<<
>>

§ 2. Ступени общей теории права

1. Две ступени (два аспекта) общей теории права. Xарактеристика правовых явлений с позиций инструментального подхода требует переосмысления содержания и профиля общетеоретических правовых разработок, самой их структуры.

Суть дела в том, что сложившаяся в правоведении традиционная общая (аналитическая) теория права, сосредоточивающая «выведенные за скобки» повторяющиеся данные отраслевых наук (о субъективном праве, объектах права, юридических фактах и т.д.), – это часть аналитической юриспруденции, призванная через единые для всех отраслей понятия обрисовать «анатомию» правовой действительности.

Теория права и здесь является дисциплиной в основном атомистического профиля, нацеленная на своего рода анатомическое препарирование правовой материи, анализ ее элементов, «атомов» при помощи общих для всех отраслевых теорий понятий. При этом последующие обобщающие разработки, имеющие в немалой мере существенный интегрированный характер, неизменно опираются в качестве исходных на данные атомистического порядка.

Общая (аналитическая) теория права концентрирует данные, представляющие по своей фактической основе «выведенные за скобки» общие для всех отраслей материалы догмы права – строение позитивного права (нормы права, правоотношения, элементы правоотношений), его внешние формы (законы, юридическая техника), юридические феномены, связанные с его действием, реализацией (акты применения, способы толкования).

Использование новейших философских представлений позволяет, как уже отмечалось, и на данном, аналитическом, точнее атомистическом, уровне углубить наши представления о правовой материи, например о структуре субъективного права, об особенностях отдельных видов правоотношений, о законе, о юридической технике, толковании права, правовой герменетивтике и т.д. Применительно к праву в целом здесь открывается возможность углубить теоретические данные о праве как нормативной системе, структуре права как нормативном образовании. В юридической науке проводятся по рассматриваемому

78

Глава третья. Общая (инструментальная) теория права

кругу проблем плодотворные научные исследования, которые имеют высокозначимую перспективу как в теоретическом, так и в прикладном отношении (и в настоящее время весьма полезны и в будущем, вне сомнения, принесут весомые научные результаты).

И все же главное, что характеризует влияние передовых философских данных и современных мировоззренческих взглядов на содержание общетеоретических правовых разработок, заключается в том, что тут наряду с углублением данных аналитического порядка уже в иной плоскости начинает серьезно меняться сам профиль общетеоретических исследований.

Этот «новый профиль» уже намечается, когда на основе новых философских данных в порядке постановки вопроса выдвигаются такие теоретические конструкции, как «правовая система», «структура права», «механизм правового регулирования». Но реально известная «смена профилей» происходит тогда, когда при указанных теоретических разработках констатируется существование широкого круга правовых явлений, не сводимых к юридическим нормам, и предметом научного осмысления становится правовая материя в целом, весь спектр юридического инструментария как таковой.

Правда, важнейшие исходные «атомы» догмы права и в данной, новой плоскости остаются в немалой мере (объеме) в общем теми же самыми – юридическими нормами, субъективными правами, юридическими фактами.

Но они пополняются другими, глубинными

«частицами» правовой материи (дозволениями, запретами, позитивными обязываниями), охватывающими наряду с нормами весь комплекс правового инструментария, связанного с правовым решением жизненных ситуаций. А главное – все они, «освобожденные» от императивной привязки к одним только юридическим нормам (преимущественно выраженным в законе) и рассматриваемые под углом зрения не только потребностей юридической практики, но и непосредственно философских, системных и «механизменных» характеристик, дают новое качество. Они, правовые средства, во всем своем многообразии, выражают, с одной стороны, новый объективированный облик права (систему правовых средств, образующих целостную правовую материю), а с другой стороны, сцепляясь между собой, – процессы в праве, что-то близкое к технологии (или даже, если угодно, к «социальной физиологии») в области правовой действительности. В итоге же теоретический анализ дает такие данные (опирающиеся главным образом на качество определенности права), которые на последующем, уже философском уровне выводят на

79

Часть вторая. Теория права. Новые подходы

фундаментальные проблемы существования и развития человеческого сообщества, его будущего, судьбы.

Во всяком случае, здесь перед нами предстают не аналитическая юриспруденция в традиционном смысле, не атомистический срез правовых феноменов, не просто юридически значимый фотографический слепок с существующих фактов (пусть и «выведенный за скобки» материал отраслевых дисциплин, еще раз скажу, в высшей степени важный), а, напротив, юриспруденция правовой целостности и одновременно синтеза, функций, органических связей и интегрированных образований (механизм правового регулирования, типы регулирования и т.д.).

Думается, именно такой «поворот» в развитии юриспруденции имел в виду О. Шпенглер, когда, отвергая (увы, опрометчиво) предшествующие достижения правовой мысли, говорил, что «требованием будущего становится перестройка всего правового мышления по аналогии с высшей физикой и математикой. Жизнь в целом – социальная, экономическая, техническая – ждет того, чтобы ее наконец-то поняли в этом смысле; для достижения этой цели нам потребуется не менее столетия напряженнейшей и глубочайшей работы мысли»1. Возможно, взрывное время XX в. спрессовало вот это самое «не менее столетия» на рубеже тысячелетий в «краткий исторический миг» нынешних переломных лет.

Здесь важен и такой существенный момент. Когда перед правоведом предстает весь спектр (объем) правового материала, то здесь, без обязательной оглядки на юридические нормы, оказывается возможным сосредоточить внимание на других центральных звеньях правовой материи, которые подчас, при сугубо нормативистских трактовках, либо вовсе не принимаются во внимание, либо оказываются на обочине наших правовых представлений.

2. Уровни. Итак, в рамках целостной общей теории права следует с должной строгостью различать д в а уровня:

– общую теорию аналитического уровня, раскрывающую элементы, атомы догмы права как системы юридических норм, их внутреннее строение, формы, действие и фиксирующую эти «элементарные

1 Шпенглер О. Указ. соч. Т. 2. С. 86. Автор тут же продолжает: «А для этого необходима подготовка юристов совершенно иного рода. Она требует:

1) непосредственного расширенного практического опыта современной экономической жизни;

2) точного знания истории западного права при постоянном сравнении немецкого, английского и романского хода его развития;

3) знания античного права, причем не как образца для значимых ныне понятий, но как блестящего примера развития права из чисто практической жизни эпохи».

80

Глава третья. Общая (инструментальная) теория права

частицы» права как нормативного явления в единых для всех юридических дисциплин понятиях;

– общую теорию инструментального уровня, основанную на инструментальном подходе и призванную с опорой на качество определенности права, на весь комплекс правовых средств освещать более глубокие пласты правовой материи (в связи и в динамике всех ее элементов), ее специфическую логику и особенности как институционного образования, ее структуру, свойства, механизмы, функционирование, направления и типы правового воздействия на жизнь общества. Оба эти уровня (или аспекта) общетеоретических правовых знаний не конкурируют друг с другом, не перекрывают друг друга. Каждый из них занимает свою нишу, свое достойное место в системе общей теории права, каждый по-своему, но в одинаковой мере важен для решения практических задач и для постижения права, его осо-

бенностей и «секретов».

По своему науковедческому профилю общая аналитическая теория остается в рамках юридического позитивизма, догмы права (отторгая, с точки зрения строго научных подходов, существующие в теории позитивного права крайности, в том числе претензии быть некой конечной «философией» реальной юридической материи, – то, на что претендует кельзенская концепция нормативизма).

Общая же инструментальная теория права представляет собой новую, наиболее высокую ступень правовой науки в общетеоретической плоскости, вплотную примыкающую к вершине теоретических знаний по правоведению – к философии права.

Под рассматриваемым углом зрения не следует упускать из виду ряд важных особенностей этих двух уровней общетеоретических знаний о праве, и прежде всего особенности права как логической системы. Наиболее существенный момент здесь – это, с одной стороны, формальная логика, а с другой – специфическая логика права, выступающая в качестве важнейшей стороны или даже сути предмета правовой теории второго из указанных уровней.

3. Нет ли «третьего уровня» общей теории? Может сложиться впечатление (к такого рода взгляду некоторое время тому назад был близок и автор этих строк, когда в ряде работ проводились подобные мысли), что указанные ранее «философские разработки» правовых явлений на уровне догмы права и «есть» философия права. Более подробное изучение проблемы показало, однако, что общая (аналитическая) теория права, неизменно опираясь на «выведенные за скобки» нормативные материалы отраслевых дисциплин, не образует философию права

81

Часть вторая. Теория права. Новые подходы

в строгом значении этого понятия. Она в целом, в своей основе, и здесь остается в рамках аналитической юриспруденции (юридического позитивизма), т.е. реальных, объективно существующих явлений правовой действительности. Общая теория права в данном ракурсе в конечном счете так или иначе целеустремлена на решение практически значимых вопросов жизни общества (законодательства, юридической практики, правовой культуры, правового обучения и просвещения, иных проблем правовой политики). Именно с этими юридико-политическими институтами и явлениями общая теория права и корреспондирует, многообразно взаимодействует.

Между тем для философии права, как мы увидим, решающее значение имеет ее «мировоззренческий стержень» – мировоззренческое понимание права (по Гегелю, «мыслящая себя идея права», «разумность права»), постижение смысла права, его предназначения, выраженных в нем ценностей; и поэтому с правом при таких исследованиях корреспондируют однопорядковые категории – бытие человека, его сущность, культура, демократия, прогресс и т.д. Да и по итоговым своим выводам философия права, нацеленная на постижение смысла и предназначения права, призвана освещать коренные проблемы жизни общества – место права в развитии и судьбе общества, пути его развития, его влияние на будущее, перспективы человечества, место и роль права в этих процессах [III.10.1].

Ближайшее же отношение к философии права и значение своего рода непосредственного «подступа» к ней имеет общая инструментальная теория, которая «выходит» на философско-правовую проблематику прежде всего тем, что для нее характерна своя, особая юридическая логика.

4. Формальная логика и логика права. Первое, что обращает на себя внимание при рассмотрении права как логической системы, – это его глубокое единство с формальной логикой или, шире, математической (символической) логикой. В этом отношении позитивное право по самому своему юридическому содержанию вообще может быть охарактеризовано, о чем ранее уже говорилось, в качестве своего рода обители, исконного, родного очага формальной логики. И быть может, не будет слишком большим преувеличением утверждение о том, что достаточно развитая юридическая система представляет собой, наряду с другими существенными характеристиками, реальное, в самой материи данного социального явления, бытие формальной логики [I.1.2]. А теперь главное. Позитивное право характеризуется не только тем, что оно как никакое иное социальное явление воплощает в самой сво-

82

Глава третья. Общая (инструментальная) теория права

ей органике требования и правила формальной логики и подчиняется математическим методам, но также и тем, что ему присуща своя, о с о б а я л о г и к а – логика права. Она, эта особая логика, и характеризует основную особенность предмета общей теории права, рассматриваемой под инструментальным углом зрения.

Что это за специфическая логика?

О поразительных примерах, характеризующих особую логику права, уже говорилось ранее. Она дала себя знать, как только материалы догмы права начинают более подробно анализироваться с учетом современных философских данных. Пример тому – строгая архитектоника ядра системы права – базовых отраслей, структурные и иные связи в их «семерке» [I.2.3].

Но каковы основания такого специфического типа логики? Вот некоторые предварительные соображения на этот счет.

Как отмечалось ранее, разнообразные фрагменты существующей правовой действительности – юридические нормы, законы, судебные акты, применение права, акты интерпретации, правосознание и т.д. – это своего рода отдельно взятые «атомы» правовых явлений, и они поэтому производят на первый взгляд впечатление некоего неорганизованного множества, чуть ли не конгломерата, хаотического скопища разных явлений и образований.

Между тем при более внимательном взгляде и более тщательном исследовании на основе современных философских данных (в особенности системного подхода) выясняется, что между указанными фрагментами наличествуют не только известные связи, в том числе формально-логического порядка, но и в самих этих связях дает о себе знать своеобразная логика, характерная т о л ь к о для права.

Иначе говоря, для позитивного права как своеобразного социального явления характерны (скажу, с немалой мерой условности и оговорок) одновременно «две логики». Одна – формальная логика. Другая – особая логика права. Они существуют параллельно, хотя и в известной внутренней связи. В частности, чем совершеннее позитивное право с формально-логической стороны, тем полнее раскрывается специфическая логика права. Более того, логика права только и возможна тогда, когда в нормативном образовании, именуемом «правом», всецело царствует логика формальная. И потому, помимо всего иного, логика права, выражая жизнь этого социального феномена, даже в самой малости не может «отменить» или «перекрыть» все то, что относится к формально-логическим характеристикам права как действующей в соответствии с требованиями законности нормативной системы.

83

Часть вторая. Теория права. Новые подходы

Особая логика права дает о себе знать даже в том случае, если оставаться в пределах одной только догмы права. Она, например, проявляется, когда наряду с понятием «право» формулируется понятие «правовая система». В самом деле, почему, спрашивается, только три правовых явления – собственно позитивное право, правовая идеология и юридическая практика – образуют некоторое единство и в своем единстве характеризуют особенности права данной страны (что и позволяет рассматривать их в качестве единой целостной «правовой системы данной страны»)? Да потому, что, как свидетельствует подробное рассмотрение этой проблемы, это элементы «активные», являющиеся источниками юридической энергии, основаниями, так или иначе определяющими правомерность или неправомерность поведения субъектов. Но такого рода критерии и выражают как раз особые жесткие закономерные связи в праве (именно в праве, и нигде более!), которые и являются «логикой», т.е. такими жесткими закономерными связями, которые сообразно специфике данного предмета неумолимо «ведут» (не могут не вести) к наступлению предопределенных ими последствий. А почему, продолжим рассуждения, элементами нормы права, ее структуры (заметим, логической структуры!) являются гипотеза, диспозиция, санкция? Ответ на поставленный вопрос аналогичен. Потому, что речь идет о праве, о его способности даже на элементарном уровне осуществлять юридическое регулирование, отличающееся твердостью, определенностью по содержанию и государственной гарантированностью. То есть осуществлять регулирование сообразно особой

логике – логике права.

Но все то, о чем только что говорилось, – это все проявления особой, юридической логики в пределах одной только догмы права, где в среде формально определенных норм, выраженных в законах, в общем властвует формальная логика. Здесь по большей части юридическая логика выражается в структурных (онтологических) особенностях права. И это вполне объяснимо хотя бы потому, что в догме права реальность правовых явлений, их особенности как объективной данности проявляются наиболее отчетливо, зримо.

Но когда расширяется угол зрения и в соответствии с инструментальным подходом происходит «освобождение» правового материала от текущих потребностей практики и от императивной привязки к юридическим нормам («норм в законе») и когда в этой связи вырисовывается все богатство юридических средств (этому и посвящена данная часть книги), то раскрываются новые, глубокие пласты юридической материи, в том числе те, которые характеризуют право во всем объе-

84

Глава третья. Общая (инструментальная) теория права

ме ее целостности и одновременно в движении, в «процессах», где отдельные правовые явления сцепляются, «синтезируются» и где на первое место выступает и приобретает доминирующее значение именно логика права. А главное, эта особая логика «ведет» к сущностным характеристикам права – его смыслу и предназначению в жизни людей. И вот какой важный момент необходимо принять здесь во внимание. В сфере догмы права указанные примеры особой логики права не более чем отдельные случаи. Примеры, не более того. Ибо в данной сфере царствуют формально-логические начала, заложенные в самой конструкции «норма», в других элементах нормативной системы, где своеобразная юридическая логика может лишь то там, то здесь отча-

сти проявляться.

В полном же объеме специфическая логика права раскрывается во всей системе правовых средств, когда они не скованы «императивной привязкой» к одной лишь юридической практике и к нормам, выраженным в юридических источниках (законах).

Каково существо и основания логики права?

5. Мир права. Юридическая логика имеет свои основания, которые заключаются в том, что позитивное право, весь комплекс разнообразных юридических явлений образуют, как уже отмечалось ранее, в высшей степени своеобразную область действительности – мир права.

Наиболее существенные черты этого особого «мира», наряду с другими важными характеристиками, заключаются:

во-первых, в том, что он рожден в соответствии с жесткими требованиями общества на стадии цивилизации («императивами цивилизации»), обусловливающими во имя самого существования общества как системы, ее стабильности, нормального функционирования, необходимость твердости, определенности по содержанию и гарантированности решений жизненных ситуаций, а также утверждения нормативности высокого уровня, исключения произвола и насилия из жизни людей; а во-вторых, в том, что в отличие от других сфер действительности, представляющих собой сущее, для права (которое тоже является фактом реальности, налично существующим) характерно долженствование. Юридические нормы, образующие позитивное право, «говорят» не только и даже не столько о том, что есть, реально существует, а о том, что д о л ж н о б ы т ь (и что, как будет в последующем оттенено в качестве не менее существенного обстоятельства, призвано фактически реализоваться). И эта черта, долженствование, устремленная в реальность, характерная для юридических норм, накладывает свою печать

на всю систему правовых средств, всю правовую материю.

85

Часть вторая. Теория права. Новые подходы

Вторая из указанных черт позитивного права послужила основой для «чистой» теории права (наиболее последовательно в концепции Г. Кельзена) – теории нормативизма, в которой также обосновывалась своего рода «логика» – логика норм, каждая из которых выводится из другой, вышестоящей, вплоть до верховной, основной нормы.

Философская и общетеоретическая ограниченность теории нормативизма, особенно в ее крайних, «чистых» вариантах, к сожалению, привела к тому, что многие правоведы при научном истолковании права теперь вовсе не принимают во внимание то действительно важное обстоятельство, что право относится к сфере долженствования.

Между тем суть вопроса в данном случае заключается не в том, чтобы признавать или отрицать отмеченную характерную черту права (принадлежность права к сфере долженствования – черта очевидная), а в том, чтобы видеть исключительное своеобразие мира права, в котором долженствование приобретает особый характер.

Для ответа на вопрос о том, в чем состоит этот особый характер долженствования в праве, нам придется в этой второй части книги вновь обратиться к рассмотрению права в его собственной плоти, к догме права, но теперь с учетом всего комплекса частиц правовой материи (правовых средств) и под углом зрения существующих в этом комплексе правовых средств связей и соотношений, функций, да притом на основе императивных требований цивилизации.

При таком рассмотрении (скажу, забегая вперед) в праве обнаруживаются особые связи, соотношения, которые выражают жесткие требования цивилизации («императивы цивилизации»).

Но как бы то ни было, уже сейчас имеются достаточные основания для того, чтобы сделать вывод о том, что именно юридическая логика и является главной, стержневой стороной предмета общей (инструментальной) теории, ее «изюминкой». То есть того, что охватывается инструментальным подходом к праву (понятно, в том понимании «инструментальность», которое обосновывается в этой книге).

6. Узловые пункты. Думается, наша наука еще не в полной мере раскрыла все многообразие связей и соотношений, которые выражают особую логику права, подчас она только подходит, нередко спонтанно, к такого рода проблематике. Но уже имеющиеся данные (а также положения и выводы, содержащиеся в этой, второй части книги) позволяют обозначить ряд узловых пунктов, которые являются местом средоточия основных из таких связей и соотношений.

Центральный и во многом исходный узловой пункт – это связи и соотношения онтологического порядка, характеризующие субстан-

86

Глава третья. Общая (инструментальная) теория права

цию права. В плоскости догмы права – это целостная система юридических норм, образующая содержание позитивного права. При инструментальном подходе – это освещение самого явления «правовое средство», всего их комплекса (включая юридические нормы), а на этой основе – такие характеристики позитивного права, когда оно предстает в виде институционного образования.

Весьма существенные связи и соотношения, которые, быть может, в наибольшей степени соответствуют понятию «логика», – это связи и соотношения синтетического порядка, выражающие процессы, функции, движение и развитие правовых явлений, их последовательную зависимость, жесткое следование друг за другом, их неизбежные,

«неотвратимые» сцепления и результаты таких сцеплений, реализующихся в процессах, в динамике. И причем везде и постоянно так, что сохраняется и «работает» главная особенность права – качество определенности – основа его инструментальности, а отсюда – его незаменимая роль в жизни людей. И та, которая выражена в теории и практике юридических конструкций, и та, которая, надо полагать, призвана быть противовесом насилию и произволу в обществе.

И опять-таки простейшие примеры таких соотношений могут быть найдены в догме права. Это (наряду с ранее упомянутыми правовой системой, структурой нормы) – последовательная связь между юридической нормой, юридическим фактом и правоотношением. Существует норма права, но она «срабатывает» только при наличии юридического факта, когда появляется правоотношение. Данную связь можно даже в какой-то мере подвести под модель причинноследственной зависимости, где к «причине» можно было бы причислить норму и юридический факт, а к «следствию» – правоотношение. Но такая оценка была бы все же поверхностной, не принимающей во внимание главное – заложенную в праве «железную» логику движения от должного к его воплощению в реальную действительность, а также иные черты права, продиктованные императивными требованиями цивилизации.

И все же главным в специфической логике права оказываются, при более подробном рассмотрении проблемы, не эти, в общем-то элементарные связи и соотношения в материи права. Главное – это специфические связи и соотношения, выражающие логику права, которые

«ведут» к глубинам юридической материи, ее смыслу и назначению. Не случайно сквозное, и притом многоплановое, значение в пра-

вовой материи имеют такие глубинные элементы, как позитивные обязывания, запреты и дозволения. Ранее, причем на довольно узкой

87

Часть вторая. Теория права. Новые подходы

фактической основе (при краткой характеристике догмы права), уже упоминалось о том, какое существенное и вместе с тем специфическое правовое значение имеет эта «троица».

Но оказалось, главное – все еще впереди. Это связи и соотношения, коренящиеся в одной из составляющих указанной «троицы» – в юридических дозволениях, логика которых от, казалось бы, простейшего элемента права – одного из звеньев «троицы» (дозволения) ведет к основополагающим началам, связанным с определением места и роли права в жизни людей, притом в связи с фундаментальными общечеловеческими ценностями, с прогрессом и будущим человечества. Словом, забегая вперед, можно (пока в предварительном плане) за-

метить, что и юридическая логика имеет разные порядки.

В одних случаях логика права «замкнута» на онтологических, структурных связях и соотношениях, выражающих своеобразие юридической материи, ее структуру, а также, в несколько иной плоскости, функции, процессы, движение права. Здесь юридическая логика «видна» даже в пределах одной лишь догмы права.

В других же случаях, преимущественно характерных для всего комплекса юридических средств, не сводимых к догме права, юридическая логика, выраженная в его соотношениях и построениях различного уровня, является «знаком» и выражением глубинных начал права – чем-то таким, что является наиболее значительным в праве, относится к основам его смысла и предназначения и что уже выходит за пределы «просто» правовой теории даже, условно говоря, «философского» характера, отсылая уже напрямую к философии права в точном и строгом значении этого понятия.

Отмеченные узловые пункты во многом определяют последовательность изложения в данной части книги:

– начнется с констатации самого факта права как объективной реальности и его особенностей как явления цивилизации, а затем самой категории «правовое средство» и в целом «материи права», его «изюминки» юридических конструкций (гл. 4, 5, 6, 7);

– продолжается при рассмотрении динамики, проблем правового регулирования (гл. 8);

– и завершится рассмотрением проблем логики права, вплотную подводящих к пониманию его смысла и исторического предназначения (гл. 9).

7. Особенности «угла зрения» на разных ступенях теории права. Во многих случаях на обоих уровнях общей теории права (на ступени «аналитической» и на ступени, условно говоря, «инструментального» уров-

88

Глава третья. Общая (инструментальная) теория права

ня) рассматриваются, казалось бы, одни и те же проблемы. Например, структура права или соотношения власти и права, или морали и права. Однако при строгом следовании характерным для каждого уров-

ня теории методологическим требованиям, прежде всего требованиям соответствующих «логик» – формальной или юридической, на той и другой ступенях общетеоретических знаний вырисовывается свой

«угол зрения», притом так, что с переходом на новую ступень (в последующем, уже в третьей части работы, на ступень «философии права») происходит высвечивание новых граней права, обогащение всей суммы общетеоретических знаний.

Так, при освещении структуры права на уровне первичных юридических знаний (догмы права), основанных на данных формальной логики, происходит лишь фиксирование самого факта существования отраслей и институтов права, а также особых сфер – публичного и частного права, описание некоторых их внешних черт.

В этой же плоскости (если не выходить за пределы формальной логики) обрисовывается здесь соотношение власти и права, когда акцент делается на публичном, государственно-властном характере права, его обусловленности принудительной силой государственной власти, т.е. приоритет признается за властью как определяющей силой по отношению к праву.

А вот при выходе на тот уровень общетеоретической характеристики права, когда оно освещается с точки зрения всей системы правовых средств, т.е. инструментального подхода, обнаруживаются важные особенности права.

Здесь уже, как мы видели [I.2.3], по проблемам структуры дают о себе знать уникальные, важные и в научном, и практическом отношении закономерные связи. То есть не просто «сферы», «участки» права, а специфические соотношения отраслей, особые структурные связи. В самой последовательности связи отраслей, идущих от конституционного права, далее к материальным отраслям, потом к отраслям процессуального права и, наконец, к комплексным образованиям, интегрированным (таким, как экологическое право) и дифференцированным (таким, как жилищное право), обнаруживается такая логика, которая отражает важную сторону специфики юридического регулирования, состоящую, помимо иных моментов, в том, чтобы обеспечить многоуровневое и максимально определенное воздействие на жизнь общества. Богатыми, в немалой степени уникальными правовыми сферами оказываются публичное и частное право, каждое из которых отличается своеобразным юридическим инструментарием и, что не менее

89

Часть вторая. Теория права. Новые подходы

существенно, своеобразным «духом», доминированием строго определенных юридических начал.

Еще более существенные, по сути поразительные особенности выясняются при рассмотрении с точки зрения юридической логики соотношения права и власти. Оказывается, что при этом своеобразном для правоведения «угле зрения» на данную, казалось бы, вполне известную проблему право и власть – это уже не такие категории, где доминирует власть, а однопорядковые явления, находящиеся в равнозначном взаимодействии (что является исходной предпосылкой для самой постановки вопроса о «правовом государстве»).

В третьей части книги при рассмотрении права под углом зрения философско-правовой проблематики, в этих же, как и во многих других общетеоретических вопросах (например, взаимосвязи права и морали) «откроются», по расчетам автора, новые грани, подчас парадоксальные и в чем-то противоположные тем, которые были зафиксированы на уровне первичных научных обобщений и даже на уровне своеобразной юридической логики.

Какие новые грани? Не будем торопиться. Разговор об этом впереди. Сейчас важно отметить лишь то, что полное знание о праве, с учетом, разумеется, развития правоведения в данное время, может быть достигнуто только при всестороннем теоретическом осмыслении этого сложного явления в жизни людей на всех ступенях теоретических знаний – и под тем (теми) углом зрения, который обусловлен обоими уровнями теории права, и тем подходом к юридической материи, который вытекает из философии права.

<< | >>
Источник: Алексеев С.С.. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 6: Восхождение к праву. – М.,2010. – 558 с.. 2010

Еще по теме § 2. Ступени общей теории права:

  1. § 1. Категория юридическое лицо: генезис, основные теории, сущностные признаки
  2. § 1. Нормативная теория
  3. 2.1. Функции главных и вспомогательных органов ООН по защите прав человека105
  4. 1.1 Понятие и генезис прав человека
  5. 1. ОБЪЕКТЫ ПРАВ В ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ПРАВА
  6. 2. ОБЪЕКТЫ ПРАВ И ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  7. § 1. Б. Н. Чичерин о сущности государства и его составных элементах. Проблема власти. Государство и общество. Государство и общественный строй. Вопрос о правах и обязанностях граждан. Проблемы государственной политики. Вопрос о размерах государства
  8. 2.4. Частные и специальные методы познания права и государства
  9. 9.1. Общие вопросы понимания права и их значение для практической деятельности
  10. Права человека: метаморфозы, наслоения, суть
  11. Правовая теория
  12. § 1. Новые подходы к праву – постановка проблемы
  13. § 2. Ступени общей теории права
  14. Структура общей теории социалистического права
  15. Лекция 1.1. Предмет «Истории государства и права Беларуси»: сущность, содержание, особенности
  16. Оценка концепций относительно понятия и критериев выявления источников международного права
  17. Ценностно-психологическая характеристика права
  18. § 3. Психологическая теория права
  19. 1.1. Формирование и развитие концепции прав и свобод человека и гражданина и механизма их обеспечения: российский и зарубежный опыт
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -