<<
>>

Приложение 4 МИНАЕВ. КРАТКИЙ ОЧЕРК ПО ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ НАРОД­НОГО ОБРАЗОВАНИЯ B РОССИИ B ПЕРИОД СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ СРАВНИТЕЛЬНО C РАЗВИТИЕМ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ B ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Следующий документ принадлежит совсем другой ')llOXC, MO IlO своему гуманитарному значению перекликается с просветительскими н образовательными идеями M.M. Сперанского. On принадлежит Васи­лию Васильевичу Минаеву, опытному педагогу, получившему высшее математическое образование еще в дореволюционной России.

Волею судьбы оп в 1920 г. стал директором первой советской шко­лы в Архангельске. C 1930 по июнь 1941 г. был преподавателем, позже доцептом в высших учебных заведениях Москвы. 1 Іачипая с 30-х годов, оп писал и публиковал отдельные методические пособия и рекоменда­ции по улучшению системы народного образования, в особенности rio усовершенствованию системы высшей школы.

Сохранилось «Методическое письмо», составленное B.B. Минае­вым еще в 1932 г. во Всесоюзном заочном инсти туте техничеекого об­разования (хранится в Российской государственной библиотеке. Шифр: M 191 1388).

Участник Всликой Отечественной войны, оп пе оставил своего увлечения п в тяжелых военных условиях. Добровольно уйдя e народ­ным ополчением в июле 1941 г. па фронт, оп попал в Вязьминский котел окружения в октябре 1941 г. вместе e пятой дивизией народного опол­чения. Пройдя трагическую одиссею общих лагерей для военноплен­ных, оп попал в учебный лагерь Byerpay под Берлином, где, работая библиотекарем, пашел возможность написать настоящий «Очерк», ве­роятно, намереваясь также создать перспективу развития просвещения в будущей свободной России, которую он мечтал увидеть справедливой демократической и культурной державой, равноправно вошедшей в Ев­ропейское политическое пространство.

Введение

Развитие народного просвещения в России в период советской власти неразрывно связано сдореволюционным периодом истории русской школы.

Чтобы понять, в чем же заключались отрицательные стороны [образо­вательного] дела в CCCP и почему до последнего периода истинное состоя­ние образования в CCCP не достигло нормального уровня в области усвое­ния учащимися определенного объема знаний общенаучных дисциплин, необходимо, прежде всего, проследить историю экспериментов, которые большевики систематически проводили в школах всех ступеней, начиная с 1917 года.

Система народного просвещения может быть охарактеризована следу­ющими статистическими данными по Министерству народного просвещения за период 1880, 1900, 1915 гг.

bgcolor=white>Колич. муж. уч. завед.
Начальное образование Среднее образование Высшее образование
Количество

начальных

школ

Число

учащихся

Число

учащихся

Колич.

жен.

уч.

завед.

Число

заведений

Число

учащихся

22 770 1 140 015 199 51 097
100 295 6 180 510 577 108 360
122 123 8 146 637 797 240 910 995 117 123 530

Данные автора по высшим учебным заведениям исправлены.

Таким образом, за 25 лет, с 1880 по 1915 г., количество начальных учеб­ных заведений возросло в 5,5 раз, число учащихся - в 7 раз, число муж­ских средних учебных заведений (гимназий и реальных училищ) возросло в 4 раза, а число учащихся в них - почти в 5 раз.

Следует учесть, что в число средних учебных заведений за 1915 год не вошли среднетехнические и средние специальные заведения. K 1915 году в России было 3700 средних учебных заведений различных ведомств с чис­лом учащихся в 810 000 человек.

B то же время число высших учебных заведений в 1914 году в России было 117 с общим количеством учащихся - 124 000, из них около 24 000 женщин.

Причем развитие высших технических учебных заведений и все­го высшего женского образования отличалось главным - демократизацией к концу XIX - началу XX в.

Это подтверждается следующими данными одного из учебных округов:

Годы Гимназии Реальные училища
дворяне,

чиновники,

%

городские

сословия,

%

сельские

сословия,

%

дворяне,

чиновники,

%

городские

сословия,

%

сельские

сословия,

%

1888 62,9 26,9 6,2 53,9 31,1 11,4
1894 66,8 23,7 5,9 52,4 33,1 11,4
1902 58,8 26,2 10,8 50 38,1 14,3
1910 37,3 39 18,4 18,4 42,8 28,1

Отсюда вытекает ложность утверждения большевиков о том, что в средние школы России (в гимназии и реальные училища) был закрыт до­ступ детям рабочих и крестьян. Они якобы являлись привилегированными учебными заведениями.

Как темп развития сети учебных заведений всех типов, так и степень доступности их всем слоям населения были в достаточной мере высокими.

Неизменно высокий уровень качества обучения последних, какобщеиз- вестно, гарантировался:

а) надлежащим оборудованием всех типов учебных заведений учебно- воспитательными учреждениями и учебно-хозяйственным оборудованием;

б) высококвалифицированными педагогическими кадрами, главным об­разом из числа окончивших университеты;

в) конкурсными вступительными экзаменами, естественно, подтверж­дающими наивысшую подготовку вновь поступающих в средние и высшие учебные заведения.

1917-1923 годы*

Захват власти в России большевиками незамедлительно сказался на резком падении всей системы народного просвещения, характеризовался репрессиями и террором по отношению ко всей интеллигенции, B том числе и к административно-учебному и педагогическому составу, главным образом, в средней и высшей школе. B 1917-1920 гг. многие из них были расстреляны, погибли в тюрьмах, лагерях, в огне Гражданской войны, часть из них эмигри­ровала за границу, часть научилась работать в новой школе.

B новой организации народного образования большевики отказались от всего предыдущего опыта. Они ликвидировали все типы общих и специаль­ных средних учебных заведений, слив в новую «трудовую шкопу» — высшие начальные училища, женские учебные заведения (гимназии, епархиальные училища, женские институты) - с мужскими учебными заведениями (гимна­зиями и реальными училищами); специальные средние учебные заведения (учительские семинарии, средние сельскохозяйственные, коммунальные, среднетехнические училища) были заменены так называемыми техникумами.

Были открыты так называемые рабфаки (рабочие факультеты) для бы­строй подготовки рабочих и крестьян за курс низшей школы (3^- года), глав­ным образом низшего типа, без отрыва от производства на первых 2-3 курсах

Таким образом, схема народного образования представлялась в сле­дующем виде:

1. Школа I ступени - 5 лет обучения.

2. Школа Il ступени - 4 года обучения.

3. Техникум - 4 года на базе школы I ступени.

Причем в школу Il ступени были слиты все типы средних учебных за­ведений и высшие начальные училища.

Таким образом, создано было нечто, ни в какой степени не основанное на преемственности систематического образования в России.

Прежде всего, общий уровень подготовки преподавателей Il ступени резко изменился и не шел ни в какое сравнение с уровнем подготовки пре­подавателей средних учебных заведений прежней России за счет новых их кадров, пришедших из высших училищ и нередко из начальной школы взамен погибших в период террора и Гражданской войны и частичной эми­грации за границу.

Директора и инспекторы средних учебных заведений повсюду были от­странены и в большинстве случаев расстреляны.

Их места, как правило, заняли лица с ничтожным образованием и недо­статочным опытом.

Учащиеся получили широкие полномочия от большевиков, было орга­низовано школьное самоуправление: учащиеся, родители и представители общественных и партийных организаций вошли в школьные советы. Bce это вызвало в школе резкое гіадение дисциплины, которую большевикам не удалось наладить и до сих пор.

Многие преподаватели средних учебных заведений, не выдержав та­кой ломки любимого ими дела, покинули школу, к тому же побуждаемые к этому резким снижением заработной платы, не дававшей обеспечить даже прожиточный минимум учителя.

Падение дисциплины в школах, проникновение на преподавательские должности малоподготовленных лиц, разнузданная травля учителей со сто­роны учащихся, поддерживаемая правительством, отсутствие минимальных материальных средств, недопустимое смешение различных типов учебных заведений в единое - все это неизбежно должно было повлечь глубокий и непозволительный развал учебного дела.

До какой степени большевики разрушили систему народного образова­ния, можно усмотреть из следующих данных:

Начальная школа Средняя школа
число школ число учащихся число школ число учащихся
1917 г. - 122 123 8 146 637 3700 410 000
1920 г. — 43 000 3 120 000 866 210 000

Комиссар просвещения Луначарский на съезде Советов в 1922 г. ха­рактеризует положение школьного дела как катастрофическое, признавая, что «наша школа на ладан дышит» и т.д.: нет материальной базы, количе­ство школ сокращается на 45-60% и выше.

B среде учительства ужасающие факты: нищенство, преждевременные смерти, колоссальная заболеваемость. Учитель получает 12% того мини­мума, который сам по себе не может считаться нормальным для рабоче­го человека. Это выражается в переводе на золото - 2 p. 90 коп. в месяц.

Таким образом, за 6 первых лет существования советской власти был произведен такой провал всего школьного дела в России, что в 1920 г. на 1000 лиц школьного возраста приходилось в городах - 347 учащихся, в сель­ских местностях - 171, вместо 918 учащихся в городах и 710 в сельских местностях в 1914 г

B 1923 г. положение еще более ухудшилось.

Отсюда вытекает, что большевики к 1923 г., т. e. за 6 лет своего владыче­ства в России, отбросили дело народного просвещения к периоду 1880-1885 гг.

B высшей школе положение к тому же 1923 г характеризуется еще худ­шим состоянием, так как, с одной стороны, состав преподавателей значи­тельно поредел за счет террора, с другой стороны, на местах без вся­кой базы стали расти высшие учебные заведения, лишенные и нормально подготовленных профессоров и нормально подготовленных учащихся

Открывались университеты, открывались педагогические институты, но не было в них ни учебного оборудования, ни материальных средств, ни профессоров, ни подготовленных студентов.

Прежние университеты, лишенные своих лучших профессоров, по сути, не имея средств, занялись студентами либо плохо подготовленными в шко­лах Il ступени и особенно на рабфаках, либо совсем неподготовленными, так как большевики отменили при приеме в высшее учебное заведение об­разовательный ценз и приемные испытания.

Только в крупных центрах (Москва, Петроград, Киев, Казань, Харьков, Томск) теплилась академическая жизнь. Университеты и институты еще ра­ботали, но не могли уже давать нормальную продукцию.

Приток свежих сил, нормальная подготовка научных кадров для выс­ших, средних и низших учебных заведений быстро прекратились, и начался приток или совсем неподготовленных, или слабо подготовленных сил.

K моменту роста сети учебных заведений в 1923-1929 гг. школы всех типов уже были лишены возможности пополниться педагогическим персо­налом, нормально подготовленным к своей педагогической деятельности, а это, естественно, должно было повлечь за собой, при росте сети учебных заведений, ухудшение преподавания на всех ступенях. Старые кадры исче­зали, новые были слабо подготовленными.

1923-1929 годы**

Этот период характеризуется значительным ростом сети учебных за­ведений. K 1929 г мы имеем следующую картину.

Типы учебных заведений Число учеб. заведений Число учащихся
Школы I ступени 114 735 8 813 900
Пятилетки 5707 2 071 400
Семилетки 946 635 100
Школы Il ступени 897 328 700
6309 838 968
Итого: 128 594 12 688 068

За 12лет существования советской власти сеть школ была доведена до сети школ 1915 г. с увеличением числа учащихся против 1915 г. на 4 миллио­на человек, что влекло за собой укрупненность школ в 1,5 раза.

B тот же период, начиная с 1923 г., вводятся так называемые комплекс­ные программы, временно отменяющие постижение систематического учеб­ного материала.

За тот же период вводятся в школах лабораторно-бригадные методы преподавания, экзамены всех видов отменяются, доступ в высшие заведе­ния открыт для всех; наконец, за тот же период школы всех типов получили слабо подготовленные новые кадры, а старые кадры подверглись так назы­ваемой чистке, т. e. массовому увольнению.

Качество преподавания катастрофически падает, дисциплина отсут­ствует, влияние коммунистической партии в школах возрастает, молодежь лишается возможности получать основательные знания, занята исключи­тельно обличительными собраниями, заседаниями, подготовкой к различ­ным революционным праздникам, учителя бессильны дать знания, так как часто сами ими не обладают, к тому же лабораторный метод преподавания прямо противоположен нормальной подготовке учебного дела.

Наконец, за тот же период проводится переподготовка старших классов Il ступени (с 1923 г.), заключающаяся в профессионализации 8-10 классов

Лица, окончившие программу 7-х классов начального образования, по­следние 2 года готовились не только по общеобразовательным предметам, но еще и по ряду специальных дисциплин; в результате чего они не могли получить ни общего, ни специального достойного образования, да к тому же им преподавали неквалифицированные кадры.

Итак, к 1929 г. школ в России стало столько же, сколько было их в Рос­сии к 1915 г.; но эти школы не могли давать систематических знаний, так как основные предметы в комплексных планах отсутствовали. Преподаватель­ский состав был слаб.

По одной РСФСР к 1935 г. 300 000 преподавателей химии школ Il ступе­ни были признаны не имеющими права преподавать в средней школе, и им к 1 сентября 1937 года предлагалось окончить одно из высших педагогиче­ских учебных заведений.

1930-1935 годы***

Период 1930-1935 гг. - время сплошной коллективизации, раскулачи­вания 6 000 000 крестьянских дворов, является в России периодом огром­нейших жертв красного террора.

Тем не менее, сеть школ получает свое дальнейшее развитие, что ха­рактеризуется следующей таблицей:

Годы Число

школ

Число

уч-ся

Число уч-ся в школах I ступени Число уч-ся в школах Il ступени
1915 125 823 8 556 637 8 146 657 410 000
1929-1930 132 656 13 513 762 11 697 010 1 306 700
1930-1931 152 654 17 657 232 15 609 069 2 047 163
1931-1932 167 262 20 846 232 17 999 266 2 846 256
1932-1933 167 254 21 813 452 18 178 431 3 634 028
1933-1934 167 280 24 026 200 18 538 300 5 497 900

C 1915 по 1935 г. число школ возросло на 30%, число учащихся по шко­лам I ступени - на 225%, по школам Il ступени - на 1200%.

Если сравнить рост числа школ и учащихся в России за период в 20 лет, то мы будем иметь следующую картину.

Было всего около 30 000 школ при 2000 000 учащихся.

K 1915 г. - 125 823 при 8 556 637 учащихся.

Количество школ возросло на 416% и число учащихся на 400%.

За такой же период времени смогли увеличить количество школ на 30%, а число учащихся в них - на 300%.

Такое уродливое явление объясняется тем, что классы и школы пере­полнялись невероятно.

При остальных благоприятных условиях это могло бы повлечь за собой нормальную постановку учебного процесса. A так как происходила явная перегруппировка школ, недостаточность преподавательского состава, в сво­ей массе слабо подготовленного, нельзя было рассчитывать на нормальную подготовку учащихся.

Надо иметь в виду, что программы, учебные планы, пособия, метод пре­подавания по-прежнему оставались неудовлетворительными, что и было признано советским правительством в 1935 г. в особом постановлении Сов­наркома CCCP о режиме начальной и средней школы

Период 1930-1935 гг. не только не принес улучшения школьного дела, но, наоборот, еще больше его ухудшил, обнаружил подлинную перегружен­ность школ, которые вынуждены были заниматься в две и три смены, при неполном составе преподавателей, без учебных пособий, старыми метода­ми и при отсутствии дисциплины.

Учащиеся по-прежнему слабо усваивали элементы знаний, домаш­ние задания были развиты слабо, не проверялись, в результате ученики совсем не привыкали работать над книгой, над собственными пороками в грамотности и общим развитием

Некоторые дисциплины, например, история не преподавалась совсем и в 1923 г. была заменена так называемым обществоведением.

Сеть рабфаков и ускоренных курсов подготовки в высшие учебные заве­дения неимоверно росла, но знания учащихся катастрофически снижались.

Так, в период сталинских пятилеток в инженерно-технических учебных за­ведениях в начале 1930-1931 гг. планировалась подготовка сотен инженеров и техников отраслевыми народными комиссариатами. K этому времени было организовано Главное управление учебными заведениями - ГУУЗ. ГУУЗы укомплектовывались руководящим составом из числа неквалифицированных чиновников. Сеть институтов и техникумов сразу получила широкий размах, но ни знаний, ни образования, ни подготовленных преподавательских кадров для этой сети из числа подготовленных лиц не было и не могло быть.

B то же время общеобразовательная школа влачила жалкое существо­вание.

Все, что в неи еще оставалось из преподавательских кадров гимназий и реальных училищ с университетским образованием, незамедлительно ри­нулось в открываемые многочисленные институты и техникумы, привлекае­мые туда более высокой оплатой труда.

Период 1930-1935 гг. характеризуется для общеобразовательной шко­лы полным отсутствием квалифицированных преподавателей.

Институты и техникумы получили пополнение значительного препода­вательского состава.

Ho методы преподавания в среде студентов оставались лабораторно­бригадными. Отсутствие оборудования, недостаточность материальной базы во вновь открытых многочисленных учебных заведениях, руководимых к тому же неквалифицированными лицами из многочисленных и разобщен­ных между собой ГУУЗов, предрешали совершенно неудовлетворительную постановку обучения и в этих учебных заведениях.

B 1933-1935 гг. молодые специалисты, совершенно неудовлетвори­тельно подготовленные, стали появляться на предприятиях бурно растущей промышленности и, естественно, вызвали полное разочарование советско­го правительства в так называемой своей пролетарской интеллигенции.

Наконец, и советскому правительству стало ясно, что положение с об­разованием всех видов грозит катастрофой, поэтому появился ряд поста­новлений правительства СССР.

Этими постановлениями было признано, что:

1) средняя школа поставлена совершенно неудовлетворительно;

2) преподавательский состав ее в количестве свыше 300 000 человек не имеет права преподавания в школах в силу своей неподготовленности; далее были перечислены все те высшие учебные заведения досоветского периода, окончание которыхдавало право преподавать в начальных и сред­них учебных заведениях.

3) B школах Il ступени и техникумах приводился перечень таких, на­пример, учебных заведений, какдуховная академия, духовные и учительские семинарии, высшие епархиальные училища, женские дворянские институты.

Правительство хотело привлечь в школу те кадры, которые ранее им же признавались непригодными для преподавания в советской школе.

Официально осуждались и изгонялись из школьной практики и ком­плексные программы и лабораторно-бригадные методы преподавания.

B школах вводилось систематическое образование по предметам. Вво­дилось преподавание гражданской истории.

Администрация школ должна была быть заменена лицами с соответ­ствующим образованием. (Это осталось практически невыполненным.)

Родились крепкие (устойчивые) наименования должностей: директор, классный руководитель, педагогический совет, начальная школа, средняя школа.

Термин «единая трудовая школа» исчез.

Расширились права учебно-административного персонала, в технику­мах и институтах права администрации были расширены, вплоть до права приказа увольнять учащихся за нарушение дисциплины. Вводились в шко­лах переходные и выпускные испытания, а также приемные испытания во всех техникумах и во всех высших учебных заведениях.

Условий для нормального существования учебных заведений не было, поэтому ожидать какого-либо решительного улучшения дела народного про­свещения было нельзя.

B Совете народных комиссаров учреждается Всесоюзный комитет по делам высшей школы, которому подчиняются все наркоматы и наркоматы просвещения союзных республик.

B ведении ГУУЗов и наркоматов просвещения остаются только средние учебные заведения.

Уже в 1941 г. и техникумы ГУУЗов подчиняются Комитету по делам выс­шей школы.

Вводится штатно-окладная система, как в средней школе, так и особен­но в высших учебных заведениях.

Такими актами советское правительство вынуждено было стать на путь широких реформ, направленных в сторону дореволюционных порядков.

Одновременно вводится обязательное преподавание истории, вновь открываются исторические и юридические факультеты при университетах и педагогических институтах, учреждаются учительские институты.

Очень важным мероприятием является организация заочного обуче­ния и институтов повышения квалификации инженерно-технических ка­дров. Последние явились ответом на низкий уровень знаний выпущенных советской властью инженеров и техников.

Эти институты организовали весьма широкую сеть вечерних курсов буквально на всех предприятиях. Эти курсы должны были повысить уро­вень знаний инженеров и техников в течение ряда лет.

Таким образом, начался новый период в жизни советской школы с 1935 г.

1935-1941 годы****

Период 1935-1941 гг. был в области культуры периодом резкого пово­рота советской власти в сторону дореволюционных порядков. Причем все эти мероприятия все более и более окрашивались в национальные цвета: русская классика, русские полководцы, русские войны, Петр I и его преоб­разования и т.д. - все это хлынуло в школу и настраивало на иной лад.

B область науки и искусства тоже стали проникать национальные нотки.

Ho положение с кадрами интеллигенции оставалось по-прежнемутяже- лым и неустроенным.

Однако за этот период школа в целом вставала на путь оздоровления, хотя этого оздоровления в скором времени ожидать было невозможно, так как надлежаще подготовленных учительских кадров еще не было.

Например, при введении в 1935 г. преподавания истории в средней школе по городу Москве насчитывалось 400 преподавателей истории, из коих только 70 имели высшее образование, да далеко не все - историче­ское; свыше 100 человек - со средним образованием и остальные имели низшее. И это в Москве?! Что же надо ждать от провинциальных учебных заведений?

218

Последний год перед войной в области народного образования харак­теризуется ярко выраженным стремлением к дореволюционным формам.

IIplL ш.женне 4

Намечалось укрупнение высших учебных заведений с немедленным сокращением сети провинциальных высших учебных заведений.

Обсуждались учебные планы по подготовке специалистов гуманитар­ного профиля.

Предполагалась реорганизация ученых степеней (магистр и док­тор наук) и условий их подготовки: более строгие требования намечалось предъявлять к магистерскому экзамену и к защите магистерских и доктор­ских диссертаций.

Срок исполнения дипломной работы будущего выпускника предполагалось удлинить с 6 месяцев до 2-х лет по темам, данным по заданиям предприятий.

Удлинялись сроки и устанавливалась программа производственных и академических практик студентов всех курсов.

Намечалась организация мужских и отдельно таких же женских гимна­зий (классических и реальных). Сначала в крупных городах (Москва, Ленин­град, Киев, Харьков, Казань, Саратов, Ростов-на-Дону, Томск).

Имелось в виду эти гимназии поставить в исключительно благоприят­ные условия с привлечением крупных педагогических сил и с особыми пра­вами. Эти гимназии должны были быть подчинены непосредственно Коми­тету по делам высшей школы помимо Наркомпросов союзных республик.

Само собой разумеется, что намечающийся процесс оздоровления шко­лы мог развиваться медленно, но, несомненно, развитие его должно было расти прогрессивно с каждым годом, и лет через 5-10 положение могло при­обрести устойчивый характер во всей системе народного образования

Заключение

B заключение следует отметить, что те силы дореволюционной интел­лигенции, которые сохранились от разгрома их большевиками, хотя и в огра­ниченном размере, но все же создавали из молодежи некоторый процент новой интеллигенции, которая стояла на современном уровне европейской интеллигенции, что, в конце концов, и способствовало появлению в прави­тельственных кругах тенденций, оздоровляющих школьное дело.

Тому способствовало и то важное обстоятельство, что выпущенные при советской власти специалисты оказывались в их практической деятельно­сти неподготовленными, что грозило катастрофой развитию индустрии.

Так постепенно большевики со своих интернациональных позиций в об­ласти культурного строительства стали переходить на национальные.

Надо помнить, что, если бы большевикам в течение 1941-1950 гг. энергично удалось провести в жизнь хотя бы те мероприятия, которые уже были декретизи- рованы до 1941 г. и которые намечалось декретизировать в 1941 г., то это озна­чало бы следующее:

1. Выпущенные ранее специалисты путем повторного обучения их в центрах повышения квалификации и заочной системы за 3-5 лет могли в своей массе подняться до нормального уровня своих специальных знаний.

2. Вновь выпускаемые специалисты в течение 1941 г. из укрупненных высших учебных заведений с каждым годом по качеству были бы все лучше и лучше.

3. Вновь организованные гимназии при их развитии в период 5-10лет дали бы нормально подготовленных студентов для высших учебных заве­дений.

4. Начальная школа за 5-10 лет получила бы грамотного учителя.

5. Ремесленные училища за 5-10 лет дали бы промышленности 8-10 миллионов квалифицированных рабочих, сельское хозяйство имело бы квалифицированных сельскохозяйственных рабочих.

Ясно, что при таких условиях за период в 5-10 лет в Советской России значительно залечились бы те раны, которые большевики нанесли ей в пе­риод 1917 г.

Примечания H.B. Минаевой

* B периодГражданской войны, развернувшейся сразу же после октября 1917 г., и последовавшей затем интервенции, Архангельск видел англичан, американцев и репрессии красных комиссаров. Ho в городе еще сохраня­лась старая русская интеллигенция. K числу ее принадлежал мой дед Петр Андреевич Таратин. Он преподавал географию в архангельских гимназиях и занимал пост секретаря Общества изучения Крайнего Севера - филиала Русского географического общества, председателем которого долгие годы был известный ученый и общественный деятель Петр Петрович Семенов- Тян-Шанский.

Мой дед принадлежал к славной плеяде русских просветителей и оста­вил свой след в истории русского Севера. Однако с приходом советской власти в Архангельск положение интеллигенции резко изменилось. Боль­шинство их попало в разряд «лишенцев» и было лишено права трудиться на государственной службе. Это не могло не сказаться на всей системе на­родного образования.

** Bo второй период, 1925-1930 гг., мой отец, Василий Васильевич Ми­наев, был директором первой советской школы в Архангельске (Ломоносов­ской гимназии, как ее продолжали называть архангелогородцы). Здесь он повстречался с моей матерью - Антониной Петровной Таратиной - препо­давательницей истории, только что вернувшейся в родной город после окон­чания петербургских Бестужевских высших женских курсов. Молодые люди поженились, и дальнейшая их жизнь было неразрывно связана общими пе­дагогическими интересами.

*** Третий период, 1930-1935 гг. - время Большого террора и ломки всей системы просвещения в советской России. B то время было запреще­но преподавание гражданской истории, многих юридических наук. Были за­крыты исторические факультеты в ведущих университетах страны. Ho после прихода Гитлера к власти в 1933 г. отношение советской власти и непосред­ственно Сталина изменилось.

Постановлением ЦК большевистской партии от июля 1934 г., подписан­ного Ждановым, Кировым и Сталиным, гражданская история вновь возвра­щалась в систему народного образования, и вновь были открыты историче­ские факультеты в ведущих университетах страны.

**** цетвЄрТЬ|й период, 1935-1941 гг., выделен B.B. Минаевым наибо­лее объемно.

Поражает проницательность автора, уловившего знаменательную зако­номерность отхода Сталина и его окружения от интернациональных ценно­стей советского правительства к повороту признания национального прин­ципа в культуре, науке и просвещении.

B январе 1941 г. в CCCP на страницах органа ЦК партии журнала «Историк-марксист» была проведена дискуссия о славянофилах, которая должна была подвести вопрос о русской нации к пониманию ее исключи­тельности и избранничества.

K дискуссии были привлечены крупные историки, философы и фило­логи. Среди них: академики H.C. Державин, M.B. Нечкина, профессора H.M. Дружинин, Б.Б. Кафенгаус. Обсуждался доклад ученика маститого ученого C.B. Бахрушина - Сергея Сергеевича Дмитриева «Экономические воззрения славянофилов». Bce участники дискуссии, вероятно, понимали, ради чего в партийном органе печати поставлен этот вопрос. Ho они строго держались академического тона и не дали выйти дискуссии на просторы со­временной им политики советского государства.

<< | >>
Источник: Минаева Нипа Васильевна. Потаенные конституции России. М.,2010.-224 с.. 2010

Еще по теме Приложение 4 МИНАЕВ. КРАТКИЙ ОЧЕРК ПО ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ НАРОД­НОГО ОБРАЗОВАНИЯ B РОССИИ B ПЕРИОД СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ СРАВНИТЕЛЬНО C РАЗВИТИЕМ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ B ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД:

  1. Приложение 4 МИНАЕВ. КРАТКИЙ ОЧЕРК ПО ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ НАРОД­НОГО ОБРАЗОВАНИЯ B РОССИИ B ПЕРИОД СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ СРАВНИТЕЛЬНО C РАЗВИТИЕМ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ B ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -