<<
>>

§ 1.3.3. Сопоставление доктрин, лежащих в основе действия иностранных судебных решений. Критика доктрины приобретенных прав.

Как было отмечено в разделах 1.3.1. и 1.3.2. настоящего диссертационного исследования, в различных правовых системах сформировались следующие подходы к природе иностранного судебного решения: 1) иностранное судебное решение как подтверждение

приобретенного права; 2) иностранное судебное решение как акт

территориального верховенства (суверенитета).

Применительно к рассматриваемым подходам, отметим, что иностранное судебное решение способно выступить в качестве подтверждения спорного права лишь в случае его признания государством местонахождения должника (т.е. наделением его качествами акта осуществления правосудия). В этой связи подчеркнем, что обязанность сторон и государственных органов подчиниться выводам суда о наличии (отсутствии) у истца спорного субъективного права проистекает из того

обстоятельства, что судебное решение обладает законной силой . В свою очередь наличие у судебного решения законной силы (т.е. его обязательность для сторон разбирательства, государственных органов и иных судов) обусловлена тем, что на суд возлагается функция по защите нарушенных прав и законных интересов (т.е. осуществление правосудия). В подтверждение данного тезиса сошлемся на французского ученого А. Лэне (A. Laine), которым отмечалось, что «вне всякого сомнения законная сила судебного решения представляет собой проявление суверенитета государства» . В отечественной доктрине подобная точка зрения была

сформулирована Т.М. Яблочковым, которым отмечалось, что auctoritas rei judicatae (т.е. законная сила судебного решения) представляет собой продукт власти суверена[125] [126] [127].

Изложенное выше свидетельствует о том, что иностранное судебное решение представляет собой именно акт территориального верховенства (результат осуществления государственной функции по защите нарушенных прав и законных интересов).

Как следствие, государство местонахождения должника по собственному усмотрению определяет его действие в пределах собственной территории. Однако нельзя не учитывать, что взаимодействие государств друг с другом также определяется нормами международного [публичного] права. В этой связи возникает вопрос, существует ли обязанность государств обеспечить взаимное признание и исполнение иностранных судебных решений в силу норм международного права?

Общий перечень источников международного права содержится в ст. 38 Статута Международного суда ООН[128] [129] [130]. Согласно ст. 38 Статута Международного суда, к данным источникам относятся: а) международные конвенции; b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы; с) общие принципы права, признаваемые всеми цивилизованными народами; d) судебные решения и доктрины, выступающие в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Поскольку заключение международного договора представляет собой результат свободного волеизъявления государств (ст. 11 Венской конвенции о праве международных договоров) , далее рассмотрим вопрос о существовании международного обычая или общего принципа права, признанного всеми цивилизованными народами, возлагающего на государства обязанность обеспечить взаимное признание и исполнение иностранных судебных решений.

Согласно ст. 38 Статута Международного суда ООН «международный обычай» выступает в качестве «доказательства всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». Одним из его признаков является

«постоянное и единообразное» следование большинством государств

128

определенному правилу поведения .

Второй признак международного обычая состоит в том, что данное правило поведения должно признаваться в качестве обязательного подавляющим большинством государств . Именно обязательность правила поведения отличает «международный обычай» от «международного

обыкновения» (т.е.

тех практик, которым государства следуют

1

добровольно) .

В опровержение существования обязанности государства обеспечить признание и исполнение иностранных судебных решений (т.е. признания данного правила в качестве правовой нормы) сошлемся на английского ученого Ф.Т. Пиготта . Так, рассматриваемым автором отмечалось, что если бы подобное правило поведения действительно существовало, то государство было бы не вправе определять действие иностранного судебного решения в пределах собственной территории.

Во-вторых, анализ законодательства и правоприменительной практики зарубежных государств свидетельствует о том, что в настоящее время также отсутствует единообразная и постоянная практика применения данного правила. Если в странах англо-американской правовой семьи господствует мнение об обязанности государства обеспечить признание иностранных судебных решений, то в доктрине ряда иных государств [131] [132] [133] [134] существует противоположная позиция по данному вопросу. Так, китайскими учеными подчеркивается, что признание иностранных судебных решений является правом, но не обязанностью соответствующего государства . В качестве дополнительного тезиса сошлемся на законодательство отдельных государств, в которых признание иностранных судебных решений допускается лишь при наличии международного договора (в т.ч. РФ; Дания[135] [136]; Норвегия[137] и т.п.). Тем самым, столь существенные различия в подходах государств свидетельствуют о том, что единообразная и постоянная практика государств по вопросу признания и исполнения иностранных судебных решений на настоящий момент отсутствует.

Изложенное выше свидетельствует о том, что обязанность признания иностранных судебных решений не является международным обычаем. Однако существует ли обязанность взаимного признания и исполнения иностранных судебных решений в силу общего принципа права, признанного всеми цивилизованными народами (пп.

“c” п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда ООН?

В доктрине подчеркивается, что единый подход к содержанию понятия «общие принципы права, признанные в качестве правовой нормы всеми цивилизованными народами» отсутствует[138]. По мнению немецкого ученого Германа Мозлера, рассматриваемая категория включает в себя: 1) принципы, свойственные всем правовым системам мира; 2) принципы, формирующие

мировой правопорядок; 3) принципы, лежащие в основе всех

-137

межгосударственных соглашений .

Вместе с тем перечень данных принципов содержится также в ряде международных документов. Так, согласно ст. 2 Устава ООН государства обязуются действовать в соответствии со следующими принципами: 1) добросовестно исполнять обязательства, принятые в соответствии с Уставом ООН; 2) разрешать споры мирными средствами и не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость; 3) воздерживаться от угрозы силой или ее применения ; 4) и иные принципы.

Равным образом, ряд принципов международного права также закрепляется Декларацией о принципах международного права от 24.10.1970 (далее - «Декларация») . Так, данный документ предписывает государствам: 1) воздерживаться от угрозы силой; 2) разрешать споры мирным образом; 3) не вмешиваться в дела, входящие во внутреннюю компетенцию друг друга; 4) сотрудничать друг с другом в соответствии с Уставом ООН («принцип взаимного сотрудничества»); 5) взаимно уважать суверенитет друг друга («принцип суверенного равенства») и 6) иные обязательства.

Отдельными российскими учеными утверждается, что из принципа взаимного сотрудничества, закрепленного в Декларации о принципах международного права, проистекает обязанность государств обеспечить взаимное признание и исполнение судебных решений[139] [140] [141] [142].

Так, Т.Н. Нешатаева полагает, что к числу принципов международного публичного права относится взаимное сотрудничество государств. Частным проявлением данного принципа служит взаимодействие государств в сфере взаимного признания судебных решений141.

По мнению автора, данное взаимодействие представляет собой норму ius cogens, отступление от которой невозможно. Для обозначения данного явления Т.Н. Нешатаевой используется понятие «принцип взаимности». [«Постепенно в

международное право вошло правило о том, что иностранное право подлежит взаимному применению в целях развития сотрудничества государств (принцип взаимности)» - Т.Н. Нешатаева][143] [144] [145].

Н.Г. Елисеев также полагает, что признание иностранных судебных решений обусловлено предписанием Преамбулы Устава ООН, согласно которой государства должны жить в мире друг с другом как добрые соседи143. По мнению рассматриваемого автора, данному принципу международного права противопоставляется отрицание права гражданина или юридического лица требовать признания иностранного судебного решения [«Ему противоречат отрицание права гражданина или юридического лица обратиться в органы правосудия с просьбой допустить исполнение иностранного судебного решения и необоснованное игнорирование иностранных актов» - Н.Г. Елисеев]. Для обозначения данного требования Н.Г. Елисеев использует термин «международная

144

вежливость» .

В опровержение тезиса, изложенного выше, приведем следующие аргументы.

Во-первых, отметим, что принципы международного публичного права сформулированы настолько общим образом, что допускают сколь угодно широкое толкование. Неслучайно Х. Шаком подчеркивается, что в сфере международного гражданского процесса роль данных принципов крайне незначительна именно в силу их абстрактного характера. Аналогичная точка зрения была высказана английскими юристами А. Редферном и М. Хантером, которыми отмечалось, что принципы международного права могут рассматриваться лишь в качестве обобщений, поскольку у них

145

отсутствует конкретное содержание .

Во-вторых, нельзя не учитывать, что утверждение об обязанности государства обеспечить признание иностранных судебных решений неизбежно входит в противоречие с принципом территориального верховенства («принципом уважения суверенитета» - Декларация о принципах международного права 1970 г.).

Как отмечалось А.А. Рубановым, принцип уважения суверенитета включает в себя право каждого государства по своему усмотрению определять порядок собственного взаимодействия с иными государствами[146] [147] [148]. Очевидно, важнейшей

составляющей данного принципа является право государства по собственному усмотрению определять действие иностранных судебных решений в пределах собственной территории. В этой связи тезис о существовании нормы международного права, предписывающей взаимное признание и исполнение судебных решений, представляется нам необоснованным[149].

В завершение настоящего раздела сформулируем основные выводы, содержащиеся в нем.

Доктрина приобретенных прав основывается на некорректном тезисе, поскольку судебное решение выступает подтверждением спорного субъективного права в той степени, в которой оно обладает законной силой. Поскольку наличие у судебного решения законной силы обусловлено тем, что оно выносится именем государства, оно представляет собой именно акт территориального верховенства.

Анализ доктрины и правоприменительной практики свидетельствует о том, что в современном международном праве отсутствует обычай/общий принцип, признанный всеми цивилизованными народами, предписывающий государствам обеспечить признание иностранных судебных решений.

В силу того, что далеко не все государства рассматривают признание иностранных судебных решений как международное обязательство, из этого следует, что в данном случае отсутствует единообразная и постоянная практика применения определенного правила, являющая признаком международного обычая.

Равным образом, обязанность признания иностранных судебных решений не может проистекать из положений Устава ООН и Декларации об

общих принципах международного права 1970 г. Данные международные документы сформулированы настолько общим образом, что из них не может следовать обязанность государства обеспечить признание иностранных судебных решений.

<< | >>
Источник: Костин Александр Алексеевич. «ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.3.3. Сопоставление доктрин, лежащих в основе действия иностранных судебных решений. Критика доктрины приобретенных прав.:

  1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКИХ И СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ
  2. § 2. Характеристика субъектного состава правоотношений складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, лежащих в основе их возникновении.
  3. ГЛАВА III. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПОЛОЖЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  4. 2.2.1. Доктрина прецедента и tcacte clair». Судебное решение CILFIT.
  5. 2. Субъекты авторских прав во французском авторском законодательстве и доктрине. Субъективные права автора: моральные и имущественные права, право следования.
  6. 3.2. Применение последствий недействительности сделок с недвижимостью
  7. Последствия, порождаемые природой соображений, лежащих в основе существующего правила
  8. ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ ДОКТРИНЫ ВОЗВРАТНОГО ПРАВА KAK СИСТЕМЫ.
  9. СИСТЕМНЫЙ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДОКТРИНЫ ВОЗВРАТНОГО ПРАВА
  10. имущестВенные отношения, складыВающиеся на осноВе тоВарноГо произВодстВа, как предмет реГулироВания соВетскоГо ГражданскоГо праВа
  11. Субъекты авторских прав во французском авторском законодательстве и доктрине. Субъективные права автора: моральные и имущественные права, право следования.
  12. Доктрина прецедента и «acte clair». Судебное решение CILFIT.
  13. § 3. Уступка прав требования в отечественной доктрине и праве
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -