<<
>>

Законодательство о юридических лицах в дореволюционной России: зарождение и развитие.

Различные формы объединения физических лиц, коллективные формы предпринимательской деятельности в России имеют длительную историю су­ществования[198], но первое упоминание о них как о субъектах права, лицах в за­конодательстве относится лишь к XVII веку.

Объединения в форме товарищества издревле были известны российско­му быту[199]. Известный российский историк и цивилист К.П. Победоносцев от­мечал: «Договор товарищества принадлежит к самым обычным издревле в рус­ском народе. Как община составляет у нас форму общественного быта, вполне соответствующую естественным его условиям, и удовлетворяет потребности - поднять и вынести сообща то, что одному не под силу, - так и в гражданском договорном быте подобная же потребность удовлетворялась издревле складкой и товариществом - в промыслах и в торгах. К исполнению службы, к платежу податей, к исправлению повинностей, к несению всякой государственной и общественной тяги применялась форма обязательного союза и взаимной кру­говой ответственности: подобно тому крестьяне в своих промыслах и торговые люди в торговом своем деле охотно складывались в союз товарищества и не­редко составляли о том записи»[200].

Зная о существовании различного рода союзов (объединений) физиче­ских лиц в древней Руси, современные ученые не располагают достаточными сведениями об их юридическом строении. В Псковской судной грамоте встре­чается упоминание о «сябрах»[201], что дает некоторое основание предполагать известность товарищеского договора в то время[202]. Упоминание о договоре то­варищества (в части взаимных расчетов товарищей в случае ограбления) со­держится и в Соборном уложения 1649 года[203].

Такие объединения носили личный характер, то есть были объединением физических лиц, а не капиталов.

Следует отметить также, что различные формы объединения регулиро­вались зачастую обычаями.

Так, артель - столь известное в дореволюционной России объединение физических лиц - есть не что иное, как господствующий в народе по обычаю вид юридического лица, товарищества[204]. При отсутствии за­конодательного регулирования у нас издревле существовали артели рыболо­вов, звероловов, крючников, плотников и множество других[205]. Эти объедине­ния, как правило, основывались на обычае, не имели длительного существова­ния, а личный труд зачастую был единственным вкладом в общее дело. Иной характер носили артели, рассчитанные на продолжительную деятельность. Они включали в себя большое количество членов, доходившее до нескольких сотен, и помимо личного вклада, член артели должен был внести определенную де­нежную сумму или иное имущество. К такому виду относились артели произ­водственные, столярные, слесарные, а затем и артели биржевые, дрягильские, купорные.

Были ли такие формы объединения лицами, были ли наделены правоспо­собностью, или представляли собой лишь договорное объединение физических лиц, не создающее самостоятельного субъекта права, сродни римскому societas, источники умалчивают. ,

Однако появление признаков, относительной долговременности сущест­вования, наличия* имущества, выделяемого участниками* объединениядля. осу­ществления его деятельности, а также избрания органов управления, объедине­ния, свидетельствует, по меньшей мере, о развитии договорных форм объеди­нения физических лиц, приближающихся по своим характеристикам к субъек-

ту права, юридическому лицу, являющихся своего рода прообразом более поздних форм объединения, признанных законом субъектами права.

Отсутствие определенности в правовой характеристике такого рода объ­единений, связанное, прежде всего с отсутствием соответствующей информа­ции в источниках права, может быть обусловлено отмеченным российскими дореволюционными исследователями слабым развитием договорного права в целом в период действия крепостного права, существовавшим в этой связи ог­раничением свободы предпринимательства для широких кругов населения Российской империи[206].

В этой связи также следует отметить, что различие в понятии лица, в том числе юридического лица, отнесении тех или иных форм объединения к субъектам права, определении объема гражданской правоспособности, которой наделяется тот или иной субъект права, может быть связано с влиянием исто­рических особенностей той или ной страны, в целом быть обусловленным воз­зрениями, существовавшими в различные исторические эпохи, в различных правовых системах. Еще Н.Л. Дювернуа предостерегал нас от стремления аб­солютного определения признаков понятия личности, в том числе юридиче­ского лица, по отношению к любой эпохе и правовой системе. «Но если мы не найдем в известном союзе старого типа всех признаков развитой цивильной личности, то это еще не будет значить, что союз безличен. Это будет значить только, что для ранней эпохи или для системы правоотношений такого-то типа - этих признаков личности достаточно, чтобы признать ее обособленность от образующих союз сочленов»[207]. Поэтому, юридические институтыне представ­ляют собой нечто законченное, завершенное. Это нечто постоянно'изменяю­щееся, приспосабливающееся к историческим, социальным и экономическим явлениям.

Так и понятие юридического лица, состав его признаковможет быть раз­личным в традициях разных правовых систем, в разных исторических услови­ях. '

Поэтому говорить о наличии или отсутствии современных признаков юридического лица в различных исторически существовавших формах объе-

динения лиц, можно лишь в достаточной степени условно. Можно лишь пред­полагать, что имеющихся на конкретном историческом этапе признаков лич­ности того или иного образования было достаточно, чтобы признать ее обо­собленность от образующих союз лиц.

Следует также признать, что законодательство зачастую отстает за раз­витием различных форм объединения. Законодатель не успевает совершенст­вовать существующие нормы в ответ на изменяющиеся экономические усло­вия.

Российское дореволюционное законодательство, направленное на регла­ментацию деятельности юридических лиц формировалось постепенно вслед за появлением все большего числа такого рода субъектов права.

Во всяком случае, следует отметить, что вследствие относительно высо­кого уровня деловой жизни в дореволюционной России к XVII веку получили свое развитие (хотя и в незавершенном виде) формы предпринимательства, ставшие «прообразом» будущих юридических лиц.

Появление и эволюция различных форм объединения в том или ином го­сударстве является, прежде всего, продуктом развития* хозяйственного оборо­та, влияния различных экономических условий, модифицируемых под воздей­ствием всех остальных факторов политического, правового, культурного раз­вития страны. Поэтому при сходных экономических условиях в разных госу­дарствах появляются аналогичные правовые институты, что не всегда свиде­тельствует о заимствовании. Возможное заимствование различных правовых форм порой является лишь второстепенным фактором развития, видоизме­няющими облегчающим влияние аналогичных условий экономическойжизни.

Новые правовые формы субъектов предпринимательской деятельности, как и любые юридические конструкции, создавались постепенно, зачастую пу­тем приспособления существующих форм к новым экономическим условиям, потребностям оборота. Так, что со временем в результате переработки сущест­вующих форм создавались новые, которые уже имели мало общего с исходны­ми конструкциями. Поэтому иногда столь сложно для исследователя восста­новить преемственность в развитии различных форм юридических лиц. Этот процесс исторического развития юридических лиц также характеризуется тем, что многие институты уходят своими корнями одновременно к нескольким

различным явлениям. Именно таким институтом являются акционерные ком­пании.

Если такие формы объединений как товарищества и, прежде всего арте­ли, были исконно свойственны хозяйственному быту дореволюционной Рос­сии, а законодательное регулирование этих институтов началось уже после то­го, как их характерные особенности были выработаны самой жизнью, то ак­ционерная форма как правовая конструкция в большей мере сложилась под влиянием западных образцов.

Идея создания акционерных компаний была принесена в Россию в конце XVII века из стран Западной Европы. Как и в Гер­мании, в России она зародилась не в торговых, а в правительственных кругах[208]. Таким образом, зарождение акционерного движения в России относится к кон­цу XVII - середине XVIII века. Акционерные предприятия, появившиеся в России, создавались, прежде всего, под влиянием голландских, датских и шведских образцов.

Впервые интерес к акционерной форме хозяйствования появлялся в Рос­сии еще при царе Алексее Михайловиче. Этот факт отметили ученые - юристы уже более 100 лет назад. Так известный российский историк А.С. Лаппо- Данилевский писал, что в числе бумаг приказа тайных дел сохранился любо­пытный доклад царю Алексею Михайловичу, в котором изложен проект уст­ройства китоловного промысла и добычи сала по примеру голландских и французских купцов[209].

Собственно реальные шаги к использованию акционерной формы пред­принимательства были сделаны при Петре I, благодаря- заграничным путеше­ствиям которого появилось, более определенные-представления* о необходимо­сти перенесения’этого института в.российскиеусловия:

Первым законом о юридических лицах и первым нормативным актом, упоминающим об акционерной форме объединения, принято считать Указ Петра I от 27 октября 1699 г. № 1706 «О составлении купцам, как и в других государствах, торговых компаний, о расписании городов по торговым делам на провинции, с подчинением малых городов главному провинциальному городу,

и о причислении к слободам разночинцев, имеющих промыслы»[210]. Указом предписывалось «Московского Государства и городовым всяких чинов купец­ким людям торговать также как торгуют иных государств торговые люди, ком­паниями... иметь о том всем купецким людям меж собою с общего совета уста­новления, которые пристойно было бы к распространению торгов их, от чего надлежит быть в сборе к его Великого Государя казны пополнению компания­ми»[211]. Очевидно, что правительство имело самое смутное представление об этой новой форме ассоциации - акционерной компании.

В Указах от 27 октября 1706 г. и от 2 марта 1711 г. повторялась та же от­влеченная мысль о необходимости и для русских людей торговать «компания­ми» по образцу западно-европейских колониальных компаний. Так, к расши­рению круга участников торгового оборота был направлен и Указ Петра I от 2 марта 1711 г. «О предоставлении права заниматься торговлей людям всякого звания, о выморочных деревнях и о наказании укрывающихся от службы»[212]. Таким образом, право торговать и создавать компании получили люди разных чинов и званий.

Все эти указы не имели практических результатов, в смысле появления акционерных компаний. По всей видимости, хозяйственный оборот на тот мо­мент вполне довольствовался существующими артельными и товарищескими формами, отсутствовала экономическая потребность в их расширении. К тому же право торговли имело сословный характер, а господство крепостного права не давало возможности участия в хозяйственном обороте широких слоев насе­ления. Кроме того, особенности такой новой формы объединения не были из­вестны, не только предпринимательству, но и в. правительственных кругах от­сутствовала информация о юридической структуре акционерной компании, в западных странах.

Но все же сама мысль о необходимости перенесения в Россию такой формы объединения не могла исчезнуть, так как она, во-первых, ассоциирова­лась с мыслью о возможности пополнения государственной казны, а, во- вторых, сама эта мысль не была случайной. «Учреждение компаний, - писал

А.С. Лаппо-Данилевский, - представляется нам естественным результатом развития русской культуры в XVII - XVIII веках, значительно и искусственно ускоренного меркантильной политикой правительства в эпоху преобразова­ния»[213].

В правительственных кругах осознавалась необходимость более деталь­ного знакомства с формой акционерной компании. Этим целям служили мно­гочисленные «доношения, мемориалы, предложения, проекты», оказавшие значительное воздействие на предпринимаемые мероприятия. Так, Лаппо- Данилевский указывал, что еще в 1698 г. голландец Небель предложил на рас­смотрение царя проект, в котором была обоснована необходимость образова­ния компаний для развития российских северных промыслов[214].

Указом от 8 ноября 1723 г. № 4348 предлагалось учредить компанию в Испании для ведения китового промысла от г. Архангельска, указом от 4 авгу­ста 1724 г. - компанию под управлением коммерц-коллегии для торговли с Испанией[215].

Итак, что касается первой- четверти XVIII века, то можно констатиро­вать, что сведения об иностранных акционерных компаниях в правительствен­ных кругах имелись, равно, как и распространение'получила идея-о необходи­мости применения этой формы объединения к российской экспортной торгов­ле. Однако, представления об особенностях этой формы были довольно смут­ными, о чем свидетельствует тот факт, что для получения полного представле­ния о формах компаний, Петр I приказал доставить ему книги о купеческих порядках в европейских странах,-послал туда своих представителей для-изуче­ния опыта* и деловых обычаев иностранного-купечества. Так, Указом от 27 мая 1728Т. коммерц-коллегии приказано было «прислать-имеющиеся у нее книги о купеческих порядках Европейских Государств, печатанные на иностранных языках и перевод с них в комиссию о торговле»[216]. Однако, таких книг в-распо­ряжении коммерц-коллегии не оказалось, что видно из протокола коллегии от 13 июня 1728 г. Поэтому процесс знакомства с этой формой объединения про­исходил в большей мере под влиянием лиц, изучавших ее на Западе. Одним из

таких лиц был Лоренц Ланг, шведский инженер, поступивший на службу к Петру Великому, неоднократно исполнявший дипломатические миссии в Ки­тае, а затем назначенный вице-губернатором в Иркутске[217]. Лоренц Ланг пред­ложил проект компании для торговли с Китаем[218]. Этот проект явился, по- видимому, первым довольно обстоятельным проектом акционерной компании, что свидетельствует об уже более детальном знакомстве российского прави­тельства с особенностями этой формы объединения. Проект этой компании 17 сентября 1739 г. был одобрен Правительствующим Сенатом. 21 сентября 1739 г. был издан Указ об отмене китайского караванного казенного торга и замене его компанией, собранной из знатных купцов и прочих персон, желающих вложить в нее капитал[219]. Компания должна была иметь складочный капитал в размере 2 млн. рублей, разделенный на 6666 и 2/3 акций по 300 рублей каждая. Вступление в компанию производилось путем немедленной оплаты акций, управление осуществлялось общим собранием и избираемыми им директора­ми. Однако на призывы Сената записаться в участники компании и вложить паи никто не откликнулся.

Таким образом, предпринятые начиная со времени царствования Петра I попытки законодательно ввести в хозяйственный оборот акционерные компа­нии не дали практических результатов. Это было обусловлено, прежде всего, отсутствием в тот период в России экономических условий для их создания. Так, для ведения мелких кустарных промыслов на Руси существовали тради­ционные формы, как товарищество (артель). Кроме того, русские купцы на тот момент, в отличие от торговцев в других странах, не испытывали особой необ­ходимости в объединении капиталов и< распределении рисков, характерных для* акционерной формы объединения.

Но, тем не менее, упомянутые указы Петра I о создании компаний имели большое значение для дальнейшего развития данного вида юридического лица в России и способствовали прогрессу торгового дела в целом. Мелкие ремес­ленники и торговцы получили возможность объединить свои капиталы и зани­маться торговлей и промыслом в крупных масштабах.

Таким образом, введение таких новых форм торговых и промышленных объединений в правовое поле представляло большой шаг вперед в развитии российского частного права.

Появление первых акционерных компаний в России относится к середи­не XVIII века. Следует отметить, что российское государство поощряло созда­ние торговых и промышленных компаний или товариществ, предоставляя им всевозможные льготы, привилегии в виде выделения земель и дворов, предос­тавления кредитов, освобождении участников от воинской повинности.

Если проект Ланга следует признать первым более или менее вырабо­танным проектом, то учрежденную Указом Правительствующего Сената от 24 февраля 1757 г. «Российскую в Константинополе торгующую компанию» не­обходимо признать первой российской акционерной компанией[220]. Государство с её возникновением связывало надежды привлечь российских купцов к уча­стию в экспортной торговле. Эта компания осуществляла активную торговую деятельность и просуществовала до 1762 г. Интересно, что образование этой акционерной компании произошло по инициативе ряда российских купцов, то­гда как ранее инициатива в учреждении акционерных компаний исходила от правительства, либо иностранных предпринимателей[221]. Учредители представи­ли на рассмотрение Правительствующего Сената «кондиции» (условия об об­разовании компании, представляющие собой ее устав) об образовании компа­нии. Учредители назывались «фундаторами», что еще раз свидетельствует о заимствовании этой формы предпринимательства, доли участия - акциями. В самих «кондициях» содержалась ссылка на то, что компания образуется на тех же условиях, что( и в европейских государствах. Компании была дана печатьс российским гербом, вокруг которого было написано полное наименование компании. Её капитал состоял из 200 акций по 500 рублей каждая; 100 акций распределялось между учредителями, а остальные предоставлялись желаю­щим. Учредители выдавили акционерам документы, свидетельствующие о праве участия в компании, которые могли свободно отчуждаться. Так, в рос­сийском дореволюционном обороте появились акции, как ценные бумаги. При­

знавалась возможность внесения акционерами дополнительных взносов для увеличения основного капитала компании. Управление компанией было пре­доставлено её учредителям, ставшим директорами компании. Эти особенности были характерны для начального этапа развития акционерных компаний на За­паде[222]. Деятельность «Российской в Константинополе торгующей компании» была прекращена на основании Указов от 28 марта и 31 июня 1762 г.

Дореволюционные российские цивилисты отмечали, что именно этой компании акционерное дело России обязано своим дальнейшим успехом: впервые был сделан переход от проектов к весьма успешной их практической реализации[223].

В 1758 г. была учреждена компания Персидского торга, капитал которой состоял из 4000 акций по 150 рублей каждая. В 1763 г. учреждена компания для торговли в Средиземном море, на 20 акций которой подписался сам госу­дарь. В 1782 г. создана Санкт-Петербургская компания для строительства ко­раблей. В 1794 г. образована Российско-Американская компания[224].

Как и в других странах, в России для каждой компании первоначально составлялся особый устав. На базе таких уставов отдельных компаний посте­пенно'складывались основы правового регулирования организации и деятель­ности юридических лиц, акционерных компаний. Преимущество компании пе­ред отдельными предпринимателями представлялись очевидными: аккумуля­ция капитала, уменьшение предпринимательских рисков и т.п. Акционерный капитал распадался на равные части - акции. Акции пользовались привилегией - они не подлежали аресту в пользу кредиторов акционера, имеющих право толькона доходы по акциям[225].

Несмотря на распространение этой формы субъектов предприниматель­ской деятельности, представление об основах организации, структуре акцио­нерной компании оставалось довольно неустойчивым. В уставах и теоретиче­ских воззрениях четко прослеживалась идея об акционерном капитале, как распадающемся на равные части - акции. Признавалось что участник, внесший

определенный капитал в оплату акции не может потребовать его возврата. Во­просы управления компанией оставались без особого внимания. На Западе, в силу представлений о недопустимости принуждения лица к действиям, на ко­торые оно не выразило свое согласие как основного начала обязательственного права, представляло значительные теоретические затруднения допущение воз­можности принятия решений большинством голосов. Артельное же начало, господствовавшее в российских формах объединения, изначально признавало необходимость подчинения отдельных участников воле большинства. Поэтому определение внутренней организации компании было оставлено на усмотрение участников. Однако новым явлением для российского правопорядка было пре­доставление права ведения дел компании лишь ряду участников - учредите­лям, директорам.

Следует отметить, что эти заимствованные правила об организации ак­ционерных компаний, правительство не считало единственно возможными. Поэтому при учреждении компании участники могли принять и иные условия управления компанией, как, например, возможность назначения директоров не из числа учредителей и даже акционеров. ■

Основы организации управления акционерными компаниями вырабаты­вались постепенно, что можно проследить на примере утвержденных прави­тельством уставов Нижегородской (1767 г.) и Воронежской торговых компа­ний (1772 г.)1. Так, высшим органом управления указанных компаний призна­валось общее собрание акционеров, которое избирало правление как коллеги­альный орган управления, в состав которого входило определенное число ди­ректоров. Существовала также, ревизионная^ комиссия; для: контроля* отчетно­сти..Кроме того, устав Нижегородской» компании предусматривал наличие осо­бого органа - директоров-распорядителей для надзора за деятельностью прав­ления.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что появление в России ак­ционерных компаний не было следствием какого-либо одного правительствен­ного акта. Хотя, несомненно, такой акт предшествовал частной инициативе в возникновении этой формы объединения в дореволюционной России, но преж-

девременные, не подкрепленные соответствующими нуждами практики и эко­номическими условиями, попытки правительства в насаждении акционерных компаний закончились неудачами. Только проекты, которые представлялись правительству учредителями оказались жизнеспособны. Здесь наблюдалась не столько преемственность с европейскими акционерными компаниями, сколько влияние сложившихся экономических, политических и иных условий страны, а также новых идей, новых проектов компаний, дошедших с Запада. На основе рассмотрения уставов возникших акционерных компаний можно проследить, как постепенно распространялось в российском правосознании представление об особенностях акционерной формы предпринимательства - способе образо­вания капитала, организации управления.

Условия, на которых были образованы первые акционерные компании в дореволюционной России не были для нее новыми: до этого существовали субъекты права со сходными условиями организации деятельности. Однако, в уставах акционерных компаний эти условия были определенном образом, бо­лее полно и более последовательно скомбинированы в новую форму субъекта права.

Акционерные компании в России, как и в зарубежных странах рассмат­риваемого периода, возникали не на пустом месте. Шел постепенный процесс обогащения различных форм предпринимательской деятельности по мере раз­вития экономики, усложнения хозяйственных и торговых связей. Так прообра­зом будущих акционерных компаний в дореволюционной России могли слу­жить различные формы предпринимательства. Именно в принципах их органи­зации и деятельности, хотя' и в* зачаточных, незавершенных формах, усматри­вается очевидное сходство с организацией и деятельностью будущих акцио­нерных компаний. Общим, объединяющим их деятельность, являлось то, что они создавались для осуществления таких видов работ, выполнение которых по причине больших объемов и сложности отдельными лицами не представля­лось возможным. Риски участников этих предприятий ограничивалась исклю­чительно размерами внесенной ими части основного капитала. Усматривалось очевидное сходство и в организации управления. Стремительное экономиче­ское развитие и распространение акционерных обществ в странах Запада, рас­ширение торговых связей с Россией предопределили создание условий для их

возникновения в России. Предпосылки и условия возникновения в экономике России акционерных компаний созревали весьма медленно. Ко второй четвер­ти XVIII века имелись сведения о голландских акционерных компаниях, и бы­ло распространено мнение о необходимости применить эту форму предприни­мательства к экспортной торговле. Именно экономические предпосылки, необ­ходимость развития торговых связей явились причинами образования акцио­нерных компаний в дореволюционной России.

Акционерные компании в России далеко не сразу обрели все черты и особенности, присущие этой форме предпринимательства. Прообразами ак­ционерных компаний были торговые компании, товарищества по участкам, паевые товарищества и т.п. В них, хотя и в незавершенном виде, содержались принципы организации, присущие будущим акционерным компаниям: наличие единого общего складочного капитала, ограничение рисков участников разме­рами внесенного ими вклада, формирование органов управления (общего соб­рания, правления).

Идее распространения акционерных компаний и одновременно целям укрепления правовой основы их деятельности содействовал Указ императора Александра I от 6 сентября 1805 г. № 21.900 «Об ответственности акционер­ных компаний в случае взыскания одним складочным капиталом»1, изданный в связи с несостоятельностью акционерной компании, учрежденной в 1782 г. в Санкт-Петербурге для постройки кораблей, и попытками посредников компа­нии взыскать с акционеров сумму ущерба, во многом превышающую их скла­дочный капитал. В нём отмечалось, что «... акционерная компания отвечает одним складочным капиталом, и, следовательно, ни один из акционеров ее при неудачах не теряет свыше положенного в компанию капитала». Таким обра­зом, в законе было подтверждено, что акционер не отвечает по долгам компа­нии своим имуществом, а лишь несет имущественные риски, связанные с не­получением дивиденда по акции, или в случае ликвидации компании невоз­можностью получения внесенного капитала.

Хотя в самом Указе этот принцип ограниченной ответственности акцио­неров не устанавливался как новое начало, а лишь «подтверждался» во избе-

жание «неправильных заключений», как вытекающий из «самого существа се­го рода компаний», тем не менее, установление в законе такого положения, ра­нее не всеми ясно осознаваемого, и нередко даже отрицаемого, содействовало распространению понимания сущности этого вида юридического лица[226].

Этим разъяснением взгляда законодателя на сущность акционерной ком­пании открывается российское акционерное законодательство.

К началу XIX века в России правовая основа деятельности акционерных компаний была весьма не прочной и не развитой. Большинство правовых актов в целом отличалось бедным содержанием, которое зачастую исчерпывалось установлением ограниченной ответственности акционеров.

Манифест императора Александра I от 1 января 1807 г. № 22.418 «О да­рованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых спо­собах к распространению и усилению торговых предприятий»[227] сыграл замет­ную роль в развитии правовой основы деятельности юридических лиц в Рос­сии.

Признавая важность заслуг купечества перед государством, Манифест исходил из стремления к поддержке этого сословия. «Желаем, - говорилось в нем, - чтобы верноподданное наше купечество, особливо для преобладания во внешней торговле, впредь производило свой торг в образе товарищества. Но никто к сему не принуждается законом, который только указует новую стезю. Образ купеческих товариществ да будет в законе двоякий: I. Товарищество полное. II. Товарищество на вере»[228].

Таким образом, в Манифесте предусматривалась возможность создавать товарищества для ведения внешней торговли. Причем признавалось два вида купеческих товариществ: полное и на вере (статья 1). Согласно Манифесту полное товарищество создавалось двумя или многими товарищами, которые договорились между собой вести дела под общим именем как единый торго­вый дом (статья 2). Товарищество на вере составлялось из одного или многих товарищей (полных) и одного либо нескольких вкладчиков, которые вверяли полным товарищам для торга известные суммы своих капиталов (статья 3).

Полные товарищи являлись купцами, принадлежащими к равным гильдиям, и отвечали по обязательствам торгового дома «сообща и порознь» всем своим движимым и недвижимым имуществом, то есть солидарно несли субсидиар­ную ответственность (статьи 2, 3). Вкладчики, «дающие на веру свои вклады», отвечали по обязательствам товарищества только внесенным вкладом и не могли ни с кем вступать в сделки от лица торгового дома (статья 3). Взаимные обязательства между товарищами, обязательства с третьими лицами от имени торгового дома, срок или бессрочность товарищества определялись действием заключенного товарищами договора, имеющего «равную с законом силу» (ста­тья 2).

В соответствии с нормой статьи 5 Манифеста торговый дом «принимал гражданское и торговое знаменование»1, после внесения в,Магистрат и в Думу выписки из товарищеского договора и оповещения о своем создании купечест­ва печатными листами. Выписка должна была содержать данные о виде това­рищества, имена, место жительства и сословную принадлежность полных то­варищей, подписи и печати товарищей, уполномоченных вести дела торгового дома, количество капитала, внесенного товарищами и вкладчиками. В выписке могли указываться и вкладчики.

Манифест, сосредоточивая свое внимание на товариществах полном и на вере, лишь вскользь касался акционерного. Упоминалось, что помимо пере­численных двух типов товарищества, признаваемых нормальными, есть еще и третий, исключительный - товарищество по участкам.

Манифестом от 1 января 1807 г. предусматривалось, что акционерная компания (по терминологии „Манифеста - товарищество по участкам) состоит из многих лиц, складывающих воедино определенные суммы, известное коли­чество которых образует складочный капитал. То есть устанавливался принцип формирования самой компании и её первоначальной имущественной базы.

Кроме того, Манифестом определялся порядок учреждения акционерных компаний: ввиду большой их значимости в народном хозяйстве компании уч­реждались с утверждения императора. Таким образом, закреплялась разреши­тельная (концессионная) система учреждения компаний. Признавалось, что

цель товарищества по участкам «служит важным видам государственного хо­зяйства» (статья 1). Манифест предоставлял возможность участвовать в этом товариществе лицам всех состояний, а не только принадлежащим к купечест­ву.

Манифест 1807 г. не только закладывал правовой фундамент для созда­ния различного рода юридических лиц, но и ставил своей задачей придать осо­бое значение статусу торговых людей. В частности, учреждалась «Бархатная книга» для записи знатных купеческих родов (статья 17). Дворянству, которо­му ранее даровалось только право «внешнего оптового торга», было прямо разрешено вести торговлю и создавать купеческие товарищества (статья 6).

Следует отметить, что Указ Александра I от 6 сентября 1805’ г. и Мани­фест от 1 января-1807 г. закрепили основные черты такой новой для России ор­ганизационно-правовой формы юридического лица как акционерная компания: отнесение компаний к разновидности договора о товариществе; принцип огра­ниченной ответственности акционеров; участие в компании большого количе­ства лиц; возможность представителям всех сословий быть акционерами; уч­реждение компаний только с разрешения, государства; цель компаний - слу­жить важным видам государственного хозяйства.

Создание товариществ связывалось с решением особо важных государ­ственных задач. Их образование по причине крупных размеров капиталов (а, следовательно, и степени предпринимательского риска) было не по силам от­дельным лицам.

До издания Манифеста в России действовало пять акционерных компа­ний. Однако,в,дальнейшем их число-стало расти, и к концу 1836 г. насчитыва­лась уже 41 действующаякомпания[229].

Указанный документ стал правовой основой для учреждения* юридиче­ских лиц в России, и в том числе акционерных компаний. В ходе кодификации российских законов в начале 30-х годов XIX века положения Манифеста во­шли в главу «О товариществе» Свода Законов Российской Империи[230] в первом его издании и воспроизведены в Уставе торговом (раздел «О торговом това­риществе»).

В ходе кодификационной обработки существовавшего на тот момент правового материала был создан Свод законов Российской Империи[231], Часть 1 тома X Свода Законов получила наименование Свод законов гражданских или Законы гражданские. Но весь законодательный материал по гражданскому праву, в том числе относительно юридических лиц, не исчерпывался статьями часть 1 тома X Свода Законов, а был разбросан по всему Своду законов[232].

Вторая часть XI тома под наименованием Устав торговый, содержала раздел «О торговом товариществе», воспроизводивший во многом соответст­вующие положения Указа от 6 сентября 1805 г., Манифеста от 1 января 1807 г. и Положения о компаниях на акциях от 6 декабря 1836 г.

Увеличение числа юридических лиц потребовало принятия развернутых законодательных положений, их регламентирующих.

И следующий этап в развитии законодательство о юридических лицах был связан с изданием императором Николаем I Указа от 6 декабря 1836 г. об утверждении «Положения о компаниях на акциях», в который вошли нормы вышеназванных Указа от 6 сентября 1805 г. и Манифеста от 1 января 1807 г. Позднее Положение полностью было включено в Свод законов гражданских в качестве статей 2139 - 2197 ч. 1 т. X Свода законов Российской Империи [233].

Положение 1836 г. закрепляло разрешительную (или, следуя терминоло­гии, получившей распространение в российской дореволюционной литературе, видимо, по причине первоначального возникновения акционерной компании в качестве особой привилегии и наделения её исключительными правами - кон­

цессионную) систему учреждения акционерных компаний. Аналогичный поря­док был установлен и в законодательстве ряда развитых зарубежных стран то­го времени, опыт которых учитывался при подготовке Положения.

Закон регламентировал утверждение устава компании, определение ус­тавного капитала, способы его оплаты, размеры акций, упоминал об общем со­брании и правлении компании. Устанавливались случаи, ограничивающие уч­реждение акционерных компаний. В частности, запрещалось учреждение ком­паний, предмет деятельности которых представлялся «явно несбыточным», противоречил нормам нравственности, был сопряжен с нарушением общест­венного порядка или причинением материального ущерба государству. Уставы компаний утверждались Сенатом по представлению соответствующего мини­стерства с последующим опубликованием в официальном периодическом из­дании. Разрешался выпуск только именных акций. Указанным правовым актом закреплялись компетенция и порядок деятельности органов управления акцио­нерной компанией: общего собрания акционеров и правления. Определялись случаи прекращения деятельности акционерных компаний: если истек срок действия, указанный в уставе, и общим собранием не принято иного решения; по решению общего собрания акционеров о невозможности дальнейшей дея­тельности компании.

Положение о компаниях на акциях от 6 декабря 1836 г., ставшее основой акционерного законодательства Российской империи до 1917 г., имело важ­нейшее значение для развития российских акционерных компаний.

Достоинством Положение 1836 г. явилось выраженное в нем осознание законодателем необходимости регламентирования, внутренних отношений ак­ционерной компании, что явилось несомненным прогрессом в развитии учения об акционерной компании. Это свидетельствует о постепенной выработке в правительственных кругах и в науке гражданского права представления о том, что организация акционерной компании не есть нечто случайное, а является необходимой особенностью данного субъекта права. Это осознание и привело к регулированию института акционерной компании в законе 1836 г.

Как только в России появились условия для успешного предпринима­тельства в сфере промышленности и торговли, число компаний стало неуклон­но возрастать. Если до 1855 г. в России возникало в среднем не более трех ком­

паний в год, то в 1856 г. - пять, в 1857 г. - 16, в 1858 г. - 39[234]. Всего с 1822 по 1855 г. в России возникло не более 81 акционерной компании, а в 1876 г. уже насчитывалось 550 компаний[235].

С течением времени, учитывая тот порядок, в котором происходило ут­верждение уставов акционерных компаний[236], отдельные уставы все меньше и меньше согласовывались с общими требованиями закона 1836 года. Как было сказано в Объяснительной записке к одному из позднейших проектов положе­ния об акционерных компаниях, «при составлении и утверждении уставов вновь возникающих обществ руководством служат главнейше утвержденные уставы однородных компаний, положение же о компаниях на акциях, вошед­шее в Свод законов, почти вовсе во внимание не принимается, хотя в каждом уставе есть ссылка на это положение; но, тем не менее, можно сказать, что оно существует только на бумаге и что, в сущности, теперь у нас нет общего ак­ционерного положения»[237].

Видно, что главную роль в регулировании акционерных отношений со второй половины XIX столетия стали играть уставы акционерных компаний. Произошло это потому, что, во-первых, в них стали допускаться отклонения от прямых требований закона: выпуск акций на предъявителя, оплата акций иму­ществом, а не деньгами, закрытая подписка на акции и др. Подобные отступ­ления стали возможны благодаря тому, что устав считался для юридического лица частным законом, отменяющим в отношении каждой акционерной ком­пании действие общего законодательства. Такая позиция имела свое теорети­ческое обоснование и отстаивалась в решениях Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената. Во-вторых, уставами регулирова­лись так же вопросы вовсе не предусмотренные общим законодательством или урегулированные им в недостаточном объеме: условия выпуска облигаций, по-

J!

t

4

5

•i

} рядок проведения реорганизации и ликвидации обществ, организация и компе-

і тенция органов управления и некоторые другие. Это привело к почти полному

S

\ устранению норм общего закона от регулирования акционерных отношений.

На практике прямое действие имели лишь некоторые его нормы о порядке рас­

’ смотрения прошений об учреждении обществ. Большинство институтов ак­' ционерного права регулировались исключительно уставами акционерных ком­

паний.

В то же время в практике Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената прочно утвердился взгляд на акционерный устав как на специальный закон1. Этот взгляд встретил себе определенную поддерж­ку и в литературе2. В обоснование этой точки зрения приводилось утверждение устава Высочайшею властью. Высочайшая воля- Императора признавалась единственным источником законодательства, и все исходившее от этой воли

• признавалось имеющим силу закона. Такая точка зрения последовательно при­водила к выводу, что акционерный устав как специальный закон отменяет все

' действие общих законов.по затрагиваемому им предмету, а нарушение или не­* правильное толкование судом статей акционерного устава может служить по­: водом к кассации решения.

Уставы российских акционерных компаний содержали в себе много от- ‘ ступлений от положений закона, что объяснялось устарелостью нашего зако-

I нодательства3. Отсюда естественно, что наша практика склонялась к тому, что-

й

« бы видеть в отдельных уставах специальные законы.

і Однако, акционерные уставы в дореволюционной России силы закона не

* имели4. Устав акционерной компании в.российском дореволюционном.законо-

J дательстве и теории представлял собой договор акционеров, между собой об

1 учреждении компании, который определял совокупность правил, на основании

* 1 Решение Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената 1879 г., № 83; 1885 г. № 126; 1893 г. № 18; 1897 г. № 64. См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. С. 441.

*> 2 См.: Мейер Д.И. Указ. соч. С. 512 - 513.; Нерсесов Н.И. Торговое право: Конспективный курс лекций по тор-

j говому и вексельному праву: посмертное издание / испр. и доп. А.Г. Гусаковым. - М., 1896. - С.111.; Петра-

• жицкий Л.И. Акционерная компания. Акционерные злоупотребления и роль акционерных компаний в народ­' ном хозяйстве: По поводу предстоящей реформы акционерного права: Экономическое исследование. - СПб.,

? 1898.-С. 3.

? 3 См.: Писемский П. Акционерные компании с точки зрения гражданского права. - М., 1876. - С. 107.

j 4 См.: Писемский П. Указ. соч. С. 93 - 113.; Цитович П.П. Учебник торгового права. Вып. I. - СПб., 1891. - С.

1 138.

!

которых существовала и действовала акционерная компания[238]. Устав есть дого­вор, но договор особого рода, в силу этого договора возникает юридическое лицо. Этот договорный характер устава признавала и практика Правительст­вующего Сената[239], удивительно совмещающая его с точкой зрения на устав как на закон. Устав не становится законом или административным распоряжением, несмотря на разрешение законодательной или исполнительной власти, а оста­ется частной сделкой, договором между акционерами.

Большинство институтов акционерного права регулировались уставами акционерных компаний. Это способствовало приспособлению к интенсивно развивающимся во второй половине XIX века экономическим отношениям. Именно в его рамках появились, получили свое развитие и прошли проверку на эффективность многие нормы акционерного права, воспринятые, в том чис­ле, и современным законодательством.

Рассмотрение особенностей деятельности акционерных компаний в Рос­сии и акционерного законодательства дореволюционного (до 1917 г.) периода позволяет сделать некоторые обобщающие выводы.

Во-первых, создание акционерных компаний в России, формирование акционерного законодательства осуществлялось под влиянием акционерных компаний и акционерного законодательства ряда европейских стран. Влияние это было обусловлено ростом экономики, развитием различных форм пред­принимательства в этих странах, созданием и успешным функционированием большого количества акционерных компаний, расширением торговых связей с Россией.

Во-вторых, акционерные компании в России* далеко не сразу обрели все черты и особенности, присущие этой форме предпринимательства. Прообраза­ми акционерных компаний были торговые компании, товарищества по участ­кам, паевые товарищества и т.п. В них, хотя и в незавершенном виде содержа­лись принципы организации, присущие будущим акционерным компаниям: наличие единого общего складочного капитала, ограничение рисков участни­ков размерами внесенного ими вклада, формирование органов управления

(общего собрания, правления).

В-третьих, образование акционерных компаний, в различных отраслях хозяйства было непосредственно связано с процессами, происходившими в экономике России. Акционерные компании являлись эффективной формой предпринимательства и использовались в тех сферах деятельности, которые, с одной стороны, требовали привлечения больших капиталов, а с другой — были сопряжены с большим риском. Преимуществом акционерных компаний явля­лось то, что они сразу располагали крупным капиталом. Кроме того, они могли в случае необходимости относительно быстро увеличить свои капиталы за счет выпуска новых акций или облигаций. Создание акционерных компаний было связано не только и не столько с получением прибыли частными лицами, сколько было направлено на решение государственных задач.

Условно можно выделить следующие этапы развития акционерного за­конодательства России (до 1917 г.):

1 этап - зарождение акционерного движения (конец XVII - середина XVIII века). Особенностью первого этапа было осознание под влиянием разви­тия акционерных компаний ряда западноевропейских стран необходимости создания и распространения акционерных компаний в России: В этот период был издан ряд указов: от 27 октября 1699 г., от 27 октября 1706 г., от 2 марта 1711 г., в которых отмечалась необходимость «для русских людей торговать компаниями» по образцу западноевропейских колониальных компаний. Вместе с тем принятие этих актов не повлекло за собой образования торговых компа­ний на практике.

2 этап (1757 - 1836 гг.) характеризовался образованием и деятельностью первых торговых компаний: Константинопольской, Персидского торга, Рос­сийско-Американской и других. До конца 1836 г. было учреждено'58 компа­ний. К наиболее значимым правовым актам, рассматриваемого периода време­ни относятся: Указ императора Александра I от 6 сентября 1805 г. «Об ответ­ственности акционерных компаний в случае взыскания одним складочным ка­питалом», Манифест от 1 января 1807 г. «О дарованных купечеству новых вы­годах, отличиях, преимуществах к распространению и усилению торговых предприятий». Получила распространение практика принятия правовых актов по вопросам образования отдельных компаний (так называемое сепаратное за-

конодательство). Несмотря на то, что правовая основа деятельности акционер­ных компаний была еще непрочной и неразвитой, этап свидетельствовал об очевидном совершенствовании акционерного законодательства.

3 этап - 1836 - 1917 гг. Начало третьего этапа непосредственно связано с принятием императором Николаем I указа об утверждении Положения о ком­паниях на акциях. Положение знаменовало собой качественно новый уровень развития акционерного законодательства и свидетельствовало о роли и значе­нии акционерных компаний как формы организации предприятий в народном хозяйстве России. Этот правовой акт имел важное значение для дальнейшего распространения акционерных компаний и стал основой для развития акцио­нерного законодательства Российской империи вплоть до 1917 г.

Основными проблемными вопросами и направлениями совершенствова­ния акционерного права во второй половине XIX - начале XX века были: а) отмена или значительное упрощение разрешительной (концессионной) систе­мы учреждения акционерных компаний; б) урегулирование в законодательном порядке вопросов, не предусмотренных Положением 1836 г.; в) определение в законодательстве мер, направленных на защиту прав акционеров, кредиторов компаний и предупреждение злоупотреблений со стороны учредителей и ди­ректоров.

Необходимо было обновление акционерного законодательства.

После 1836 г. вопрос о реформировании акционерного дела впервые воз­ник в правительственных кругах в 1858 г., но отнюдь не с целью улучшения акционерного законодательства. Комитет финансов^ обсуждая меры по обеспе­чению государственного-кредита, обратил внимание,, что все'большее-число вкладов истребуются обратно именно для оплатит акций учреждаемых компа­ний, на растущее стремление к спекуляции и участившиеся злоупотребления1. В этой связи в целях предупреждения дальнейшего роста акционерных компа­ний и было принято решение о необходимости соответствующего пересмотра акционерного закона. Первый проект был подготовлен Министерством финан­сов в 1861г., но так и остался проектом. Видимо потому, что акционерное уч-

редительство без каких-либо специальных мер со стороны правительства по­шло на убыль.

В 1865 г. по указанию Императора департаменту торговли и мануфактур было поручено окончательно составить проект правил для акционерных об­ществ[240]. Новый проект был подготовлен И апреля 1867 г., внесен на рассмот­рение в Государственный Совет, но не получил утверждения[241]. Только 23 фев­раля 1870 г. государственный Совет рассмотрел вопрос о необходимости пере­смотра этого проекта с привлечением компетентных специалистов. Была обра­зована соответствующая комиссия, которая в конце 1870 г. приступила к вы­полнению поручения. Выработанный этой комиссией проект положения об ак­ционерных компаниях в количестве 600 экземпляров был разослан специали­стам для ознакомления, а поступившие замечания затем опубликованы. Либе­ральные течения эпохи, а главное, сознание, что самое лучшее законодательст­во останется без применения при сохранении концессионного начала[242], побуди­ли составителей нового проекта закона об акционерных компаниях, опублико­ванного в 1872 году, перейти на сторону явочной системы[243]. Правительственное разрешение сохранялось по проекту лишь в виде исключения для некоторых предприятий, как банки, страховые и комиссионные компании.

Впервые правительственная комиссия высказалась против разрешитель­ной (концессионной) системы учреждения акционерных компаний. Это обос­новывалось тем, что разрешительная.система дает мнимую гарантию успешно­сти предприятия в глазах будущих акционеров, которая на деле таковой не яв­ляется и не подкреплена соответствующими правовыми механизмами. Помимо утверждения явочной* системы проект содержал достаточно подробное регла-

1 ментирование института акционерной компании, в том числе обеспечение вне­

сения складочного капитала, организацию управления и ликвидацию в интере­

, сах кредиторов компании. Предусматривалась возможность наличия акций не

і

только именных, как это было по закону 1836 г., но и на предъявителя. Однако и этот проект не имел успеха и дальнейшего движения не получил.

. В 1894 г. при Министерстве финансов под председательством проф. П.П.

1 Цитовича вновь была организована комиссия по пересмотру действующего за­

конодательства о биржах и акционерных компаниях, результатом деятельно-

г

сти, которой является проект 1898 г. Этот проект об акционерных компаниях брал за основу германский торговый кодекс 1897 г.

Вслед за этим, в 1899 году, и комиссия по составлению гражданского

' уложения изготовила и опубликовала соответствующий отдел[244].

Высочайше учрежденная Редакционная комиссия по составлению Граж-

j данского уложения, созданная в 1882 г., также рассматривала вопросы совер­) шенствования законодательства о юридических лицах. В силу п.6 Высочайше­

го повеления от 12 мая 1882 г. на редакционную комиссию была возложена

* обязанность печатать свои работы для всеобщего сведения и обеспечить пуб-

* личное обсуждение проекта.

( Комиссия работала над проектом с 1882 по 1905 г. -

В статье 13 проекта (Глава I. «О лицах») впервые в истории российского

’ законодательства не только появляется сам термин юридическое лицо, но и да­» ется его легальное определение[245]. Создатели проекта Уложения предполагали

і

1 сохранить разрешительную систему создания акционерных компаний, желая

г

* при этом обеспечить правительственный»контроль над юридическими лицами,

$ предмет деятельности которых затрагивает общегосударственные интересы.

‘ Глава «Товарищество» книги V проекта Гражданского уложения была посвя­

щена институту юридического лица[246].

j Следует отметить, что проект Гражданского уложения существовал в

‘ двух редакциях: 1898 г. и 1913 г., которые так и не были приняты. В период с

1894 по 1917 г. сменилось большое число проектов, подготовленных различ­ными ведомствами, но ни один из них так и не стал законом.

Разработанные во второй половине XIX — начале XX вв. проекты акцио­нерных законов предусматривали разнообразные, в чем-то схожие, в чем-то различные варианты решения существовавших проблем акционерного законо­дательства и правоприменительной практики. Но ни одному проекту так и не суждено было стать законом. Причин этому несколько. Во-первых, акционер­ные законопроекты, основанные на явочной системе учредительства, были за­ранее обречены на неудачу. С введением явочной системы правительство утра­тило бы контроль за участием лиц в акционерных предприятиях. Затем, кон­цессионная система учредительства была в руках правительства одним из эф­фективных средств борьбы с учредительской горячкой и биржевыми кризиса­ми. Она позволяла регулировать степень монополизированности рынков, пре­доставляя правительству возможность контролировать доступ вновь создавае­мых компаний в ту или иную отрасль экономики и тем самым поддерживать её стабильность. Во-вторых, акционерные отношения' в России находились в со­стоянии динамичного развития, как и вся экономическая система. В атакой си­туации составление единых правил, детально регламентирующих организацию и деятельность акционерных обществ, представлялось задачей не только непо­сильной для законодателя, но и отчасти вредной, т.к. считалось, что правила, подходящие для одних компаний, могли оказаться губительными для других. В-третьих, пробелы и недостатки закона устранялись в уставах компаний, все чаще с конца XIX в. включавшим в себя прогрессивные и полезные положения акционерных законопроектов, а таю же принимаемыми по отдельным вопросам общими законодательными актами.

Вместе с тем правительство осуществляло законодательную деятель­ность по изменению отдельных частей законодательства о юридических лицах, в частности, акционерного дела. Так, 22 мая 1884 г. был издан закон о порядке прекращения действия частных и общественных установлений краткосрочного кредита, 6 июня 1894 г. появился закон о надзоре за деятельностью акционер­ных страховых учреждений и обществ, и, наконец, утвержденным 21 декабря 1901 г. положением Комитета Министров, изменены и дополнены действую­щие правила относительно общих собраний и ревизионной части акционерных

компаний, а также состава их правлений (Временные правила об организации и созыве общих собраний и ревизионных комиссий акционерных компаний).

Следует также отметить, предусматривающие регулирование некоммер­ческих юридических лиц, «Временные правила об обществах и союзах», опуб­ликованные в форме именного указа Правительствующему Сенату 4 марта 1906 г[247].

Таково в основных чертах основные развитие законодательства о юри­дических лицах в дореволюционной России.

Несмотря на многочисленные попытки совершенствования, приведения в соответствие с требованиями* времени, в том числе разработку проекта Граж­данского уложения, основными источниками законодательства о юридическом лице в России на протяжении XIX - начала XX веков продолжали оставаться:

- часть 1 тома X Свода Законов Российской Империи - Свод законов гражданских (глава «О товариществе»);

- часть 2 тома XI Свода Законов Российской Империи - Устав торговый (раздел «О торговом товариществе»).

Разработанный редакционной комиссией проект Гражданского уложения в силу различных причин не стал законом.

Однако накопленные лучшими российскими правоведами знания и опыт, достижения зарубежной юридической мысли могут быть использованы при подготовке законодательных актов о юридических лицах и сегодня. Как видим, российские правоведы творчески* использовали опыт передовых стран Запад­ной Европы. Классическая конструкция акционерной компании была успешно перенесена,на самобытную российскую почву, благодаря чему наша правовая наука и законодательство получили* мощный толчок для* своего дальнейшего развития.

2.

<< | >>
Источник: Стукалова Юлия Викторовна. Юридические лица как субъекты предпринимательской деятельности в России XIX - начала XX века: историко-правовое развитие и теоретическое осмысление. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Воронеж - 2007. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме Законодательство о юридических лицах в дореволюционной России: зарождение и развитие.:

  1. § 1. Категория юридическое лицо: генезис, основные теории, сущностные признаки
  2. § 1. Особенности развития предпринимательских отношений в пореформенный период
  3. 1.1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. 1.3. История развития российского законодательства о способах и порядке разрешения налоговых споров
  5. 1.1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. 1. Законодательство о юридических лицах в дореволюционной России:зарождение и развитие.
  7. Возникновение и прекращение юридического лица.
  8. §2. Развитие общества с шрапиченной ответственностью в Российской Империи
  9. § 1. Понятие, сущность и природа политических прав и свобод граждан в России, их развитие в современном государстве
  10. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  11. 1.2. Дочерние и зависимые общества в российском законодательстве.
  12. § 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц
  13. Формирование и развитие системы лесоохранного законодательства и системы лесоуправления в XVIII в.
  14. § 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -