных правоотношений. Например, в п. 1 ст. 20 указанного закона устанавливается структура избирательных комиссий: «В Российской Федерации действуют следующие избирательные комиссии, комиссии референдума:

Центральная избирательная комиссия Российской Федерации; избирательные комиссии субъектов Российской Федерации; избирательные комиссии муниципальных образований; окружные избирательные комиссии;

территориальные (районные, городские и другие) комиссии; участковые комиссии».

С точки зрения критериев трехэлементной структуры правовой нормы мы не сможем здесь выделить ни одного элемента, что вызывает сомнение в наличии самой нормы, несмотря на то, что она устанавливает очень важный институт избирательной власти или, как отмечал О.Е. Кутафин (правда, применительно к другой норме), «строго определенный вариант поведения соответствующих орга- нов»330.

Еще больший спектр отношений в избирательном праве регулируется т.н. дефинитивными нормами. Только ст. 2 действующего Федерального закона о гарантиях331 закрепляет 63 нормы-дефиниции, определяющие основные понятия. Правда, к закреплению основных понятий в дефинитивных нормах нормативно-правовых актов отношение неоднозначное. Еще в начале XX века Г.Ф. Шершеневич предупреждал, что формулировать определение и дефиниции - это дело не законодателя, а ученых, исследователей332. Неслучайно и в современной литературе наблюдается двойственная характеристика этого явления. С одной стороны, достаточно широкое представление дефинитивных норм в общей массе норм избирательного права вроде бы и облегчает уяснение сути и значение основных категорий, используемых в избирательном праве. Но, с другой стороны, дефиниции, содержащиеся в избирательных нормах, страдают противоречивостью и недосказанностью, вследствие чего способны вызвать серьезные издержки при их применении333. Кроме этого, некоторые дефиниции настолько упрощают понятия, что поневоле напрашивается вопрос: кому они адресуются? Например, что может дать такое определение понятия, как «избиратель - гражданин Российской Федерации, обладающий активным избирательным правом» (пп. 18 ст. 2 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). Кроме примитивности определение еще и ошибочное, поскольку в соответствии с п. 10 ст. 4 того же закона, право избирать, т.е. обладать активным избирательным правом делегируется не только российским гражданам, но и иностранным гражданам, постоянно проживающим на территории соответствующего муниципального образования. Поэтому совершенно правы Ю.А. Дмитриев и В.Б. Исраелян, с одной стороны, отмечая большой потенциал дефинитивных норм избирательного права, их огромный регулятивный потенциал, воздействие на применение целых комплексов избирательно-правовых норм, с другой стороны, призывая законодателя с максимальной тщательностью и скурпулезностью подходить к их конструированию и закреплению, не порождать условий для неадекватного отражения в них объективных политико-правовых явлений, оказывающих существенное влияние на организацию и проведение выборов334. Стоит отметить и то, что в дефинитивных нормах, мы также не находим проявлений классической трехчленной структуры.

Таким образом, не только содержание, но и особенности структуры конституционно-правовых норм, в т.ч. и избирательных, периодически вызывают дискуссию об их принадлежности к правовым нормам. Так, в свое время В.К. Бабаев отмечал, что только наличие всех элементов структуры и определенный способ их связи сообщают норме права свойство особого регулятора общественных отношений, обеспечивают ее регулирующие возможности335. Еще более категоричным был А.Ф. Шебанов заявляя, что отсутствие хотя бы одного из трех элементов, присущих правовой норме, лишает ее правового характера336. Примерно такую позицию мы находим в работах Н.Г. Александрова, В.В. Копейчикова, С.А. Голунского, М.С. Стро- говича, В.В. Лазарева, Н.Л. Гаранта, М.И. Байтина, А.В. Мицкевича. Противоположную позицию занимают С.В. Курылев, Н.П. Томашев- ский, В.С. Основин, С.С. Алексеев, которые в той или иной мере отрицают вообще трехчленную дифференциацию правовых норм, не соответствующую структуре реальных норм права337. Встречаются и другие позиции, которые предполагают разбросанность элементов нормы по различным нормативным актам (П.Е. Недбайло) ряд исследователей указывают на то, что правовые нормы имеют двухчленную структуру, например, административные нормы без санкции (бессильные нормы) и устанавливающие карательные в разных видах санкции (С.С. Студеникин), или нормы позитивного регулирования, состоящие из гипотезы и диспозиции и нормы, правоохранительные, включающие диспозиции и санкции (А.С. Пиголкин)338. Представляется, что несмотря на порой противоположные мнения, обусловленные различным пониманием природы правовой нормы, ее веления, возможностей воздействия на общественные отношение, данные подходы к структуре нормы в чем-то дополняют и уточняют ее содержание с использованием ставших традиционными указаниями как на трехчленную ее структуру, так и на двухчленную или даже одночленную либо на отсутствие таковой в норме, не закрепляющей конкретного правила поведения.

Действительно, правовая норма может устанавливать статус какого-либо института, должностного лица, закреплять структуру органа, может быть дефинитивной, нормой-принципом, нормой- декларацией, но от этого они не становятся «неправовыми», и вовсе для этих правоположений не требуется посредническое функционирование других норм для определения участников общественных отношений, как на этом настаивал С.Н. Братусь339, тем более искать в таких нормах классические элементы трехчленной структуры. Их отсутствие в ряде норм нельзя абсолютизировать, как и отрицать данную дифференциацию структуры нормы вообще. Надо смотреть на содержание правовой нормы. Не имеющие классической структуры не перестают быть правовыми нормами. Более того, надо прямо сказать, что подавляющее количество норм в российском законодательстве в целом не имеют ее; к ним относятся нормы как позитивного, так и охранительного плана. Возьмите большую часть норм гражданского права, уголовного права, тем более, конституционного и избирательного в частности. В этом плане они не только бессильны (отсутствие санкции за исключением, естественно, уголовного наказания), но и, по образному выражению С.С. Студеникина, в значительной части аморфны, т.е. безструктурны. Однако любое содержание нормы, в том числе неструктурированное классически (т.е. аморфное), наделяется правовой силой не его структурой, а его формой, в которой даже не структурированное содержание закрепляется в нормативно-правовом акте и является общеобязательным, поэтому и нормы-принципы, и нормы дефинитивные и декларативные в конституционном и избирательном праве являются общеобязательными, хотя и не выступают в виде правила с четким указанием прав и обязанностей, тем более что мнение ряда исследователей, что любая норма должна устанавливать определенные права и обязанности субъектов правоотношений, давно является дискуссионным340.

Так, В.О. Лучин отмечал, что далеко не все конституционные положения устанавливают точно определенные права и обязанности участников регулируемых отношений. Но означает ли это, что они не обладают качеством нормативности? Автор считает, что ответ должен быть отрицательным341. Такую же позицию мы находим и в работах О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородского, которые различали нормы конкретного содержания, непосредственно устанавливающие права и обязанности сторон, и нормы всеобщего содержания, устанавливающие исходные начала (принципы) или общие определения для российского права в целом или для конкретной отрасли права342.

Для большинства же норм избирательного права характерно наличие диспозиции и отсутствие санкции. Но санкции все же присутствуют в нормах избирательного права и, по сравнению с другими подотраслями и правовыми институтами конституционного права, представлены даже в большем объеме. Если взять историческую электоральную практику, то мы сможем констатировать «выбор»343, что санкции законодателя по отношению к лицам, нарушающим, получили значительное развитие в XIX в. мы наблюдали закрепление специальных составов преступления за нарушение выборных производств, например, в статьях 1425, 1434, 14341, 1440, 14411 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года344, в статье 39, 391 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями345. Но это были нормы уголовного права. С начала XX в. нормы предусматривающие санкции вводились уже в избирательное законодательство, например в Положение о выборах в Учредительное собрание346 (ст. 96-113), нормы, предусматривающие дополнительную ответственность, а также подсудность, устанавливались ст. 114-118, правда, квалификация составов преступлений проводилась с учетом Общей части Уголовного уложения347.

В советское время законодатель окончательно определился с установлением оснований ответственности в одних нормативно- правовых актах и конкретных мер ответственности за соответствующие нарушения - в других.

Например, в соответствии с федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав»348, ответственность за нарушения предусмотрена п. 6 ст. 21, п. 1, 8, 18 ст. 29, п.1 ст. 46, п. 6 ст. 52, п. 8 ст. 56, п. 6 ст. 57, п. 13 ст. 63, п. 12 ст. 64, п. 29 ст. 68, п. 10 ст. 70, ст. 79 и др. В соответствии с п. 23 ст. 38 Закона, избирательная комиссия может отказать в регистрации кандидата или списка кандидатов в соответствии с п. 2, 3, 4 ст. 76 и самостоятельно может рассмотреть вопрос об аннулировании регистрации кандидата, списка кандидатов. В соответствии с п. 1 данной статьи это может сделать вышестоящая комиссия в случае нарушения п. 19 ст. 38. При соответствующих основаниях, указанных, например, в ст. 95 закона «О выборах депутатов Госдумы», избирательная комиссия, зарегистрировавшая кандидата в депутаты, может аннулировать или отменить регистрацию соответствующего кандидата или федерального списка. Это самая строгая мера наказания, которая содержится в избирательном законодательстве и может быть применена в отношении субъекта избирательного процесса, зарегистрированного в качестве кандидата (списка кандидатов).

Указание на уголовную, административную либо иную ответственность предусматривают нормы и других избирательных законов, например: «О выборах Президента Российской Федерации» (ст. 86 и др.)349, «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (ст. 93 и др.)350, «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы» (ст. 24 и др.)351. Избирательный кодекс города Москвы (ст. 90 и др.). Значительное место вопросам ответственности уделено в Федеральном законе РФ от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации»352.

Таким образом, можно констатировать вслед за О.Е. Кутафи- ным, что принадлежность той или иной нормы к правовой определяется отнюдь не ее структурой, а тем, что она установлена государством и ее исполнение обеспечивается необходимыми мерами воздействия, включая меры государственного принуждения353. Это в полной мере относится и к нормам избирательного права, которые дают общие типичные варианты поведения, общеобязательные, формально определенные, установленные и санкционированные государством, закрепленные в официальном нормативно-правовом акте, принятом в установленном порядке уполномоченным на то органом. Их реализация обеспечивается как принудительными государственными мерами, так и уровнем избирательно-правовой культуры членов общества, в том числе и субъектов избирательных правоотношений. Независимо от своей структуры и правил поведения различной степени определенности, закрепленных в их содержании, они выступают государственными велениями, регулируя важнейшие отношения, связанные с реализацией избирательных прав граждан, их гарантированностью при реализации непосредственного волеизъявления, в процессе формирования представительных органов власти и других отношений, составляющих предмет избирательного права.

Специфика норм избирательного права обусловливается содержанием предмета избирательного права, особым кругом их адре- сатов. У норм электорального права есть свой специфический контингент субъектов, которые не могут фигурировать в качестве адресатов норм иных отраслей или институтов российского права, например: кандидаты в депутаты, избирательные объединения, избирательные комиссии и иные участники избирательных отношений, без которых данные отношения просто не могут существовать354.

Разновидности избирательно-правовых норм. Вопросы классификации избирательно-правовых норм находятся в русле общетеоретической дискуссии по классификации правовых норм и основаниям, их обусловливающим. По утверждению А.Б. Венгерова, классификация основывается на модульной и социологической структурах норм права355. Другие ученые, например В.О. Лучин, отмечают, что правовые нормы, с одной стороны, обладают единством, с точки зрения их назначения и места в системе регулирования общественных отношений, с другой стороны, регулируя разнообразные отношения, они обладают и отличительными чертами, свойствами, которые обеспечивают выполнение ими своих специфических функций. Это сочетание общего и особенного делает возможным объединения по группам правовых норм, в том числе и конституционных356, избирательных в частности.

В основе классификации правовых норм А.В. Мицкевич предлагает использовать группировку норм по роли (функции) их в механизме правового регулирования; по степени категоричности предписаний; по форме выражения диспозиции; по разной степени определенности357. В другой работе автор предлагает рассматривать критерии классификации: 1. по тем видам общественных отношений, которые они регулируют; 2. по роли (функциям) в механизме правового регулирования; 3. по степени категоричности предписаний; 4. по другим критериям, выделяющим видовые группы норм: по форме выражения диспозиции или по степени определенности358. Другие, отталкиваясь от «ролевого» подхода к классификации выделяют предмет и метод правового регулирования, а также производят классификацию по субъекту правотворчества; по сфере действия; на основании особенности их структурных элементов (М.И. Байтин359). Критериями наиболее полной классификации, считают Н.Л. Гарант, В.В. Лазарев, явилось бы деление юридических норм на регулятив- ные и охранительные360. Отталкивается от функциональной обусловленности дифференциации и А.Б. Венгеров, последовательно выделяя критерии: по назначению (функциям), по содержанию нормы права, по способу регулирования, по обязательности правовой нормы. Эти критерии могут находится в основе классификации правовых норм, хотя сама классификация имеет условный характер, но помогает профессионально точно и грамотно осуществлять правовое регулирование361.

Интересные критерии предлагает А.С. Пиголкин, предлагая рассматривать все нормы по парной классификации: •

позитивного регулирования и правоохранительные; •

абстрактные и казуистические; •

определенные и относительно определенные; •

основные (первоначальные) и конкретизирующие (производные); •

прямого регулирующего действия и вспомогательного действия; •

общего и местного действия; •

постоянного и временного действия и т.д.362

Как видим, в данных критериях классификации в основном повторяются общепринятые критерии в различных взаимосвязях. Наиболее обобщенно они даны в учебнике под редакцией М.М. Рас- солова, В.О. Лучина и Б.С. Эбзеева, в котором выделяются четыре основания классификации правовых норм: -

по месту в иерархии, т.е. по предназначению той или иной нормы в системе правовых норм; -

по предмету правового регулирования, т.е. по особенностям тех отношений, на регулирование которых направлены те или иные нормы права; -

по методу правового регулирования, т.е. по тому способу, при помощи которого те или иные нормы регулируют отношения; -

по характеру предписания.

Примерно так же большинство авторов классифицируют и конституционные нормы. Так, в свое время В.С. Основин предлагал классифицировать государственные нормы по следующим основаниям: 1)

объект правового регулированя; 2)

степень определенности предмета; 3)

сфера применения правовой нормы; 4)

характер обязательности предписания; 5)

форма выражения и юридическая сила нормы; 6)

время вступления нормы в силу; 7)

действие ее в пространстве363.

С.С. Кравчук предлагал при классификации учитывать и источники права364, Е.И. Козлова добавляла содержание, территорию действия и степень определенности предписания365. Развивая эти позиции, О.Е. Кутафин предлагает основу классификации конституционных норм рассматривать через те сферы общественных отношений, которые регулируются ими, а также основания, которые в наибольшей мере отражали бы наиболее существенные свойства конституционно-правовых норм. Такими основаниями, которые, по мнению автора, являются наиболее полными, выступают: -

объект правового регулирования; -

роль норм в механизме правового регулирования; -

характер обязательности содержащихся в них предписаний; -

характер основного назначения предписаний; -

территория действия; -

действие во времени; -

сфера применения366.

Данная классификация разработана с учетом тех критериев, которые, в общем-то, уже общепризнанны в юриспруденции и в этом видится как преемственность, так и развитие научных воззрений на классификацию правовых норм вообще и конституционных в частности. Хотя и в данной классификации мы наблюдаем некую детализацию, например, связанную с критериями пространственно- временных факторов, которая, наверное, более необходима для другого уровня с добавлением, допустим, к пространственно-временным критерия действия по кругу лиц.

Что касается норм избирательного права, совокупность которых, как уже отмечалось, составляет подотрасль конституционного права, то, отталкиваясь от классификации, представленной О.Е. Ку- тафиным, мы выделяем первую группу норм по объекту правового регулирования, которую составляет совокупность важнейших электоральных норм, устанавливающих общие принципы действия избирательного законодательства, гарантийные нормы, которые обеспечивают введение в избирательное право института организационных, информационных и процессуальных гарантий реализации и защиты субъективных избирательных прав граждан России. При этом гарантийные нормы не могут быть отождествлены в чистом виде ни с регулятивными, ни с охранительными правовыми правилами. Они занимают самостоятельное место в механизме правового регулирования избирательных правоотношений367. Значительная разработка данных норм осуществлена А.В. Зиновьевым и И.С. Поляшевой368.

Вторую группу составляют нормы, обеспечивающие важнейшие гарантии прав граждан Российской Федерации, связанных с учетом и регистрацией избирателей, составлением избирательных списков, образованием избирательных округов и избирательных участков.

Третья группа норм включает важнейшие принципы функционирования избирательной власти, закрепляющие статус и структуру избирательных комиссий, порядок их формирования, принципы организационной деятельности комиссий, принципы гласности в их деятельности, правовой статус членов избирательных комиссий и соответствующие меры юридической ответственности, применяемые к избирательным комиссиям.

Четвертая группа норм связана с гарантиями граждан на выдвижение кандидатов, регламентирует сбор подписей в поддержку выдвижения кандидатов и порядок регистрации кандидатов, устанавливает их статус.

Важными являются правовые нормы, составляющие пятую группу норм избирательного права, закрепляющих гарантии прав на получение и распространении информации о выборах устанавливают принципы информационного обеспечения выборов, информирования избирателей, регулируя опросы общественного мнения, устанавливая порядок участия СМИ в предвыборной агитации, общие условия ее проведения, правовые ограничения.

Шестую группу составляют нормы, связанные с гарантиями прав граждан при организации и осуществлении голосования, подсчета голосов избирателей, установления результатов выборов и их опубликования.

Седьмую группу составляют нормы, регулирующие порядок обжалования нарушения избирательных прав. Они устанавливают основания для аннулирования, отмены регистрации кандидата, списка кандидатов, инициативной группы, для отмены решений об итогах голосования; устанавливают также процессуальные сроки подачи и рассмотрения жалоб и заявлений, принципы и основания юридической ответственности за нарушение законодательства о выборах.

И, наконец, восьмую группу норм составляют нормы, закрепленные в различных нормативно-правовых актах, устанавливающие заключительные и переходные положения. Недооценивать эту группу нельзя, поскольку именно нормами этой группы устанавливаются условия вступления в силу нормативных актов, утраты ими юридической силы, важные переходные положения, связанные с порядком применения отдельных статей, совмещением выборов, гарантиями для отдельных категорий лиц и органов, конкретизируются условия участия в выборах отдельных субъектов избирательных правоотношений и т.д.

По роли в механизме правового регулирования электоральные нормы, в соответствии с общепринятыми классификациями, можно дифференцировать на нормы общего и конкретного содержания. Естественно, нормы общего содержания устанавливают исходные принципы, категории которые относятся ко всем выборным институтам. Это, в первую очередь, нормы общих положений главы Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав»369, а также Федеральных законов «О выборах Президента Российской Федерации» (гл. I)370, «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (гл. I)371, «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы» (гл. I.), Избирательного кодекса города Москвы (гл I.). Как правило, эти нормы определяют пределы (сферы) действия нормативных актов, основные понятия, принципы реализации субъективных и пассивных избирательных прав, правовые свободы и правовые ограничения граждан России, а также иностранных граждан и лиц без гражданства, иностранных международных организаций и международных общественных движений, участвующих в выборах (ст. 12 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации») принципы назначения и проведения выборов, сроки полномочий соответствующих органов, параметры законодательства (по виду выборов), порядок исчисления сроков, правовые основы использования автоматизированных систем (например, ст. 3 ФЗ «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы»).

Стоит также обратить внимание на особенность изложения правового материала в этих нормах. Учитывая, что они имеют при- оритетный характер и остальные конкретные нормы должны соответствовать им, законодатель стремится выразить и закрепить в них важнейшие принципы регулируемых институтов, тогда как непосредственную регламентацию функционирования институтов дает в других разделах через совокупность конкретных норм. Так, например, важнейшие принципы, устанавливающие право на предвыборную агитацию в ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»372, закрепляются в общих нормах первой главы (ст. 8), тогда как само проведение предвыборной агитации регламентируется конкретными нормами главы 7 (в ст. 49, 50, 51, 52, 53, 54 и др.). Или допустим, важнейшие исходные начала финансирования выборов депутатов Государственной Думы закрепляются в общей норме первой главы ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»373 (ст. 11), тогда как регламентация финансового обеспечения выборов дается через конкретные нормы главы 9 (ст. 63, 64, 65 и др.).

Таким образом, законодатель совершенно оправданно повышает статус различных правовых институтов, закрепляя важнейшие принципы в общих нормах. Тем самым достигается их повышенная юридическая защита и устойчивость самого механизма правового института, регламентированного правилами конкретных норм на основе принципов, закрепленных в общих нормах, создающих правовой каркас такого института.

Что касается конкретных (регулятивных) норм, то они непосредственно устанавливают права и обязанности, условия их реализации, регламентируют статутные и функциональные характеристики правовых институтов и т.д. Они содержат четкое правило поведения. В них имеется указание на конкретное право, обязанность или сформулирован запрет на определенный вид поведения374. Например, в соответствии с п. 3 ст. 46 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав», в течение пяти дней до дня голосования, а также в день голосования запрещается опубликование (обнародование) результатов опросов общественного мнения, прогнозов результатов выборов и референдумов, иных исследований, связанных с проводимыми выборами и референдумами, в том числе их размещение в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (включая Интернет).

Стоит отметить, что четкая конкретная норма может содержать не только запрет на совершение тех или иных действий, на оп- ределенное действие, но и правило (не императив), основанное на диспозиционных факторах, отчего оно не перестает быть конкретным, например, в соответствии с п. 13 ст. 21 того же закона, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации в пределах своей компетенции вправе издавать инструкции по вопросам единообразного применения настоящего Федерального закона375, обязательные для исполнения.

Безусловно, этими нормами определяется и компетенции органов власти, задействованных в организации избирательного процесса. Так, например, в соответствии со ст. 6 ФЗ «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы» определяются полномочия Центральной избирательной комиссии РФ в области использования, эксплуатации и развития ГАС «Выборы», по которой ЦИК: 1)

устанавливает порядок использования ГАС «Выборы» при подготовке и проведении выборов и референдумов в части, не урегулированной федеральными законами; 2)

принимает меры по организации единого порядка использования ГАС «Выборы» избирательными комиссиями, комиссиями референдума, утверждает регламент перевода ГАС «Выборы» в режим подготовки и проведения выборов; 3)

устанавливает порядок использования ГАС «Выборы» для решения задач, не связанных с выборами и референдумом, в соответствии с федеральными законами; 4)

устанавливает порядок обеспечения безопасности информации в ГАС «Выборы»; 5)

организует и осуществляет контроль за соблюдением единого порядка использования и эксплуатации ГАС «Выборы», а также за соблюдением требований безопасности информации в ГАС «Выборы»; 6)

определяет основные направления развития ГАС «Выборы»; 7)

утверждает положение о Федеральном центре информатизации при Центральной избирательной комиссии Российской Федерации; 8)

осуществляет иные полномочия, предусмотренные федеральными законами.

По характеру обязательности или степени определенности содержащихся в нормах предписаний избирательно-правовые нормы подразделяются на императивные, диспозитивные и альтернативные. Впрочем, альтернативность при этом не всегда учитывается не- которыми авторами376. Императивные нормы не допускают свободы субъекта в применении установленного права, а содержат однозначный вариант действий. Например, в соответствии с п. 3 ст. 64 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»377, в период избирательной кампании выборы и их результаты не могут быть объектом лотерей, тотализаторов (взаимных пари) и других основанных на риске игр. Подобные императивы в множестве представлены в нормах избирательного законодательства, допустим, в соответствии с п. 7 ст. 57 данного закона, запрещается прямое или косвенное привлечение к предвыборной агитации лиц, не достигших на день голосования возраста 18 лет. Следует отметить, что императивные нормы характерны для регулирования электоральных отношений, где стороны находятся, как правило, в неравном положении (отношения власти и подчинения)378.

Что касается диспозитивных норм, то они предусматривают возможность выбора варианта действий субъектов избирательно- правовых отношений с учетом указанных в нормах условий и обстоятельств, т.е. допускается регулирование отношений по соглашению сторон. Так, в п. 9 ст. 40 указанного выше закона о выборах депутатов Госдумы содержится правило, по которому в федеральный список кандидатов могут входить кандидаты, выдвигаемые той же политической партией по одномандатным избирательным округам. А в соответствии с п. 4 ст. 54, организации, осуществляющие выпуск средств массовой информации, свободны в своей деятельности по информированию избирателей. Диспозитивный характер носит и норма, например ч. 1 ст. 48 Избирательного кодекса города Москвы, по которой граждане Российской Федерации, общественные объединения вправе в допускаемых законом формах и законными методами проводить предвыборную агитацию. Диспозитивных норм в избирательном законодательстве как федеральном, так и субъектов Российской Федерации значительное большинство.

Свобода выбора поведения предоставляется при нормальном ходе развития отношений, но если стороны не выработали соглашения по вопросу, разрешенному в данной норме,379 тогда устанавливается правило и обязанность в случае нарушения регулируемого отношения.

Альтернативные нормы также достаточно полно представлены в избирательном законодательстве, они, как известно, допускают выбор из обозначенных в избирательной норме вариантов поведения, например, в соответствии с п. 1 ст. 34 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав»,380 самовыдвижение кандидатов производится путем уведомления об этом избирательных комиссий, в которых будет осуществляться регистрация кандидатов, с последующем сбором подписей в поддержку самовыдвижения кандидатов или внесением избирательного залога. Как видим, эта норма закрепляет альтернативные варианты действия кандидатов, которые могут для регистрации воспользоваться или сбором подписей в свою поддержку, или внесением избирательного залога.

По характеру содержащего предписания избирательно-правовые нормы дифференцируются на управомочивающие, обязывающие и запрещающие. При этом, как известно из теории права, с помощью управомочивающих норм закрепляется компетентность субъектов, в данном случае избирательного права, представляется субъекту права определенная возможность поведения, гарантированная обязанностью другого лица. Эти правила, закрепленные в управомочиваю- щих нормах, определяют права субъектов действовать тем или иным образом. Например, норма, закрепленная в п. 6 ст. 27 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав», устанавливает полномочия участковой избирательной комиссии, среди которых: уточнение списка избирателей, ознакомление с ним, рассмотрение заявлений об ошибках и неточностях, внесение в данный список изменений, обеспечение подготовки помещения для голосования, информирование избирателей о зарегистрированных кандидатах, контроль за соблюдением порядка на территории избирательного участка, выдача открепительных удостоверений, организация голосования, в том числе досрочного, проведение подсчета голосования, установление итогов голосования, составление протокола, объявление итогов голосования, рассмотрение в пределах своих полномочий жалоб, заявлений, обеспечение хранения и передачи в вышестоящие комиссии документов и т.д. Соответственно, полномочия других видов избирательных комиссий устанавливаются ст. 23-26 и другими, а также нормами иных законов, например Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»381 (ст. 26-30 и др.). Управомочивающими нормами определяются права и других субъектов избирательных отношений. Что касается обязывающих норм, то к ним относятся все нормы, в которых исключается иной вариант действий, закрепляются обязанности субъектов электоральных отношений соотносить свое поведение с действиями, установленными данными нормами, которые возлагают на субъектов обязанности совершать соответствующие их требованию действия. Например, в соответствии с п. 12 ст. 34 ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»382, Центральная избирательная комиссия обязана в день поступления документов выдать кандидату (уполномоенному представителю группы избирателей) подтверждение их получения в письменной форме. В п. 12 ст. 41 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»383 содержится закрепление обязанности кандидата представить в соответствующую окружную избирательную комиссию заявления о согласии баллотироваться по одномандатному избирательному округу с обязательством в случае избрания прекратить деятельность, не совместимую со статусом депутата государственной Думы. Однако все же большинство обязывающих норм относятся к деятельности избирательных комиссий384.

Запрещающие нормы содержат запреты на совершение определенных действий, в них предусмотренных, т.е возлагается обязанность субъекта электоральных отношений воздерживаться от определенных действий, не совершать их. Как отметил О.Е. Кутафин, в этих нормах совершение указанных действий «не допускается», «запрещается», а совершающие эти действия «не вправе»385, «не должны» и т.п. Например, в соответствии с п. 10 ст. 52 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», не допускается дополнительное включение в список лиц, равно как и перемещение в списке кандидатов, за исключением случаев, когда такое перемещение вытекает из изменения очередности в связи с выбытием некоторых кандидатов. А информационные материалы, размещаемые в средствах массовой информации или распространяемые другим способом, не должны нарушать равенство кандидатов, политических партий, избирательных объединений (п. 2 ст. 54). Запрещающей является и норма п. 10 ст. 73 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав», по которой если после проведения референдума субъекта Российской Федерации по вопросу, находящемуся в совместном ведении РФ и субъекта РФ, вступил в силу федеральный закон по данному вопросу, решение, принятое на референдуме и не соответствующее этому федеральному закону, не применяется. Значительное количество электоральных норм содержат прямой запрет на определенные действия. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 59 Избирательного кодекса г. Москвы, запрещается вносить пожертвования в избирательные фонды кандидатов, избирательных объединений: 1)

иностранным государствам и иностранным организациям; 2)

иностранным гражданам, за исключением случая, предусмотренного частью 12 ст. 4 Кодекса; 3)

лицам без гражданства; 4)

гражданам Российской Федерации, не достигшим 18 лет на день голосования.

И далее законодатель выделяет в целом 14 позиций, по которым запрещается вносить пожертвования в избирательные фонды кандидатов, избирательных объединений. Чаще запрещающие нормы представлены в статьях, связанных с проведением предвыборной агитации, например, в Федеральном законе «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»: «запрещается изготовление агитационных материалов без предварительной оплаты из соответствующего избирательного фонда (п. 7 ст. 63), «запрещается изготовление агитационных материалов с нарушением требований, установленных п. 4 и 6 настоящей статьи» (там же), «запрещается изготовление агитационных материалов с нарушением требований, установленных п. 5 и 6 настоящей статьи, п. 8 ст. 57 настоящего федерального закона» (п. 8 ст. 63), «запрещается вывешивать (расклевать, размещать) агитационные материалы на памятниках, обелисках, зданиях, сооружениях и в помещениях, имеющих историческую, культурную или архитектурную ценность» (п. 11 ст. 63) и т.д.

Избирательно-правовые нормы можно также дифференцировать по другим критериям, например по назначению, характеру и роли в механизме правового регулирования. В этом случае принято подразделять избирательные нормы на материальные и процессуальные. Если материальные нормы предусматривают содержание действий по правовому регулированию общественных отношений, то процессуальные нормы определяют формы реализации материальных норм. Иначе говоря, если материальные нормы указывают на то, что нужно делать для их осуществления, то процессуальные нормы определяют, как, каким образом, в каком порядке их следует реализовывать386. Поскольку процессуальные нормы призваны обеспечить претворение в жизнь материально-правовых предписаний, они всегда выполняют служебную роль и выступают по отношению к ним как вторичные. Но процессуальные нормы вносят элементы научной организации труда в деятельность управомоченных субъектов, закрепляют такой процессуальный порядок, который обеспечивает последовательный всесторонний анализ рассматриваемых вопросов, правильное разрешение индивидуально-конкретных дел; придают наиболее совершенной процедуре общеобязательный характер387.

При этом материальные нормы, составляющие содержательную сторону правового регулирования, рассматриваются как совокупность правовых норм, с помощью которых государство осуществляет воздействие на реальные избирательные отношения путем прямого правового регулирования. Таких норм в избирательном праве большинство. Ими определяются права и обязанности субъектов избирательных правоотношений; устанавливается их правовое положение, правовой статус, компетенции; дается функциональная характеристика деятельности избирательных комиссий, органов государственной власти и местного самоуправления, по организации и обеспечению избирательного процесса и т.д.

Что касается процессуальных норм как совокупности установленных правил, регулирующих отношения возникающих при расследовании правонарушений, рассмотрении и разрешении уголовных, административных и гражданских дел, закрепляющих процессуальные формы, необходимые для осуществления и защиты материального права, то применительно к избирательному праву специальной отрасли или подотрасли, в которой должны быть реализованы нормы материального права не предусматривается. Нормы, устанавливающие, например, ответственность за правонарушения в избирательном праве реализуются через УПК, через КоАП (в отсутствие административно-процессуального кодекса) и ГПК. Но процессуальные нормы закрепляются не только в классических процессуальных отраслях права, но и в отраслях материального права, которые не имеют обособленных процессуальных институтов или подотраслей. Они не подвергаются самостоятельной кодификации, например, в конституционном праве, хотя некоторые исследователи, например В.О. Лучин, по праву отмечали, что эта отрасль (в данном случае государственного права) требует специфических процессуальных форм реализации ее норм388. В более поздней работе автор, в связи с насыщением конституционного права процессуальными (процедурными) нормами, востребованностью и возрастанием их роли в механизме правового регулирования, ставит вопрос о форми- ровании конституционно-правового процесса389. Эта точка зрения поддерживается и рядом других известных исследователей, в частности Н.В. Витруком390. Собственно, основания к этому заложила еще Конституция РФ, закрепив норму, что судебная власть осуществляется в том числе и посредством конституционного судопроизводства, наравне с гражданским, административным и уголовным (ч. 2 ст. 118). Правда, некоторые авторы предлагали в свое время, нормы процессуального права ряда материальных отраслей интегрировать и выделить отдельно процессуальное право391, но эта точка зрения не получила поддержки, притом она оказалась уязвимой392.

Посредством процессуальных норм достигается не только оптимальный вариант реализации материальных норм, но порой и сама возможность осуществления, включения их в общественную практику. В отсутствие такой процессуальной обеспеченности невозможен либо крайне затруднен перевод многих материальных конституционных норм из статического состояния в динамическое393.

Процессуальные нормы достаточно широко представлены в избирательном праве, хотя многие из них не получили своего завершенного вида, представляют собой лишь отдельные элементы процессуальной регламентации, иногда основные, но, тем не менее, эти нормы требуют дальнейшей конкретизации, детализации. Правда, некоторые исследователи считают, что к процессуальному праву нельзя относить нормы, касающиеся порядка выборов394. Но это явно ошибочная позиция, поскольку многие нормы избирательного права имеют основные процессуальные признаки.

Более четко в избирательном праве вырисовываются процессуальные нормы, связанные с процессуальными гарантиями избирательных прав граждан, с формированием избирательных комиссий и их расформированием, порядком регистрации кандидатов, политических партий и избирательных объединений, с проведением агитации и, конечно, процессуальными являются многие нормы, определяющие порядок голосования и определения результатов голосования. Конечно, наибольшее развитие процессуальные нормы нашли в порядке обжалования нарушений избирательных прав и установления ответственности за нарушение законодательства о выборах, что нашло закрепление в ст. 75-79 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав»395, ст. 94-96 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»396, ст. 83-86 ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»397, ст. 90-93 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 18 мая 2005 года398.

Необходимо отметить, что ряд исследователей не все процедурные нормы в избирательном праве, связанные с ходом и ведением какого-либо дела, относят к процессуальным. Спор о процессуальных и процедурных нормах ведется долго. Эти нормы различают В.А. Тарасова, А.И. Лепешкин; их считают равнозначными, во всяком случае рассматривают их в неразрывной связи М.С. Строго- вич, В.О. Лучин, О.Е Кутафин.

Если брать другие критерии классификации норм избирательного права, то они достаточно представлены в литературе как по теории права, так и по конституционному праву. Можно рассматривать правовые нормы по сфере их применения, по основным субъектам правотворчества, по уровням действия, по их действию в пространстве, во времени, по кругу лиц, по целевому назначению, по юридической силе, по способам изложения, по степени определенности и т.д. Можно просто выделять группы норм, объединенные какими-либо признаками, допустим, коллизионные, факультативные, основные, производные нормы и т.д. Надо только учитывать, чтобы соответствующая классификация правовых норм способствовала решению конкретно поставленной исследовательской или практической задачи.

Нормы избирательного права При изучении темы № 6 необходимо:

Работать с законодательными актами [1, 6, 32], в т.ч. с международными [4].

Читать учебную и научную литературу [26, 40, 46, 58, 59, 62, 65, 85,

95, 127]; Верещагин А.Н. Судебное правотворчество в России. Сравнительно-правовые аспекты. - М.: Междунар. отношения, 2004.

Ответить на вопросы теста 1.

Нормы избирательного права имеют:

а) материальный характер;

б) процессуальный характер;

в) процедурный характер;

г) все вышеперечисленные характеристики норм. 2.

По степени определенности нормы избирательного права могут быть:

а) императивными;

б) обязывающими;

в) диспозитивными;

г) консенсуальными;

д) абстрактными. 3.

Особенностями норм избирательного права, закрепленных в законах являются:

а) их особая важность и значимость;

б) их высшая юридическая сила;

в) обязательность их издания;

г) закрепление их в тексте Конституции Российской Федерации;

д) необходимость их знания всеми гражданами. 4.

Коллизии в избирательном праве разрешаются на основе установленных правил о:

а) приоритете норм федеральных законов над нормами законов субъектов Российской Федерации;

б) приоритете норм избирательных законов субъектов РФ над нормами федеральных законов;

в) приоритете норм федеральных законов над нормами законов субъектов РФ, но только в рамках предметов их ведения;

г) примате естественного права по отношению к позитивному праву;

д) примате позитивного права по отношению к естественному праву;

161 е) приоритете решений Президента РФ по конкретному вопросу;

ж) правомочности решений суда общей юрисдикции по конкретному избирательному делу.

Контрольные вопросы 1.

Каковы особенности структуры норм избирательного права? 2.

Каковы особенности способов изложения норм избирательного права? 3.

Какую роль играют в избирательном праве нормы общерегулятивного характера? 4.

Каковы классификационные критерии норм избирательного права? 5.

Защита избирательных прав регулируется нормами материального или процессуального права? 6.

Являются ли нормы, устанавливающие процедурный порядок в избирательном праве процессуальными? 7.

Какие ограничения предусмотрены законодателем действия норм избирательного права по кругу лиц? 8.

Все ли нормы избирательного права действуют на всей территории Российской Федерации? 9.

Какой орган дает толкование и разъяснение норм избирательного права? 10.

Какой орган вправе изменить норму избирательного права?

План семинарского занятия 1.

Понятие нормы избирательного права. 2.

Особенности структуры норм избирательного права. 3.

Способы изложения норм избирательного права. 4.

Разновидности норм избирательного права. 5.

Толкование норм избирательного права.

162

<< | >>
Источник: Белоновский В.Н.. ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО: общая часть: Учебно-методический комплекс. - М.: Изд. центр ЕАОИ. - 266 с.. 2008

Еще по теме Нормы избирательного права:

  1. §1. Понятие, предмет и система избирательного права Российской Федерации
  2. Глава 1. §3. Источники избирательного права Российской Федерации
  3. §3. Система избирательного права
  4. 1. Особенности избирательного права европейских государств в первой половине XIX в.
  5. Предмет и метод избирательного права
  6. Нормы избирательного права
  7. Гарантии всеобщего избирательного права (на примере участия в выборах иностранных граждан)
  8. Понятие и генезис избирательного права
  9. § 1. Понимание юридической природы избирательного права в дореволюционной России
  10. § 2. Современные представления о юридической природе избирательного права
  11. § 2. Предмет и метод избирательного права
  12. Глава Нормы избирательного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -