<<
>>

§1. Что рассказали о губернаторах формулярные списки?

Изучение состава губернаторского корпуса уже начато исследователями. Оно основано на анализе формулярных списков. Формулярный список - необычайно информативный и надежный источник.

Подробная характеристика этого источника дана М.Ф.Румянцевой в кандидатской диссертации "Массовые источники по истории чиновничества местных государственных учреждений России. 1762-1802 гг., (М.,1985) и В.А.Ивановым в книге "Губернское чиновничество 50-60-х гг. XIX в. в России. Историко-источниковедческие очерки» (Калуга, 1994). Некоторые подходы к компьютерной обработке формулярных списков предложены в статье И.Н.Киселева и С.В.Мироненко "О чем рассказали формулярные списки» [2].

Первым начал изучать губернаторов по формулярным спискам (в составе всего чиновничества) П.А.Зайончковский [3]. Мы взяли его данные за 1853 год. Дает характеристику государственного аппарата России XVIII в., в том числе кратко характеризует и губернаторов, С.М.Троицкий [4]. По формулярным спискам изучал губернаторов и М.М.Шумилов [5]. Мы воспользовались собранными им сведениями за 1879 г. Американский историк Р. Роббинс в книге 'The Tsar's Viceroys" , исследуя европейскую часть России, тоже обращался к формулярным спискам губернаторов за 1892,1903,1913 гг. [6]

Мы старались сохранить преемственность в отношении начатого изучения, воспользовались предложенной методикой и конкретными данными за 1853, 1879 гг. Данные за 1903 и 1913 гг. использовались частично, так как они характеризуют лишь европейскую Россию. Мы расширили исследование: его хронологические и географические рамки, вышли на обобщающие характеристики. Собраны, проанализированы и представлены результаты за 1708, 1754, 1786, 1800, 1803, 1825, 1837, 1895, 1913 гг. В основном, это анализ формулярных списков, сохранившихся в РГАДА, РГИА и РГВИА. Формулярные списки губернаторов за 1895 и 1913 гг. полностью опубликованы МВД.

Формулярных списков за 1708 и 1786 гг. найдено очень мало. Поэтому данные о полном контингенте губернаторов и генерал-губернаторов собраны из различных биографических источников по параметрам формулярных списков. Интересно, что хранящиеся в РГВИА формулярные списки А.Д.Меншикова и Ф.М.Апраксина составлены в МВД в 1818 г. ретроспективно. Полученные по годам выборки либо случайны (так как они естественны) , либо полны. Они охватывают в каждом отдельном случае не менее трети всего массива. Поэтому в целом выборка репрезентативна.

Эти данные были собраны по следующим параметрам:

Ф.И.О.; регион; должность; чин; возраст; вероисповедание; имущественное положение; образование; кем начал службу; кем работал непосредственно перед назначением губернатором; стаж работы; сколько раз был губернатором; семейное положение.

Сравнительный анализ кадрового состава губернаторов мы проводим по вышеназванным хронологическим точкам по следующим показателям:

1) чин; 2) возраст; 3) стаж работы; 4) вероисповедание; 5) образование; 6) кем служил ранее и с какого поста пришел в губернаторы.

3.1.1. Чин.

Губернаторами назначались лица, имеющие чин не ниже четвертого класса по Табели о рангах. Четвертому классу соответствовали чины действительного статского советника и генерал-майора. Довольно много встречается чинов третьего класса, это тайные советники и генерал-лейтенанты. Реже - чины второго класса - действительные тайные советники и полные генералы. Встречались чины й перового класса - Ф.М.Апраксин был генерал-адмирал, к первому классу относились и екатерининские генерал-фельдмаршалы; А.Д.Меншиков в 1727 г. стал Генералиссимусом, что было вообще выше Табели о рангах.

Вместе с тем, в отдельные периоды встречались и исключения из правила - губернаторами, а чаще исполняющими обязанности губернаторов, назначались чины пятого класса - статский советник, полковник. Иногда назначались чины даже более низкие.

В XVIII веке наблюдается явное преобладание военных чинов. И только среди самых первых петровских губернаторов часто встречаются гражданские чины, а в дальнейшем почти все губернаторы имели военные звания, хотя они и были довольно условны, так как Табель о рангах появилась только в 1722 г.

В 1754 г. в военном чине были 63,3% губернаторов, а в 1785 г. среди генерал-губернаторов этот показатель составляет 95 %. При этом "параллельно" придворные звания имели больше всего петровские губернаторы - 62,6%, наоборот, в существенно меньшей степени губернаторы Елизаветы - 9,1% и государевы наместники Екатерины II - 18,2%.

В XIX в. ситуация существенно меняется. В самом начале века при Павле I все губернаторы имеют гражданские чины и, кстати, именуются гражданскими губернаторами. Проведя ликвидацию института генерал-губернаторов и наместников, а также серьезную чистку среди екатерининских губернаторов, новый император сделал ставку на гражданские чины. Губернаторы перестали получать придворные чины. Но зато при Павле I существенно возросло число губернаторов, имевших чин тайного советника и выше.

Во все годы правления Александра I сохранились тенденции, которые начали проявляться в начале века, т.е. доминирование гражданских чинов среди губернаторов. И только к 1825 г. появилась не-: большая прослойка военных чинов (около 5%) среди губернаторов.

Однако, при Александре I резко понизилось число высших чинов (действительных тайных советников и тайных советников) в корпусе губернаторов: с 35% в 1803 г. до 2,7 % в 1825 г. Повысилось по сравнению со временами Павла I число действительных тайных советников до 60%. К концу правления Александра I становится заметной и имеет тенденцию увеличиваться прослойка губернаторов в чине статского советника и даже ниже. Последний показатель стал выражением кризиса местной системы власти, приведший к нежеланию родовитых дворян служить губернаторами.

При Николае I берется курс на "милитаризацию" губернаторского корпуса, и.к 1837 г. люди с военными чинами занимают уже около трети губернаторских постов. Заметим, что в этот период также происходит явная эволюция института губернаторства, рост числа военных губернаторов и сокращение числа гражданских. К 1853 г. среди губернаторов стало уже 51,7% генералов [7].

Это явилось последствием милитаристской политики Николая I. К концу века доля военных среди губернаторов практически не уменьшается. В 1895 г. 44,3% губернаторов имеют военные чины и 55% - гражданские. Среди последних уменьшается доля действительных статских советников до 35% и растет доля тайных советников -17%. Начинает быстро расти и число губернаторов, имевших придворные звания - почти 20%. Как, впрочем, и в конце XVIII века.

Однако, в начале XX века (1903 г.) происходит снижение числа губернаторов с военными званиями до 23%. Основная масса губернаторов по-прежнему принадлежала к чинам IV класса (33 из 56 губернаторов). 13 губернаторов (22,6%) имели также придворные звания камергеров [8].

К 1913 г. пропорция начала века в отношении гражданских и военных чинов примерно сохраняется. Но быстро растет число статских советников среди губернаторов, что прямо коррелирует с большей текучестью, сменяемостью кадров. Их становится 13 %. И беспрецедентно раздариваются придворные звания, которые имеют в это время почти половина губернаторов! В нарастающих кризисных условиях личная преданность императору становится важнейшим критерием отбора кадров.

Проанализировав различия состава губернаторского корпуса по чинам на 1708, 1753, 1786, 1800, 1825, 1837, 1853, 1895 и 1913 гг., можно зафиксировать следующие наблюдения.

1. Преобладание гражданских чинов - около 70%. Военные чины преобладали только в XVIII веке. Около половины было их и во второй половине XIX века.

2. Если распределить гражданские чины губернаторов в их количественном выражении по убывающей, то картина выглядит следующим образом:

- 43,9% - действительные статские советники;

- 16% - тайные советники и действительные тайные советники; .

- 13%-статские советники.

3. Придворные звания имели 22,5% губернаторов. Больше всего придворных званий было в начале и в конце существования института губернаторства в России.

4. Заметна тенденция понижения класса гражданских и военных чинов губернаторов.

Но зато быстро растет число придворных званий в их среде.

3.1.2. Возраст губернаторов.

Собранные данные мы сгруппировали по методике П.А.Зайончковского, представили в процентном выражении (для возможности сравнения) и привели в таблице №1. Данные округлены.

Таблица №1.

Возраст губернаторов (%%)
лет до 40 41-45 46-50 51-55 56-60 61-65 66-70 более 70 н\д
1708г 17% 17% 33% 0% 0% 17% 0% 0% 17% 100%
1754г 0% 8% 17% 25% 0% 33% 8% 8% 0% 100%
1786г 4% 9% 13% 17% 30% 4% 0% 4% 17% 100%
1800г 12% 12% 35% 18% 12% 0% 0% 6% 6% 100%
1803г 18% 12% 12% 35% 12% 6% 0% 0% 6% 100%
1825г 14% 30% 30% 14% 8% 0% 0% 0% 5%. 100%
1837г 9% 17% 22% 22% 4% 0% 0% 0% 26%| 100%
1895г 3% 11% 18% 16% 26% 19% 5% 1% 1% 100%
1913г 4% 22% 22% 21% 19% 8% 4% 0% 0% 100%
ИТОГО 6% 17% 21% 19% 18% 10% 3% 1% 5% 100%

Губернаторы Петра I были в основном такими же молодыми, как и он сам.

Лишь только Т.Н.Стрешневу, московскому губернатору, было 74 года. В 1754 г. совсем молодых губернаторов не осталось. А губернаторов среднего возраста (от 40 до 50 лет) стало четверть. Зато пятидесяти - шестидесятилетних и старше было уже три четвертых...

При Екатерине II ситуация существенно не изменилась: генерал-губернаторов среднего возраста осталось примерно четверть. Зато возросло число генерал-губернаторов от 55 до 65 лет почти до половины, и уменьшилось число наместников и генерал-губернаторов совсем преклонного возраста.

В первой половине XIX века наблюдается серьезное омоложение губернаторского корпуса. Доля молодых губернаторов до 40 лет колебалась от 1/10 (1800г.) до 1/6 (1803 г.) губернаторского корпуса. Губернаторы среднего возраста составили в 1800 г. - 46%, а в 1825 г. - почти 60 % . В формулярных списках за 1800 и 1825 гг. не встретилось ни одного указания на возраст старше 65 лет. Примерно такая же картина сохранилась ив 1837 г.

В 1853 г. треть губернаторов имела возраст от 51 до 55 лет, пятая часть - от 46 до 50 лет, чуть меньше пятой части - от 56 до 60 лет. Молодых губернаторов до 40 лет было трое. Губернаторов старше 60 лет – пятеро [9].

К концу века ситуация существенно изменилась. Доля молодых губернаторов упала до 3%, а губернаторов среднего возраста - до четверти с небольшим. Зато доля губернаторов старших возрастов увеличилась более чем до двух третьих.

В XX в. наблюдается снова омоложение губернаторского корпуса. В 1903 г. более половины губернаторов было до 50 лет! Причем, более одной четверти - губернаторы от 35 до 45 лет [10].

И, наконец, в 1913 г. при сохранении незначительного процента молодежи (3,5%), заметно выросла прослойка губернаторов среднего возраста (их стало почти половина). И существенно уменьшилось число совсем пожилых губернаторов.

Если обобщить сказанное, то можно придти к следующим выводам:

1. Периоды реформ и кардинальных преобразований, а также потрясений в истории страны приводили к омоложению корпуса губернаторов. В относительно стабильные периоды происходило "старение" губернаторского корпуса. Этот показатель был напрямую связан и со стажем, и с частотой сменяемости губернаторов.

2. За двести лет статистика показывает приоритет различных возрастных групп среди губернаторов:

- 46-50 лет -21%,

- 51-55 лет - 17,1%,

- 41-45 и 56-60 лет - по 16,4% каждая,

- 61-65 лет-10,1%,

- до 40 лет-5,2%, свыше 65 лет-4,1%.

Таким образом, самый дееспособный, активный возраст для губернатора был от 46 до 55 лет.

3.1.3. Сменяемость губернаторов.

Обращаясь к вопросу о сменяемости губернаторов, мы исследовали позицию срок пребывания губернатора в должности. Собранные данные сгруппировали по семи градациям и результаты представили в таблице №2. Данные округлены.

Таблица №2

Срок пребывания губернатора в должности (%%)
период/лет менее 1 1-2 3-5 5-9 9-15 15-20 более 20
1708г 0% 0% 14% 71% 0% 0% 14% 100%
1754г 9% 0% 18% 36% 9% 9% 18% 100%
1786г 0% 0% 4% 9% 35% 30% 22% 100%
1800г 6% 6% 25% 44% 19% 0% 0% 100%
Il803r 0% 0% 31% 38% 25% 6% 0% 100%
1825г 0% 6% 29% 21% 32% 6% 6% 100%
1837г 0% 0% 26% 32% 21% 5% 16% 100%
1895г 0% 2% 5% 30% 37% 20% 5% 100%
1913г 3% 5% 21% 39% 21% 9% 3% 100%
ИТОГО 1% 3% 17% 32% 22% 13% 7% 100%

При Петре I первые губернаторы проработали в новых губерниях в основном от 6 до 9 лет. А.Д.Меншиков говорил о себе, что он был губернатором с 1702 по 1727 год. У губернаторов эпохи Елизаветы самый большой стаж работы, но уже для трети губернаторов он составлял 6 - 9 лет. Далее шли группы губернаторов (шестая часть), которые проработали от 3 до 5 лет и свыше 21 года. При Екатерине II длительность пребывания генерал-губернаторов в должности существенно возрастает. Здесь группы государевых наместников, пробывших в должности от 9 до 20 лет, составляют 2/3, а более 20 лет - 1/5 губернаторского корпуса. Это был один из самых стабильных периодов, прежде всего для генерал-губернаторов.

В первой половине XIX в. время пребывания губернаторов в должности резко сокращается. В 1800 г. доминирует группа губернаторов, которые пробыли в должности от 6 до 9 лет, их чуть менее половины. От 3 до 5 лет - четверть губернаторов. От нескольких месяцев до двух лет - одна восьмая. И только около пятой части массива губернаторов - те, кто пробыли в должности от 10 до 15 лет. Это было время Павла I, который мог в одной губернии сменить 5 губернаторов за год. К концу царствования Александра I ситуация стабилизировалась. Губернаторы, пробывшие в должности более 10 лет, составили чуть менее половины губернаторского корпуса. При Николае I губернаторский корпус также был достаточно стабильным. Примерно половина губернаторов пребывает в должности от 3 до 9 лет, другая половина - от 10 лет и более.

Но к 1853 г. наблюдается процесс интенсивной смены губернаторов. Так, до одного года занимали свою должность 15 губернаторов, до двух лет - 9. Таким образом, 50% губернаторов находились в данной губернии не более двух лет, 12 человек выполняли свои обязанности от 5 до 10 лет и только шесть губернаторов - более 10 лет. Следовательно, 37,5% губернаторов занимали свою должность свыше 5 лет. Это весьма высокая сменяемость.

Существенно меняется картина к концу XIX столетия, к моменту окончания царствования Александра III. Около 90% составляют губернаторы, пробывшие в должности от 6 до 20 лет.

А к 1913 г., во время царствования Николая II, сроки занятия губернаторской должности снова сокращаются. Одна треть губернаторов пребывала в должности меньше шести лет, 2/3 - от 6 до 15 лет. Тех же, кто проработал более 15 лет, остаются единицы.

Важным показателем стабильности губернаторской деятельности является не только число лет пребывания губернатора в должности на одном месте, но и то, сколько раз он был губернатором Сем, таблицу №3). Данные округлены.

Таблица №3

Сколько раз был губернатором (%%)
период/раз 1 2 3 4 и более
1708г 63% 25% 13% 0% 100%
1754г 73% 18% 0% 9% 100%
1786г 30% 22% 30% 17% 100%
1800г 69% 25% 6% 0% 100%
1803г 75% 19% 6% 0% 100%
1825г 65% 24% 6% 6% 100%
1837г 53% 32% 11% 5% 100%
1895г 52% 27% 16% 5% 100%
1913г 41% 43% 8% 9% 100%
ИТОГО 52% 30% 12% 7% 100%

Губернаторы первого петровского призыва были в губернаторской должности в основном один раз, реже два раза.

Такая же картина наблюдается по формулярным спискам 1754 г. При Екатерине II губернаторов, бывших в должности один раз остается только треть; два раза -1/5, три раза -1/3 и четыре раза и более - 1/6. Если вспомнить, что и сроки пребывания в должности при Екатерине очень большие, то, бесспорно, екатерининское время было "золотым" для губернаторов.

В XIX веке все возвращается на "круги своя". Снова от 2/3 до 3/4 губернаторов пребывают в должности один раз и при Павле I, и при Александре I.

И только в годы правления Николая I доля губернаторов, пробывших в должности один раз и два - четыре раза, выравнивается. К концу века ситуация выглядит примерно так же: 50/50. В 1913 г., как мы уже отмечали выше, резко усиливается сменяемость губернаторов, причем большинство губернаторов, пробыв небольшой срок "хозяином" одной губернии, перемещаются в следующую и так далее. Так, 40 % губернаторов пробыли в своей должности один раз, 42% - два раза, и 16 % - три раза и более.

Таким образом, сопоставив результаты, мы можем сделать следующие выводы. Наиболее выраженная нестабильность и частая сменяемость в губернаторском корпусе наблюдается в периоды смены императоров, в периоды реформ, серьезных потрясений, катаклизмов.

С середины XIX в. губернаторство становится профессией. С начала XX в., когда страна вступила в перманентный кризис, наряду с резко возросшей сменяемостью и даже текучестью губернаторских кадров, системой становится их перемещения "по горизонтали": из одной губернии в другую. Таким образом власть пыталась "выводить из-под удара" губернаторов, не сработавшихся с населением и не доводить ситуацию до социального взрыва.

3.1.4.Вероисповедание губернаторов.

Вероисповедание губернаторов определить достаточно сложно. Эти данные до начала XIX века вообще не указывались в формулярных списках. Да и в XIX веке далеко не все указывали их в своих анкетах. В XIX веке в формулярных списках появляется графа «вероисповедание». Исследование этого вопроса могло бы дать очень интересный материал, но, к сожалению, в источниках сохранилось очень мало сведений. Но линию «православный - неправославный губернатор» мы постараемся проследить (см. таблицу №4). Данные округлены.

Таблица № 4. Вероисповедание

год/вера православные неправославные нет данных
1825 13% 0% 87% 100%
1837 57% 13% 30% 100%
1895 93% 7% 0% 100%
1913 94% 6% 0% 100%
ИТОГО 77, 1% 6,3% 16,7% 100%

Первые данные о вероисповедании появляются в документах за 1825 г. В сохранившихся формулярных списках этого года 13,2 % указали свое вероисповедание, и все они православные.

В 1837 г. уже 70% губернаторов указали свое вероисповедание. Из них чуть более 80% православные и 18% лютеране. В 1853 г. соотношение православных и лютеран было примерно таким же. В 1895 г. доля неправославных падает до 7,4%, а в 1903г. поднимается до 15%. И, наконец, к 1913 г. неправославных среди губернаторов остается около 6%.

Если в начале XVIII в. среди губернаторов неправославными были приезжие или приглашенные Петром знатные люди из других стран, (Броун и Брюс, прибывшие с Британских островов), то с начала XIX века ими становятся дворяне завоеванных Российской империей территорий. Правда, из Польши и Финляндии губернаторов вышло очень мало, финны были только в финляндских губерниях, из Грузии и Украины побольше, а вот прибалтов, вернее сказать, остзейцев, было очень-очень много. При этом значительная часть местной (коренной) знати постепенно "обрусела", и дети многих губернаторов-лютеран принимали православие.

В конце XIX - начале XX века "русификаторская" политика самодержавия становится заметной и в этой области. В формулярных списках теперь, кроме вероисповедания самого чиновника (в данном случае губернатора), стало необходимо указывать также вероисповедание жены и детей.

Различная религиозная принадлежность в определенной степени отражает и различную национальную принадлежность губернаторского корпуса. Хотя здесь и не всегда прослеживается прямая связь. Определенная часть губернаторов в России была выходцами из грузинских князей, которые были православными. Мы не находим среди губернаторского корпуса представителей мусульманского вероисповедания. Хотя ряд знаменитых российских династий, давших России немало губернаторов, имели восточные корни, в основном татарские (Юсуповы...). И это притом, что Россия в XIX в. включила в свой состав Кавказ и Среднюю Азию. В основном выходцы из коренной элиты (кроме грузин) занимали посты со второго и ниже. Нет среди губернаторов буддистов и иудеев. Видимо, это была осознанная восточная политика Российской империи: первые лица в регионе, особенно в завоеванном, где большинство составляло нерусское население, должны были быть, как правило, лица славянской национальности либо выходцы из остзейских немцев. При этом среди губернаторов более 90% были православными. Исключение, как отмечалось выше, допускалось только по отношению к губернаторам-христианам (католикам и лютеранам).

Губернаторы неправославного христианского вероисповедания чаще всего назначались в западные губернии, где они хорошо принимались местным населением. При этом их выдвижению значительно способствовало то, что они знали язык. А в Финляндии все губернаторы (но не генерал-губернаторы!) с начала XIX в. были финнами по национальности, лютеранами по вероисповеданию. И только в начале XX в. русский генерал-губернатор Н.И.Бобриков решил нарушить эту традицию, посадив в губернаторские кресла русских, что было одной из причин его убийства.

3.1.5. Образование.

Образование является одним из важнейших показателей общей и профессиональной подготовки губернаторов. Обработанные данные по этой позиции представлены в таблицах №5 и №6.

Таблица №5.

Образование губернаторов (в%%)
домашнее начальное среднее высшее
1708г 71,4% 0,0% 0,0% 28,6% 100,0%
1754г 0,0% 0,0% 0,0% 100,0% 100,0%
1786г 33,3% 0,0% 0,0% 66,7% 100,0%
1800г 0,0% 0,0% 0,0% 100,0% 100,0%
1803г 0,0% 0,0% 0,0% 300,0% 100,0%
1825г 14,3% 0,0% 21,4% 64,3% 100,0%
1837г 0,0% 0,0% 0,0% 100,0% 100,0%
1895г 2,1% 1,1% 6,4% 90,4% 100,0%
1913г 1,2% 0,0% 0,0% 98,8% 100,0%
ИТОГО 6,7% 0,4% 3,8% 89,1% 100,0%

Таблица №6. Вид высшего образования.

общее военное юридическое техническое
1708г 50,0% 0,0% 0,0% 50,0% 100,0%
1754г 50,0% 50,0% 0,0% 0,0% 100,0%
1786г 25,0% 66,7% 0,0% 8,3% 100,0%
1800г 0,0% 66,7% 0,0% 33,3% 100,0%
1803г 25,0% 62,5% 0,0% 12,5% 100,0%
1825г 30,0% 60,0% 0,0% 10,0% 100,0%
1837г 75,0% 12,5% 0,0% 12,5% 100,0%
1895г 43,2% 45,5% 5,7% 5,7% 100,0%
1913г 47,6% 35,7% 16,7% 0,0% 100,0%
ИТОГО 43,3% 42,9% 8,8% 5,1% 100,0%

К сожалению, документы XVIII века сохранили очень мало сведений об образовании губернаторов.

При Петре I в России только зарождалась система государственного образования. Еще при Софье появилась Славяно-греко-латинская академия. Петр в основном создавал морские и военные учебные заведения: Санкт-Петербургская морская академия, Новгородская матросская школа, Нарвская навигационная школа. Проведенное нами исследование показало, что почти три четверти губернаторов имели домашнее образование, самое распространенное в то время. Двое губернаторов сумели пройти курс наук в зарубежных учебных заведениях, как и Петр I. Князь Голицын, к примеру, учился в Германии. При Елизавете Петровне был открыт первый в России Сухопутный кадетский корпус, ставший впоследствии одним из главных мест образования дворянства, особенно посвятившего себя военной карьере. В 1755 г. открылся Московский университет.

Большинство губернаторов XVIII века, чьи формулярные списки сохранились, не указали, какое они получили образование, что, скорее всего, свидетельствует об их домашнем образовании. И только трое -И.И.Неплюев - оренбургский губернатор, Ф.Ф.Воейков - прусский губернатор и сибирский губернатор В.А.Мятлев указали, что имели высшее образование.

Формирование Ивана Ивановича Неплюева как государственного деятеля проходило под непосредственным влиянием Петра I. Восемнадцати лет, будучи уже женатым человеком, Неплюев учился в Новгородской математической школе, Нарвской навигационной школе, Петербургской морской академии. Правда, везде понемногу. Основное же его обучение проходило во время пятилетнего заграничного плавания гардемарином на галере венецианского флота. Завершилось образование в Испанской королевской академии. По возвращении в Россию в 1720 г. Неплюев с другими гардемаринами сдавал экзамен в присутствии Петра I. По отличным ответам на экзаменах Неплюев был особо отмечен царем, назначен главным смотрителем всех строящихся в Петербурге морских судов [11]. В.О.Ключевский назвал Неплюева одним из младших и даровитейших сотрудников Петра, входивших в ядро правительственного класса. Таким образом, образование многих губернаторов было шире и разнообразнее, чем указывалось в их формулярных списках.

При Екатерине II, в эпоху просвещения, состав губернаторов был одним из самых ярких и впечатляющих. Действительно, «все они красавцы, все они таланты, все они поэты»... Знаменитые полководцы, дипломаты, ученые, литераторы... Почти все имели труды, научные или литературные. Многие участвовали в подготовке губернской реформы, занимались просветительской деятельностью... Среди указавших в формулярных списках свое образование две трети генерал-губернаторов имели высшее образование и треть - домашнее. 25% не указали свое образование. В этот период большинство генерал-губернаторов получили образование в России. Восемь губернаторов имели военное образование, закончив Сухопутный кадетский корпус. Трое учились в университетах: Г.А. и П.С.Потемкины в Московском и П.А. Румянцев в Берлинском университетах (первый и третий их не закончили). И.В.Гудович получил инженерное образование за границей в Кенигсберге и Лейпциге. В 1800 г. всего около пятой части губернаторов указали свой образовательный уровень, и все они закончили сухопутный кадетский корпус.

А через три года, в 1803 г., этот показатель достиг половины губернаторского корпуса, правда, и указали свое образование половина губернаторов. 6 губернаторов закончили кадетские корпуса, И.М.Ухтомский был студентом при Коллегии иностранных дел; князь Голицын закончил Пажеский корпус. Это последнее придворное учебное заведение станет в последующий период одной из главных "кузниц кадров" российской политической элиты. В 1825 г. образовательный уровень указан в формулярных списках менее половины губернаторов. Среди них один имел домашнее образование, двое - среднее (училище) и 8 человек - высшее.Из получивших высшее образование - четыре губернатора приобрели военное образование, трое закончили Московский университет и один - Горное училище в Петербурге.

В 1837 г. сведения об образовании имеются у трети губернаторов, и у всех оно высшее. 5 губернаторов закончили университет (трое -Московский и двое - Харьковский), двое из них - Донельман и Бантыш -получили еще второе образование, соответственно, обучаясь при Коллегии иностранных дел и в Нижегородском университете. Двое закончили кадетский корпус. По одному - Горный кадетский корпус и Пажеский корпус. Таким образом, созданная в XIX веке университетская система давала свои плоды. С этого времени университетское образование (притом не только столичное) занимает существенное место в подготовке губернаторских кадров.

В 1853 г. 9 губернаторов имели высшее образование (университет, лицей, корпус инженеров путей сообщения), 9 - среднее (кадетский корпус, гимназия) и 30 - домашнее. 62,5% губернаторов не получили систематического образования [12]. В 1879 г. образовательный уровень губернаторов существенно возрос. Высшее образование имели 53,4%, среднее - 43,1% и начальное - 3,5%. В 1895 г. из 95 губернаторов, чьи формулярные списки мы анализировали, «хозяева губерний» получили следующее образование:

- 21 губернатор получил университетское образование (9 губернаторов закончили Московский университет, 6 - Петербургский, 2 - Киевский, по одному - Харьковский, Новороссийский и Берлинский);

- 45 губернаторов получили военное образование (около половины из них закончили Николаевскую академию Генерального штаба);

7 - закончили Пажеский корпус;

6 - Александровский лицей и I Демидовский лицей;

4 - Училище правоведения; 2 - Инженерную академию;

1 - Институт Восточных языков;

5 - гимназии (среднее образование).

В последующие годы конца XIX - начала XX в. образовательный уровень губернаторов плавно растет. Так, если в 1892 г. 61% губернаторов были с высшим образованием, то в 1903 г. - уже 68% , причем, при сокращении доли среднего образования и исчезновении начального. После первой русской революции губернаторов с высшим образованием снова становится меньше. Это объясняется тем, что в экстраординарных условиях на губернаторские должности привлекали прежде всего "практиков", т.е. людей, которые уже приобрели практический опыт управления, длительное время работая на местах. Вспомним, что число молодых губернаторов сокращается. Кроме того, МВД снова делает крен в сторону привлечения на губернаторские должности военных.

Однако, если МВД после 1905 г. меньше акцентирует внимание на обязательном высшем образовании, это не означает, что оно игнорировало образовательные критерии полностью. Министерство последовательно выдерживало курс на повышении доли губернаторов с юридическим образованием, считая его крайне важным для профессионализации губернаторского корпуса. Обратимся к таблице №6, показывающей какое именно высшее образование имели губернаторы. Так, если формулярные списки 1885 г. показывают только около 5% губернаторов, имеющих юридическое образование, то списки 1913 г. - уже свыше 20%. А в Европейской части России, по данным Роббинса, доля губернаторов с юридическим образованием была еще выше. Так, если в 1879 г. только 10% губернаторов имели юридическое образование, то в 1892 г. их было уже 19,6%, в 1903 г. - 22,6%, а в 1913 г. - 34 %.

Эта тенденция отразила потребности нового периода российской истории. Большие сложности в проведении земельной реформы, установление в стране после 1905 г. квази-конституционного строя требовали, чтобы губернаторы были сведущими в законодательстве и действовали, опираясь на закон. К 1913 г., кроме роста юридического образования, имелись также следующие изменения по сравнению с 1895 г. Университетское образование сохранилось на том же уровне – его имели 22 человека. Но теперь на первое место вышел Петербургский университет, его закончили 10 будущих губернаторов. То же самое касается и Александровского лицея, который окончили, как и в 1895 г., 6 человек. Существенно сократилось число губернаторов с военным образованием: с 45 до 26 человек. А выпускников Николаевской Академии Генерального штаба было всего 6 человек. В два раза (с 7 до 13) выросло число губернаторов, окончивших Пажеский корпус. Это совпадает с тенденцией резкого роста губернаторов, имевших придворные чины, о чем мы писали выше. Два губернатора закончили археологический институт (второе образование). Не осталось лиц с начальным образованием. Но возросло число губернаторов, имевших среднее (в основном среднее специальное) образование.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. На протяжении двухсотлетнего периода существования губерний, за редким исключением, приоритет отдавался губернаторам с военным образованием.

2. Со второй половины XIX в. серьезное внимание МВД обращалось на приобретение губернаторами университетского и юридического образования, как наиболее отвечающего содержанию данной профессии.

3. Образовательный уровень губернаторов стал серьезным критерием кадровой политики государства в XIX веке.

4. Несмотря на неуклонный рост образовательного уровня губернаторского корпуса на протяжении двух столетий, он никогда не являлся главным критерием для определения на должность. Об этом свидетельствуют многочисленные данные, в- том числе мы видим, что лица со средним образование и в XIX, и в начале XX века составляли от трети до почти половины губернаторского корпуса.

3.1.6. Кем служил ранее и с какого поста пришел губернатором.

Изучая формулярные списки, мы обратились к исследованию служебной карьеры губернаторов. Следуя методике Роббинса, для этого проследили по формулярным спискам два аспекта служебной деятельности:

1. Какие должности занимали будущие губернаторы разных исторических периодов с момента вступления их в службу ?

2. Какие посты они занимали непосредственно перед занятием должности губернатора?

Для ответа на первый вопрос мы выписывали из формулярных списков основные должности, занимаемые будущими губернаторами на протяжении всей служебной карьеры. У большинства будущих губернаторов их было, как правило, несколько. Поэтому обобщенный анализ этих должностей по периодам позволяет нам определить, какие занятия и где (в центре или провинции) были превалирующими у будущих губернаторов того или иного исторического периода.

Для ответа на второй вопрос мы выписывали из формулярных списков последнюю должность, занимаемую перед получением поста губернатора. Анализ изменения данного показателя позволяет проследить, как прохождение будущим "хозяином губернии" всей иерархической служебной лестницы, так и его подготовленность непосредственно к занятию должности именно губернатора.

Восемь первых петровских губернаторов занимают особое место в этом анализе. Это были высокие государственные деятели по духу и по чину, превосходившие по уровню своего влияния не только всех последующих губернаторов, но и министров, в том числе министров МВД.

Все они, кроме А.Д.Меншикова, принадлежали к знатным российским родам. Апраксины были братьями жены Федора Алексеевича. Князья Голицыны были Гедеминовичи. Т.Н.Стрешнев - родственник и близкий друг царя. П.С.Салтыков и М.П.Гагарин принадлежали к старинным знатным родам... До назначения губернаторами прямое отношении к вверенным территориям имели четверо. А.Д.Меншиков с 1702 г. был комендантом, а затем и губернатором взятого русскими войсками Нотебурга (Шлиссельбурга), ставшего ядром будущей Петербургской губернии. П.С.Салтыков и Д.М.Голицын, будучи, соответственно, воеводами в Смоленске и Киеве, затем стали одноименными губернаторами. А М.П.Гагарин был сначала воеводой в Нерчинске, затем стал Президентом Сибирского приказа и чуть позже был назначен одновременно губернатором Сибири. Адмирал Ф.М.Апраксин был воеводой Архангельским, а в 1708 г. после взятия Азова, назначен Азовским губернатором. Правда, не надолго, т.к. в 1710 г. Азов снова отбили турки.

Т.Н.Стрешнев к руководству двумя приказами добавил в 1708 г. московское губернаторство, П.М.Апраксин к президентству юстиц-коллегией - казанское губернаторство. П.А.Голицын с "дипломатической работы" был переведен в Архангелогородскую губернию. В последующие годы XVIII в. деятельности губернатора в основном предшествовала военная карьера. При Елизавете Петровне, судя по документам 1754 г., почти все будущие губернаторы или в начале своей служебной карьеры, или позже посвятили себя военной службе. И только четверть губернаторов были придворными и пятая часть губернаторов ранее служили в центральной администрации.

На губернаторскую должность в этот период приходили:

- 25% - с военной службы;

- по 17% - с придворной службы, с должности вице-губернатора и прочих должностей;

- 8% - из центральной администрации.

При Екатерине II в 1786 г., ко времени завершения губернской реформы, областное управление России было вверено двадцати главным начальникам: наместникам или генерал-губернаторам, из которых каждый имел в своем ведении по два или три наместничества (или губернии).

Так же, как и при Петре, генерал-губернаторы представлены плеядой выдающихся военачальников. Среди них - П.А.Румянцев, Н.В.Репнин, И.В.Гудович, Г.А.Потемкин... И не случайно, что и при Екатерине II почти все будущие генерал-губернаторы прошли сначала военную карьеру, а многие ее продолжали, будучи уже во главе намест-ничеств. «Другие занятия» будущих генерал-губернаторов занимали ничтожно малое место: 13% - придворная служба, 9% - провинциальная администрация, по 4% - центральная администрация и вице-губернаторство...

Большой процент губернаторов пришли на губернаторскую должность с поста губернатора же, но не в этом наместничестве. На втором месте стояла военная служба. Мы уже отмечали выше, с какой тщательностью Екатерина II подбирала генерал-губернаторов, видя в них личностей, способных проводить творчески ее политику на местах в интересах государства Российского, и с этого поста уже никуда не отпускала. Она переводила генерал-губернаторов из одного наместничества в другое, открывая их постепенно. При Павле I, как уже указывалось выше, был ликвидирован институт генерал-губернаторов, произведена "чистка" екатерининских губернаторов, и в целом наблюдалась исключительно частая смена губернаторов.

Анализ формулярных списков за 1880 г. показывает следующую картину. 88% будущих губернаторов начинали свою службу военными и только 5% гражданскими. Однако, в дальнейшем доля военной службы в деятельности будущих губернаторов снижается до 2/3. Более разнообразными становятся и профессии будущих губернаторов. 40% имели опыт работы вице-губернаторами, треть - в судебных органах, 12% - в провинциальной администрации. Несколько человек ранее работали в центральной администрации, занимали придворные должности, являлись предводителями дворянства в своих губерниях.

В этот период на губернаторскую должность уходили преимущественно с должности вице-губернатора - 41%. Поменяв екатерининских наместников, Павел в то же время назначал новых хозяев губернии, имевших опыт руководящей работы в провинции. Около 20% губернаторов пришли с военной службы.

При Александре I продолжается снижение доли губернаторов, начавших свою карьеру в военной области. По формулярным спискам 1803 г. таковых было 80%, а в 1825 г. - уже около 60%.

В целом, доля военных и гражданских должностей будущих губернаторов выравнивается. Губернаторы 1825 г. на эту должность пришли со следующих постов: 9% - из военных, 9% - из губернаторов, 21 % - из вице-губернаторов, по 3% - с судебной службы, центральной администрации и выборной должности губернского предводителя дворянства, 12% - вернулись в губернаторы из отставки. Таким образом, в первой четверти XIX века происходит заметное снижение доли бывших военных среди губернаторов.

В 1837г. при Николае 1 доля губернаторов, начавших службу с военной должности, сохраняется на уровне 61%. Заметно возрастает доля губернаторов, прошедших службу в центральном аппарате - до 25%. Это свидетельствует о централизации и бюрократизации системы местного управления.

Должности, с которых в 1837 г. переходили в губернаторы, распределились следующим образом: 39% - с губернаторской должности, 14% - с военной должности, 14% - из центральной администрации, 7% - из предводителей дворянства, по 4% - из вице-губернаторов, судей и отставки... Таким образом, с одной стороны, наблюдается усиление преемственности местной власти: 40% губернаторов пришли на эту должность с аналогичного поста. А с другой стороны, сужается круг должностей, с которых можно было «попасть» в губернаторы, система консервируется, все более повышается роль центра, и прежде всего, МВД, причем, не только в назначении губернаторов, но и в подготовке их в министерском аппарате.

Во второй половине XIX - начале XX века соотношение военной и гражданской службы в начале карьеры будущих губернаторов примерно 50/50 [13]. Как видим, по-прежнему опыт военной службы высоко ценится при назначении будущих губернаторов, особенно когда речь шла об окраинных и неспокойных губерниях.

Вместе с тем, наблюдается тенденция все большего привлечения в губернаторы и вице-губернаторы людей, имеющих опыт работы в провинциальных губернских учреждениях. Так, если в 1879 г. 48,3% вице-губернаторов пришли из местной администрации, то в 1913 - уже 79%. За эти годы упала доля военных, ставших вице-губернаторами - с 17 до 7,6%, как и процент работавших ранее в центральной администрации-с 34% до 13%14.

Что же касается губернаторов, то в 1913 г. они пришли со следующих должностей:

44% - из губернаторов,

31 % - из вице-губернаторов,

11 % - из военных ,

6% - непосредственно из службы в окружении губернатора,

2% - из центральной администрации,

по 1 % - из провинциальной администрации, суда, из предводителей дворянства. Таким образом, во второй половине XIX - начале XX в. подавляющая часть губернаторов нарабатывала опыт и стаж в должности вице-губернаторов. При этом постоянной практикой стало перемещение губернаторов из одной губернии в другую по несколько раз. Падает доля кадровых военных, назначаемых губернаторами, и возрастает доля губернаторов, получивших опыт провинциального управления. Последний показатель к 1913 г. становится основным.

Изучение состава губернаторского корпуса по формулярным спискам - это первый путь к решению поставленной задачи - созданию социального портрета губернаторов. Формулярные списки дали большой и разнообразный материал в этой области. Второй путь, к которому мы теперь переходим, предполагает постановку не столь широкого круга вопросов к источнику, но более глубокое и более полное изучение объекта исследования.

<< | >>
Источник: Л.М. ЛЫСЕНКО. ГУБЕРНАТОРЫ И ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XVIII - НАЧАЛО XX ВЕКА). Издание 2-е, исправленное и дополненное. Москва –2001. 2001

Еще по теме §1. Что рассказали о губернаторах формулярные списки?:

  1. Глава 2. ИЗУЧЕНИЕ ПРАВА
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. §1. Становление института губернаторства в России (первая половина XVIII в.).
  4. §4. Великие реформы 60-70-х гг. XIX века и губернаторы.
  5. §2. Характерные черты и особенности института генерал-губернатора.
  6. §1. Что рассказали о губернаторах формулярные списки?
  7. §2. Основные характеристики губернаторского корпуса России.
  8. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ К ПРИЛОЖЕНИЮ
  9. ПРИЕМЫ И ЗАДАЧИ ОБВИНЕНИЯ
  10. ПО ДЕЛУ O ПОДЛОГЕ ЗАВЕЩАНИЯ OT ИМЕНИ КУПЦА КОЗЬМЫ БЕЛЯЕВА
  11. (Из воспоминаний судебного деятеля)
  12. ТРУДЫ И ЗАДАЧИ ПЕТЕРБУРГСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
  13. ПРИЛОЖЕНИЯ к «Воспоминаниям о деле Веры Засулич»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -