<<
>>

§ 3. Договор купли-продажи в сети Интернет

Для предметной иллюстрации правовой характеристики общей конструкции электронного договора мы проанализируем самый распространенный договор в пространстве Интернета - договор купли- продажи.

В Интернете зарегистрированы сотни электронных магазинов, реализующих тысячи наименований товаров. Есть и «магазин на диване», в котором оферта сопровождается с демонстрацией всех характеристик товара, его стоимость и возможные дисконты при немедленном акцепте оферты. Однако для предметного правового анализа мы выберем другой пример. Предметом правового анализа электронного договора по законодательству Таджикистана служит в данном случае имевшее место в действительности покупка коробки передач для автомашины «Тойота» гражданином Республики Таджикистан.

Покупатель, физически находящийся на территории Таджикистана, с адресом электронной почты «garm62@mail.ru», через поисковую систему «Google» обращается к фирме «Kasmotors», юридически инкорпорированной в городе Алматы, Республика Казахстан, по электронному адресу

kasmotors2011@mail.ru. Из сайта фирмы «Kasmotors» известно, что она является юридическим лицом, и занимается поставкой запасных частей любому лицу в любое место. Доменное имя фирмы «Kasmotors» находится в зоне юрисдикции России. Покупатель на сайте «Kasmotors» оформляет электронную заявку (оферту) на покупку коробки передач на свой адрес. Доменное имя покупателя, заметим, также находится в зоне юрисдикции России. Фирма «Kasmotors» акцептует оферту, сообщив об этом покупателю электронным письмом. По его предложению покупатель перечисляет со своего банковского счета в «Агроинвестбанке» через электронную платежную систему «VISA electron» на счет «Kasmotors» в «Казкомбанке» сумму заказа - 2100 $. Фирма «Kasmotors» по поступлению денег на свой счет, оформляет такой же заказ российской фирме «Emex.ru», расположенной в гор. Москве, оплачивая заказ через «Казкомбанк» таким же электронным расчетом (Фирма «Kasmotors» имеет с «Emex.ru» договор о совместной деятельности по поставке запасных частей).

Emex.ru выполняет заказ (покупает коробку передач в ОАЭ, оформляя заказ в таком же электронном виде, и оплатив также через электронную платежную систему). Продавец из ОАЭ по поручению Emex.ru - Kasmotors высылает коробку передач авиарейсом в Таджикистан, первичному заказчику (покупателю). Kasmotors по электронной почте Интернета уведомляет покупателя о выполнении заказа, и высылает на его электронный адрес электронную копию документа о праве собственности на груз, и реквизиты груза. Первичный заказчик (покупатель) получает груз в коммерческом складе Душанбинского аэропорта, предъявив высланные ему документы фирмой Kasmotors.[522]

Таким образом, обязательство продавца по купле-продаже было исполнено в натуре, реально, третьим лицом (находящимся в ОАЭ) по месту жительства покупателя (Душанбе).

В целом, договор по купле-продаже детали была осуществлена внутри коммуникационной сети Интернет - никто с момента оферты до момента получения товара не покидал своего фактического места нахождения, хотя субъекты сделки находились на территории четырех государств - Таджикистана, Казахстана, Российской Федерации и Объединенных Арабских Эмиратов. Пример, описанный выше - это «будни» Интернета, самый обычный, и такие договоры заключаются ежедневно тысячами.

Если расчленить приведенный пример на составные части, мы получаем следующую правовую картину:

- договор между покупателем и фирмой «Kasmotors» - это консенсуальный двусторонний договор поручения (ст. 912 ГК РТ, ст. 846 ГК Республики Казахстан[523]), в соответствии с которым фирма «Kasmotors» обязалась совершить покупку детали для поручителя. Все существенные условия договора в данном случае налицо.

- сделка между фирмой «Kasmotors» и «Emex.ru» находится в рамках общего договора о совместной деятельности между двумя юридическими лицами;

- сделка между «Emex.ru» и фирмой в ОАЭ является комплексным договором розничной купли-продажи и перевозки - возмездный консенсуальный двусторонний договор, дополненный обязательством отправки товара первичному заказчику (первичному покупателю).

В этом случае также налицо все существенные условия договора.

В приведенном случае есть несколько достаточно серьезных нормативных оснований, чтобы признать все эти договоры недействительными на самом раннем этапе.

Первое из этих оснований - требование совершения такого рода договоров в простой письменной форме с полной идентификацией субъекта.

По требованию ст. 186 ГК РТ, сделка юридических лиц с гражданами должны совершаться в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы, указывается в ст. 187 ГК, влечет её недействительность. Статьи 912 ГК РТ, 846 ГК Республики Казахстан содержат императивное требование о заключении договора поручения в письменной форме. Договор между пользователем «garm62@mail.ru» (частное лицо) и фирмой «Kasmotors» (юридическое лицо) заключен в электронном виде, без соблюдения стандартной формы.

Говоря о письменной форме договора, уместно привести мнение М.И.Брагинского и В.В.Витрянского по этой проблеме: «Правовое

регулирование формы договоров выражается в установлении требований к ней и последствий их нарушения. Цель соответствующих требований состоит в том, что все они позволяют сделать отношения сторон более определенным, снять основания для споров в будущем по поводу самого факта совершения сделки и её содержания. Некоторые нормы придают акту фиксации сделки публичный характер. С этим связан государственный контроль за её содержанием в интересах оборота третьих лиц, помощь сторонам в уяснении правовых последствий совершаемых ими юридических действий, а равно информация заинтересованных лиц о совершенных сделках».[524] Такое же мнение по поводу формы договора было высказано и Р.О.Халфиной: «Одним из условий действительности договора является совершение его в установленной законом форме. В одних случаях закон допускает совершение договора в устной форме, или даже путем конклюдентных действий; в других - требует совершение договора в письменной форме; в третьих - требует нотариального удостоверения договора. Эти различия требования закона относительно формы договора определяется содержанием отношений, составляющих предмет договора. обличение договора в определенную законом форму необходимо для того, чтобы наиболее точно и бесспорно были установлены факт согласного волеизъявления сторон и содержание этого волеизъявления».[525]

Н.А.Дмитрик замечает по этому поводу: «Равноправие «бумажной» и «электронных» сделок - весьма важный вопрос. Если сделка должна была быть совершена в письменной форме, но требования закона к оформлению этой сделки не были выполнены, наступают весьма неблагоприятные для сторон

последствия».[526] Действующее гражданское законодательство Таджикистана не содержит прямого указания о приравнивании электронного текста к письменной форме. Такое указание имеется в Законе РТ «Об электронном документе»: «Если законодательством Республики Таджикистан требуется, чтобы документ был оформлен письменно либо представлен в письменном виде или письменной форме, то электронный документ считается

соответствующим этим требованиям». Однако, одного только приравнивания электронного документа к письменной форме в правовом отношении явно недостаточно. Простой вопрос, - каким образом представить электронный документ в суд, либо правоохранительные органы в качестве доказательства, не переводя его в материальный носитель, создает массу правовых нестыковок. Известно, что не всякий электронный документ можно перенести на бумажный носитель, поскольку при этом несколько его реквизитов, отображенные на дисплее компьютера, теряются (например, адрес электронной почты, или домен сайта, имеющие идентификационные признаки).

Договор считается заключенным при соблюдении определенных законом условий. Доказательством заключения договора должна быть демонстрация воли сторон, свидетельствующая о намерении заключить договор.[527] В ста процентах договоров, совершенных в письменной форме, эта демонстрация означает отражение на бумаге подписей сторон договора.

Поэтому, на сегодня требованиям к письменной форме сделки удовлетворяют только документы на письменных носителях. «Письменный договор заключается путем составления соответствующего надлежащим образом подписанного документа».[528] Прежде всего, это связано с подписью как обязательным реквизитом письменного документа: подписать можно только документ на бумажном носителе. Однако же, как следует из приведенного примера, электронный формат общения сторон договора, несмотря на

«неписьменность», создали реальные правовые последствия. А любые действия, порождающие правовые последствия, должны быть урегулированы нормой права. В первую очередь это делается для того, чтобы при необходимости восстановить первоначальное положение, защитить

нарушенное право, обязать возместить причиненный вред. И Интернет здесь - не исключение. Кроме того, М.И.Брагинский и В.В.Витрянский отмечают немаловажный фактор при заключении письменного договора: «Письменный договор заключается путем составления документа, подписанного сторонами, а равно путем обмена документами, осуществляемыми с использованием почтовой, телефонной, электронной и иной связи. При этом необходимо, чтобы избранный сторонами способ мог бы позволить установить, что документ исходит именно от лица, который является стороной в договоре».[529]

Другим незыблемым правилом документооборота является «правило оригинала», т.е. так называемого «первого экземпляра», на котором проставлены подписи и проставлены печати.

По мнению А.И.Савельева, «с точки зрения процесса электронного документооборота данная особенность имеет то значение, что в сети Интернет полностью утрачивается какой-либо смысл в разграничении понятий «оригинал» и «копия» документа, так как до пользователя доходит лишь n-ная копия документа (из-за разделения каждого цифрового сообщения на отдельные пакеты данных, каждый из которых направляется адресату автономно). Поэтому традиционное придание отечественными

правоприменительными органами некой особой силы оригиналам договоров применительно к договорам, заключенным в электронной среде, утрачивает какой-либо смысл».[530]

В.М.Елин, анализируя правовую характеристику договоров, заключенных в виртуальном пространстве Интернета, замечает, что отсутствие фактического контакта между участниками интернет-отношений порождает проблему неопределенности субъектного состава. Достоверная идентификация участника интернет-отношений возможна только при применении субъектом электронной подписи. Во всех остальных случаях идентификация лица, участвующего в данных отношениях является недостоверной. По этим причинам, заключает автор, порок субъектного состава влечет недействительность сделки.[531] «При наличии такого прямого указания несоблюдение формы, требуемой под страхом недействительности, - указывает Н.В.Рабинович, - представляет собой нарушение императивной правовой нормы». И далее Н.В.Рабинович подчеркивает: «Первым последствием признания сделки недействительной, каковы бы ни были основания её аннулирования, является прекращение её юридического бытия. Это означает, что сделка, будучи объявлена недействительной, перестает существовать и не подлежит исполнению».[532]

Второе основание - это отсутствие пространственной локализации субъектов правоотношений - один из краеугольных камней института сделок, с которым связаны и другие элементы этого института. Договорной процесс, описанный в нашем примере, происходил не в физическом пространстве, и не на территории какого-либо государства; с самого начала он проходил в виртуальном пространстве Интернета, включая и оплату покупки. Участники сделки физически находились на территории четырех государств. Какое право применимо в данном случае - правовая наука пока не дает на это четкого и однозначного ответа. Юридический факт - непосредственная покупка коробки передач - произошел в физическом пространстве Объединенных Арабских Эмиратов. Однако оферта была сделана, позже акцептована, и сделка была оплачена в виртуальном пространстве Интернета. Такое положение принято обозначать как «неопределенность юрисдикции».

Юрисдикция определяется как производное от государственного суверенитета последствие признания власти государства над определенной территорией.[533]

С.А.Бабкин выделяет в юрисдикции как универсальной категории три уровня:

- материальный, т.е. сформированный во властных предписаниях сферу действия правовых норм;

- процессуальный, - нормативно закрепленная сфера компетенции государственных органов по применению правовых норм к отношениям с иностранным элементом;

- практический - реальная возможность государства добиться принудительного исполнения правовых норм.[534]

Даррел Мент также различает три общепризнанных в международном праве типа юрисдикции. К ним Мент относит нормативную юрисдикцию, отраженную в правовых актах, практическую юрисдикцию, и юрисдикцию «для рассмотрения», т.е. процессуальную.[535] [536] Как видно, классификация типов юрисдикций у С. А. Бабкина и Даррела Мента практически совпадают.

Правоприменительная деятельность в области частного права должна включать в себя следующие этапы:

- Определение процессуальной юрисдикции с помощью юрисдикционных

норм;

- Определение материальной юрисдикции с помощью юридических норм;

- Применение коллизионных норм.

Только юрисдикционные нормы могут устанавливать сферу действия

4

коллизионных норм.

Г.К.Дмитриева по этому поводу отмечает: «С появлением современных средств связи договоры всё чаще заключаются между отсутствующими сторонами путем переписки. В результате договор потерял реальную, физическую связь с территорией какого-либо государства. Место заключения договора из физической, объективной категории превратилось в юридическую категорию, по-разному трактуемую в праве различных государств». Из-за разницы правовых систем, в случае заключения договора по переписке, когда акцепт отправлен из Москвы и получен в Лондоне, договор юридически вообще не будет иметь своего места заключения. Когда же акцепт отправлен из Лондона в Москву, договор будет иметь два юридических места заключения[537].

Как видно из приведенного примера, в процессе заключения договора была использована электронная почта, назначением которой является получение, отправление и хранение электронных сообщений.

Мы уже приводили мнение А.Ю.Рыкова, который полагает, что ввиду сложности применения территориальных критериев к деятельности в сети единственным идентифицирующим лицо и его территориальную принадлежность признаком выступает адрес интернет-сайта. В нашем примере оферта поступила из электронного адреса, находящегося в доменной зоне «га». Если при этом оферент физически находился на территории Таджикистана, то для акцептанта субъект находится на территории Российской Федерации - на это четко указывает его доменный знак. По этой причине, если согласиться с мнением А.Ю.Рыкова, мы должны согласиться с тем, что в данном случае применимым правом является право Российской Федерации, поскольку доменное имя покупателя находится в зоне юрисдикции российского права. Такое допущение ведет к нарушению основополагающих правовых установлений о действии права в пространстве конкретного государства.

Исследуя особенности осуществления розничной купли-продажи по сети Интернет, А.К.Жарова отмечает: «Как классифицировать сделку, заключаемую по сети Интернет? В первую очередь необходимо определить, к какому виду торговли относится торговля в сети Интернет. В соответствии с классификатором внешнеэкономической деятельности, продажа товаров через Интернет представляет собой розничную торговлю, осуществляемую через телемагазины и компьютерные сети. В то же время из письма Министерства финансов следует, что всемирная компьютерная сеть Интернет не соответствует определениям объектов торговли, установленных государственными стандартами. Соответственно, на этапе выяснения, является ли сеть Интернет местом розничной купли-продажи, мы видим противоречия в подзаконных актах. В связи с этим, вопрос о месте совершения сделки приобретает наибольшую актуальность».[538] [539] [540]

2

Статья 11 Модельного закона об основах регулирования Интернета, определяя место и время совершения юридически значимых действий, устанавливает: «Юридически значимые действия, осуществленные с использованием Интернета, признаются совершенными на территории государства, если действие, породившее юридические последствия, было совершено лицом во время его нахождения на территории этого государства». Таким образом, авторы модельного закона распространили на действия, совершенные в виртуальном пространстве Интернета, Закон места совершения акта (lex loci actus) - формулу прикрепления, означающую применение права

3

того государства, на территории которого совершен частноправовой акт.

Позицию, отличающуюся от мнения авторов Модельного закона, высказал И.М.Рассолов. Он по этому поводу отмечает: «Если сетевая торговля осуществляется интернет-площадкой сразу в нескольких структурных зонах Интернета, ситуация выглядит несколько неопределенной». Для решения спорной ситуации он предлагает принять за основу принцип наибольшей связи (Proper Law). Если договор подчинен более чем одной юрисдикции и стороны не договорились по поводу применимого права, в интересах сторон следует применить к нему право, которое как по форме, так и по сути признает данный договор действительным.[541] [542] [543] Полагаем, что это - наиболее приемлемое правовое решение вопроса.

Кроме того, первоначальный заказчик (покупатель) выступал при заключении договора под псевдонимом «garm62», который не дает никакого представления об его истинной правосубъектности. Однако, оферта от «garm62» акцептована фирмой «Kasmotors» без выяснения подробностей о правосубъектности «garm62». В электронном договоре существенными условиями выступали точная техническая характеристика коробки передач, и условия оплаты заказа. Правосубъектность стороны договора в силу конвенционального характера отношений в Интернете, предполагалось.

Точно таким же образом, заказчику (покупателю) не были известны данные о правосубъектности юридического лица, зарегистрированного в Интернете под названием «Kasmotors». В определенных случаях это может служить основанием для признания сделки недействительной.2

Третье основание - использование при расчетах электронного счета.

Покупатель оплатил покупку и вознаграждение поверенному электронным способом, из своего банковского счета, с использованием своего персонального ПИН-кода.

Расчеты с использованием банковских карт представляют собой не урегулированную прямо законодательством форму безналичных расчетов, основанием для существования которой является обычай делового оборота.3

Кроме этого, вот что указано в глоссарии «Правил пользования счетом и пластиковой картой» Агроинвестбанка:

«ПИН-код (ПИН - персональный идентификационный номер) - четырехзначное число, являющееся секретным кодом карты. ПИН-код генерируется банком с соблюдением конфиденциальности, не доступен сотрудникам банка, известен лишь только Депозитору, и не подлежит разглашению третьим лицам. При совершении операций с картой и составлением электронного документа ПИН-код является аналогом собственноручной подписи Депозитора».1

Таким образом, издав свои «Правила пользования счетом и пластиковой картой», Агроинвестбанк фактически ввел для депозитора свою электронную цифровую подпись в виде ПИН-кода, игнорировав тем самым положения закона об электронной цифровой подписи.

Четвертое основание - применение электронной цифровой подписи.

Никакой документ не имеет юридической силы, либо не признается в качестве таковой, пока на нем отсутствует знак, подтверждающий его юридическую силу. Таким знаком в абсолютном большинстве случаев (наряду с оттиском печати и некоторыми другими реквизитами) является подпись лица, от имени которого составлен документ. Подпись под документом имеет несколько автономных целей, в том числе и подтверждение теста документа. Подпись под текстом договора означает согласие лица заключить договор на указанных в тексте условиях.

Возражая против таких, казалось бы, классических требований к условиям легитимации договора, А.И.Савельев пишет: «Особенностью российского законодательства, как, впрочем, и многих иных правопорядков, общие нормы о сделках которых «заточены» под традиционные бумажные документы, является тесная взаимосвязь вопроса о наличии письменной формы договора с наличием или отсутствием подписи на документе, в котором выражено волеизъявление стороны на заключение договора. В то же время требование наличия подписи каждой из сторон под документом, выражающим её волеизъявление, как условие соблюдения письменной формы, создает серьезные препятствия для развития электронной коммерции».[544]

Мы уже отмечали, что электронную цифровую подпись его владелец не может использовать в других целях, исключительно кроме тех, для которых она создана (для целей налоговой отчетности, например). Для заключения разового договора, например, с фирмой «Kasmotors» подписаться электронными цифровыми подписями, полученными в указанном Центре, его владельцы не могут, поскольку фирма «Kasmotors» не имеет закрытого ключа подписи заказчика.

Такая правовая неразбериха с электронными цифровыми подписями делает их широкое применение крайне затруднительной.

Г.С.Маньшин, исследуя правовые проблемы, связанные с применением ЭЦП, отмечает: «Существует острая необходимость расширения нормативноправовой базы применения ЭЦП, которая должна включать не только детальное урегулирование правового статуса ЭЦП, но и определить правовой статус удостоверяющих центров, а также права и обязанности лиц, использующих ЭЦП».[545]

В итоге анализа приведенного выше договора (или, точнее, договоров), мы имеем следующую правовую картину.

Все договоры заключены в электронной форме. Электронная форма имеет достаточно сложную техническую структуру, которую без специального компьютерного оборудования, подключенного к Интернету, воспринять невозможно.

Сфера действия - возникновение договорных обязательств, их поэтапное выполнение разными субъектами - это виртуальное пространство Интернета, в котором субъекты физически находясь в разных странах, виртуально находились «в одном месте».

Все договоры составлены без соблюдения их формы, без указания реквизитов, оттисков печатей, наличием подписей, даже без наличия электронной цифровой подписи.

Стороны договора руководствуются принципом презумпции правосубъектности контрагента, не убеждаясь в истинности наличия его право- и дееспособности.

Все эти явные отклонения от нормативных требований по форме и содержанию договора, тем не менее, не мешают сторонам выполнять свои договорные обязательства. Это пока не приводило к исковым спорам, но возникновение таких споров не исключено.

По мнению Н.А.Дмитрика, в процессе заключения договоров в пространстве Интернета сказываются, помимо процедурных, ещё и институциональные факторы, делающие неприменимыми традиционные конструкции реализации прав. В частности, неопределенность идентификации субъектов отношений в сети создает трудности с определением применимого в отношении сторон права. Участие во взаимоотношениях сторон посредников влечет необходимость использования сложных многоуровневых конструкций, учитывающих права и обязанности субъектов как при организации электронного документооборота, так и при совершении сделок с его использованием. Следовательно, правовое обеспечение процесса заключения договоров в сети Интернет также связано с созданием механизмов реализации предусмотренных гражданским законодательством прав и обязанностей субъектов.[546]

А.И.Савельев, критикуя подобную точку зрения, называет её «скептическим подходом». «Суды нередко весьма успешно применяют

традиционные подходы для решения вопросов установления своей юрисдикции в отношении иностранных ответчиков по спорам, возникающим в связи с использованием сети Интернет, - считает А.И.Савельев. - Безусловно, имеет место определенная адаптация к специфике сети Интернет, но в остальном это

все те же «минимальные контакты», «место исполнения договора», место совершения правонарушения или наступления его вредоносных последствий».[547] Мнение А.И.Савельева - это прямая ссылка на содержание глав 66-68 ГК РФ и ст.ст. 1218-1224 ГК РТ, то есть попытка ограничить нормативное

регулирование правоотношений в виртуальном пространстве Интернета существующим нормативным материалом. Но, как показывает

вышеприведенный пример, этого явно недостаточно.

Подводя итоги анализу договоров купли-продажи в виртуальном пространстве Интернета, учитывая изложенные специфические особенности договора купли-продажи в виртуальном пространстве Интернета, считаем целесообразным предусмотреть в нормативном акте, регулирующем отношения в Интернете, следующие положения:

«При совершении любых действий правового характера, в частности, договоров и иных юридических действий в виртуальном пространстве используются электронные документы. Эти действия, совершенные в виртуальном пространстве (on-line) не могут быть признаны

недействительными только на том основании, что они заключены и (или) исполнены путем обмена электронными документами.

Если законодательством, иными нормативными актами или соглашением сторон требуется представление информации в письменной форме, это требование считается выполненным путем представления электронного сообщения, если содержащаяся в нем информация хранится в файле интернетсайта, и является доступной для последующей ссылки на нее».

Этими положениями достигаются две принципиально важные цели:

- правовое положение электронного документа легализуется как «документ» - существующую в какой-либо объективной форме информацию, которую можно идентифицировать;

- поскольку электронное сообщение всё-таки не бумажный документ, такой гибкий подход разрешит имеющиеся противоречия.

<< | >>
Источник: Абдуджалилов Абдуджабар. Теоретические проблемы гражданских правоотношений в Интернете. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Договор купли-продажи в сети Интернет:

  1. 1.1. Понятие договора, заключаемого в электронной форме.
  2. 1.3. Условия действительности договоров в электронной форме.
  3. 2.3. Защита прав сторон договора, заключаемого в электронной форме
  4. § 2. Порядок заключения договоров
  5. Заключение, изменение и расторжение торговых договоров
  6. Договоры, содействующие торговле
  7. 56 Заключение гражданско-правовых договоров на торгах.
  8. 7.2.3. Приобретение земельного участка из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, или права на заключение договора аренды такого земельного участка на торгах (конкурсах, аукционах)
  9. Как грамотно составить договор
  10. § 3. Понятие и сущность виртуального пространства. Принципы Интернета
  11. § 2. Субъекты гражданских правоотношений в Интернете
  12. § 4. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений в Интернете
  13. § 1. Обязательства в Интернете как вид электронных гражданских правоотношений
  14. § 1. Правовая характеристика договоров, заключаемых в Интернете
  15. § 2. Классификациядоговоров в Интернете
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -