<<
>>

2. Классификация органов управления хозяйственных обществ

В ст. 53 ГК РФ термин "орган юридического лица" употребляется во множественном числе. Такой подход законодателя делает необходимым проведение классификации органов хозяйственного общества. Критерии классификации могут быть самыми разными.
По возможности представления интересов хозяйственного общества в гражданском обороте можно выделить представительские и непредставительские органы. Представительский орган действует вовне от имени хозяйственного общества на основании закона и учредительных документов, непредставительский орган такими полномочиями не обладает. Так, в хозяйственном обществе представительским органом является единоличный исполнительный орган, который в силу положений абз. 3 п. 2 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 3 ст. 40 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества. В этой связи представительский орган нередко характеризуется как носитель сделкоспособности юридического лица <1>. Иные органы хозяйственного общества, например ревизионная комиссия, коллегиальный исполнительный орган, совет директоров, общее собрание участников (акционеров), относятся к непредставительским органам.

<1> Черепахин Б.Б. Органы и представители юридического лица. С. 468.

Традиционной является классификация органов юридического лица по их составу. Данное основание дает возможность выделить единоличные и коллегиальные органы хозяйственного общества. Для коллегиального органа характерны следующие признаки.

Во-первых, он должен состоять как минимум из двух членов.

Во-вторых, решения по обсуждаемым вопросам должны приниматься членами коллегиального органа совместно, а при наличии разных мнений - большинством голосов, простым или квалифицированным. К коллегиальным органам хозяйственного общества следует отнести ревизионную комиссию, коллегиальный исполнительный орган, совет директоров, общее собрание участников (акционеров).

Единоличный орган представляет собой конкретное физическое лицо, которое в рамках предоставленных ему полномочий самостоятельно принимает решения по тому или иному вопросу. Таким органом является единоличный исполнительный орган хозяйственного общества (директор, генеральный директор), ревизор общества. Как уже отмечалось выше, между органом хозяйственного общества и последним не возникает правоотношений, однако для того, чтобы конкретное физическое лицо могло осуществлять функции единоличного исполнительного органа управления хозяйственного общества, между ним и обществом должны существовать правоотношения. Относительно отраслевой принадлежности этих правоотношений в науке велись горячие дискуссии <1>. Были обозначены две основные позиции. Согласно первой позиции между лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, и самим обществом возникают трудовые правоотношения. Сторонники второй позиции усматривали в таких правоотношениях гражданско-правовую природу <2>. Представляется, что существующие противоречия в рамках рассматриваемого вопроса вызваны во многом все тем же стремлением придать единоличному органу управления самостоятельный статус участника правоотношений с хозяйственным обществом.

Наделение единоличного исполнительного органа хозяйственного общества "гражданско- правовым статусом" влечет за собой признание существования между ним и обществом гражданских правоотношений. При этом трудовых правоотношений в данном случае может вообще не возникать <3>. Придание единоличному исполнительному органу хозяйственного общества самостоятельного статуса посредством смешения его со статусом физического лица, осуществляющего управленческие функции, вообще влечет за собой эклектику гражданских, трудовых и административных правоотношений <4>. Если же исходить из обоснованной посылки, что у единоличного исполнительного органа хозяйственного общества не может быть никакого правового статуса, поскольку это свойство лишь субъектов права, каковым он не является, а статус может быть лишь у конкретного физического лица, осуществляющего управленческие функции, то проблема разрешается сама собой. Между таким физическим лицом и хозяйственным обществом возникают трудовые правоотношения. Правовой статус такого работника имеет существенные особенности, на которые обратил внимание Конституционный Суд РФ. Однако эти особенности не меняют природы отношений, существующих между руководителем хозяйственного общества и обществом, которые регулируются нормами трудового права. "В силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности юридического лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации..." <5>. Вряд ли убедительным аргументом против сказанного будет являться ссылка на положения абз. 3 п. 3 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах". В свое время данная норма была призвана устранить негативное влияние положений КЗоТ РСФСР, устанавливающих по существу ограниченную ответственность руководителей организации за убытки, которые они причинили ей своими виновными действиями. С принятием ТК РФ данная проблема получила свое разрешение (ст. 277 ТК РФ).

<1> Рассмотрению данного вопроса было посвящено даже монографическое исследование. См.: Карабельников Б.Р. Трудовые отношения в акционерных обществах. М.: Статут, 2001. С. 5 - 25; 36 - 56; 70 - 96.

<2> Подробный обзор аргументов, приводимых сторонниками указанных позиций в подтверждение своей правоты, содержится в монографии Н. В. Козловой "Правосубъектность юридического лица" (С. 352 - 363).

<3> См., например: Пашин В.М. Правовой статус единоличного исполнительного органа хозяйственного общества: мнимый конфликт гражданского и трудового права // Законодательство. 2006. N 5. С. 33 - 37.

<4> Бушева С. Г. Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. N 3. С. 32.

<5> Постановление КС РФ от 15 марта 2005 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан" // Вестник КС РФ. 2005. N 3.

Проведенный анализ позволяет сделать обобщающий вывод о том, что между органами управления хозяйственного общества и им самим не возникает никаких правоотношений, поскольку органы не признаются действующим законодательством и не являются в силу своей природы субъектами права. Вместе с тем правоотношения могут возникать между конкретными лицами, составляющими людской субстрат органа управления хозяйственного общества. Такие правоотношения по своей природе являются, как правило, трудовыми. Так, трудовые правоотношения возникают между лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа управления хозяйственного общества, и самим обществом.

Однако между субъектами, входящими в состав коллегиального органа управления хозяйственного общества, и обществом могут возникать и гражданские правоотношения. Классическим примером являются правоотношения, складывающиеся между членами совета директоров акционерного общества и самим обществом. Статус члена совета директоров не является основанием для включения лица в штат организации и начисления заработной платы. По решению общего собрания акционеров членам совета директоров в период исполнения ими своих обязанностей, не являющихся трудовой функцией, может выплачиваться вознаграждение, которое не может быть приравнено к оплате труда. Гражданско-правовая природа общественных отношений, возникающих между членами совета директоров акционерного общества и самим обществом, последовательно признается в рамках судебной и арбитражной практики <1>.

<1> Пункт 2 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 14 марта 2006 г. N 106 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 7.

В зависимости от роли в процессе образования воли хозяйственного общества и ее изъявления вовне выделяют волеобразующие и волеизъявляющие органы <1>. В рамках деятельности волеобразующих органов происходит формирование воли общества как юридического лица. Так, неотъемлемым этапом процесса формирования воли хозяйственного общества на совершение сделки, в отношении которой имеется заинтересованность, является предварительное одобрение такой сделки советом директоров или общим собранием акционеров общества в соответствии со ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах" или общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью согласно ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". В данном случае совет директоров и общее собрание участников (акционеров) - волеобразующие органы хозяйственного общества. Отсутствие указанного этапа в процессе образования воли хозяйственного общества является основанием для признания сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной (п. 1 ст. 84 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 5 ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

<1> См., например: Могилевский С. Д. Органы управления хозяйственными обществами: Правовой аспект. С. 118.

Волеизъявляющие органы реализуют сформировавшуюся волю хозяйственного общества путем совершения юридически значимых действий по отношению к иным участникам гражданского оборота. Например, сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, одобренная в установленном законом порядке, совершается от имени хозяйственного общества его единоличным исполнительным органом. В основе совершения сделки лежит акт волеизъявления хозяйственного общества, совершаемый его волеизъявляющим органом, в качестве которого выступает единоличный исполнительный орган.

Подчеркнем, что деление органов хозяйственного общества на волеобразующие и волеизъявляющие носит в значительной степени условный характер. Так, если речь идет о необходимости совершения обычной сделки, не требующей особой процедуры согласования и одобрения, то принятие решения о ее совершении (акт волеобразования) и осуществление необходимых юридических действий, составляющих процесс совершения сделки (акт волеизъявления), относятся к компетенции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. В приведенном примере этот орган одновременно является и волеобразующим, и волеизъявляющим.

По способу формирования принято различать назначаемые, выборные органы хозяйственного общества и органы, формируемые иным образом. Как следует из положений ст. 66 Федерального закона "Об акционерных обществах", члены совета директоров акционерного общества избираются общим собранием акционеров. К выборным органам относится также ревизионная комиссия (ревизор) хозяйственного общества (п. 1 ст. 85 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 1 ст. 47 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Исполнительный орган хозяйственного общества (единоличный и коллегиальный) может как избираться, так и назначаться (ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 2 ст. 32, ст. ст. 40, 41 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Особое положение в данной классификационной группе занимает общее собрание участников (акционеров) общества. Состав его участников не избирается и не назначается, а определяется на основании данных реестра акционеров общества в порядке, предусмотренном ст. 51 Федерального закона "Об акционерных обществах". Что касается обществ с ограниченной ответственностью, то правом принимать участие в общем собрании наделены все участники такого общества (п. 1 ст. 36 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

По месту в иерархии органов хозяйственного общества обычно выделяются руководящие, исполнительные и иные органы. Высшим руководящим органом является общее собрание участников (акционеров) (п. 1 ст. 47 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 1 ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью") <1>. Руководящий характер деятельности общего собрания участников (акционеров) проявляется, в частности, в том, что во многом именно его решениями определяется компетенция иных органов хозяйственного общества и порядок осуществления ими своих полномочий. Так, именно к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров) отнесены вопросы изменения устава хозяйственного общества (подп. 1 п. 1 ст. 103 ГК РФ, подп. 2 п. 2 ст. 33 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"), который в обязательном порядке должен содержать сведения о структуре, компетенции органов общества, порядке принятия ими решений (п. 3 ст. 11 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 2 ст. 12 Федерального закона " Об обществах с ограниченной ответственностью").

<1> Характеристика общего собрания акционеров в качестве высшего органа управления акционерного общества обосновывается и в рамках диссертационных исследований. См., например: Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 6.

Кроме того, в настоящий момент общее собрание участников (акционеров) утверждает внутренние документы, которые в отличие от устава, содержащего общие положения об органах хозяйственного общества, детально регламентируют их деятельность (подп. 19 п. 1 ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах", подп. 8 п. 2 ст. 33 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). К числу таких документов можно отнести Положение о совете директоров общества, Положение об исполнительных органах общества и т.д. Законодатель подчеркивает руководящий характер деятельности общего собрания участников (акционеров) еще и тем, что относит к его компетенции вопросы формирования иных органов хозяйственного общества: совета директоров (п. 1 ст. 66 Федерального закона "Об акционерных обществах"), ревизионной комиссии (ревизора) общества (п. 1 ст. 85 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 1 ст. 47 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью") и по общему правилу исполнительных органов хозяйственного общества (п. 3 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", подп. 4 п. 2 ст. 33 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Отметим также, что совет директоров хозяйственного общества и его исполнительные органы подотчетны общему собранию участников (акционеров). Совет директоров акционерного общества, в частности, отчитывается путем предварительного утверждения годового отчета общества, вносимого на рассмотрение годового общего собрания акционеров (подп. 11 п. 1 ст. 48, п. 4 ст. 88 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Основные требования к составу годового отчета установлены подзаконным нормативным правовым актом <1>. Необходимость подотчетности исполнительных органов хозяйственного общества общему собранию участников (акционеров) прямо зафиксирована в законодательстве (п. 1 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 4 ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

<1> Раздел 3 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 31 мая 2002 г. N 17/пс (с послед. изм. и доп.) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2002. N 31.

Сравнительный анализ компетенции общего собрания акционеров и общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью показывает, что по своему содержанию компетенция высшего органа управления акционерного общества значительно уже. Заметим, что в последнее время наметилась определенная тенденция к ее расширению. Особенно ярко она проявилась после внесения изменений и дополнений в акционерный Закон, предусмотренных Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N 120- ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" <1>. Так, теперь только общее собрание акционеров может принимать решение по вопросу об увеличении уставного капитала общества путем выпуска дополнительных акций, размещаемых по закрытой подписке, или путем увеличения номинальной стоимости акций (абз. 1 п. 2 ст. 28, п. 3 ст. 39 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Тем не менее полномочия общего собрания акционеров продолжают оставаться достаточно ограниченными.

<1> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3423.

Во-первых, компетенция общего собрания акционеров является исчерпывающей. Это означает, что общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Федеральным законом "Об акционерных обществах" (п. 3 ст. 48).

Во-вторых, наиболее значимые вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, оно рассматривает, как правило, по инициативе совета директоров. Так, решения по вопросам, указанным в подп. 2, 6 и 14 - 19 п. 1 ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах", принимаются общим собранием акционеров только по предложению совета директоров общества, если иное не установлено уставом общества (п. 3 ст. 49 Федерального закона "Об акционерных обществах").

В-третьих, некоторые вопросы, которые на протяжении долгого времени с момента зарождения акционерных обществ относились к компетенции общего собрания акционеров (увеличение уставного капитала общества путем выпуска дополнительных акций, размещаемых по открытой подписке, образование исполнительных органов общества и т. д.), теперь может принимать к своему рассмотрению совет директоров (подп. 5, 9 п. 1 ст. 65 Федерального закона "Об акционерных обществах").

Ограничение компетенции общего собрания акционеров не является особенностью отечественного акционерного законодательства. Так, М.И. Кулагин отмечал падение роли общих собраний акционеров по законодательству ведущих зарубежных стран <1>. В корпоративном законодательстве США общее собрание акционеров даже формально не рассматривается в качестве органа управления акционерного общества <2>. В зарубежной юридической литературе по корпоративному праву нередко можно встретить характеристику общего собрания акционеров в качестве своеобразной структуры, основной задачей которой является утверждение готовых решений совета директоров общества <3>.

<1> Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. С. 101.

<2> Батлер У.Э. Основные черты российского открытого акционерного общества и американской корпорации // Государство и право. 1998. N 7. С. 79 - 80, 85.

<3> Hoghton C. The company, law, structure and reform in eleven countries. L., 1970. P. 187 - 188.

Трудно не согласиться с тем, что в деятельности общего собрания акционеров существует множество недостатков: низкая периодичность заседаний, традиционное отсутствие интереса у миноритарных акционеров к участию в работе общего собрания и т. д. Однако данные обстоятельства никак не могут выступать основанием для отказа в признании за общим собранием акционеров характеристики высшего органа управления общества. По справедливому замечанию И.Т. Тарасова, "общие собрания составляют необходимый и главный орган в акционерных компаниях... поэтому если орган оказывается больным или слабым, то из этого не следует, чтобы его можно было резать, не повредив или не уничтожив этим весь организм, тем более что причины несостоятельности общих собраний известны и причины эти оказываются совсем не такого свойства, чтобы их нельзя было удалить" <1>. Кроме того, общее собрание акционеров - средство, способ управления деятельностью общества, и тот факт, что далеко не все акционеры имеют реальную возможность использовать это средство, отнюдь не свидетельствует о его ущербности. В этой связи М.И. Кулагин писал: "Действительно, по отношению к большинству акционеров общие собрания не более чем пустая формальность, "комедия". Напротив, по отношению к крупным владельцам основного капитала эти собрания выступают в виде важного механизма контроля за деятельностью акционерной компании, позволяющего оказывать влияние на эту деятельность" <2>. Заметим также, что в последнее время, особенно в странах с континентальной системой права, у идеи расширения компетенции общего собрания акционеров и усиления его роли в системе органов управления акционерного общества появилось значительное число сторонников <3>.

<1> Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 495.

<2> Кулагин М.И. Указ. соч. С. 108.

<3> См., например: Суханов Е.А. Чьи интересы защитит закон? // Экономика и жизнь. 1995. N 36. С. 8.

Руководящим органом акционерного общества признается также совет директоров, основной задачей которого является осуществление общего руководства деятельностью общества (п. 1 ст. 64 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Совет директоров, в частности, определяет приоритетные направления деятельности общества (ст. 65 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Что касается общества с ограниченной ответственностью, то значение совета директоров в структуре его органов управления значительно ниже, чем в акционерных обществах. По общему правилу такой орган вообще не образуется. Его создание рассматривается законодателем скорее как исключение из правил (п. 2 ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Основополагающий вопрос компетенции совета директоров акционерного общества, касающийся определения приоритетных направлений деятельности общества, в обществах с ограниченной ответственностью отнесен к исключительной компетенции общего собрания участников (подп. 1 п. 2 ст. 33 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Исполнительные органы хозяйственного общества в своей деятельности подотчетны помимо общего собрания участников (акционеров) совету директоров общества (п. 1 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 4 ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Основной задачей исполнительных органов является претворение в жизнь решений, принятых руководящими органами хозяйственного общества. В этих целях законодатель наделяет исполнительные органы хозяйственного общества некоторыми руководящими функциями. Так, к компетенции исполнительных органов отнесены вопросы руководства текущей деятельностью хозяйственного общества (п. 1 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 4 ст. 32 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

К иным органам хозяйственного общества можно отнести ревизионную комиссию (ревизора) общества (ст. 85 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 47 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"), компетенция которой не включает в себя ни принятие руководящих решений, ни их исполнение. Ревизионная комиссия (ревизор) хозяйственного общества занимает особое место в иерархической структуре его органов. Она осуществляет контроль над финансово- хозяйственной деятельностью хозяйственного общества.

В зависимости от периодичности деятельности органов хозяйственного общества выделяют регулярно функционирующие органы и органы, функционирующие с определенной периодичностью. Например, общее собрание участников (акционеров), заседания совета директоров и коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества проводятся с определенной периодичностью. Напротив, единоличный исполнительный орган хозяйственного общества в течение срока своих полномочий действует на постоянной основе.

По сроку образования все органы хозяйственного общества являются временными, формируемыми на определенный срок. Перемена состава участников общего собрания акционеров определяется изменением данных реестра акционеров общества, на основании которых составляется список лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров.

Характер функций, осуществляемых органами хозяйственного общества, позволяет выделять органы управления и контроля. Прежде чем перейти к классификации органов хозяйственного общества по указанному основанию, следует определиться с понятиями "управление" и "контроль". Дело в том, что сами понятия "управление" и "контроль" имеют далеко не однозначную трактовку. Так, в континентальной системе права контроль традиционно ассоциируется с проверкой деятельности определенных лиц. При этом подразумевается, что контролирующие органы вправе применить к виновникам установленные законодательством санкции или иные меры, если в их деятельности будут обнаружены нарушения <1>. Основной смысл контроля заключается в сравнении идеальной ситуации, абстрактно смоделированной и документально зафиксированной, с реальной ситуацией, которая возникает в повседневной деятельности. Если модель и факт не совпадают, то для лиц, отступивших от предписанного поведения, наступают негативные последствия.

<1> Hoghton C. Op. cit. P. 152.

В странах общего права контроль всегда понимается как господство, а не как простое влияние на деятельность хозяйственного общества. Господство в хозяйственном обществе проявляется в реальной возможности принятия решений об увеличении или уменьшении его уставного капитала, о формировании в своих интересах органов управления, наконец, о ликвидации общества <1>. Сходной позиции придерживается и Д. Котц. Он считает, что господство дает возможность определять результаты управленческой деятельности в той ее части, которая относится к выработке наиболее важных решений, формирующих общую политику акционерного общества <2>. По мнению Х. Окумары, господство проявляется в способности определять действия какого-либо субъекта, ставить его в известные рамки, заставлять действовать по своему приказу, подчинять своей воле <3>. По существу, контроль рассматривается здесь как атрибут управления, как одна из важнейших функций управления <4>.

<1> Berle A., Means G. The Modern Corporation and Private Property. N.Y., 1934. P. 44; Winter R. Government and corporation. Washington, 1978. P. 48.

<2> Котц Д. Банковский контроль над крупными корпорациями в США. М., 1982. С.

47.

<3> Окумара Х. Корпоративный капитализм в Японии. М., 1986. С. 83.

<4> Заметим, что в последнее время также прослеживается четкая тенденция восприятия подобного понимания контроля в доктрине и корпоративном законодательстве государств, принадлежащих к романо-германской правовой семье. Указанный подход реализуется в рамках Концепции корпоративного управления. См., например: Хопт К. Европейская система корпоративного управления после дела Энрон // Корпоративный юрист. 2005. N 1. С. 35 - 39; N 2. С. 29 - 33.

Таким образом, классификация органов хозяйственного общества на органы управления и контроля будет различной в зависимости от того, каким понятием управления и контроля мы будем руководствоваться при ее проведении. Более того, вкладывая то или иное содержание в понятия "управление" и "контроль", мы определяем саму структуру органов хозяйственного общества. Особенно важно учитывать данное обстоятельство применительно к открытым акционерным обществам, структура органов управления которых предполагает наличие совета директоров. Как справедливо отметил Е.А. Суханов, структура органов управления акционерного общества, закрепленная в ст. 103 ГК РФ, основана на германской модели <1>. Эта модель именуется еще трехзвенной моделью органов общества (правление, наблюдательный совет, общее собрание акционеров), иногда - двухзвенной, когда за ее рамки выносится общее собрание акционеров <2>. Основная особенность трехзвенной структуры органов акционерного общества - наличие наблюдательного совета, главной функцией которого является осуществление контроля над деятельностью правления общества <3>. Одновременное существование контрольного органа (наблюдательный совет) и исполнительного органа, осуществляющего управленческие функции (правление общества), как раз и обусловлено разделением понятий "управление" и "контроль". Напротив, слияние функций управления и контроля лежит в основе построения так называемой двухзвенной модели органов акционерного общества (правление, общее собрание акционеров), соответственно - однозвенной, если не учитывать общее собрание акционеров, предусмотренной английским Актом "О компаниях" и законодательными актами о корпорациях отдельных североамериканских штатов. Для этой модели характерно отсутствие специального контрольного органа. Отметим, что акционерное законодательство ряда стран, например Франции, предоставляет учредителям общества право выбора между трехзвенной и двухзвенной моделями органов акционерного общества.

<1> Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. В.Д. Карповича. М., 1999. С. 189.

<2> Отметим, что разработанный проект Пятой директивы ЕС об организационной структуре органов управления акционерного общества исходит из трехзвенной модели органов. См., например: Найе Х.В. Европейское право торговых обществ. С. 52.

<3> Беренс П. Правовое положение товариществ и обществ // Проблемы гражданского и предпринимательского права Германии. С. 290 - 291.

Структура органов общества, ранее закрепленная в нормативных правовых актах акционерного законодательства, по форме напоминала германскую модель и внешне соответствовала требованиям ГК РФ (исполнительный орган, совет директоров (наблюдательный совет), общее собрание акционеров). Однако по своей сути она больше соответствовала двухзвенной модели, поскольку функции управления и контроля не были разделены между собой, что выражалось, в частности, в возможности приобретения членами правления статуса членов совета директоров акционерного общества. Таким образом, функции управления и контроля могли осуществлять одни и те же лица в рамках формально самостоятельных органов. Изменения, внесенные в п. 2 ст. 66 Федерального закона "Об акционерных обществах" Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N 120-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах", направлены на приведение норм акционерного Закона в соответствие с требованиями ст. 103 ГК РФ. Теперь члены правления не могут составлять более 1/4 состава наблюдательного совета общества. Согласно ранее действовавшей редакции п. 2 ст. 66 акционерного Закона члены правления не могли составлять большинство в наблюдательном совете общества. Это важное изменение, но отнюдь не достаточное для признания полного соответствия положений акционерного Закона в этой части требованиям ГК РФ.

Во-первых, возможность совмещения должностей в правлении и наблюдательном совете акционерного общества сохраняется.

Во-вторых, недостаточно установления простого запрета на такое совмещение. Необходимо определить четкий перечень критериев к кандидатам на должности в совете директоров общества <1>, в противном случае туда смогут попасть лица, формально не являющиеся членами правления, но фактически находящиеся в подчинении у членов правления общества. Дело в том, что члены правления, как правило, являются руководителями крупных подразделений акционерного общества и имеют в своем подчинении значительное число служащих. В совет директоров может быть избран такой служащий. Очевидно, что в данном случае его зависимость от непосредственного начальника - члена правления не позволит говорить о независимости и самостоятельности такого директора.

<1> В настоящее время система таких критериев существует и продолжает совершенствоваться в рамках науки корпоративного управления. См., например: Перкинз Р.Б. Иски частных лиц по Закону "Об акционерных обществах" // Законодательство. 2005. N 9. С. 53 - 64.

Таким образом, действующее российское корпоративное законодательство относит к органам управления хозяйственного общества общее собрание участников (акционеров) и совет директоров, а также исполнительный орган общества, который может быть единоличным и коллегиальным. Говорить о том, что совет директоров осуществляет по отношению к исполнительным органам общества контрольные функции, можно со значительной долей условности. Хотя еще И.Т. Тарасов, характеризуя положение совета директоров (по его терминологии - поверочного совета), писал: "Главное зло заключается в данном случае, как указывает практика, в том, что поверочный совет не только контролирует, но и управляет, так что иногда стушевывается даже различие в названиях правления и поверочного совета..." <1>.

<1> Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 518.

К органам контроля хозяйственного общества следует отнести ревизионную комиссию (ревизора) общества. Подчеркнем, что контроль, осуществляемый данным органом, ограничивается финансово-хозяйственной деятельностью общества. Данный контроль именуется внутренним и противопоставляется внешнему контролю, который относится к ведению аудиторов хозяйственного общества. Отметим, что органы внутреннего контроля, согласно преобладающей в западной юридической литературе точке зрения, не считаются органами хозяйственного общества <1>.

<1> См.: Кулагин М.И. Указ. соч. С. 110.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 2. Классификация органов управления хозяйственных обществ:

  1. § 2. Основные направлении непосредственного публично-правового воздействия в отношении управления акционерными обществами
  2. § 2. Характеристика субъектного состава правоотношений складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, лежащих в основе их возникновении.
  3. $ 1. Общая характеристика имущественных правоотношении, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  4. § 1. Общая характеристика неимущественных правоотношений, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  5. § 2. Механизмы управления деятельностью холдинга
  6. § I, Место общего собрания акционеров в структуре органов управления акционерного общества
  7. 2. Классификация органов управления хозяйственных обществ
  8. 2. Понятие, содержание и порядок осуществления права на участие в распределении прибыли хозяйственного общества
  9. § 1. Хозяйственные общества 1.1. Общие положения
  10. Состав органов хозяйственного общества
  11. § 3. Обжалование решений органов управления общества
  12. 2.1. Дочерние и зависимые общества как субъекты гражданских правоотношений.
  13. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе финансово-промышленной группы
  14. Классификация представляет собой способ обнаружения и фиксации существенных качеств и свойств  классифицируемых объектов.
  15. § 2. Особенности правового статуса корпоративных органов управления
  16. § 1. Хозяйственные общества
  17. § 2. Органы хозяйственных обществ: понятие, признаки, классификация
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -