1.3. Исторический опыт правового регулирования организационных форм корпоративных отношений в Российской Федерации

В настоящее время исторический опыт правового регулирования корпоративных отношений в России достаточно полно и глубоко изучен. В этой главе автором была предпринята попытка обобщить и систематизировать основные тенденции в развитии отечественного корпоративного права, выявить ключевые особенности развития российского корпоративного законодательства по сравнению с зарубежными системами корпоративного права.
Для детального изучения данных вопросов автор предлагает читателю ознакомиться с работами Я.И. Функа, В.А. Михальченко, В.В. Долинской, В.В. Лаптева, В.Н. Петухова, так как именно в них содержится обширный исторический материал со всевозможными ссылками на первоисточники, что дает возможность как современным российским законодателям, так и предпринимателям получить исчерпывающее представление об истории российского корпоративного права и успешно применять полученные знания в деловой практике. В России корпоративные организационно-правовые формы в предпринимательской деятельности начали создаваться в XVII в. Впервые в Уложении царя Алексея Михайловича появились нормы, регулировавшие расчеты товарищей между собой по поводу распределения неожиданных потерь, убытков. В Нижнем Новгороде существовали винодельческие товарищества, в Архангельске - купеческие (торговые), среди яицких казаков существовали временные товарищества по совместной ловле рыбы. Однако в России вплоть до XVIII в. формы имущественного объединения не получили такого широкого распространения, как в странах Западной Европы, так как русскому быту были свойственны межличностные объединения, а не имущественные. Это объяснялось прежде всего явно выраженной тенденцией индивидуализма, так как русские купцы очень редко объединяли свои капиталы для совместной деятельности. Реальное внедрение товариществ в России началось с принятием Петром I Указа от 27 октября 1699 г., Указа от 27 декабря 1706 г., Указа от 2 марта 1711 г. и Указа от 8 ноября 1723 г., в соответствии с которыми купцам и иным свободным гражданам предписывалось торговать путем создания совместных компаний по западноевропейскому образцу. Основными разновидностями компаний в России являлись артели, объединения артелей - "смешанные и плотные котляны", ватаги - объединения рыболовов, солейников и других промышленников. Все типы вышеуказанных объединений использовали либо объединение личных капиталов участников, либо объединение "рабочей силы" участников, либо объединение и капиталов, и "рабочей силы" участников. Под "компанией" в России понимались различного рода предпринимательские объединения, прежде всего товарищества, с возможными признаками юридического лица - товарищества, артели и объединения артелей с некоторыми признаками акционерного общества (обособление капитала объединения от его участников). Ответственность участников большинства русских компаний по обязательствам компании, так же как и прибыль, распределялась пропорционально вкладам участников. Подобный смешанный взгляд на компании (без четкого разделения на конкретные виды) господствовал в России до конца XVIII в. В XVIII в. компании в России создавались в основном по инициативе государственной власти, и как организационно-правовая форма они принудительно навязывались государственной властью и практически не пользовались популярностью у купцов, в отличие от представителей слоев высшего дворянства, которые нередко активно участвовали в компаниях (граф Апраксин, барон Шарифов, граф Толстой, князь Меншиков).
Отличительной чертой русских компаний начала XVIII в. была цель их создания - большинство компаний создавались для получения в откуп казенных заводов, казенных промыслов, земель, иногда налогов, то есть такие компании пользовались значительными льготами и привилегиями. В связи с этим государственная власть получала право контроля за деятельностью компаний. В XVIII в. создавались также компании по инициативе их участников, тем не менее частная инициатива должна была получить государственное одобрение в лице какой-либо коллегии (чаще всего Мануфактур-коллегии или Коммерц-коллегии), а затем обязательно утверждена Сенатом. Внутренняя организация русских компаний XVIII в. практически неизвестна, сохранились лишь некоторые указания, четко не определяющие функции органов управления. В большинстве случаев во главе компаний стояло правление, в компетенцию которого входило ведение дел за общий счет и на общий риск, иногда при помощи наемных работников. В некоторых компаниях руководство осуществлялось не правлением, а исключительно директорами (за свой труд получавшими определенное вознаграждение), которые чаще всего выбирались из числа крупных и/или наиболее влиятельных участников компании. В ряде компаний существовала система совещаний, отдаленно напоминавшая общее собрание товарищей. Таким образом, в России XVIII в. практически не существовало четких, структурированных видов и типов компаний, отсутствовали понятия участия и системы правления, внутренние связи были хаотичными и во многом непонятными. На протяжении первой половины XVIII в. развивался и постоянно изменялся правовой порядок оформления деятельности компаний. Так, например, если первые компании князя Меншикова и барона Шафирова существовали без всякого правового регулирования, то уже деятельность компании графа Шувалова была детально регламентирована. С 1760 г. императрица Екатерина II начинает проводить политику ограничения льгот и привилегий, дарованных компаниям, что в итоге привело к постепенному уравниванию условий их деятельности. Правовое регулирование компаний во время правления Екатерины II ограничивалось принятием отдельных царских указов в отношении деятельности к определенно взятой компании, а не принятием единых общегосударственных правовых норм, которые могли бы регламентировать сам процесс создания и деятельности корпоративных организационных форм. Во второй половине XVIII в. в России создавались в основном торговые компании, являющиеся товариществами с правом юридического лица, сходные по своей правовой природе с колониальными компаниями Западной Европы (наиболее известные крупные российские компании - Компания по торговле с Константинополем, Компания по торговле с Персией, Российско-Американская компания по торговому освоению Аляски). Последующее развитие государственного правового регулирования товарищеских отношений в России связано с изданием императором Александром I Указа от 6 сентября 1805 г. "Об ответственности акционерных компаний в случае взыскания одним складочным капиталом" (который ввел в российское гражданское законодательство понятие "ограниченная ответственность акционера") и Манифеста от 1 января 1807 г. "О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий" (далее - Манифест 1807 г.), в котором российскому купечеству было рекомендовано "производить свой торг путем создания товариществ". Товарищества могли создаваться в промышленности, торговле, в сферах перевозок, страхования, в случае, если бы их деятельность не противоречила "общему благу". В Манифесте 1807 г. отмечалось, что товарищество не являлось обязательной формой объединения купечества. В этом же манифесте рассматривались два вида товариществ: полное товарищество и товарищество на вере, сходное с коммандитным западноевропейским товариществом. Помимо указанных форм также могло создаваться товарищество по участкам (прообразы первых российских акционерных обществ), которое образовывалось путем объединения многих участников (лиц), включивших "воедино определенные суммы, коих известное число дает складочный капитал". Подобные товарищества по участкам предназначались практически для удовлетворения интересов государственного хозяйства, и их участниками могли быть не только купцы, но и представители других сословий. Участниками купеческих товариществ согласно Манифесту 1807 г. могли быть товарищи, входившие в одну и ту же торговую гильдию и решившие вести совместную торговлю, создав торговый дом под своим именем. Участники такого купеческого товарищества отвечали "за все долги оного вообще и порознь имуществом своим движимым и недвижимым". Договором должны были регламентироваться отношения, связанные с внутренним и внешним функционированием товарищества, в частности обязательства перед третьими лицами и срок деятельности товарищества. Участниками купеческих товариществ на вере также могли быть только лица, принадлежащие к одной купеческой гильдии, причем в состав участников могли входить один или несколько вкладчиков, вверявших товарищам для осуществления торговой деятельности определенную часть своих капиталов. В соответствии с Манифестом 1807 г. такие товарищества (торговые дома) должны были выступать под именем "товарищи и Комп.". Вкладчик не нес никакой ответственности по обязательствам товарищества на вере за пределами своего вклада, и, следовательно, подобное положение не позволяло ему участвовать в управлении делами товарищества и представительствовать в его интересах. Вкладчиками могли выступать лица, не являющиеся купцами. Вместе с тем в Манифесте 1807 г. налагался запрет на одновременное участие в нескольких торговых домах, так как "товарищ отвечает за долг одного дома всем имуществом". После принятия Манифеста 1807 г. торговые товарищества в России получили необходимые условия для своего развития и были широко распространены в купеческой среде вплоть до октября 1917 г. Законодательство, регламентировавшее деятельность торговых товариществ, изменялось незначительно, так как Устав торговый (в редакции 1893 г.) опирался на положения Манифеста 1807 г. В России в XIX в. существовали юридические лица с признаками товариществ, близкие к обществам с ограниченной ответственностью, - российские паевые товарищества, которые образовывались путем реорганизации полных и коммандитных товариществ посредством передачи паев не в широкую продажу, а заранее определенному узкому кругу лиц (чаще членам одной семьи). Паевые товарищества были широко распространены в России до октября 1917 г. Специальных правовых норм, регулировавших создание и деятельность паевых товариществ в России до октября 1917 г. не существовало. Первое появление акционерных обществ как специальной правовой конструкции в России обусловлено утверждением императором Николаем I Положения Комитета министров "Об учрежденной в Малороссии компании для добывания сахара из свекловицы" от 10 июня 1830 г. Данный документ применительно к конкретной компании регламентировал типовой устав, порядок управления и ведения дел в акционерной компании. Положение "О компаниях на акции" (далее - Положение 1836 г.), утвержденное 6 декабря 1836 г., стало основой акционерного законодательства Российской империи до октября 1917 г. Согласно Положению 1836 г. понятие "товарищество на участках" стало тождественно понятию "компания на акциях". Нормы Манифеста 1807 г. и Положения 1836 г. устанавливали исключительно разрешительный порядок создания для любой компании на акциях, создание которой было невозможным без особого разрешения правительства. Уставы акционерных компаний направлялись на рассмотрение вначале в соответствующее министерство или главное управление, затем в Комитет министров и/или в Государственный совет, затем после положительных заключений уставы подписывались учредителями и министр направлял их в Сенат для окончательного утверждения. В процессе рассмотрения проектов уставов государственные органы руководствовались следующими основными принципами: - соответствие проекта устава действующему законодательству и правилам; - степень защищенности прав и интересов будущих акционеров; - отсутствие ущемления прав третьих лиц; - возможность принесения акционерной компанией пользы для государства. Подобная процедура могла занимать несколько месяцев, что значительно осложняло процесс создания акционерных обществ. В Положении 1836 г. содержались основные принципы современного института "акционерное общество": - единый размер вклада, приходящийся на акцию; - свободное отчуждение акций; - частный, а не публичный характер правовой конструкции; - наличие единого лица, а не множества лиц (имеется в виду - компания на акциях являлась одним юридическим лицом); - постоянный, а не переменный капитал; - ограниченная ответственность участников по обязательствам общества. Положением 1836 г. разрешалось эмитировать исключительно именные акции, хотя многие уставы игнорировали это требование, и до октября 1917 г. на территории России находились в свободном обращении акции на предъявителя. Положение 1836 г. предусматривало обязательное формирование "запасного капитала" (резервного фонда) за счет чистой прибыли акционеров. Акционерные компании согласно Положению 1836 г. имели два органа управления: общее собрание и правление, причем предусматривались следующие основные случаи, когда решения общего собрания были обязательными: - определение размера запасного капитала; - рассмотрение отчета; - распределение дивидендов; - избрание членов правления; - обращение к правительству о внесении изменений в устав; - прекращение деятельности компании либо продление срока деятельности. Решения общих собраний признавались действительными, если за них проголосовали 3/4 присутствующих на собрании акционеров с правом голоса. Причем кворум присутствия составлял не менее 1/5 всех акций, а по особо важным вопросам - не менее 1/2. В основу Положения 1836 г. был положен принцип диспозитивности, то есть большинство вопросов регулировалось уставом акционерных компаний. Например, уставами некоторых акционерных компаний до 1901 г. вообще запрещалось присутствие акционеров, не имевших определенного числа акций, на общем собрании, а миноритарные акционеры и вовсе могли быть лишены права голоса. До октября 1917 г. в Положение 1836 г. постоянно вносились изменения, регулировавшие отдельные аспекты внутренних взаимоотношений в акционерных обществах - Высочайшее утвержденное мнение Государственного совета от 14 июня 1848 г. "Об облегчении обряда существующего на Санкт-Петербургской бирже при производстве ссуд под акции", Высочайшее утвержденное мнение Государственного совета от 28 декабря 1853 г. "О мерах ограждения от растраты и неправильного употребления сумм, вносимых акционерами до учреждения общего собрания или правления компании и учет акций оных компаний на акциях". В 60-е гг. XIX в. признаются акционерные общества, созданные в России с участием иностранного капитала. В 1872 г. Государственный совет принял решение о возложении на Министерство финансов полномочий утверждения отчетов акционерных обществ товарных складов и акционерных банков, а также Министерством было принято постановление, в обход Положения 1836 г., фактически разрешавшее выпуск акций на предъявителя. В 80-е гг. XIX в. в уставах (утвержденных правительством) некоторых акционерных обществ появляются ограничения касательно национального состава участников. Указом Сената от 14 июня 1884 г. были приняты Правила о порядке совмещения государственной службы с участием в торговых и промышленных товариществах. Они ограничили круг госслужащих (первых трех классов и ряда "начальственных должностей"), которым запрещалось принимать участие в акционерных обществах. Помимо этого, был принят ряд нормативных правовых актов, ограничивающих деятельность акционерных обществ, в частности Указ Сената от 22 мая 1884 г. "О порядке прекращения действия частных и общественных установлений краткосрочного кредита" и Высочайшее утвержденное мнение Государственного совета от 6 июля 1896 г. "О порядке закрытия акционерных страховых обществ". 21 декабря 1901 г. император Николай II утвердил Положение Комитета министров "Относительно общих собраний и ревизионной части акционерных компаний, а равно и состава управления оных" (далее - Положение 1901 г.). Положение 1901 г. предоставило каждому акционеру (если он владел хотя бы одной акцией) право совещательного голоса и право присутствия и принятия участия в обсуждении дел на общем собрании. Владельцам не менее 1/20 части всех акций предоставлялось право требовать созыва общего собрания. Таким образом, на практике в дореволюционной России методической основой акционерного законодательства было Положение 1836 г., а конкретные акционерные общества создавались и действовали в соответствии со своими уставами, то есть новое право создавалось для каждого отдельно образованного акционерного общества. Причем нормы отдельных уставов могли абсолютно не основываться на нормах общего законодательства. Постановление Временного правительства от 10 марта 1917 г. возложило на министра торговли и промышленности исключительные полномочия по утверждению уставов всех акционерных обществ, а также отменило все ранее действовавшие в Российской империи нормативные акты, ограничивавшие деятельность акционерных обществ. Постановлением Временного правительства от 22 марта 1917 г. разрешалось увеличение уставных фондов акционерных обществ в пределах удвоенной первоначальной суммы. Временное правительство не провело действенной и полноценной реформы российского акционерного законодательства, а лишь ограничилось частичным перераспределением функций между государственными органами. Корпоративное законодательство России в период с октября 1917 г. по 1 января 1923 г. отличалось декларативностью, отсутствием конструктивизма и отвечало главным образом интересам государственной политики национализации в промышленности и кредитной сфере. Серьезных шагов по правовому регулированию деятельности функционировавших акционерных обществ и товариществ данного периода со стороны советского государства предпринято не было, и основополагающими нормативными актами касательно внутренней организации корпоративных форм данного периода являлись постановления Временного правительства от 10 марта и 22 марта 1917 г. Декретом ВЦИК, СНК РСФСР от 14 декабря 1917 г. банковское дело было объявлено государственной монополией, акционерные банки национализировались и объединялись с Госбанком, а также было заключено соглашение с акционерными обществами о порядке контроля за их деятельностью, в соответствии с которым акционерные общества были обязаны информировать Госбанк о состоянии своей кассы и выдаче денег. Постановление ВСНХ РСФСР "О порядке регистрации уставов кооперативных товариществ и их союзов" от 17 февраля 1918 г. обязывало местные СНХ, а при их отсутствии - местные Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов производить регистрации уставов кооперативных товариществ и их союзов, при этом сущность кооперативного товарищества и союза не раскрывалась. 23 февраля 1918 г. был принят Декрет ВЦИК, СНК РСФСР о прекращении платежей по купонам и дивидендам, согласно которому выплата дивидендов по акциям вплоть до национализации приостанавливалась. Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 18 апреля 1918 г. "О регистрации акций, облигаций и прочих ценных бумаг" устанавливал правила регистрации ценных бумаг в Народном банке РСФСР, а также отменял свободное отчуждение акций. Ликвидация большинства акционерных обществ началась с принятием Декрета ВЦИК, СНК РСФСР 28 июня 1918 г. о национализации крупной промышленности. С марта 1919 г. на территории России акционерные общества в основном перестали существовать, за исключением местностей, контролировавшихся белогвардейцами. Декретом ВЦИК, СНК РСФСР от 23 ноября 1920 г. был определен курс на восстановление промышленности страны с помощью привлечения иностранного капитала, частных предприятий, акционерных обществ, кооперативов. Решением X съезда ВКП(б) (открывшегося 8 марта 1921 г.) была провозглашена Новая экономическая политика, предусматривавшая создание акционерных обществ и товариществ на территории РСФСР. 15 февраля 1922 г. при Совете труда и обороны (далее - СТО) РСФСР была образована комиссия по делам смешанных обществ, рассматривавшая предложения об учреждении акционерных обществ всех типов. 10 апреля 1922 г. ВЦИК, СНК РСФСР издают Декрет "Об учреждении Главного комитета по делам о концессиях и акционерных обществах при СТО" (Главконцесскома), в соответствии с которым на Главконцесском возлагалась обязанность рассмотрения проектов концессий и уставов акционерных обществ с учетом рекомендаций СНК по их утверждению. 14 марта 1923 г. Главконцесском был переподчинен СНК. 24 августа 1922 г. СТО РСФСР были приняты Временные правила о порядке утверждения и деятельности акционерных обществ, об ответственности учредителей и членов правления, во многом повторявшие основные принципы Положений 1836 г. и 1901 г. Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 г. был принят Гражданский кодекс РСФСР (далее - Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.), в общем плане регулировавший деятельность товариществ, акционерных обществ и государственных трестов, предусматривавший разрешительный порядок создания акционерных обществ с утверждением устава акционерного общества государственным органом, а также содержащий основные принципы создания и деятельности организаций, присущие корпоративным организационно-правовым формам. Акционерные общества делились на государственные, смешанные и частные, исходя из формы собственности вкладов участников. Уставы крупных государственных акционерных обществ утверждались СТО РСФСР. Например, 7 декабря 1922 г. СТО РСФСР был утвержден Устав Всероссийского акционерного общества финансирования местной электрификации "Электрокредит" (прообраз РАО "ЕЭС России"), в качестве учредителей которого выступили исключительно государственные органы. Также СТО РСФСР были приняты Постановление от 20 февраля 1923 г. "О регистрации товариществ полных и на вере" и совместно с НКЮ РСФСР Постановление от 3 апреля 1923 г. "Инструкция о порядке регистрации товариществ полных и на вере". Декретом ВЦИК, СНК РСФСР "О товариществах по электроснабжению с ограниченной ответственностью" от 4 января 1923 года было разрешено создавать специализированные товарищества с ограниченной ответственностью в отраслях электроснабжения (сооружение и эксплуатирование электростанций). Принятое Постановлением ЦИК СССР, СНК СССР от 17 августа 1927 г. (с последующими изменениями от 1928 г., 1929 г., 1930 г. и 1931 г.) "Об утверждении Положения об акционерных обществах" Положение об акционерных обществах (далее - Положение 1927 г.) более детально регулировало создание и деятельность акционерных обществ и паевых товариществ и действовало вплоть до 1961 г. В соответствии с Положением 1927 г. акционерное общество должно было иметь не менее трех учредителей (для государственных акционерных обществ - не менее двух). Оно закрепило разрешительный порядок создания акционерных обществ. Порядок регулирования Положением 1927 г. отдельных вопросов в определенной степени может быть актуален и в современной практике реформирования корпоративного законодательства. В частности, серьезного внимания в настоящее время заслуживают следующие его моменты: порядок ликвидации акционерного общества; компетенция общего собрания акционеров (общее собрание акционеров имело право смещать членов правления до истечения срока их избрания); управления контрольным пакетом акций; процесс подписки на акции (Положение 1927 г. неявно предусматривало заключение гражданско-правового договора между учредителями и подписчиком). В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. впервые в мировой практике развития корпоративного законодательства была предпринята попытка правового регулирования корпоративных организационных форм на уровне нескольких организаций - введение нового вида юридического лица - треста (ст. 13 и ст. 19). Дополнительно создание и деятельность трестов регулировались Декретом ВЦИК, СНК РСФСР от 10 апреля 1923 г. "О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)". Трест представлял форму объединения исключительно государственных предприятий с правами юридического лица, возникавших с момента регистрации. Каждый трест являлся единым предприятием, в состав которого могли входить (или не входить) несколько производственных единиц (фабрик, заводов, промыслов, отделений, магазинов и т.п., перечисленных в его уставе). Причем Декретом ВЦИК, СНК РСФСР от 10 апреля 1923 г. точно не определялся правовой статус производственных единиц, фактически являвшихся аналогами современных обособленных подразделений. Финансирование треста осуществлялось за счет государственного бюджета, причем государственная казна по обязательствам треста не отвечала. Трест мог владеть, пользоваться и распоряжаться предоставленным ему государством имуществом и нес ответственность в пределах этого имущества. Тресты могли образовываться ВСНХ и другими наркоматами. Основными органами управления треста являлись: ВСНХ, правление, ревизионная комиссия. Трестам разрешалось совершать долгосрочные займы в форме выпуска облигаций, причем государство не отвечало (кроме особых случаев) по данным облигациям. Привлечение других государственных предприятий и кооперативов к участию в уставном капитале треста допускалось только в порядке изменения устава треста. Частные лица не могли участвовать в тресте, кроме как путем реорганизации треста в смешанное акционерное общество в установленном порядке. В целях усиления контроля и регулирования деятельности трестов в середине 20-х гг. начали создаваться крупные торговые объединения в промышленности - синдикаты, призванные упорядочить торговые функции трестов. В первоначальном варианте синдикаты создавались в качестве торгово-распорядительного аппарата трестов и охватывали стороны деятельности последних касательно кредитов, организации взаиморасчетов, организации сбыта, распределения заказов, нормирования цен, снабжения ресурсами, планирования производственной деятельности трестов. В системе планового управления промышленностью синдикаты стали одной из ее составных частей. В связи с произведенным слиянием системы главков ВСНХ и системы синдикатов в единую систему объединений, действовавших на хозрасчете, тресты постепенно ликвидировались, и произошло перераспределение функций и полномочий различных звеньев аппарата управления промышленностью в направлении децентрализации оперативных функций при централизованном плановом руководстве. В результате проведенной реорганизации на базе синдикатов стали создаваться промобъединения по отраслям промышленности, являвшиеся хозрасчетными организациями, сочетавшими в себе функции планирования и оперативного управления производством. На практике промобъединения, как новая форма организации управления промышленностью, отличались существенной неупорядоченностью и неурегулированностью отношений внутри соответствующих организационных структур. В этих структурах наблюдались самые разнообразные формы подчинения промышленных предприятий объединению - либо непосредственно, либо через сохранившиеся тресты, или та и другая формы параллельно. Неопределенность подведомственности промышленных предприятий и трестов, их внутренняя неоднородность стали одной из причин распада промобъединений на узкоспециализированные единицы. Постановлением ЦИК СССР, СНК СССР от 15 марта 1934 г. было принято решение о ликвидации в хозяйственном аппарате промобъединений и сокращении количества трестов. В наркоматах были образованы главные производственные или производственно-территориальные управления, обладавшие полномочиями для решения всех вопросов касательно руководства подчиненными им организациями, учреждениями, предприятиями. "Вертикальная" централизация по отраслевому принципу приобрела доминирующий характер и в период между 1934 и 1957 гг. развивалась иногда чрезмерно (с постоянным увеличением количества промышленных наркоматов - позже министерств), явно преобладая над необходимостью укрепления хозрасчетной самостоятельности предприятий. Таким образом, тресты и синдикаты явились, по сути, правовым механизмом осуществления государственного контроля за функционированием хозяйственного комплекса страны. Правовой основой реорганизации государственных механизмов управления хозяйством страны был Закон СССР от 10 мая 1957 г. "О дальнейшем совершенствовании управления промышленностью и строительством", предоставивший право союзным республикам СССР образовывать экономические административные районы. Для управления промышленностью и строительством в каждом экономическом административном районе образовывался Совет народного хозяйства (Совнархоз), который подчинялся Совету Министров союзной республики, обладавшему правом отмены постановлений и распоряжений Совнархоза. Совнархозы тесно взаимодействовали с краевыми Советами депутатов и их исполнительными комитетами (исполкомами). Совнархозы обязаны были докладывать исполкомам о хозяйственной деятельности подведомственных совнархозам предприятий; координировать с исполкомами работу по комплексному развитию хозяйства, использованию сырьевой и энергетической базы, осуществлению кооперированных поставок; организовывать взаимодействие между предприятиями Совнархоза и предприятиями местного подчинения. Правовой статус Совнархозов определялся Положением о Совете народного хозяйства экономического административного хозяйства, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 26 сентября 1957 г. N 1126. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, принятые 8 декабря 1961 г. и вступившие в силу с 1 июня 1962 г., а также принятые на их базе гражданские кодексы союзных республик (в частности, Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.), не относили акционерные общества к организационно-правовой форме юридического лица и регулировали лишь договоры о совместной деятельности, деятельность колхозов, старательских артелей, потребительских кооперативов (дачных, садовых, садово-огородных, гаражных, жилищных, жилищно-строительных кооперативов, товариществ индивидуальных застройщиков). В то же время в СССР по-прежнему существовали акционерные общества, которые создавались и действовали на основе специальных подзаконных нормативных правовых актов Правительства СССР. Государственные предприятия до 1988 г. руководствовались Положением о государственных производственных предприятиях, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 4 октября 1965 г. N 731 "Об утверждении положения о социалистическом государственном производственном предприятии". Постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1988 г. N 1195 "О выпуске предприятиями и организациями ценных бумаг" было закреплено развитие модели государственного социалистического акционерного предприятия, в соответствии с которой государственные предприятия, перешедшие на хозяйственный расчет и самофинансирование, могли выпускать акции трудовых коллективов и акции предприятия. Предприятие, оставаясь государственным, могло выпускать ценные бумаги с целью привлечения денежных средств и решения социальных проблем, а также распространять ценные бумаги либо между членами трудового коллектива, либо среди других предприятий и организаций. Владельцу акций открывался специальный отдельный счет, и начислялись дивиденды (их размер зависел от прибыли предприятия), которые он мог получить в любое время. Сами вклады могли изыматься работником только при его увольнении. В связи с этим термин "акция" в данной организационной форме государственного социалистического акционерного предприятия не соответствовал своему значению, так как подобные акции лишали своего владельца права участия в управлении, но предоставляли возможность получения переменного процента. Дальнейшее развитие советского корпоративного законодательства привело к принятию Закона СССР от 16 октября 1989 г. N 603-1 "О кооперации в СССР", узаконившего деятельность кооперативов в экономике страны. Кооперативы и союзы кооперативов могли создаваться в любых сферах деятельности, не запрещенных законодательством, причем вмешательство государственных органов власти в деятельность кооперативов не допускалось. Создание кооперативов и союзов кооперативов производилось в уведомительном порядке путем государственной регистрации. В 1990 г. активно развивался процесс реформирования акционерного законодательства. Акционерные общества создавались путем специальных постановлений Совета Министров СССР и Совета Министров РСФСР (например, Постановление Совмина СССР от 26 мая 1990 г. N 528 "О создании акционерного объединения "Научные приборы"). Акционерное общество было возвращено в систему советского корпоративного законодательства с принятием Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590 (далее - Положение N 590). Положение N 590 в части детальной регламентации акционерных отношений значительно уступало Положению 1927 г., но впервые как в советском, так и в российском корпоративном законодательстве предусматривало регистрационный, а не разрешительный порядок создания акционерных обществ. В конце 1990 г. (период "войны законов" - противодействие законодательных и подзаконных актов СССР и РСФСР) был принят ряд законодательных и подзаконных актов РСФСР (часто противоречащих друг другу), направленных на реформирование правового регулирования корпоративных организационно-правовых форм в стране. Например, согласно ст. 11 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (далее - Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности") имущество акционерного общества закрытого типа и товарищества с ограниченной ответственностью признавалось принадлежащим их участникам на праве долевой собственности. Между тем согласно ст. 14 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" от 24 декабря 1990 г. N 443-11 (далее - Закон РСФСР "О собственности в РСФСР") имущество хозяйственных товариществ и обществ признавалось собственностью самих товариществ и обществ. Более детальное регулирование организации и деятельности акционерных обществ содержалось в Положении об акционерных обществах, утвержденном Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601 (далее - Положение N 601). Вместе с тем Положение N 601 содержало и нормы, которые противоречили Закону РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", например, согласно ст. 12 Закона акционерное общество рассматривалось как объединение нескольких граждан и юридических лиц, а в п. 13 Положения N 601 допускалась возможность учреждения акционерного общества одним лицом. В соответствии со ст. 21 Закона акционерное общество могло осуществлять только деятельность, предусмотренную его уставом, а в п. 5 Положения N 601 для акционерного общества предусматривалась возможность совершать сделки, выходящие за пределы его уставной правоспособности, которые признавались действительными. С начала 1992 г. до конца 1994 г. создание и деятельность акционерных обществ регулировались Законом РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" и Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденным Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 (далее - Положение N 721). С конца 1994 г. по 2001 г. российское корпоративное законодательство на уровне отдельной организации переживало процесс становления и постоянного реформирования: был принят Гражданский кодекс РФ, часть I, от 30 ноября 1994 г. (далее - ГК РФ), Федеральный закон "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. [10], Федеральный закон от 6 февраля 1998 г. "Об обществах с ограниченной ответственностью", а также ряд законодательных и подзаконных актов [35-91]. В настоящее время основу корпоративного законодательства России на уровне отдельной организации составляют: Конституция РФ [1], Федеральные законы [2-34], подзаконные акты [35-150]. В период 70-80-х гг. в СССР начало активно развиваться корпоративное законодательство в отношении групп организаций - хозяйственных объединений. Юридическую базу для создания объединений предприятий составляли Общее положение о всесоюзном и республиканском промышленном объединении, утвержденное соответствующим Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. N 140, и Положение о производственном объединении (комбинате), утвержденное Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. N 139 "О некоторых мерах по дальнейшему совершенствованию управления промышленностью" (далее - Положения об объединениях 1973 г.). Затем были приняты Положение о научно-производственном объединении, утвержденное соответствующим Постановлением Совета Министров СССР от 30 декабря 1975 г. N 1062 (далее - Положение об НПО 1975 г.), и Положение о порядке создания, реорганизации и ликвидации предприятий, объединений, организаций и учреждений, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 2 сентября 1982 г. N 816. Создание и функционирование объединений предусматривалось Конституцией СССР 1977 г. и конституциями союзных республик, принятыми на ее основе. Исходным в понятии объединения явилось признание его единым производственно-хозяйственным комплексом. В Положениях об объединениях 1973 г. этот признак выделялся в качестве основного. Органом управления объединения являлась администрация объединения, обладавшая властными полномочиями, которые она использовала в своей руководящей деятельности по организации производства. По месту в иерархии управления отраслью различались производственные и научно-производственные объединения (ПО и НПО), представлявшие основное звено системы управления промышленностью, и промышленные объединения, которые были отнесены к среднему звену. В свою очередь, промышленные объединения подразделялись на всесоюзные промышленные объединения (ВПО), действовавшие на территории всего СССР, и республиканские промышленные объединения (РПО), чья деятельность была ограничена территориями соответствующих союзных республик. По своему правовому положению ВПО и РПО были однотипны. Специфической разновидностью производственных объединений являлись научно-производственные объединения (НПО). Целью создания НПО было обеспечение разработки и производственного освоения принципиально новых видов продукции. В состав НПО как единого научно-производственного и хозяйственного комплекса могли входить научно-исследовательские, проектно-конструкторские и технологические организации, производственные предприятия. Все указанные выше организации и предприятия являлись структурными единицами и не были наделены правами юридического лица, вместе с тем ПО и НПО являлись юридическими лицами. НПО создавались, как правило, на базе НИИ, которые выполняли функции головной организации НПО. Обычно в качестве головных организаций НПО выступали головные институты (в своей отрасли, подотрасли), а директора соответствующих головных институтов являлись одновременно генеральными директорами соответствующих объединений. Одной из важных форм интеграции в промышленности на протяжении 60-80-х гг. явилось выделение в структуре экономики страны различных отраслевых комплексов. В этот период на общегосударственном уровне сложились такие "гиперкомплексы", как агропромышленный, топливно-энергетический, машиностроительный, однако данные комплексы не получили адекватного организационно-правового оформления, и соответствующие понятия использовались в экономической, а не в юридической науке. Шло также активное формирование территориально-производственных комплексов (ТПК), отраслевых, межотраслевых, региональных, межрегиональных и научно-технических комплексов, представлявших собой модель реальной интеграции предприятий различных отраслей в рамках конкретных территорий. Наряду с ТПК существовали также территориальные горнопромышленные комплексы (ГПК). В рамках ГПК предприятия различных отраслей промышленности, эксплуатирующие месторождения полезных ископаемых, объединенные устойчивыми производственно-технологическими и хозяйственными связями, должны были принимать участие в добыче и переработке многокомпонентного сырья. Вопросы создания ТПК нашли отражение в Положении о порядке формирования общесоюзных, республиканских (межреспубликанских), отраслевых (межотраслевых) научно-технических программ и научно-технических программ регионов и территориально-производственных комплексов, утвержденных совместным Постановлением ГКНТ СССР, Госплана СССР, Президиума АН СССР, Госснаба СССР, Госстроя СССР, Минфина СССР, ЦСУ СССР от 30 марта 1984 г. Но вместе с тем ни один ТПК не получил юридически оформленной структуры управления и не стал самостоятельным объектом управления. Следующий этап развития правового регулирования объединений начался в 1987 г. с принятием Закона СССР от 30 июня 1987 г. "О государственном предприятии (объединении)" (далее - Закон СССР об объединении 1987 г.) и Положения о государственном производственном объединении, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 23 сентября 1987 г. N 1065 (далее - Положение о ПО 1987 г.). Закон СССР об объединении 1987 г. закреплял правовой статус и виды объединений, к числу которых были отнесены ПО, НПО, государственные производственные объединения (ГПО), межотраслевые государственные объединения (МГО), концерны, консорциумы, союзы и ассоциации, однако различия между данными понятиями оказались весьма размытыми, и более четкой нормативной правовой базы по данным вопросам разработано не было. Главной новеллой, которую можно было отнести к числу достоинств Закона СССР об объединении 1987 г., явилось предоставление предприятиям и объединениям независимо от их ведомственной подчиненности права самостоятельно образовывать на договорных началах ГПО, МГО, концерны, консорциумы, союзы и ассоциации, в том числе с участием кооперативов и совместных предприятий, создаваемых с фирмами иностранных государств. Предусматривалось, что государственные предприятия и объединения, входящие в данные организационные структуры, сохраняют свою хозяйственную самостоятельность и действуют в соответствии с Законом. Государственные производственные объединения (ГПО) включали в себя предприятия, ПО, НПО, НИИ, КБ и организации одной или нескольких отраслей экономики. ГПО осуществляло по отношению к ним функции вышестоящего органа управления. ГПО подразделялись на отраслевые, межотраслевые и региональные, и в зависимости от вида управление ГПО осуществлялось либо отраслевыми союзными органами управления, либо Бюро Совета Министров СССР по руководству народнохозяйственными комплексами. Межотраслевые государственные объединения (МГО) формировались как вневедомственные хозяйственные объединения самостоятельных предприятий и организаций, подведомственных системам различных промышленных министерств, производивших однородную продукцию и объединенных кооперационными связями по обеспечению производства этой продукции. Предприятия и организации, входившие в состав МГО, могли располагаться на территории одного или нескольких регионов. МГО обладали определенной экономической самостоятельностью и юридическими правомочиями, установленными в специальных подзаконных актах, принимавшихся по каждому отдельному МГО (например, одним из первых в стране были созданы МГО ТЭК "Энергомаш" и МГО по разработке и производству химических материалов "Технохим". Они были образованы в Ленинграде в июле 1988 г. в соответствии с Постановлением ЦК КПСС от 13 июня 1988 г. N 746 "Об образовании межотраслевых государственных объединений энергомашиностроительного и химического профиля"). МГО могли создаваться по инициативе предприятий, региональных органов управления, Советов народных депутатов, министерств, комитетов. Высшим органом управления МГО являлось собрание представителей трудовых коллективов предприятий и организаций, которое созывалось по мере необходимости, но не реже одного раза в год. Собрание представителей трудовых коллективов обсуждало итоги деятельности и перспективы развития МГО, работу правления, все организационные вопросы. Решения собрания были обязательными для предприятий и организаций МГО. В период между собраниями управление МГО осуществляло правление, в состав которого с правом решающего голоса входили руководители предприятий и организаций МГО, председатель Совета представителей собрания трудового коллектива, и с правом совещательного голоса - исполнительный директор, представители других предприятий и организаций, местных органов управления. Порядок избрания советов трудовых коллективов объединений дополнительно регулировался Постановлением ЦК КПСС, Совета Министров СССР от 8 февраля 1988 г. N 174 "О порядке избрания советов трудовых коллективов и проведения выборов руководителей предприятий (объединений)". Правление возглавлялось председателем, избираемым на пять лет из числа директоров предприятий и организаций  - членов правления. Права, функции и ответственность правления и его председателя определялись уставом МГО. Финансово-кредитная деятельность осуществлялась предприятиями МГО самостоятельно. Политика ценообразования оставалась прерогативой отраслевых министерств. Для организации внешнеэконо-мической деятельности в МГО создавались хозрасчетные внешнеторговые объединения. Через эти объединения или самостоятельно предприятия МГО осуществляли экспортно-импортные операции, а также мероприятия по созданию совместных производств и организации научно-технического сотрудничества с зарубежными партнерами. Каждое отдельное предприятие и организация могли входить только в одно МГО. Концерн представлял собой добровольное объединение предприятий, осуществляющих совместную деятельность на основе централизации тех или иных управленческих функций. В данном контексте бесспорно возникает необходимость в корректности терминологии, так как concern - в пер. с нем. и holding - в пер. с англ. означают "владеющий, объединяющий" (по сути - основное и дочернее или зависимое общества). Эти термины в советском корпоративном законодательстве 80-х гг. отсутствовали, и концерн рассматривался как вид объединения предприятий с централизованным управлением. Участники концерна не могли одновременно входить в состав других концернов. Над концернами к концу 80-х гг. не существовало каких-либо вышестоящих органов управления. Они действовали на основе полного самоуправления, и организационные структуры управления определялись самими участниками. Непосредственное руководство производственно-хозяйственной деятельностью концерна осуществлял аппарат управления. Часть своих прав и функций участники концерна добровольно передавали концерну в лице его руководителей и исполнительной дирекции. Обычно централизации подлежали функции научно-технического и производственного развития, финансовой, инновационной деятельности, внешнеэкономических связей. Для выполнения отдельных функций могли образовываться общественные советы из числа соответствующих специалистов со стороны участников концерна. Концерны являлись юридическими лицами. Участники концернов также являлись юридическими лицами и сохраняли свою самостоятельность. В рамках концернов осуществлялось планирование производственно-хозяйственной деятельности на основе заключавшихся договоров между головной организацией и участниками концерна. Участники концерна, исходя из своих возможностей и ресурсов, а также своего правового статуса, могли также между собой самостоятельно заключать такие договоры. Большинство концернов создавалось по решению органов государственной власти (например, государственный газовый концерн "Газпром" был создан Постановлением Совета Министров СССР от 8 августа 1989 г. N 619; государственный концерн "ЛУКойл" был создан на основании Постановления Правительства РФ от 25 ноября 1991 г. N 18). Менее распространенными в конце 80-х гг. оказались консорциумы. Фактически консорциум представлял собой временное объединение на основе договоров предприятий и организаций, имевших статус юридического лица, с целью осуществления капиталоемких проектов и подчинявшихся совместно выбранному руководству. Консорциумы представляли собой аналог современного договора о совместной деятельности. Другой распространенной организационно-правовой формой договорных объединений предприятий конца 80-х гг., создававшихся в целях совместного осуществления каких-либо производственно-хозяйственных функций, являлись ассоциации и союзы. Понятие "союз" применительно к хозяйственным (корпоративным) объединениям в советской практике широкого распространения не нашло, и, как правило, такие объединения использовали термин "ассоциация". В советском корпоративном законодательстве не было четко выраженной грани между коммерческими и некоммерческими организациями, вследствие чего ассоциации фактически являлись коммерческими организациями. Ассоциации, как объединения хозяйствующих субъектов, имели определенные преимущества перед концернами и консорциумами, так как позволяли своим участникам сохранять полную юридическую и экономическую самостоятельность. Члены ассоциаций могли входить в иные договорные объединения без согласования с другими членами. По сравнению с ассоциацией концерн был полифункционален и по своей компетенции (совокупности задач, функций и полномочий) очень близок к министерству (если охватывал отрасль целиком) или органу управления среднего звена - промышленному объединению (если речь идет о подотрасли). Практика показала, что концерны организовывались, как правило, "сверху", и договорные начала в них были выражены гораздо слабее, чем в ассоциациях. Договорные отношения применительно к концернам нередко являлись вынужденными вследствие существования централизованной системы распределения ресурсов, отсутствия рыночных отношений. Ассоциации возникали, как правило, "снизу" и являлись следствием потребностей самих предприятий в долгосрочном объединении усилий для решения общих задач: разработки новых видов продукции и технологий, обеспечения кооперированных поставок отдельных видов продукции, полуфабрикатов и др. В конечном счете различие между концерном и ассоциацией такое же, как и различие между "самостоятельным народнохозяйственным комплексом" и "комплексом самостоятельных хозяйствующих субъектов". Существовавшая путаница в терминологии (между понятиями "концерн", "консорциум", "ассоциация") была обусловлена отсутствием актов, которые регламентировали бы основы их правового положения. Право предприятий и организаций объединяться в союзы, концерны, межотраслевые, региональные объединения предусматривалось ст. 13 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", но никаких детальных разъяснений по каждой конкретной форме объединений данный Закон не содержал. Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон РСФСР "О конкуренции") предусматривал предварительный государственный контроль за созданием, слиянием и присоединением союзов, концернов и других объединений. Вместе с тем ясности в понятийном плане о каждом конкретном виде объединения Закон РСФСР "О конкуренции" также не давал. Постановлением Верховного Совета РСФСР от 11 октября 1991 г. N 1737-1 "Об упорядочении создания и деятельности ассоциаций, концернов, корпораций и других объединений предприятий и организаций РСФСР" было запрещено органам государственной власти и управления России делегировать любым, в том числе региональным, межотраслевым и межреспубликанским, союзам, ассоциациям, концернам, корпорациям, холдингам и другим объединениям предприятий полномочия по управлению государственным имуществом и финансировать их деятельность. Согласно данному постановлению было запрещено всем созданным на территории России концернам, ассоциациям, другим объединениям предприятий осуществлять властные функции по отношению к входящим в эти объединения предприятиям, в том числе распоряжаться их имуществом, выступать арендодателями госпредприятий, учреждать, реорганизовывать и ликвидировать госпредприятия, назначать и увольнять руководителей госпредприятий, давать другие обязательные для исполнения указания. Вместе с тем органы государственного управления не имели права ликвидировать объединения предприятий, созданные на добровольной основе, по собственному усмотрению. Данное постановление ввело новые понятия (без разъяснения их сущности) - "холдинг" и "корпорация", которые даже не содержались в общероссийских законодательных актах и законодательных актах СССР. Дальнейшее развитие российского корпоративного законодательства на уровне группы организаций закрепило правовой статус понятия "холдинг" Временным Положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденным Указом Президента от 16 ноября 1992 г. N 1392 (далее - Положение о холдинговых компаниях) [128]. По сути, холдинги представляли собой основное и дочернее акционерные общества. Положением о финансово-промышленных группах и порядке их создания, утвержденным Указом Президента РФ от 5 декабря 1993 г. N 2096 "О финансово-промышленных группах" (далее - Положение о ФПГ) в российское корпоративное законодательство было введено новое понятие "ФПГ". По своей экономической и правовой сути ФПГ являлась своего рода агрегированной организационной формой основного и дочернего (зависимого) обществ и простого товарищества (договора о совместной деятельности). В ФПГ могли входить кредитные организации, промышленные предприятия и другие организации. Основными механизмами формирования ФПГ согласно Положению о ФПГ являлись совместное учреждение будущими участниками акционерного общества открытого типа, приобретение одним из участников пакетов акций других участников и передача в доверительное управление одному участнику имущества других участников. ФПГ могли создаваться в добровольном порядке либо по инициативе государства. Участие кредитных организаций более чем в одной ФПГ и перекрестное владение акциями между участниками ФПГ не допускалось. Затем были приняты нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, ГКИ России, Минэкономики РФ и др., которые впоследствии были отменены в связи с принятием Федерального закона от 30 ноября 1995 г. N 190-ФЗ "О финансово-промышленных группах" (далее - Закон о ФПГ)[19]. Согласно Закону о ФПГ сама ФПГ не является юридическим лицом и создается на основе обязательного заключения договора о создании ФПГ между будущими участниками. Участники ФПГ обязаны создать центральную компанию, на которую будут возложены функции управления ФПГ. Высшим органом управления ФПГ является совет управляющих. Закон о ФПГ являлся одним из механизмов проведения государственной структурной политики в переходный период, направленной на стимулирование отечественного производства путем создания объединений и предоставления им государственных льгот. В 1993 г. начал развиваться процесс формирования международной нормативной правовой базы касательно регулирования транснациональных ФПГ (ТФПГ). Начало данному процессу положил подписанный 24 сентября 1993 г. главами государств - участников СНГ (кроме Республики Украина) Договор о создании Экономического союза (далее - Договор). Согласно ст. 12 Договора "договаривающиеся стороны содействуют созданию совместных предприятий, транснациональных производственных объединений, сети коммерческих и финансово-кредитных учреждений и организаций". Конкретизируя положения вышеуказанного Договора, главы правительств государств - участников СНГ (кроме Республики Украина) 15 апреля 1994 г. подписали Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений. На основе данного Соглашения был заключен ряд соглашений о формировании ТФПГ между правительствами России, Казахстана, Беларуси, Узбекистана, Украины, Киргизии и Таджикистана [103-108] и Конвенция СНГ о транснациональных корпорациях от 6 марта 1998 г. [102]. Вместе с тем существуют факторы, прямо или косвенно влияющие на процесс становления современной системы российского гражданского права (и как подотрасли - предпринимательского права): - исторические, экономические, политические факторы (множество внешних и внутренних войн на протяжении всего развития российского государства; отставание капиталистических производственных отношений в России - конец XIX - начало XX в.; смена экономической формации в 1917, 1991 гг.; исторически сложившаяся высокая степень вмешательства государственной власти в экономику; отсутствие стабильной государственной и правовой системы и как следствие - несогласованность действий между различными органами государственной власти, выражающаяся в принятии правовых актов, зачастую противоречащих не только друг другу, но и общероссийскому законодательству; неразвитость судебной системы; постоянные изменения в современном законодательстве - налоговом, финансовом, предпринимательском и др.); - географические и национальные факторы (большая территория страны с различными климатическими зонами; значительная неоднородность национального состава населения с различными национальными и религиозными традициями; негативность черт национального характера: индивидуалистические тенденции, стремление работать совместно, корпоративно, отсутствие стремления к дисциплине, повальное воровство). Вследствие указанных факторов в России не могли сформироваться предпосылки для развития стабильной, а не систематически изменяющейся коренным образом системы корпоративного законодательства. Российское корпоративное законодательство характеризовалось на протяжении всей истории государства и характеризуется в настоящее время нестабильностью, отсутствием детальной проработки ряда важнейших вопросов, некорректностью терминологии из-за большого числа понятий и определений иностранного происхождения, множеством правовых коллизий, отсутствием тесной взаимосвязи между материальным правом и судебной практикой.
<< | >>
Источник: Неизвестно. Корпоративные отношения: Правовое регулирование организационных форм. 2010

Еще по теме 1.3. Исторический опыт правового регулирования организационных форм корпоративных отношений в Российской Федерации:

  1. ГЛАВА ПЕРВАЯ. Исторический опыт правовой регламентации обеспечения безопасности дорожного движения и ответственности за дорожно-транспортные преступления, их понятие и место в действующем уголовном законодательстве России.
  2. § 2. Особенности отдельных организационных форм корпоративных отношений
  3. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  4. Неизвестно. Корпоративные отношения: Правовое регулирование организационных форм, 2010
  5. 1.2. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности за рубежом
  6. 1.3. Исторический опыт правового регулирования организационных форм корпоративных отношений в Российской Федерации
  7. Глава 2. Правовое регулирование организационных корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в гражданском законодательстве России на современном этапе
  8. 2.1. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в рамках одной организации
  9. 2.2. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в рамках групп организаций
  10. 2.3. Общая концепция правового регулирования организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в России на современном этапе
  11. Глава 2 ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АКЦИОНЕРНОЙ ФОРМЫ КОРПОРАТИВНОГО КОНТРОЛЯ
  12. Глава 3 ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ФОРМЫ КОРПОРАТИВНОГО КОНТРОЛЯ
  13. Правовое регулирование международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации
  14. Тема 27.Правовое регулирование защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации
  15. Раздел IV ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО КРЕДИТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Глава 22 ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО КРЕДИТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  16. Глава 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА СЕМЬИ И БРАКА В РОССИЙСКОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ
  17. 2.3. Заимствование зарубежного опыта в вопросах правового регулирования фактических брачно-семейных отношений мужчины и женщины в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -