<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Одним из важнейших направлений развития международного коммерческого арбитража является приведение к общему знаменателю тех подходов к решению процедурных вопросов третейского разбирательства, с которыми его участники сталкиваются в различных правопорядках в зависимости от места арбитража и национальной принадлежности арбитров.

Создание единообразия в этой области дает сторонам существенные преимущества, связанные с наличием правовой определенности и готовностью к тем особенностям арбитражной процедуры, которые неизбежно ей сопутствуют. В условиях отсутствия такого единообразия важным является изучение тех подходов, которые главенствуют в международном арбитраже на современном этапе, а также выявление их преимуществ и недостатков. С этой целью в ходе работы над диссертационным исследованием проведен комплексный анализ института доказательств и смежных с ним институтов доказывания и средств доказывания в контексте процедуры разбирательства в международном коммерческом арбитраже и установлено содержание так называемой «лучшей практики» представления, собирания, исследования и оценки доказательств, а также достигнуты основные цели и задачи, которые были поставлены диссертантом при подготовке к исследованию, и дано обоснование положений, выносимых на защиту.

В работе выявлены факторы, оказывающие влияние на определение правил доказывания в международном третейском разбирательстве, связанные как с нормативным регулированием, так и с природой отдельных средств доказывания и арбитражной процедуры в целом.

В ходе работы удалось определить роль доказательственного права в международном коммерческом арбитраже. Диссертантом был поддержан тезис о межотраслевом характере этого комплексного института. Установлено, что нормы доказательственного права, применяемые в ходе рассмотрения международных арбитражных споров, образуют собой особое направление правового регулирования, которое Ч. Брауэр (Charles N. Brower) назвал lex evidentia.

Специфика доказательственного права применительно к международному коммерческому арбитражу, согласно выводам диссертанта, заключается, во-первых, в практически полном отсутствии правового регулирования процедуры доказывания на законодательном уровне. Во-вторых, в том, что специальные нормы о доказательствах содержатся не только в процессуальных источниках, но и в различных источниках материального права, таких, как гражданские и торговые кодексы разных стран. В-третьих, доказательственное право в международном коммерческом арбитраже включает в себя не только национальные, но и иностранные нормы и правила, а также источники частного характера (модельные или рекомендательные акты, образующие некий процессуальный аналог «soft law»). И, наконец, в-четвертых, важнейшим источником регулирования процедуры в международном арбитраже является соглашение сторон и усмотрение арбитров, базирующееся на общих принципах и началах третейского разбирательства.

При исследовании категории доказывания был предложен авторский вариант ее определения в международном коммерческом арбитраже: под доказыванием здесь должна пониматься деятельность участников арбитражного разбирательства по обоснованию обстоятельств дела в целях разрешение спора, вытекающего из внешнеэкономической деятельности.

К субъектам доказывания в международном коммерческом арбитраже автор отнес стороны третейского разбирательства и третьих лиц, действующих либо самостоятельно, либо при помощи своих юридических представителей.

Под целью доказывания в международном третейском разбирательстве следует понимать формирование наиболее убедительного представления об обстоятельствах того или иного юридического конфликта с целью его скорейшего разрешения в соответствии с применимыми нормами права, а не установление истины по делу, либо «верного знания» о фактических обстоятельствах возникновения, изменения и прекращения правоотношений. По мысли диссертанта, такая цель являлась бы ошибочной и не учитывала объективную ограниченность познавательной деятельности арбитров, которые традиционно занимают в арбитраже пассивную нейтральную позицию, предоставляя сторонам полную свободу действий в средствах и методах доказывания.

Практически полное лишение арбитра любых правомочий, которые имеются у судьи в инквизиционном процессе, связано с необходимостью исключения произвольного или предвзятого собирания доказательственного материала и формирования небеспристрастной позиции по делу. В этом смысле доказывание в международном коммерческом арбитраже представляет для сторон более сложную задачу, нежели чем доказывание в государственных судах, поскольку последнее сохраняет определенные формы судейской активности.

В работе показано, что феноменом современного международного коммерческого арбитража является использование в нем в качестве одного из основных регуляторов большого числа источников частного характера, созданных специализированными институтами и организациями, занимающимися проблемами третейского разбирательства. Среди таких источников в области доказательственного права приводятся Протокол об электронном раскрытии в арбитраже, Протокол об использовании эксперта-свидетеля, назначенного стороной, в международном арбитраже и Практическое руководство об использовании экспертов, назначенных составом арбитража, юридических советников и консультантов, подготовленные

Королевским институтом арбитров, Принципы трансграничного гражданского процесса, подготовленные Американским институтом права (American Law Institute, ALI) и Институтом по унификации международного частного права (УНИДРУА) в 2004 году, а также рекомендательные документы Международной торговой палаты (ICC).

Как основному источнику внимание в работе уделяется Правилам о получении доказательств в международном арбитраже (IBA Rules on the Taking of Evidence in International Arbitration), подготовленным арбитражным комитетом Международной ассоциации юристов (International Bar Association), в редакции 2010 г. Документ является ресурсом для сторон и арбитров, предоставляющим эффективный, экономичный и справедливый процесс получения доказательств в международном арбитраже. Правила разработаны для применения вместе с институциональными регламентами, регламентами ad hoc или другими правилами либо процедурами, регулирующими международный арбитраж.

Наиболее значимыми для процедуры доказывания в международном коммерческом арбитраже будут общепризнанные принципы, которые подлежат применению в ходе арбитражного разбирательства (norms of due process), включающие в себя: право стороны представить свою правовую позицию по спору, право сторон на равное обращение, а также обязанность по добросовестному содействию составу арбитража в установлении обстоятельств дела.

Характер норм, основанных на перечисленных принципах, в отношении процедуры доказывания можно определить как императивный. Те аспекты доказывания, которые не подверглись регулированию императивными нормами, должны разрешаться путем поиска возможности для реализации принципа автономии воли сторон, в том числе через призму иных предписаний, которые содержатся в правилах арбитражной процедуры, выбранной сторонами, а также в применимом lex arbitri.

Исследована возможность субсидиарного регулирования правил доказывания нормами национального гражданского процесса, а также, вопреки сложившемуся в отечественной доктрине подходу, установлена возможность использования составом арбитража коллизионного метода в целях установления процедуры доказывания.

В тех случаях, когда арбитры вынуждены устанавливать такую процедуру в отсутствие соглашения сторон или специальных регуляторов, первое, к чему они должны прибегнуть - это принцип наиболее тесной связи. Целью этого будет определение правил доказывания, присущих тому или иному правопорядку, наилучшим образом отвечающих особенностям конкретного средства или элемента доказывания, которые состав арбитража может использовать либо напрямую, либо по аналогии. Безусловному применению коллизионный метод подлежит тогда, когда арбитры сталкиваются с элементом процедуры, подпадающим под материально-правовое регулирование в правопорядке, с которым такой элемент связан (в качестве примера здесь можно привести распределение бремени доказывания, которое часто регулируется именно нормами материального, а не процессуального права).

В работе дана последовательная характеристика средствам доказывания (письменным и электронным доказательствам, показаниям свидетелей, заключению эксперта и осмотру места) и проанализированы особенности раскрытия доказательств, присущие международному арбитражу. Классический американский подход к процедуре discovery не совместим с некоторыми принципами, заложенными в основу международного коммерческого арбитража в его современном понимании. В частности, необходимость представления всех документов, имеющихся в распоряжении стороны спора и могущих иметь какое-либо отношение к нему, способна погубить саму идею быстрого и эффективного разбирательства. В то же время и континентальный подход «в чистом виде» не совсем соответствует задачам международной третейской процедуры, где, к примеру, иностранный контрагент не всегда может с точностью обозначить документ, имеющийся в распоряжении оппонента и необходимый ему для обоснования своей позиции, в силу элементарных языковых и культурных барьеров, различий в обычаях делового оборота, документооборота и иных формальных препятствий.

В ходе исследования была дана попытка дать ответ на вопрос о наличии и основаниях обязанности сторон по раскрытию доказательств. Основной проблемой здесь является то обстоятельство, что формально арбитраж не может понудить сторону разбирательства к раскрытию методами, аналогичными тем, которые могут использоваться государственными судами (силой государственного принуждения). Общий подход, присущий международному коммерческому арбитражу, заключается в добровольном раскрытии доказательств, то есть представлении лишь тех документов, на которые сторона ссылается как на основание своих требований и возражений. В отсутствие специального запроса отказ раскрывать те документы, которые потенциально могут навредить позиции стороны, не является нарушением.

В качестве оснований для требований сторон о раскрытии доказательств выделяются материально-правовые и процессуальные. Под процессуальным основанием понимается общая обязанность сторон арбитражного разбирательства по добросовестному сотрудничеству в ходе рассмотрения дела. Под материально-правовым основанием понимается право стороны на получение информации от другой стороны, предоставляемое ей договором, заключенным между ними, или, в тех случаях, когда подобный договор не содержит каких-либо специальных положений по данному вопросу, непосредственно материальным правом, применимым к правоотношениям.

В работе указано на те изменения в процедуре доказывания, которые могут быть связаны с популяризацией электронных доказательств, а именно на возможность все большего проникновения в арбитраж англо-американской модели раскрытия доказательств (широкого раскрытия).

В основу решения вопроса о распределении бремени доказывания в современном международном коммерческом арбитраже был положен принцип, хорошо известный еще римскому праву, - «Actor incumbit onusprobandi». Правомочие возложить бремя доказывания на одну или другую сторону, имеющееся у арбитров, полностью соответствующее их функции по определению веса и значимости того или иного доказательства, ограничивается ситуациями, когда такое возложение будет противоречить нормам применимого материального права.

Как сам третейский суд (при наличии ходатайства стороны или по собственной инициативе), так и сторона третейского разбирательства с согласия третейского суда вправе обратиться к государственному суду за оказанием содействия в получении доказательств, которые третейский суд, ввиду отсутствия у него средств государственного принуждения, получить не может. Однако, как установлено в ходе исследования, существовавшее длительное время терминологическое расхождение в нормах Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и Арбитражном процессуальном кодексе РФ делало невозможным использование в России механизма такого содействия.

Автором сделан вывод о том, что предложенное в связи с проведением реформы третейского разбирательства разработчиками Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона “О саморегулируемых организациях” в связи с принятием Федерального закона “Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации”» решение по исправлению указанной ситуации не отвечает интересам участников международных коммерческих арбитражных разбирательств и современным тенденциям правового регулирования данного вопроса, в силу чего нуждается в корректировке.

В связи с этим в новые редакции Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и АПК РФ предлагается внести целый ряд изменений.

Говоря о преюдициальных фактах при рассмотрении спора международным коммерческим арбитражем следует считать, что решения государственных судов, вынесенных в стране места арбитража, при соблюдении требования об идентичности будут обладать преюдициальностью в силу принципа обязательности судебных актов. Аналогичным свойством будут обладать решения судов тех государств, с которыми у государства места арбитража заключено соглашение о взаимном признании судебных решений в упрощенном порядке, то есть в тех случаях, когда решение иностранного юрисдикционного органа являются на территории государства обязательными.

Основанием для освобождения от доказывания в международном коммерческом арбитраже являются факты, признанные составом арбитража общеизвестными, преюдициальные факты и факты, признанные сторонами. Выводы суда о фактических обстоятельствах в решении одного международного коммерческого арбитража будут обладать преюдициальным эффектом для разбирательств между теми же сторонами (как в третейских, так и в государственных судах) лишь при условии признания арбитражного решения со стороны государственного суда по месту последующего арбитража или разбирательства в государственном суде. В противном случае решение третейского суда может быть использовано в качестве доказательства, но должно подлежать проверке наряду с иными собранными по делу материалами, а выводы по вопросам факта, изложенные в таком решении, могут быть поставлены под сомнение.

В международном коммерческом арбитраже применяется принцип свободной оценки доказательств, который позволяет арбитрам определять допустимость, относимость, существенность и вес того или иного доказательства в отсутствие соглашения сторон об ином самостоятельно. Указанная дискреция предоставляет составу арбитража право в случае непредставления стороной доказательства, находящегося в ее ведении или под ее контролем, а также в случае иного недобросовестного поведения стороны в рамках процедуры доказывания, прийти к неблагоприятным выводам (drawing adverse inferences, consequences defavorables) в отношении такой стороны по вопросам факта. Указанные выводы, однако, не приводят к возникновению доказательственной презумпции и подлежат использованию наряду с оценкой иных доказательств, собранных по делу.

В зависимости от применимого lex loci arbitri состав арбитража ex officio может осуществить проверку факта фальсификации доказательства как по заявлению стороны, так и по собственной инициативе. В случае, когда у состава арбитража в соответствии с применимым правом все же есть полномочия на установление факта фальсификации, стандарт доказывания данного обстоятельства должен быть повышен до того, который используется обычно в уголовном процессе («выше разумных сомнений»).

Поскольку к профессионализму лиц, участвующих в разрешении внешнеэкономических споров неизбежно предъявляются повышенные требования, изучение различных аспектов представления доказательств в международном коммерческом арбитраже представляет интерес как для российских практикующих юристов, оказывающих услуги по представительству в международном третейском разбирательстве, так и для арбитров, рассматривающих коммерческие споры сторон.

Ряд вопросов, поднятых в настоящей работе, могут стать перспективными направлениями для дальнейшего исследования. Так, ответ на вопрос о соотношении принципа автономии воли сторон с иными основными началами третейского разбирательства предстоит решить в будущих работах.

<< | >>
Источник: Гребельский Александр Владимирович. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 1.1. Заключение под стражу и продление срока содержания под стражей (ст. ст. 108, 109 УПК)
  2. §3. Преддоговорная ответственность и преддоговорные соглашеиия цри заключении договора в соответствии с ВК
  3. 3. Заключения экспертов
  4. 2.1. Экспертное заключение
  5. 16.2. Заключение и расторжение корпоративного договора
  6. 13.4.0бвинительноезаключение: понятие, значение, структура и содержание
  7. 20. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  8. § 3. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
  9. 18.5. Заключение эксперта
  10. Заключение эксперта
  11. 8. Заключение эксперта
  12. 13.2. Окончание предварительного следствия с направлением дела с обвинительным заключением в суд
  13. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  14. § 1. Особенности исследования и оценки заключения эксперта.
  15. § 2. Специфика заключения эксперта как средства доказывания
  16. Доказательственное значение заключения эксперта, его оценка
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -