<<
>>

3.1. Формирование и развитие законодательства об акционерном обществе в современной России

Начиная рассмотрение одного из основных составляющих стабильной и эффективной деятельности корпорации - нормативно-правовой базы, представляется необходимым сказать несколько слов о тех изменениях в жизни общества и государства, которые обусловили формирование и дальнейшее развитие корпорации как института в современной России.

В течение всего XX века корпоративная форма ведения бизнеса продолжала развипаться в большинстве стран мира, однако в СССР, а по его примеру и в других странах социалистического лагеря она была свернута, фактически сведена к нулю, что обусловило серьезное отставание нашей страны от мировой правовой практики.

Резкая сменз общественно-социальной и экономической ориентации России потребовали соответствующего законодательного оформления нового курса страны.

Перед обществом встали конкретные задачи, требующие оперативного решения: 1.

приведение экономического законодательства в соответствие с новым курсом реформ; 2.

обращение к опыту, накопленному в дореволюционный период, который базируется на признании частной собственности; 3.

продуманное применение правового опыта зарубежных государств с рыночной экономикой; 4.

концентрация усилий в сфере работы с населением страны. Организация подготовки соответствующих кадров, обеспечение учебного процесса соответствующей литературой, компьютеризация правовой информации.

Центральное место в этом процессе занимали проблемы собственности, предпринимательства и плавного перехода к рынку, в связи с этим возникло несколько правовых вопросов: 1.

разгосударствление собственности; 2.

приватизация государственной собственности; 3.

организация новых форм, видов и механизмов человеческой деятельности, взаимоотношений; 4.

условия приобретения материальных благ, кредитов на законных основаниях.

Законодательное оформление института частной собственности в СССР произошло весной 1990 г.

Закон СССР "О собственности в СССР" от 6 марта 1990 г.

и поправки к Конституции СССР от 14 марга 1990 г. допускали наличие в собственности граждан и негосударственных юридических лиц средств производства, ценных бумаг и иных материальных и нематериальных объектов и прав, приносящих доход.

По крайней мере декларативно все три легальные формы собственности - собственность граждан, коллективная (включая акционерную) и государственная - были объявлены равными с точки зрения объема прав и защиты. Союзный закон о собственности стал, помимо всего прочего, первым актом, допускающим возможность приватизации: в ст. 10 предусматривались такие методы "образования и приумножения коллективной собственности" как аренда госпредприятий работниками с последующим выкупом и преобразование госпредприятий в АО. Очевидно, что именно в этот период в России формируются предпосылки, которые в последствии способствовали рождению корпорации как правового института. Тем не менее, в силу отсутствия конкретных правовых процедур опыты создания первых корпоративных объединений носили экспериментальный и единичный характер.

Одновременно с этим началось интенсивное формирование законодательной базы регулирующей отношения в сфере эмиссии и оборота ценных бумаг, которые являются неотъемлемым составляющим любой корпорации.

В "Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик", принятых 31 мая 1990 г. появляется отдельная глава, посвященная ценным бумагам. Под ценной бумагой понимался "документ, удостоверяющий имущественное право, которое может быть осуществлено только при предъявлении подлинника этого документа". К ценным бумагам отнесены облигации, чеки, векселя, акции, коносаменты, сберегательные сертификаты и другие документы, выпускаемые в соответствии с законодательством в качестве ценных бумаг. Хотя практически все указанные виды ценных бумаг, по крайней мере в единичных случаях, появились уже в 1990-1991 гг.. Вплоть до начала приватизационных программ в России и других экс-республиках СССР государственные облигации и некоторые бумаги, связанные с торговым и кредитным оборотом, оставались доминирующей разновидностью.

Тем пе менее само появление такого раздела можно оценивать только положительно, тем более если учесть, что последнее упоминание об акциях было изъято из законодательства СССР в 1962 г., а акционерные общества образца 1989-1990 гг. создавались преимущественно специальными актами правительства, что напоминает процедуру инкорпорации путс,м принятия специального акта парламента по закону Англии и Уэльса.

Следующим шагом на пути создания корпоративных объединений, появление которых стало возможным благодаря закону о собственности, можно считать закон СССР "О предприятиях в СССР" от 4 нюня 1990 г., который предусматривал такие виды предприятий как: основанные на собственности граждан (индивидуальные, семейные); основанные на коллективной собственности (производственный кооператив, акционерное общество или иное хозяйственное товарищество, предприятия общественных и религиозных организаций); государственные и совместные (смешанные) предприятия. Примечательно, что до принятия этого закона существовал только закон СССР от 30 нюня 1957 год N 7284-XI «О государственном предприятии (объединении)». Но уже вскоре, в декабре 1990 г., был принят аналогичный российский закон от 25 декабря 1990 N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности". Основным недостатком этого нормативного акта было положение о том, что образуемый за счет вкладов участников уставной (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ остается п долевой собственности участников, а не переходит в собственность созданного ими юридического лица. Это положение породило неопределенность в вопросе об ответственности хозяйственных товариществ и обществ по своим обязательствам. Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» появился лишь спустя восемь лет, 8 февраля 1998 года.

Думается, однако, что поскольку именно акционерное общество является тон организационно правовой формой, в рамках которой возможно формирование и развитие корпорации как института, государству был необходим нормативный акт, подробно регламентирующий порядок создания и деятельности акционерных обществ.

И такой документ не заставил себя долго ждать. Первым нормативным актом, регламентирующим правовое положение акционерных обществ, стало Положение «Об акционерных обществах», утвержденное постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 601. Это положение в частости определяет, что акционерным обществом является организация, созданная на основе добровольного соглашения юридических и физических лиц (в том числе иностранных), объединивших свои средства путем выпуска акций, и имеющая целью удовлетворение общественных потребностей и извлечение прибыли. Соответственно, разрешался выпуск акций, но только именных, причем, как обыкновенных, гак и привилегированных. При этом акция определялась как ценная бумага, выпускаемая акционерным обществом и удостоверяющая право собственности на долю в уставном капитале акционерного общества (ст. 43,47).

С точки зрения процесса создания акционерного общества постановление N 601 исходило из добровольного учреждения акционерного общества снизу, а указ N 721 - из принудительной корпоратизапии, осуществляемой Госкомимуществом РФ и соответствующими местными комитетами. В отношении управления и контроля оба документа принципиально не различались.

Постановление N 601 и Указ N 721 определяли три органа управления акционерным обществом - собрание акционеров. Совет директоров и Правление. Кроме того, в каждом акционерном обществе предусматривалось создание ревизионной комиссии. Однако как первый, так и второй акты не обеспечивали четкого разделения компетенции (а значит, разделение власти) между различными органами управления, а также недостаточно регламентировали их деятельность. Главный недостаток принятого порядка управления акционерным обществом заключался в переплетении - как личностном, так и функциональном, а именно в сращивании Совета Директоров и Правления. Следствием такого переплетения стало фактическое отсутствие постоянно действующего контрольного органа собственников (акционеров). Собрание акционеров определялось как высший орган управления обществом, за которым закреплены весьма важные функции, однако на практике это носило во многом формальный характер (например, отсутствовало пажнейшее право досрочного отзыва полномочий членов Совета директоров и правления).

Вместе с тем указанные законодательные акты чрезмерно ограничивали свободу хозяйственной деятельности исполнительного органа акционерного общества, который должен быть единственным органом непосредственного хозяйственного управления.

В то же время нечеткое закрепление полномочий позволяло внести в устав акционерного общества такие формулировки, которые могли привести к взаимному блокированию деятельности Совета директоров и собрания акционеров.

К компетенции Совета директоров были отнесены псе вопросы деятельности акционерного общества, кроме тех, которые отнесены к исключительной компетенции собрания акционеров. Фактически Совег директоров во главг с Генеральным директором был превращен в единственный реально управляющий орган. Правление в этом случае могло быть лишь инструментом для конкретной реализации принятых решений (т.е. исполнительным органом в прямом смысле слова), но ни как не самостоятельным управляющим органом. Видимо, пс случайно в Типовом уставе компетенпи* Правления была фактически не определена.

При такой системе практически упразднялся постоянно действующий механизм контроля собственником (акционерами) деятельности назначенных управляющих, что. в сущности, отвечало традиции прежних советских предприятий. Совет директоров при подобном положении дел не мог выполнять реальные функции контроля над Правлением в интересах акционеров, ибо оба органа переплетелы между собой и оба действуют под руководством генерального директора. По существу, в акционерном обществе имелись два подразделения генеральной дирекции корпорации, и на предприятиях зачастую недоумевали, зачем иметь два дублирующих органа, если их вполне можно объединить в один. На практике обычно руководители линейных подразделений и основные заместители директора (по производственным вопросам, по экономике) образовывали Совет директоров, а руководители функциональных подразделений (главный инженер, главный энергетик и т.д.) - Правление. Вряд ли такое формальное разделение сотрудников аппарата было способно повысить эффектнЕность управления и контроля в акционерном обществе.

Практическим итогом такого подхода, во-первых, стала ситуация, когда старая производственная структура управления сохраняется и довлеет над слабыми еще корпоративными формами, типичными для акционерного общества.

Общие собрания носили формальный характер, на них решались преимущественно производственные и социальные вопросы и лишь в небольшой мерефгнансовые.

Во-вторых, бывший генеральный директор государственного предприятия становился неограниченным властителем и в новом акционерном обществе, не только оставаясь генеральным директором, но и возглавляя Совет директоров. По сути, генеральный директор сосредоточивал в своих руках управление и капиталом, и производством. Контролируя не только Совет директоров и Правление, но через них значительный пакет акций, сохраняя влияние на персонал, также иисющий немалое число акций, генеральный директор еще более укреплял свое положение фактического хозяина корпорации. При этом, в рамках имевшегося законодательства, ответственность (санкции) за результаты своего руководства практически отсутствовала. Несмотря на это, акционерные общестпа первой половины 90-х гг. уже можно было назвать корпорацией, по корпорацией по-советски.

В результате этого, к середине 90-х гг. стало очевидно, что действовавшая нормативная база стала существенно сдерживать развитие корпорации как института, развитие рынка ценных бумаг, приток инвестиций, а следовательно и экономику государства. Она была пригодна как переходная модель для 1991-1994 гг., но уже не годилась для тех условий, которые сложились в пост-приватизационный период.

Новой вехой в развитии законодательства о корпорациях, стала вступившая в силу с 1 января 1995 г. первая часть Гражданского кодекса РФ, предметом регулирования которой является, в том числе, акционерное общество как организационно-правовая форма коммерческой организации и ценные бумаги как объекты гражданских прав.

Вместе с тем, кодекс содержит лишь самые обшне нормы регулирования акционерным обществом. Он определяет лишь общую структуру управления общества, устанавливает минимальный набор функций, относящихся к исключительной компетенции общего собрания. В отношении деталей в нем дастся отсылка либо к базовому закону «Об акционерных обществах», который вступил в силу спустя год, либо к имеющемуся приватизационному законодательству.

Что же изменилось в области корпоративных отношений после введения нового гражданского кодекса?

Во-первых, к отличие от утратившего силу закона о предприятиях (за исключением ст. 34 и 35), введено четкое разграничение закрытого акционерного общества и общества с офаниченной ответственностью. Для крупных акционерных обществ с числом акционеров более 50, предусмотрена трехзвенная система управления. Помимо общего собрания в таких корпорациях действует Совет директоров, который, в отличие от Совета, предусмотренного Постановлением № 601, призван представлять интересы акционеров и исполнительным органом не является. Исполнительная дирекция, в свою очередь, имеет "остаточную" компетенцию.

Думается, однако, что с экономической точки зрения, положения части первой Гражданского кодекса об акционерных обществах не обеспечивают выполнения акционерным обществом своей основной задачи - быть организационно-правовой формой привлечения инвестиций в экономику. По оценке Международного института развития правовой экономики, это связано со следующими недостатками Гражданского кодекса РФ:

1. отсутствие последовательности в применении принципа офаниченной ответственности юридического лица, что создает для акционеров дополнительные неконтролируемые риски (так, в соответствии с ч. 3 ст. 56 ГК РФ на акционеров, которые имеют возможность определять действия акционерного общества, может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам акционерного общества при банкротстве, если оно вызвано действиями акционеров); 2.

отсутствие механизма для своевременного привлечения необходимого капитала (сложности в привлечении капитала заключаются в необходимости внесения изменений в устав акционерного общества для выпуска дополнительных акций и установлении ограничений на выпуск облигаций); 3.

недостаточной защите нрав акционеров, от уровня которой в конечном итоге зависит и возможность привлечения капитала в акционерное общество'.

Важнейшим условием привлечения инвестиций является «прозрачная» и сбалансированная модель корпоративного управления, где права всех типов инвесторов (акционеров, кредиторов) в равной степени гарантированы de jure и dc facto. Однако создание такой модели невозможно без нормативной базы, которая бы наиболее полно отражала и защищала интересы всех участников корпоративных отношений. Конечно, корпоративное законодательство имеет в своем арсенале многочисленные законы и подзаконные акты, регулирующие деятельность корпорации как, например, Федеральный закон от 22.04.96 № 39- ФЗ «О рынке ценных бума!-» или Постановление ФКЦБ России от 02.10.1997 N 27 «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг (с изменениями на 20 апреля 1998 года)». Есть и многие другие, заслуживающие внимания, нормативные акты, но все они регулируют инфраструктуру деятельности корпорации, нам же интересен закон, регулирующий жизнь корпорации как института.

В этой связи, важнейшим событием в сфере корпоративного законодательства стало принятие в 1995 г. и вступление в силу с 1 января 1996 г. федерального закона "Об акционерных обществах". Представленный закон имеет на сегодняшний день восемь редакций, последняя из которых датируется 24 февраля 2004 гида. Несмотря па такое количество изменении, и дополнении, который вносились буквально каждый год, закон не утратил своей значимости в процессе формирозания института корпорации в России. Об этом говорят те изменения в области корпоративных отношений, которые последовали после вступления его в силу.

Отныне все приватизированные предприятия, доля государства, п уставном капитале которых ниже 25 % и у которых истек срок действия планов приватизации, педпадают иод действие общего законодательства об акционерных обществах.

Среди важнейших нововведений того периода выделим лишь несколько: модифицированы процедуры, правомочия и исключительная компетенция собрания акционеров (наиболее существенно - собрание не имеет права решать любые вопросы деятельности АО); -

предусмотрен значительный объем правомочий и исключительная компетенция совета директоров АО; -

ежегодное переизбрание всех членов совета директоров (но при возможности неограниченного числа переизбраний); -

возможность досрочного прекращения полномочий члена совета директоров; -

члены коллггиапьного исполнительного органа АО не могут составлять большинство в совете директоров, а лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа АО, не может быть одновременно председателем совета директоров; -

введение хдя лиц. входящих в органы управления, ответственности (солидарной ответственности) перед АО; -

подтверждена концепция уставного капитала АО. являющегося суммой номиналов размешенных акций АО; - введено юнятне "кумулятивных привилегированных акций" (с отложенной выплатой дивидендов); -

введено понятие "объявленных акций", которые АО вправе размещать дополнительно к размещенным акциям; -

введено понятие "фонд акционирования работников АО", который формируется из чистой прибыли; -

при размещении акций и иных ценных бумаг вводится понятие "рыночной стоимости (цены)", которая определяется советом директоров; -

специализированный регистратор должен вести ресстр акционеров, если число таковых превышает 500 (против 1000 в прежних актах); -

определен срок в 3 дня для внесения записей в реестр акционеров.

В целом содержание данного закона вызвало неоднозначную реакцию.

С одной стороны, по оценкам ряда экспертов, этот закон явно ориентирован на штсресы менеджеров предприятий. В этом смысле можно говорить о развитии традиций Постановления N 601 и Указа N 721. С другой стороны, ряд новых положений, предусматривающих различные механизмы защиты прав акционеров и ответственности менеджеров, свидетельствует о том, что данный закон в целом обеспечивает потенциальную возможность соблюдения разумного баланса интересов.

С учетом новых положений о защите интересов акционеров сторонники процедурного (самодостаточного) подхода видят преимущества данного закона в том, что он позволяет создать оппозицию инсайдерам и "использовать интересы значительного по числу акционерного меньшинства в целях обеспечения существенной защиты интересов акционерного меньшинства. Другие исследователи, ориентируясь, по-видимому, на запретительные традиции корпоративного права континентальной Европы, отмечают, что "закон рассчитан главным образом на защиту интересов крупных собственников в ущерб правам мелких акционеров и работников акционерных обществ", а "общая направленность Закона и отдельные его нормы во многих случаях не обеспечивают, а порой прямо ущемляют права и интересы акционеров, гарантированные Гражданским кодексом РФ".

Наконец, некоторые юристы - сторонники американского подхода - полагают, что в настоящем виде российское открытое акционерное общество приспособлено преимущественно для предприятий малого и среднего бизнеса масштабов континентальной Европы. Вместе с тем для российских корпораций, которые по своим масштабам необходимо отнести к корпорациям международного класса, требуется громадная концентрация капитала, которая может быть получена от институциональных и частных источников только при наличии подлинно корпорацнонной структуры'.

Бесспорным преимуществом данного закона являлась его высокая степень детализации, которая позволяет минимизировать отсылки к другим - подзаконным - документам.

Базовые документы по акционерным обществам (постановление № 601 и указ № 721) первой половины 90-х гг. предусматривали лишь стандартный набор прав акционеров: право участия в общем собрании, право на дивиденд и на долю в имуществе при ликвидации акционерного общества. Методические рекомендации Госкомимущества РФ по применению Основных положений от 22 июля 1994 г., которые аккумулировали важнейшие действующие нормы законодательства 1993-1994 гг., содержали три запрета в интересах акционеров: -

на эмиссию дополнительных акций, если более 25 % уставного капитала акционерного общества находится в государственной собственности (ранее - более 10 %); -

на увеличение уставного капитала АО путем изменения номинальной стоимости ранее выпущенных акций (в том числе в связи с переоценкой основных фондов предприятия) до продажи 90 % первоначально выпущенных акций; -

на куплю-продажу, передачу, обмен долями (акциями) между юридическими лицами, в уставном капитале которых доля государства превышает 25 %.

Со вступлением в силу закона РФ "Об акционерных обществах" можно говорить о некотором позитивном правовом сдвиге.

С точки зрения защиты интересов акционеров (прежде всего миноритарных внешних) наиболее важными новациями закона являются: -

право требовать созыва внеочередного собрания для акционера (акционеров), имеющих не менее 10 % голосующих акции (в Польше, например, также 10 но с правом снижения этого барьера) -

обязательное кумулятивное голосование при выборах совета директоров в АО с числом акционеров более 1000; -

право акционеров, владеющих не менее чем 1 % размещенных обыкновенных акций (или самого АО), обратиться в суд с иском к членам совета директоров или правления о возмещении убытков, причиненных обществу; -

право голоса для владельцев привилегированных акций в некоторых случаях; -

введен институт "независимых директоров" (ст. 83), к которым относятся члены совета директоров, не являющиеся единоличным исполнительным органом АО или членом коллегиального исполнительного органа, если при этом его близкие родственники не занимают должностей в органах управление АО; -

вслед за Гражданским кодексом РФ (ст. 100) зафиксировано преимущественное право акционеров-владельцев голосующих акций приобретать дополнительно размещаемые акционерным обществом акции пропорционально количеству принадлежащих им голосующих акций акционерного общества (ст. 40) для сохранения неизменной их доли в уставном капитале АО, если это предусмотрено уставом АО и предполагается открытая подписка с оплатой деньгами; -

введено право акционеров требовать от АО выкупа принадлежащих им акций по "справедливой" рыночной цене (определяемой независимым оценщиком-аудитором), в случаях реорганизации, совершения крупных сделок или изменений в уставе АО с последующим ухудшением правового положения акционеров (ст. 75-76). При этом для AO введен лимит на такой выкуп в размере 10 % его чтетых активов; -

введено понятие "крупных сделок (ст. 77-79), предметом которых является имущество стоимостью более 25 % балансовой стоимости активов АО или размещение обыкновенных (конвертируемых) акций, составляющих более 25 % ранее размещенных обыкновенных акций (при стоимости имущества до 50 % стоимости активов необходимо единогласное решение совета директоров, свыше 50 % - 3/4 голосов акционеров); -

впервые предусмотрено (в основном для создания препятствий скупки контрольного пакета), что при приобретении 30 % и более обыкновенных акций AO соотвегсгвующсе лицо (аффилированные лица) обязано сделать акционерам АО предложение продать их обыкновенные акции по цене не ниже средневзвешенной цены приобретения акций АО за последние 6 месяцев перед покупкой 30 % и более (ст.80); -

введено понятие "заинтересованности в совершении сделки", определены перечень "заинтересованных лиц" (члены совета директоров, правления и др. с учетом аффилированных лиц) и их обязанности перед АО (ст. 81-82); -

введены более жесткие требования к раскрытию информации в интересах акционеров и "соучастников" корпорации.

Последняя проблема имеет принципиальное значение для дальнейшего развития национальной модели корпоративного управления, а значит и для корпорации как института в целом. Концепция раскрытия информации лежит в основе всех представлений о введении общественного и рыночного саморегулнровани* и является центральной в обеспечении общественной и рыночной стабильности.

Система раскрытия информации необходима для того, чтобы участники рынка были информированы о действиях друг друга, чтобы они принимали решения, основываясь на своих оценках реальных фактов, а не опираясь на догадки, слухи и домыслы. Инвестор, который не получит подробной и точной информации о том, на какие цели его деньги будут потрачены, каковы финансовые успехи и промахи объекта его предполагаемых инвестиций, отдаст их туда, где от него не скрывают информацию, а, наоборот, предоставляют ее для того, чтобы от принимал адекватные ситуации решения. Нет раскрытия информации - нет инвестиций, нет корпорации. Поэтому создание системы раскрытия информации жизненно важно как для оживления внутреннего инвестиционного климата, так и для повышения привлекательности российского рынка ценных бумаг для иностранных инвестиций.

Массовая приватизация в России привела к формированию более 30 ООО открытых акционерных обществ, которые встали на путь самостоятельного развития в условиях рыночной экономики. Устаревшее оборудование и технологии зачастую не позволяют предложить потребителям продукцию, отвечающую современным мировым стандартам, и эффективно конкурировать с зарубежными производителями. С особой остротой встает вопрос об инвестициях в модернизацию и развитие. Предприятия начинают раскрывать информацию о себе, прежде всего, под воздействием потребности в таких инвестициях.

Вместе с тем сами по себе правовые защитные механизмы (против, прежде всего зло>потреблений менеджеров или при поглощениях), хотя и соответствуют общепринятым стандартам, вступают в противоречие с реальной практикой. Гораздо труднее добиться зашиты своих прав на практике, даже если закон вполне определенно и недвусмысленно регулирует спорную ситуацию. Думается, что общей и принципиально важной проблемой для всех без исключения стран с переходной экономикой является проблема исполнения законодательства. По многим объективным и субъективным причинам ее решение в подавляющем большинстве стран находится на начальной стадии. В этой связи, уместно обратиться к вопросам, которые рассматривались в предыдущей главе, при анализе корпорации как социального институ та. Речь идет о так называемых трипартнстских структурах, которые появились в России в 90-х годах для решения социальных вопросов, они объединяли представителей власти, бизнеса и наемного персонала. Рассматривая корпорацию как институт права, представляется уместным провести параллели с вышеназванными образован ьям и, однако в данном случае место представителей персонала займут иностранные инвесторы. Таким образом мы имеем качественно новые образования, перед которыми стоят принципиально иные задачи по сравнению с социальными трнпартистскими структурами. А именно выработка и реализация наиболее эффективных схем взаимодействия и привлечения иностранных инвестиций в российскую экономику. Однако, эти отношения складываются не всегда просто. Наиболее ярким примером является принятие федерального закона от 07.05.98 N 74-ФЗ "Об особенностях распоряжения акциями Российского акционерного общества энергетики и электрификации "Единая энергетическая система России" и акциями других акционерных обществ электроэнергетики, находящимися в федеральной собственности" (принят ГД ФС РФ 20.06.97). В соответствии со ст. 3 было установлено, что в собственности иностранных государств, международных организаций, иностранных юридических лиц, а равно их аффилированных российских юридических лиц, иностранных физических лиц может находиться до 25 процентов всех видов акций РАО. При этом на момент принятия закона в иностранной собственности уже находилось около 30 % акций РАО.

Некоторые исследователи считают, что принятие этой квоты, гипотетически означающей требование национализации определенного пакета акций, стало одним из ключевых факторов падения фондового рынка России в мае 1998 г.40 Думается, однако, что этот фактор был в сущности психологическим, ибо легальное доведение доли иностранцев до требуемой было малорсальныи. Так, существует только одни легальный способ снижения этой доли - дополнительная эмиссия, которая возможна лишь после решения общего собрания (у иностранцев - блокирующий пакет, у правительства - контрольный), затем - регистрация этой эмиссии в ФКЦБ, которая имеет основания в отказе в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

Важнейшим и первостепенным составляющим корпорации являются, конечно, сами акционеры, именно поэтому защите прав последних законодатель всегда уделял особое внимание.

Текущее регулирование в области защиты прав акционеров можно условно разделить на две части: оперативная реакция на действия конкретных эмитентов и подготовка специальных нормативных документов, регулирующих те или иные конкретные вопросы защиты акционеров.

Так, например, в феврале 1998 г. ФКЦБ был принят ряд нормативных документов, направленных на защиту прав акционеров: -

постановление ФКЦБ № 8 от 20 апреля 1998 г. "Об утверждении положения о порядке проведения общего собрания акционеров путем проведения заочного голосования и внесении дополнений в положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг" (урегулированы вопросы участия в собрании владельцев привилегированных акций при невыплате им дивидендов и др.); -

постановление ФКЦБ № 9 от 20 апреля 1998 г. "Об утверждении положения о порядке и объеме раскрытия информации открытыми акционерными обществами при размещении акций и ценных бумаг, конвертируемых Е акции, путем подписки и о внесении изменений и дополнений в стандарты эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигации и их проспектов эмиссии, утвержденные постановлением ФКЦБ России от 17 сентября 1996 г. № 19" (отмечено исключительное право общего собрания акционеров принимать решение о размещении, введен срок, в течение которого акционеры могут приобрести размещаемые акции (месяц), урегулированы некоторые вопросы крупных сделок и сделок, в отношении которых имеется заинтересованность, требования касательно информирования акционеров о решении и итогах размещения).

Суть последнего документа состоит в упреждении возможных нарушении при размещении акций и других ценных бумаг АО во избежание конфликтов, начинающихся уже но итогам размещения. Документы блокируют также ряд других приемов, направленных на ущемление прав мелких акционеров.

Подводя итог настоящему разделу современную правовую базу в области корпоративного законодательства можно охарактеризовать как находящуюся па этапе формирования и требующую дальнейшего развития, которое может осуществляться по двум основным направлениям: -

совсршснстзованнс ранее принятых нормативных актов; -

принятие новых нормативных актов для заполнения прзвовых пробелов.

Более того, на современном этапе требуется новый - системный - подход в

разработке и обновлении законодательства, и проведение работ по согласованию нерм различных отраслей права (административного, гражданского, гражданско-процессуального, уголовного и уголовно- процессуального), регламентирующих деятельность корпораций. Принципиально назрела необходимость уделення должного внимания вопросам исполнения законодательства.

<< | >>
Источник: Рукавишников Сергей Михайлович. Корпорация как правовой и социальный институт. Диссертация. Москва. 2005

Еще по теме 3.1. Формирование и развитие законодательства об акционерном обществе в современной России:

  1. 1. Законодательство о юридических лицах в дореволюционной России:зарождение и развитие.
  2. § 2. Частные н публичные начала в организации деятельности совета директоров акционерного общества
  3. § 2. Основные направлении непосредственного публично-правового воздействия в отношении управления акционерными обществами
  4. §2. Основные этапы развития законодательства об обществах с ограниченной ответа вен ностью в постсоветской России.
  5. 200 РЕШЕНИЕ О СОЗЫВЕ ГОДОВОГО ОБЩЕГО СОБРАНИЯ АКЦИОНЕРОВ ЗАКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА «ИБЛ»
  6. 4. Типы акционерных обществ
  7. 1.2. Акционерное общество (АО) Понятие АО
  8. § 2. Правовая природа акционерных обществ
  9. 3.1. Формирование и развитие законодательства об акционерном обществе в современной России
  10. 2.1. Функция создания начального капитала акционерного общества
  11. Специальная правоспособность акционерного общества.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -