<<
>>

Рассмотрим подробнее особенности института крупной сделки применительно к государственным предприятиям.

Закон об акционерных обществах устанавливает, что не относятся к крупным сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, т.е. сделки, связанные с приобретением сырья, материалов, реализацией готовой продукции и т.п., независимо от стоимости имущества, приобретаемого или отчуждаемого г.о такой сделке (ст. 78 Закона об акционерных обществах, Постановление Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ от 2 апреля 1997 г. N 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»).
Соответственно на их совершение не требуется получения дополнительного согласия от общего собрания или совета директоров. Это говорит об определенной экономической свободе организации, которая возможна при обладании обшей правоспособностью. В Законе о ГУЛ не делается такого исключения для крупных сделок. Возникает закономерный вопрос: является ли такое положение оправданным? Следует отметить, что в акционерном законодательстве, а также и в законодательстве об обществах с ограниченной о тветственностью (корпоративное законодательство), гак же как и в Законе о ГУЛ, существую? специальные нормы, регулирующие порядок совершения крупных сделок. Это обусловлено тем, что в нормативных правовых актах о данных лицах должна быть заложена и частично уже заложена необходимость правового регулирования полномочий органов управления гой или иной корпорации, ограничений этих полномочий и защиты от злонамеренного использования права со стороны самих корпораций, при совершении сделок с иными участниками хозяйственного оборота. Но критерии крупной сделки для хозяйственных обществ и государственных предприятий неодинаковы.

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). Из этого следует вывод, что не только догоооры как дпуч или многосторонние сделки (ст. 154 ГК РФ), но и другие сделки могут рассматриваться как крупные. Критериями крупной сделки для хозяйственных обществ являются: во-первых, приобретение или отчуждение прямо или косвенно имущества организации, стоимость имущества, являющегося предметом крупной сделки (сделок), обычная хозяйственная деятельность юридического .лица, а также (для акционерных обществ) - реализация обыкновенных акций общества. Под отчуждением имущества следует понимать распоряжение не только вещами, находящимися в собственности организации (а также на ином вещном праве), но также любыми имущестзенными правами, имеющими денежную оценку. В Законе о ГУП не содержите определения специального понятия «имущество». По ст. 128 ГК РФ «к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные нрава на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага». Деньги на расчетном счете представляют собой имущественное право требования клиента к банку. Поэтому формально любая возмездная сделка с денежными расчетами может быть признана направленной на приобретение или отчуждение имущества, то есть денег (наличных или безналичных): в случае реализации товаров, работ, услуг деньги приобретаются, а в случае приобретения товаров, работ, услуг деньга отчуждаются. Обратим внимание на то, что с?. 128 ГК РФ не относит к имуществу работы и услуги; информацию; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Вместе с тем возмездные договоры на выполнение работ и оказание услуг, а также по передаче результатов интеллектуальной деятельности с оплатой деньгами формально могут признаваться направленными на приобретение илн отчуждение имущества, а именно денежных средств (наличных илн безналичных).

Следует подчеркнуть, что крупной может быть признана не только сделка, но и несколько взаимосвязанных сделок (п. 1 ст. 23 Закона о ГУП). Критерий взаимосвязанности не раскрыт. Поэтому государственные органы могут трактовать данный критерий достаточно широко: взаимосвязь может определяться по поставщику (исполнителю), типу сделок, виду имущества и пр47. Думается, что для определения наличия или отсутствия взаимосвязи между сделками следует принимать во внимание конкретную цель, на достижение которой они направлены.

Помимо этого, согласно п.2 ст.23 Закона о ГУП стоимость отчуждаемого унитарным предприятием в результате крупиой сделки имущества определяется на эснованни данных его бухгалтерского учета, а стоимость приобретаемого унитарным предприятием имущества — на основании цены предложения такого имущества. Цена предложения — понятие относительной определенности, ведь возможна ситуация, когда имущество предлагается к продаже по одной цене, а приобретается по другой, возможно, по более высокой. Следует поддержать мнение В.Г. Степанова о том, что предпочтительней было бы заменить «цена предложения» на формулировку, данную в Закэне РФ «Об акционерных обществах» — «цена приобретения»48.

Законодатель в дефиниции крупной сделки ъ качестве критерия установил стоимость имущества: сделка признается крупной, если стоимость отчуждаемого или приобретаемого имущества составляет более 10 процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда. Не все унитарные предприятия увеличили свои уставные фонды до размеров, установленных, п. 3 ст. 12 Закона о ГУЛ: размер уставного фонда государственного предприятия должен составлять не менее чем пять тысяч

МРОТ, установленных федеральным законов на дату государственной регистрации государственного предприятия (50Г. тыс. руб.); размер уставного фонда муниципального предприятия должен составлять не менее чем одну тысячу МРОТ, установленных федеральным законом на дату государственной регистрации муниципального предприятия (ЮС тыс. руб.). Поэтому может возникнуть вопрос: исходя из какого размера уставного фонда — фактического или установленного в законе — следует рассчитывать стоимость имущества по крупной сделке? Мы полагаем, что наличие относительного критерия (превышение 10 процентов уставною фонда) является наиболее оправданным с точки зрения эффективного функционирования предприятия в имущественном обороте и ставит его в равные условия, с хозяйственными обществами.

Подводя итог, отметим следующее: критерия отнесения сделок к крупным у хозяйственных обществ и у унитарных предприятий сходны только в условии, которое касается приобретения или отчуждения имущества. Отсутствие в Законе о ГУП понятия «обычная хозяйственная деятельность» вообще ставит таких субъектов особняком в ряду прочих коммерческих организаций. Если считать, что специальный вешно-правовой режим государственных предприятий определяет их правоспособность, то понятие крупной сделки, предложенное законодателем в Законе о ГУП, является признаком специальной правоспособности таких коммерческих организаций. На наш взгляд, целесообразно было бы использовать в Законе о ГУП такое понятие как «обычная хозяйственная деятельность».

Необходимо сказать и о том, что понятие «уставной фонд» применяется только по отиоиению к унитарным предприятиям, основанным на нраве хозяйственного ведения в силу п.

5 ст. 12 Закона, т.к. в казенном предприятии уставный фонд не формируется. И как уже было отмечено выше размер уставного фонда служит одним из критериев отнесения сделок, связанных с приобретением, отчуждением или

возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, к крупным сделкам. Думается, что это снячано с особым правовым положением каченных предприятий, основанных на праве оперативного управления. В данном случае, абсолютный критерий крупной сделки (превышение определенного размера МРОТ - пяти миллионов рублей) служит для крупных казенных предприятий сдерживающим фактором, влияющим на его текущую деятельность.

Для того чтобы разобраться в специфике правоспособности казенных предприятий рассмотрим их с точки зрения вещно-правового режима имущества.

Говоря о казенных предприятиях, необходимо отметить, что основной смысл создания казенных предприятий состоит в том, что они могут осуществлять необходимую для государства и общества хозяйственную деятельность, не давая прибыли и даже будучи убыточными, с покрытием убытков за счет средств государственного бюджета. Казенное предприятие не вправе отчуждать или иным образом распоряжаться ни движимым, ни недвижимым имуществом собственника без его специального согласия, если только речь не идет о производимой им (готовой) продукции (и. 1 ст. 19 Закона). В отношении последней Кодекс устанавливает следующий порядок: этой продукцией казенное предприятие по общему правилу может распоряжаться сшосгоятельно, если иное не установлено законом либо иными правовыми актами. Но если учреждение или казенное предприятие обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительными актов управомоченных собственником органов об изъятии их имущества, бремя доказывания обстоятельств, содержащихся в п.2 ст.296 ГК РФ, возлагается на этот орган.

Государственная собственность предназначена для обеспечения определенных общественных интересов, для исполнения государственных функций: «Объем и содержание этих форм собственности определяЕотся задачами по ведению общих дел, и ими предопределяется целевое назначение объектов государственной и муниципальной собственности»'". Следовательно, важной особенностью института оперативного управления является наделение субъекта указанного права исключительно специальной правоспособностью, то есть способностью «иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах» (п. 1 ст. 49 ГК). Как подчеркивалось выше подобные цели и задачи определяют месо унитарных и казенных предприятий в системе субъектов хозяйственной деятельности.

Цели любого государственного предприятия и учреждения всегда взаимосвязаны с функциями государства (обеспечение обороны страны, безопасности государства, многочисленных прав и свобод граждан). Цели конкретного субъекта права хозяйственного ведения и оперативного управления всегда взаимосвязаны с целями государства и, по сути, являются конкретными целями самого государства.

Является ли конструкция ограниченного вещного права оптимальной, если рассматривать деятельность казенных предприятий? Кроме казенного предприятия на праве оперативного управления имуществом владеет и учреждение. У этих двух организационно-правовых форм существует ряд схожих черт, анализ которых позволит нам ответить на поставленный вопрос.

Как известно, ГК РФ выделяет два правовых режима, на основании которых объекты 1ражданских прав могут принадлежать юридическим лицам, созданным в организационно-правовой форме учреждений. Первый режим - право оперативного управления учреждения на имущество, закрепленное за ним собственником, а второй - право самостоятельного распоряжения имуществом и доходами, приобретенными учреждением от приносящей доходы деятельности, которая разрешена учредительными документами (законом, собственником). При этом содержание права учреждения на самостоятельное распоряжение доходами и имуществом, приобретенными эт разрешенной предпринимательской и иной приносящей доходы деятельности, ГК РФ не раскрывает, указывая лишь, что данное имущество и доходы должны учитываться на отдельном балансе учреждения1'5'1.

В отличие от предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, предприятия, основанные на праве оперативного управления (казенные предприятия), вообще не решают судьбу полученных доходов, она всецело определяется собственником имущества, закрепленного за казенным предприятием. 'Гак, в п. 3 статьи 17 Закона о ГУП говорится, что порядок распределения доходов казенного предприятия определяется соответственно Правительством РФ, уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления.

Ограниченный характер ирава хозяйственного ведения и права оперативного управления проявляется в тех пределах, которыми ограничены права владения, пользования и распоряжения. Учреждение и казенное предприятие реализуют свои права владения, пользования и распоряжения исключительно в строгом соответствии с целями деятельности, заданиями собственника, назначением имущества. В противном случае собственник может изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество (п. 2 ст. 296 ГК РФ) и распорядиться им по своему усмотрению. То есть правомочия, составляющие право оперативного управления, носят строго целевой характер, обусловленный выполняемыми государственными организациями функциями.

Такой порядок предполагает, что казенное предприятие сначала уплачивает налоги и иные обязательные платежи, а затем собственник определяет порядок использования прибыли предприятия, поскольку направления расходования полученных средств всегда определяются собственником, но не самим казенным предприятием, в отличие от предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения. При этом казенное предприятие оказывается в менее вчтгодном положении, нежели предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, поскольку1 порядок и размеры «изымаемой» собственником прибыли заранее не определены.

Следовательно, существующий контроль за распоряжением имуществом казенным предприятием и учреждением имеет мною общих особенностей, которые предопределены специальными целями последних (характером правоспособности).

Цели деятельности унитарных предприятий не исчерпываются стремлением извлечь прибыль. Более того, с точки зрения социально- экономической cio не является основной целью. Например, унитарные предприятия жилищно-коммунального хозяйства должны (имеют целью) обеспечить сохранность вверенного им жилищного фонда, создать гражданам надлежащие условия для проживания и т.п. Для достижения этих целей в предмет деятельности включается ремонт жилых домов и инженерного оборудования, уборка придомовых территорий и т.д.49

Использование имущества учреждением в соответствии с целями его создания и назначением имущества следует рассматривать как ограничение прав пользование Из целевой правоспособности унитарного предприятия следует, что при всей самостоятельности предприятия в осуществлении своей деятельности никакие его действия, в том числе совершаемые сделки, не должны привести к созданию условий, при которых реализация их функций, установленных собственником, будет затруднена либо невозможна.

Таким образом, основной целью унитарного предприятия является осуществление конкретной общественно полезной функции, определенной государством, а не получение прибыли. Фактически то же самое можно сказать и государственных учреждениях.

Есть мнение, что введенное законодателем в п. 2 ст. 298 ГК РФ право учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом по своему содержанию наиболее близко к праву хозяйственного ведения50. Материально-правовой основой такой точки зрения послужили соответствующие положения ранее действовавших Закона «О собственности в РСФСР» (п. 2 сг. 5; п. 3 ст. 8; п. 2 ст. 17; ст. 24 и др.) и Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 года (п. 2 ст. 11; п. 2 ст. 18; ст. 22 и др.), в которых прямо указывалось, что учреждение обладает правом хозяйственного ведения в отношении имущества и доходов, приобретенных ог разрешенной предпринимательской деятельности. Кроме этого есть также мнение о том, что право учреждения на самостоятельное распоряжение доходами и имуществом, полученными от предпринимательской и иной деятельности, рассматривается в качестве особого вещного трава'"47.

То как собственник осуществляет управление учреждением также говорит об исключительном контроле за учреждением, деятельность которого направлена на достижение специальных задач.

Управление учреждением осуществляется но одному из трех возможных путей: собственник (учредитель) непосредственно осуществляет управление учреждением, одновременно выполняя функции как высшего, так и исполнительного органа; собственник (учредитель) является высшим органом управления учреждением, а исполнительный орган назначается собственником; собственник формирует высший и исполнительные органы управления учреждением, не принимая непосредственно участия в управлении, и осуществляет при этом права на имущество учреждения'18.

В той мере, в какой собственник участвует в делах управления учреждением, положительные и отрицательные последствия хозяйствования учреждения ложатся непосредственно на него. Когда аффнлиативная (управленческая) связь между собственником и учреждением наименее выражена, собственник вправе предъявить наибольшие имущественные притязания к учреждению1'19.

Таким образом, отношения учреждения как субъекта хозяйствования с собственником являются показателем специфических правовых возможностей такой организационно-правовой формы как учреждение. А именно - строго целевой аспект деятельности учреждений и казенных предприятий. Причем отметим, что учреждение как некоммерческая организация не имеет своей основной целью получение прибыли, в отличие от казенного предприятия.

Рассмотрим тодробнсс особенности правомочий собственника. Пункт 2 ст. 209 ГК РФ (содержание права собственности) указывает на то, что собственник вправе по своему усмотрению, в частности, свободно осуществлять и передавать другим лицам, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Вместе с тем аналогичные права (правомочия пользования, владения, распоряжения) в силу прямого указания закона полностью принадлежат субъектам права хозяйственного ведения (п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 215, ст. 294 - 295 ГК РФ) и оперативного управления (ст. 296, п. 2 ст. 298 ГК РФ), а также отдельные правомочия могут принадлежать иным титульным владельцам (ст. 216, ст. 292, п. 3 ст. ЗЗК, п. 3 ст. 346, ст. 606, 671, 689, 1012 ГК РФ и др.).

Однако следует отметить, что в диспозиции ет. 209 ГК РФ имеется ссылка на то, что собственник свободно осуществляет свои правомочия. Но такая же свобода осуществления правомочий имеется, в частности, у субъекта права оперативного управления в отношении определенного имущества в ряде предусмотренных законсм случаев, что порождает трудности в определении правовой природы такого имущества.

Так, в силу п. 2 ст. 298 ГК РФ если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятсльнэсть, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе.

Следовательно, не являясь собственником имущества, приобретенного за счет внесметных доходов, учреждение осуществляет свободно в отношении данного имущества не только права пользования и владения (п. 1 ст. 269 ГК РФ), но и самостоятельно (свободно) право распоряжения^'"1.

Как было отмечено выше, Закон в п.5 ст. 12, содержит положение о том, что в казенном предприятии уставный фонд не формируется. Тем самым кредитоспособность казенных предприятий оказывается незавидной, несмотря на то, что собственник имущества казенного предприятия несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности имущества (п. 3 ст.7 Закона об унитарных предприятиях). Следствием этого является невозможность банкротства казенного предприятия (п.2 ст. I Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1"1). Подобная ситуация неприемлема, так как наличие кредитоспособности казенного предприятия характеризует ет> как полноценного субъекта предпринимательской деятельности, а то время как осуществление предпринимательской деятельности характеризует унитарное предприятие как коммерческую организацию вообще.

Ограничениям подверглась также и финансово-хозяйственная деятельность унитарных предприятий. Собственник не только принимает решение о создании унитарного предприятия и определяет цели и предмет его деятельности, но и согласовывает прием на работу главного бухгалтера, заключение, изменение и расторжение трудового договора с ним, утверждает бухгалтерскую отчетность и отчегы, утверждает показатели экономической эффективности деятельности предприятия и контролирует их выполнение, принимает решение о проведении аудиторских проверок, утверждает аудитора и т. д.

Руководитель предприятия не вправе быть учредителем (участником) юридического лица, причем неважно — коммерческая это организация или пет, не может занимать должности и заниматься другой оплачиваемой деятельностью в государственных органах, органах местного самоуправления, коммерческих и некоммерческих организациях, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности, быть единоличным исполнительным органом или членом коллегиального исполнительного органа коммерческой организации, за исключением случаев, если участие в органах подобной организации входит в его должностные обязанности. В данном случае мы, видимо, сталкиваемся с частичным ограничением дееспособности директора предприятия как физического лице согласно п.1 ст.22 ГК РФ.

Закон предусматривает жесткое структурное построение в управлении унитарным предприятием; оно возглавляется руководителем - единственным органом управления и единоличным исполнительным органом (директором, генеральным директором). В соответствии со сг. 20 Закона о ГУЛ собственник имущества, переданного в хозяйственное ведение (оперативное управление), назначает на должность руководителя унитарного предприятия, заключает с ним. изменяет и прекращает трудовой договор п соответствии с трудовым законодательством и иными содержащими нормы трудового права нормативными правовыми актами.

В отличие от хозяйственных обществ, в управлении унитарным предприятием не предусматривается участие имеющих собственную компетенцию коллегиальных органов, равно как не допускается привлечение к управлению «сторонних» коммерческих организаций или индивидуальных предпринимателей. Такая система управления унитарным предприятием (собственник имущества - директор) обусловлена не только характером вещного права, обеспечивающего имущественную обособленность унитарного предприятия, но и необходимостью индивидуализации ответственности исполнительного органа к упрощения контроля за руководителем со стороны собственника имущества, который и назначает директора (генерального директора)1Закон в данном случае ограничивается формулировкой «назначается собственником имущества унитарного предприятия». Непосредственный порядок назначения на должность руководителя унитарного предприятия, а также порядок заключения с ним, изменения и прекращения трудового договора, в соответствии с трудовым законодательством и иными содержащими нормы трудового права нормативными правовыми актами, в обязательном порядке должны быть предусмотрены в уставе унитарного предприятия (ст. 9 Закона).

Назначение руководителя унитарного предприятия собственником на должность - только основание для заключения трудового договора и возникновения соответствующих трудовых правоотношений. Указанное положение вытекает из ст. 19 Трудового кодекса РФ, согласно которой заключению трудового договора может предшествовать назначение на

ш Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»: Научно- прчткгичешсй комментарий. 2-е изл., доп. и лерграб.- M.: «Статут», 2004, С. 119.

должность или, например, избрание по конкурсу. Государство r лице органа исполнительной власти (должностного лица органа исполнительной власти) заключая с руководителем предприятия специальный контракт, наделяет его компетенцией и определенным объемом прав.

В целом же основная задача руководителя унитарного предприятия (как и единоличного исполнительного органа любой коммерческой организации) - руководство текущей деятельностью унитарного предприятия, организация выполнения уставных целей.

В ст. 21 Закона о ГУН определяется правоспособность органа юридического лица в лице руководителя предприятия, и несмотря на полную его подотчетность у него есть некоторые самостоятельные функции, руководитель действует от имени предприятия без доверенности, совершает в установленном порядке сделки от- имени унитарного предприятия, утверждает структуру и штаты предприятия, осуществляет прием на работу сотрудников, заключает с ними, изменяет и прекращает трудовые договоры, издает приказы, выдает доверенности.

Рассматривав правовой статус органа организации (в лице руководи геля унитарного предприятия), необходимо иметь в виду, что отношения между учредителем унитарного предприятия (собственником имущества) и директором (генеральным директором) не следует сводить исключительно к трудовым. Руководитель коммерческой организации не только особая категория работников, но и единственный исполнительный орган унитарного предприятии. Эю обусловливает отношении, ьыхидищие за

рамки трудового договора, в частности отношения, регулируемые гражданским законодательством.

Опираясь на положения первой главы напето исследования, отметим, что природа отношений между собственником предприятия и единоличным исполнительным органом имеют смешанный характер, поскольку в данном случае исполнительные органы используют властно-правовые способы воздействия на правоотношения с унитарным предприятием (в лице его руководителя).

Что касается коллектива, то его роль вовсе не сводится к тому, чтобы за ним закреплять права, предназначенные предприятию, и считать его носителем правоспособности или компетенции. Он выполняет свою, присущую ему функцию - осуществления производственного процесса. Коллектив не является непосредственным носителем прав предприятия и, естественно, не осуществляет их. Он лишь в предусмотренных законом формах оказывает влияние на процесс формирования воли предприятия и реализации прав1*3.

Б статье 6 Закона о ГУП законодатель последовательно обеспечивает возможность всемерного контроля за унитарным предприятием со стороны собственника имущества. Включив в норму прямой запрет- на участие унитарных предприятий в кредитных организациях (запрет обусловлен, по-видимому, высоким предпринимательским риском в деятельности кредитных организаций), Закон подтверждает естественную для любой коммерческой организации правовую возможность унитарных предприятий участвовать в иных коммерческих и некоммерческих организациях, в том числе исключительно в целях получения прибыли.

Если требование о получении согласия собственника на участие унитарного предприятия в коммерческой организации (товариществе, хозяйственном обществе и т.д.) согласуется с общим усилением контрольных функций собственника имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, то необходимость получения такого согласия на участие в некоммерческих организациях (например, союзах, ассоциациях) не представляется полностью оправданной. Особенно в тех случаях, когда участие в некоммерческих организациях не предполагает передачу

|)? Заборовская И Г. Гражданско-правовое положение государственных унитарных предприятий Дне., канд. юрнд. наук. Екатеринбург, 2004 г. C.14J имущества. Обычные же сдепки унитарного предприятия по обеспечению деятельности, например, ассоциации могут эффективно контролироваться собственником с помощью иных общих способов - специальной правоспособности, особенностей совершения крупных сделок и т.п.

В ст. 7 Закона о ГУН устанавливается лравило об ответственности предприятия. Она наступает без согласования с собственником имущества государственного унитарного предприятия. Предприятие несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Предприятие не отвечает по долгам собственника имущества, а последний - по долгам предприятия, за исключением случаев, когда банкротство предприятия вызвано собственником имущества (в указанном случае на собственника при недостаточности имущества государственного унитарного предприятия может быть возложена субсидиарная ответственность).

Возвращаясь к вопросу о распоряжении имуществом предприятия следует отметить, что согласно п. 3 ст. 18 Закона о ГУЛ движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. А сделки, совершенные с нарушением этого требования, являются ничтожными. Например, унитарное предприятие, занимающееся железнодорожными перевозками пассажиров и имеющее в хозяйственном видении три пассажирских состава, при получении кредита в банке передает указанные составы в залог. При неисполнении этим предприятием обязательств по возврату кредита на железнодорожные составы может быть обращено взыскание и они будут реализованы в порядке, предусмотренном действующим законодательством. Таким образом, при заключении подобных сделок с унитарным предприятием необходимо оценить, насколько предполагаемый предмет залога занят в производственном процессе и не приведет пи его отчуждение к невозможности осуществления унитарным предприятием уставной деятельности. Несмотря на то, что сам залог не является сделкой по отчуждению имущества, реализация залога может быть ничтожной сделкой, и, следовательно, такой залог нельзя расценивать как надлежащее обеспечение. К тому же, по сути, подобное положение закон относит к основаниям недействительности сделок, которое не предусматривает ГК.

Подводя итог выше изложенному, отметим, что критерием специальной правоспособности унитарных предприятий следует считать специфические цели и задачи унитарных предприятий. И они в свою очередь предопределяют то, что осуществлять их может только такое лицо, которое подчинено государственному аппарату, а для этого используется режим ограниченных вещных прав. Но эти специальные цели не указаны законодателем в качестве основания для специальной правоспособности, в то время как такую деятельность могут осуществлять только такие специальные субъекты права.

Наличие правового режима ограниченных вещных прав государственных предприятий это средство, с помощью которого государство-собственник осуществляет определенную деятельность. Но исходя из комплексного анализа законодательства, регулирующего деятельность государственных предприятий, можно сделать вывод, что объем правовых ограничений значительно шире, чем тот, который вытекает из содержания права хозяйственного ведения и оперативного управления. Конечно, если перед публичным собственико.м имущественного комплекса стоит единственная задача извлечения прибыли, то такую задачу следует решать с использованием обычных гражданско-правовых механизмов, предусмотренных для остальных участников имущественного оборота. Но думается, что применение в таких случаях конструкции ограниченных вещных прав унитарных предприятий на свое имущество нецелесообразно ни с позиций публичного собственника, ни с позиций кредиторов такого предприятия.

В заключении параграфа подведем итог нашим рассуждениям. Во- первых, критерием специальной правоспособности казенных предприятий следует считать их специфические цели и задачи, поскольку эти субъекты созданы для поддержания государственных интересов, для чего и используется режим ограниченных вещных прав. Но эти специальные цели не указаны законодателем в качестве основания для специальной правоспособное™, в то время как такую деятельность могут осуществлять только такие специальные субъекты права. Существующий целевой критерий (извлечение прибыли как главная цель деятельности лица) не является универсальным лля всех видов юридических лиц. Унитарные предприятия ввиду отличного от других имущественного режима выпадают из общей классификации юоидических лиц. В связи с этим предлагается рассматривать критерий извлечение прибыли как неосновной, поскольку наиболее правильным в данном случае обратить внимание на функциональный вид (форму) организации, нежели на его организационно-правовую форму.

Во-вторых, казенное предприятие, основанное на праве оперативного управления, обладает отличным от унитарного предприятии правовым статусом, который имеет общие черты со статусом учреждения в вопросах контроля за распоряжением имуществом, который выражается в необходимости получения согласия собственника на распоряжение имуществом. Применительно к казенным предприятиям ограничения, связанные с распоряжением имуществом (как движимым, так и недвижимым) предопределены специальными целями последних, которые в итоге и определяют характер их правоспособности. Казенные предприятия и учреждения, представляются как некие исключения на фоне коммерческих и некоммерческих предприятий соответственно. В связи с этим предлагается ввести в научный оборот понятие «ограниченно-целевая хозяйственная деятельность».

Критерии отнесения сделок к крупным у хозяйственных обществ и у унитарных предприятий сходны только в условии, которое касаегся приобретения или отчуждения имущества. Отсутствие в Законе о ГУП понятия «обычная хозяйственная деятельность» вообще ставит таких субъектов особняком в ряду прочих коммерческих организаций. Если считать, что специальный вещно-правовой режим государственных предприятий определяет их правоспособность, то понятие крупной сделки, предложенное законодателем е Законе о ГУП является признаком специальной правоспособности таких коммерческих организаций. Па наш взгляд, целесообразно было бы использовать в Законе о ГУП такое понятие как «обычная хозяйственная деятельность» (ст.23 Закона).

<< | >>
Источник: Рыжова Виктория Александровна. Институт правоспособности юридических лиц / Диссертация. 2006

Еще по теме Рассмотрим подробнее особенности института крупной сделки применительно к государственным предприятиям.:

  1. 4. Ответственность за конкретные виды преступлений против государственной власти и интересов государственной службы и службы в органах самоуправления
  2. § 1. Права и обязанности внешнего управляющего
  3. Официальные акты высших судебных органов. Судебная практика. 73.
  4. § 3. Общая характеристика и особенности правовых режимов приобретения крупных пакетов акций
  5. § 3. Заключение, изменение и расторжение договора
  6. Рассмотрим подробнее особенности института крупной сделки применительно к государственным предприятиям.
  7. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе финансово-промышленной группы
  8. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  9. Федор Олегович Богатырев Залог прав
  10. 3.2. Применение последствий недействительности сделок с недвижимостью
  11. § 2. Арбитражное соглашение: форма и оценка действительности
  12. § 2. Отказ в признании и приведении в исполнение арбитражного решения по причинам, связанным с проблемами арбитрабельности и публичного порядка
  13. 4. Теория сельскохозяйственных договоров
  14. § 1. Последствия злоупотребления правом в правоотношениях между акционером и акционерным обществом
  15. Фундаментальные научные исследования в области права, включая диссертационные, как правило, начинаются с исследования места той или иной проблемы в мировой и отечественной теории и практике.
  16. § 3. Права инвесторовпри приобретении крупных пакетов акций
  17. § 3. Общая характеристика и особенности правовых режимов приобретения крупных пакетов акций
  18. Права публично-правовых образований на имущество публичных юридических лиц
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -