<<
>>

Кормить и править

Выполняя ту же функцию, что и земля, князь утверждал образ власти, которая кормит. Население разделяло это представление, как об этом свидетельствует различие, установленное в народе между братчиной и пиром.

Братчина идет из глубины веков9. В языческие времена она занимала важное место в социальной жизни. Первые упоминания братчины в документах восходят к XII в., но речь, конечно, идет о ритуале еще более древнем, связанном с праздниками охотников и собирателей, позже скотоводов и земледельцев. Слегка отличаясь по форме в разных регионах, этот обряд заключался в совместной трапезе, где каждый участвовал в доле. Это был способ обозначить равенство всех (ведь «братчина» от слова «брат», вызывает ассоциацию с «братством»)10. Потребляя коллективно мясо жертвенного животного, мед, хлеб и другие дары земли, выпивая пиво или медовые напитки, крестьяне молились и благодарили землю за щедрость. Целью обряда было плодородие, удача в охоте, рыболовстве или бортничестве.

Пир устраивался кем-нибудь на свои средства для большого количества приглашенных11. Первым, как правило, организовывал стол такого типа князь, ибо благодаря пиру и системе кормлений укреплялась его власть. Злоупотребления, имеющиеся в такой системе, очень ярко свидетельствуют о кормленческой функции власти. Действительно, средневековые источники рассматривают как беззаконие тот факт, что уполномоченные князей приходят на братчину без приглашения: ведь, кормясь в соответствии с установленным порядком, они уже не должны были (не имели права!) претендовать на большее и вторгаться в жизнь крестьян12.

Различие между братчиной и пиром позволяет думать, что братчина отражала целый ряд языческих верований в магическую силу земли, а пир выражал тот же ряд представлений, но относительно власти людей, которую мы привыкли называть политической При этом не следует идти слишком далеко и утверждать, ссылаясь на древний обычай родниться за едой, что Владимир и его последователи стремились установить новые государственные и религиозные связи13. Необходимо нюансировать такого рода выводы. С одной стороны, различать братчину и пир: ведь не за всякой едой роднились. С другой — учитывать, что в древние домосковские времена пир имел отношение к укреплению княжеской власти, а не к строительству государства.

В историографии существует общепринятое мнение о том, что система кормлений была ликвидирована в ходе реформ Ивана IV в 1555—1556 гг. и будто бы это было важным шагом на пути стро ительства московского государства: до этого служили князю или царю, после служили государству14. Такое мнение предполагает, что «приговор» царя нашел полное применение и что власть перестала выполнять свою кормленческую функцию. Однако это далеко не так. Остается не только спорным вопрос о существовании царского указа об отмене15, но, главное, исполнение древней функции различимо без труда в новых формах, которые она приняла.

Так, в XVI—XVII вв. придворные очень походили на старых уполномоченных князя, кормленщиков, поскольку они получали поместья в обмен на службу царю. В этой связи можно сослаться на труд И.И.Полосина о распределении земель в районе Новгорода сотням людей, находящимся на службе в Москве. Он видит в них «кормленщиков в миниатюре»16. Эти владельцы поместий, или «помещики-кормленщики», как называет их И.И.Полосин, поддерживали с центральной властью отношения, освященные традицией. Наделяя своих слуг поместьями, царь явно увеличивал число кормленщиков. В Западной Европе законодательная и судебная функции королевской власти к этому времени уже вытеснили кормленческую функцию в сферу частной жизни, где частная собственность на землю и развивающийся рынок давали больше возможностей кормиться не от власти17.

Вместе с тем, оплачивая службу в основном натурой, царь утверждал себя в качестве кормильца. Высшие чины получали дворцовый корм (мясо, рыбу, вино, хмель, сено, солод). Раз в году их вознаграждали дорогой тканью и/или мехом. Дары по случаю или «разовые дачи» — ткани, кубки, шапки или шубы — дополняли оплату натурой. Низшие чины получали другие продукты (зерно, муку, соль, овес). В этом случае плата могла приурочиваться к праздникам (от 4 до 10 раз в году) или была разовой. Подьячим и переводчикам Посольского приказа по случаю Пасхи и допуска «к руке» государя полагалась выплата, называемая «стола вместо». Эта дача была значительной и, судя по названию, заменяла собой когда-то существовавшую привилегию принимать участие в пире. Подьячие получали несколько меньше, чем переводчики18. Цены на рынке и иерархическое положение оплачиваемого сказывались на количестве продуктов, которые ему причитались.

В некоторых привилегированных службах выплачивалась поденная подача: так, в 1671 г. каждый мастер в мастерских царицы получал ежедневно 3 кубка вина, 2 кружки пива, 2 блюда, половину хлеба ржаного и половину пшеничного19. В то время в Оружейной палате было 136 ремесленников и иконописцев. Все получали поденный корм20. В Новый год, на Пасху и в дни больших приемов в Кремле все присутствующие получали более или менее одинаковую подачу.

Экономический контекст, в котором происходили платежи в натуре, позволяет лучше понять эту практику. С 60-х годов XVI в. в течение почти ста лет сельское хозяйство России испытывало разорительные удары (опричнина Ивана Грозного, голодные годы, Смута, войны и городские бунты), лишь отчасти смягчаемые небольшими перерывами. Богатых и зажиточных людей было немного, больше было показной пышности и очень много бедных, бездомных, бродячих, крестьян, посадских, так называемых бобылей и захребетников, не имевших ничего, кроме сумы. Хорошо еще, что «общество, безжалостное к нуждам и скудости семейств, было милостиво для нищего»21.

Понижение технического уровня сельского хозяйства в этот период и значительное сокращение сельского населения было установлено историками для всей территории России, лишь за малыми исключениями (район Нижнего Новгорода и Казани)22. Приблизительные подсчеты показывают, что население удвоилось только к 1725 г.23 Сельскохозяйственная продукция, никогда не отличавшаяся изобилием в России, очень сильно сократилась в течение этих двух веков (двадцать четыре голодных года в XVII в.). Плачевное состояние сельского хозяйства и расширение территории, совпавшее с очень слабым демографическим ростом, способствовали утверждению системы поместий и крепостного права: ведь если помещики хотели присваивать себе львиную долю скудной продукции, им нужна была именно такая система эксплуатации и господства. Можно думать, что экономические условия способствовали поддержанию культа даров земли и верований, связанных с природными бедствиями, и в частности голодом.

Экономический спад в XVII в. тормозил развитие городов и разделение труда. Необходимость укрепления обороны перед польской и шведской опасностью подтолкнули правительство к увеличению регулярных налогов и неоднократному введению чрезвычайных платежей. Следствием такой политики стал рост цен на продукты питания, в частности соль. Продолжительный кризис тормозил развитие трехполья, преумножал архаические способы ведения хозяйства, ограничивал рынок, сводя все к натуральному хозяйству до такой степени, что даже к концу XVII в. восстановление разоренных зон не привело к значительным переменам. Никакое заметное развитие рынка, экспорта и мануфактур, никакая экспроприация, направленная на освобождение рабочих рук, ни другие признаки подъема экономики на основе капитала, подобные тем, что знала Западная Европа, не имели места в России. В этой связи очень показательно состояние ее финансов.

Денег в XVI—XVII вв. в ходу было мало. Своих металлов, серебра и золота не было. В России серебряные монеты, поступающие из-за границы, переплавлялись или резались на части перед употреблением. Привозное золото изымалось из обращения и закладывалось в царскую казну. Если недостаток монет и перенасыщенность фальшивками объясняют оплату (и кредиты!) натурой, то такое состояние финансов само нуждается в объяснении. Тогда, говоря об этом, следует отметить, что правительство не принимало мер, препятствующих кормлениям. Финансовая реформа 1654— 1663 гг. не привела к меркантилизму, столь распространенному на Западе. Юрий Крижанич пришел к выводу, что русские остались невосприимчивыми к этому европейскому и единственно эффективному средству накопления богатств24. Недостаток номинала и слабое развитие рынка помешали России участвовать в революции цен, которая происходила в это время в Западной Европе25.

При указанных трудностях с номиналом служилым людям все- таки платили деньгами, хотя частично и нерегулярно26. Однако название «денежный корм», употребляемое для обозначения такого вида жалованья, выдавало кормленческую функцию власти. Типичное для расходных книг выражение гласило: «Дано фонарщику Терехе Петрову на день корму десять денег»27.

Поскольку деньгами платили мало и нерегулярно, а платежи натурой были недостаточны, приказные и служилые люди прибегали к практике «кормления от дел». Под этим понимался доход, складывавшийся из натуральных или денежных подношений, которые они получали от просителей, надеявшихся таким образом ускорить волокиту приказной машины.

Современники различали три вида даров. Почесть — этот вид предполагал оказание почестей чиновнику. По обычаю, в таком случае была уместна икона, хорошая рыба (а не просто селедка!) или соль в большом количестве. Щедрое угощение или сумма денег тоже подходили для умасливания. Пироги, ягоды и лесные грибы ценились меньше.

Второй дар — поминок — рассматривался как напоминание. Проситель предлагал приказному или служилому человеку, который занимался его делом, чернила, листы пергамента или бумаги, свечи или перья. Но такой способ действия мог остаться без последствий.

Третий вид дара — посул — представлялся самым эффективным. Это то, что сегодня называется взяткой Этот дар мог иметь очень большую ценность, равную иногда годовому жалованью чиновника.

Почести и поминки рассматривались всеми как законные. Если приказные не делали ничего такого, что позволяло бы им «кор- миться от дел», правительство компенсировало им это повышенным жалованьем, как в Посольском приказе, например, или подарками, которые преподносились по случаю семи праздников в году и назывались, независимо от их формы и содержания, «праздничные деньги»28. Посул же, в соответствии с Уложением 1649 г., должен был осуждаться во мнении и становился незаконным, но на деле такой закон трудно было применить, ибо посул легко маскировался под разрешенные приношения29. Такая практика была очень широко распространена в приказах, скрываясь за примирительной народной поговоркой: «Подьячий любит калач горячий», и правительство с ней не боролось30.

Идет ли в данном случае речь о пережитках кормлений или о реактивации всей системы в соответствии с устойчивыми, живучими, хотя и сознательно не сформулированными представлениями о власти? Если отвечать на этот вопрос в терминах «пережитков», надо сначала признать, что система распадалась и заменялась на что-то новое, однако практика, состоящая в «кормлении от дел», продолжалась и, более того, приносила доходы, в три раза превышающие государственное жалованье в деньгах, являясь важным источником обогащения31.

Стереотипная формула, встречающаяся в прошениях, обращенных к царю с просьбой дать просителю должность, свидетельствует о том, что, как и раньше, чиновник искал способ «покормиться». Воеводы, представлявшие центральную власть по всей стране, получали свое назначение благодаря именно так сформулированной просьбе: «Прошу отпустить покормиться»32. Будучи на должности, воевода получал, как и его древние предшественники, «въезжее» и «кормы на три праздника». «Повседневные кормы» натуральными продуктами и «деньги за харчи», зажиточный быт (дом, обстановка, утварь, прислуга, транспорт), подарки от земских представителей и местных богатеев — все это были статьи доходов воеводы. «Источники указывают также на обязательность для населения обременительной и дорогостоящей повинности непрерывного снабжения воевод пивом и вином»33.

Однако воеводы не довольствовались получением только таких легальных приношений. Время от времени, приглашая к своему столу местных представителей власти, они напоминали, кто является «настоящим» хозяином. В этом случае приглашенные преподносили подарки, которые могли быть просто деньгами, завернутыми в бумагу34. Местный бюджет предусматривал обеспечение воеводе богатой жизни, и население этому не противилось. Но некоторые воеводы хотели «кормиться» еще лучше, и в таком случае их подопечные могли обратиться с жалобой к царю. Содержание населением воевод в XVII в. принципиально не отличалось от наместничьего кормления XIV—XVI вв., и можно согласиться с тем, что точка зрения о ликвидации системы кормлений в середине XVI в. является ошибочной35.

Население России четко делилось на две части: тех, кто состоял на военной или гражданской службе, а чаще всего совмещал обе эти службы (служилые люди); и тех, кто тянул налоги и отработки (тяглые люди). Последние должны были кормить первых, точнее, служилые получали от царя власть, большую или малую, но которая все равно позволяла им «кормиться от дел». Перейти из тяглых в служилые было трудно, ибо в большой стране с незначительным населением главной заботой государства было не потерять ценные рабочие руки. Вот почему архивы содержат множество просьб, адресованных властям или царю от горожан (посадских), умеющих читать и писать, в которых выражалось желание получить должность, позволяющую использовать знания в составлении писем, контрактов или разъяснении того, что и как делается в Приказах, структура которых была очень сложной. В этих документах формула была очень откровенной: «...вели, Государь, нам кормиться площадным письмом с площадными подьячими вместе». Разрешение следовало, но без изменения статуса «тяглого человека»36.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Кондратьева Т.. Кормить и править: О власти в России XVI—XX вв. / Пер. с фр. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН) - 208 с., ил.. 2006

Еще по теме Кормить и править:

  1. § 5. Развитие советского права
  2. ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА И РАЗВИТИЕ ПРАВА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XV – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XVI ВВ.)
  3. Имущественные отношения по обычному праву
  4. Кормить и править
  5. «Впечатление, что тебя кормят»
  6. § 1. Б. Н. Чичерин о сущности государства и его составных элементах. Проблема власти. Государство и общество. Государство и общественный строй. Вопрос о правах и обязанностях граждан. Проблемы государственной политики. Вопрос о размерах государства
  7. ГОРОЖАНЕ ХОТЯТ ПРАВИТЬ САМИ ГОРОДСКИЕ ХИТРЕЦЫ
  8. 26. Сервитуты: понятие, виды. Способы установления и прекращения сервитутных прав.
  9. 26. Сервитуты: понятие, виды. Способы установления и прекращения сервитутных прав.
  10. Что означает прекращение выдачи служилым лю­дям тарханных грамот в начале XVI века, и не­судимых грамот около 1554 года? Право вотчин­ного суда становится в середине XVI века общим правом служилого землевладения.
  11. § 2. Новгородская и Псковская феодальные республики. Право Новгорода и Пскова. Новгородская и Псковская судные грамоты.
  12. ОЧЕРКИ СЕМЕЙСТВЕННАГО ОБЫЧНАГО ПРАВА КРЕСТЬЯНЪ МИНСКОЙ ГУБ.
  13. § 1. ОЧЕРК ИСТОРИИ МАГДЕБУРГСКОГО ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -